Зво­нок с то­го све­та

Го­лос зво­нив­шей я узна­ла. Несо­мнен­но, это бы­ла На­дю­ша. Но по­дру­га ведь недав­но умер­ла?

Misticheskie Istorii Iz Zhizni - - Необъяснимая реальность - Л у

Вне­зап­но по­зво­ни­ла по­дру­га. Ни­че­го уди­ви­тель­но­го в этом фак­те нет, ес­ли не счи­тать то­го, что ме­сяц на­зад несчаст­ную На­дю по­хо­ро­ни­ли. У нее слу­чил­ся ин­сульт. На­дин муж Кон­стан­тин пе­ре­жил свою по­ло­вин­ку нена­дол­го. О том, что ско­ро встре­тит­ся с су­пру­гом, На­дя со­об­щи­ла мне по те­ле­фо­ну са­ма. По­сле сво­ей смер­ти. Пред­ска­за­ла кон­чи­ну Ко­сти, и ока­за­лась пра­ва. Он умер ров­но че­рез два ме­ся­ца по­сле нее, то­го же 16 чис­ла. …По­сле по­хо­рон ма­мы де­ти ре­ши­ли, что отец не смо­жет жить один. Мно­го лет он про­вел как у Хри­ста за па­зу­хой, при вер- ной без­от­каз­ной су­пру­ге. Ко­гда остал­ся в оди­но­че­стве, взрос­лые доч­ки кон­тро­ли­ро­ва­ли каж­дый его шаг, зво­ни­ли по де­сять раз на дню. Но­мер мо­биль­но­го те­ле­фо­на, ко­то­рый ис­поль­зо­вал­ся для до­маш­них раз­го­во­ров (по нему обыч­но от­ве­ча­ла На­дя), сме­ни­ли.

– Не­хо­ро­шо это. Обя­за­тель­но но­мер умер­ше­го че­ло­ве­ка на­до ме­нять, – за­яви­ла их стар­шая доч­ка Ира. По­ме­ня­ли. Ста­рую сим-кар­ту, как объ­яс­ни­ли мне, вы­бро­си­ли. Пред­ставь­те, как я пе­ре­пу­га­лась, ко­гда од­на­ж­ды мне по­зво­ни­ли с это­го но­ме­ра. Он вы­све­тил­ся у ме­ня на экране мо­биль­но­го! Зво­ни­ла На­дю­ша, я узна­ла ее го­лос.

– Бес­по­ко­юсь за сво­их. По­мо­ги. Тем­но, – раз­ли­чи­ла ед­ва слыш­ный ше­пот в труб­ке. Ин­то­на­ции На­ди я от­лич­но пом­ню, мы с ней боль­ше со­ро­ка лет дру­жим. Это бы­ла имен­но На­деж­да. Зво­нок раз­дал­ся позд­ним ве­че­ром. В тот день я очень уста­ла на ра­бо­те и по­рань­ше лег­ла спать. Раз­бу­жен­ная вне­зап­ным сиг­на­лом из мо­ги­лы, чуть со­зна­ние от стра­ха не по­те­ря­ла. Спро­со­нья ни­че­го не мог­ла по­нять, ис­пу­га­лась рез­ко­го зву­ка. Зво­нок зву­чал ти­ше обыч­но­го. Ма­ши­наль­но на­жа­ла кноп­ку и услы­ша­ла ше­лест... Сон сле­тел ми­гом.

– Это ты, по­дру­га? – за­кри­ча­ла.

На­дя жа­ло­ва­лась на хо­лод, она про­си­ла пе­ре­дать ей чер­ную курт­ку

– Да… Ты мо­жешь мне по­мочь? – про­бор­мо­та­ла зво­нив­шая. – Что на­до де­лать? – у ме­ня от ужа­са во­ло­сы вста­ли ды­бом. Но от­ка­зать в по­мо­щи по­дру­ге, да­же умер­шей, не мог­ла. – Как ты там? – ляп­ну­ла я ду­рость, не со­об­ра­жая, что го­во­рю.

Ко­стя ска­зал, что я бре­жу. Не мо­жет же его же­на из гро­ба зво­нить!

– Нор­маль­но, – по­сле­до­вал от­вет чуть чет­че. – Хо­лод­но… Пло­хо вид­но, здесь ни­че­го не све­тит­ся, – по­жа­ло­ва­лась по­кой­ни­ца. – Ты мо­жешь мне чер­ную курт­ку при­не­сти? Или мо­е­го по­про­си, не мо­гу к нему до­зво­нить­ся. Пусть за­хва­тит на встре­чу со мной. Ириш­ке мо­ей ска­жи, чтоб она ро­зо­вую курт­ку не но­си­ла, ту, что я ей ку­пи­ла… На этом связь обо­рва­лась.

Я в ужа­се за­ме­та­лась по ком­на­те. Ей хо­лод­но… Курт­ку по­про­си­ла. Ку­да же нести? На мо­ги­лу? Кош­мар. И что там, на по­го­сте, мо­жет све­тить­ся? До му­жа до­зво­нить­ся она не смог­ла, а ко мне про­би­лась? С то­го све­та? Зна­чит, и мне ту­да по­ра. Или ему? Она на­ме­ка­ла на их встре­чу с Ко­сти­ком. Жуть ка­кая. Ус­нуть я боль­ше не мог­ла. Ша­ра­ха­лась от каж­до­го шо­ро­ха. Чу­ди­лись неве­до­мые зву­ки, по­ту­сто­рон­ние те­ни…

Ед­ва до­жда­лась се­ми утра, вы­ла­кав пу­зы­рек ва­ле­рьян­ки. – Ко­стя, это Све­та. Те­бе На­дя не зво­ни­ла? – ого­ро­ши­ла я вдов­ца. – Ко­гда? – не вру­бил­ся тот. – Этой но­чью!

– У те­бя с го­ло­вой все в по­ряд­ке? – спро­сил он. – Как На­дю­ша мне мог­ла зво­нить? Она боль­ше ни­ко­му ни­ко­гда не по­зво­нит, – пе­чаль­но про­тя­нул Кон­стан­тин.

– А мне до­зво­ни­лась. И те­бе хо- те­ла, да не смог­ла. Вид­но, мне с ней встре­тить­ся там при­дет­ся. Хо­тя На­дя ска­за­ла, что вы ско­ро уви­ди­тесь, зна­чит, пер­вый из нас кан­ди­дат на тот свет – ты. Ко­стя об­ру­гал ме­ня ду­рой и недо­умен­но за­мол­чал. До­шло! Ис­пу­гал­ся. Пе­ре­ска­за­ла я му­жу, то есть уже вдов­цу, свой раз­го­вор с фан­то­мом его по­кой­ной су­пру­ги. При­я­тель за­нерв­ни­чал.

– Ес­ли так, то я го­тов. Без нее все рав­но не жизнь.… Обе­щал пе­ре­дать доч­ке ма­ми­ну прось­бу не на­де­вать ро­зо­вую вет­ро­воч­ку и раз­ре­шил взять чер­ную На­ди­ну. Сам при­вез че­рез день ко мне до­мой. Я по­зва­ла Ко­стю с со­бой на клад­би­ще – он от­ка­зал­ся ид­ти. Пер­ла­мут­ро­вый при­кид цве­та за­ри чуть не при­вел Иру к тра­ге­дии.

Ока­за­лось, по­друж­ка по­про­си­ла у Ир­ки кур­точ­ку пер­ла­мут­ро­во­го от­тен­ка, к но­вым се­рым брюч­кам под­хо­ди­ла. По­фор­сить хо­те­лось на пер­вом сви­да­нии. Па­рень не по­нра­вил­ся, и она воз­вра­ща­лась до­мой од­на че­рез тем­ный сквер. На де­вуш­ку на­па­ли, огра­би­ли, уда­ри­ли по го­ло­ве. Хо­ро­шо, что так­си­сты уви­де­ли, вы­зва­ли «ско­рую», а то так бы за­мерз­ла и кро­вью ис­тек­ла дев­чон­ка. Еле от­ка­ча­ли бед­няж­ку. Оста­лась жи­ва.

А ес­ли б в этой курт­ке шла Ириш­ка, жерт­вой ста­ла бы она? И неиз­вест­но как бы по­вер­ну­лось. Убить мог­ли.

Те­перь я бы­ла уве­ре­на, что мне не по­чу­ди­лось – зво­ни­ла дей­стви­тель­но умер­шая по­дру­га. Хотела че­рез ме­ня пре­ду­пре­дить дочь об опас­но­сти.

Но… Я че­рез несколь­ко дней слу­чай­но узна­ла, что в со­сед­нем до­ме про­изо­шла схо­жая исто­рия. Там де­вуш­ка на­де­ла ма­ми­ну тол­стов­ку – свет­ло-бор­до­вую – и вы­шла вы­не­сти му­сор. Бе­жа­ла че­рез до­ро­гу к кон­тей­не­рам и уго­ди­ла под ма­ши­ну – лег­ко­вуш­ка не смог­ла за­тор­мо­зить на скольз­кой по­сле до­ждя до­ро­ге. Мать несчаст­ной ра­бо­та­ет да­ле­ко, на охране объ­ек­тов. Вполне мог­ла быть где-то в ноч­ном по­ле и ска­зать по те­ле­фо­ну – здесь тем­но…

Но­мер ее мо­биль­но­го от­ли­ча­ет­ся от На­ди­но­го толь­ко на од­ну циф­ру.

А вдруг то­гда зво­ни­ла не На­дя, а про­сто со­сед­ка, пред­чув­ство­вав­шая непри­ят­ность со сво­ей до­че­рью? На­би­ра­ла свою по­дру­гу, а по­па­ла ко мне. Я с пе­ре­пу­гу при­ня­ла ее за На­дю­шу, а по­ме­хи на ли­нии – за зву­ки за­гроб­но­го ми­ра.

Но что озна­ча­ли сло­ва со­бе­сед­ни­цы о чер­ной курт­ке?

Я со­всем рас­те­ря­лась и не зна­ла что де­лать.

Схо­ди­ла к На­день­ке на мо­ги­лу, по­ве­си­ла кур­тен­ку на оград­ку.

Ро­зо­вая кур­точ­ка мог­ла стать при­чи­ной ги­бе­ли Иры, На­ди­ной доч­ки

Огля­де­лась по сто­ро­нам. Мо­жет, ожи­да­ла, что спу­стит­ся что­то вро­де ту­ма­на и вещь рас­та­ет? Но ни­че­го не про­ис­хо­ди­ло. Ми­мо шла ста­руш­ка.

– Не го­дит­ся тут одеж­ду остав­лять, – по­ка­ча­ла она го­ло­вой. – Знаю, но да­же не пред­став­ляю, как по­сту­пить. Мне зво­ни­ла умер­шая по­дру­га, про­си­ла при­не­сти ей чер­ную курт­ку. Хо­лод­но ей там, в ином ми­ре, – про­бор­мо­та­ла я, по­ни­мая, что мне впо­ру са­ни­та­ров из пси­хуш­ки вы­зы­вать.

Зна­ю­щая баб­ка под­ска­за­ла: – По­сы­лоч­ку ты усоп­шей не по­шлешь. Здесь на вы­хо­де с клад­би­ща ни­щие си­дят, есть там убо­гонь­кая жен­щи­на, по­да­ри кур­точ­ку ей. Она и по­мо­лит­ся за

по­друж­ку твою. Са­ма в церк­ви за упо­кой умер­шей свеч­ку по­ставь. Так обыч­но де­ла­ют, еже­ли что по­кой­ни­ку тре­бу­ет­ся.

– А что, та­кое слу­ча­ет­ся? – вы­та­ра­щи­ла я гла­за.

– А то как же. За­гроб­ная жизнь – она ж все рав­но жизнь, – по­яс­ни­ла ста­ру­шен­ция как ни в чем ни бы­ва­ло.

Я по­слу­ша­лась. Ху­дая тет­ка в за­смаль­цо­ван­ном рва­ном пла­щи­ке стояла воз­ле ча­сов­ни у во­рот скорб­но­го ме­ста. Ежи­лась от хо­ло­да.

Без ко­ле­ба­ний про­тя­ну­ла ей зло­счаст­ную вещь.

– Возь­ми­те, одень­тесь.

– Дай Дй бог б сча­стья-здо­ро­вья, – при­выч­ной ско­ро­го­вор­кой хрип­ло про­бор­мо­та­ла ни­щая. – Кто у те­бя тут ле­жит? За ко­го мо­лить­ся? Чью доб­рую ду­шу по­ми­нать?

– По­дру­га луч­шая…

– Зо­вут как ее?

– На­деж­да.

– Как ме­ня… – стран­но гля­ну­ла на ме­ня тет­ка.

Я вздрог­ну­ла и быст­ро за­шла в церк­вуш­ку. О чем то­гда ду­ма­ла – не пом­ню. По­ста­ви­ла све­чу и вы­шла.

Че­рез Ч неде­лю сно­ва ре­ши­ла про­ве­дать мо­гил­ку.

И уви­де­ла ма­ло­люд­ную про­цес­сию. Про­стой гроб, а в нем – та са­мая бед­ная жен­щи­на, про­сив­шая ми­ло­сты­ню на па­пер­ти. По­мер­ла, зна­чит, пьян­чуж­ка. По­хо­ро­ни­ли ее за счет при­хо­жан церк­ви. Не впер­вой им несчаст­ных про­во­жать. Я уви­де­ла, что на усоп­шей – курт­ка мо­ей На­ди. Зна­чит, дру­гой при­лич­ной одеж­ды не на­шлось. Пе­ре­даст ей там оде­жон­ку но­во­пре­став­лен­ная. Мерз­нуть по­дру­га боль­ше не бу­дет.

Те­перь я по­ве­ри­ла, что зво­ни­ла дей­стви­тель­но моя На­дя. Вы­хо- дит, пра­виль­но все по­лу­чи­лось с курт­кой.

Но это еще не все ми­сти­че­ские сов­па­де­ния!

Вско­ре ко мне при­шла за­пла­кан­ная Ирин­ка.

– Па­пы боль­ше нет, – всхлип­ну­ла она. – Во сне серд­це оста­но­ви­лось…

– Это ма­ма его по­зва­ла, она хотела с ним встре­тить­ся, – ти­хо про­го­во­ри­ла я.

О звон­ке из за­гроб­но­го ми­ра мо­ло­дая жен­щи­на уже зна­ла. Так и вы­шло, что На­дю­ша убе­рег­ла от бе­ды доч­ку и пре­ду­пре­ди­ла му­жа о ско­рой кон­чине. По­том, вид­но, успо­ко­и­лась и мне боль­ше не зво­ни­ла. Те­перь ей не хо­лод­но и не оди­но­ко.

Ни­щен­ка вско­ре умер­ла. Зна­чит, пе­ре­да­ла На­дю­ше нуж­ную ей одеж­ку

Те­перь они вме­сте в ином ми­ре

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.