Там, где цве­тет ве­реск

Судь­ба по­да­ри­ла им боль­шую лю­бовь, но бед­ный юно­ша не нра­вил­ся от­цу де­вуш­ки

Misticheskie Istorii Iz Zhizni - - News - ИРИ­НА

Здесь ддесь мы ко­гда-то жжи­ли! – ма­ма от­кры­ла пе­ре­до мной за­скри­пев­шую ка­лит­ку. – А те­перь вы тут оста­но­ви­тесь на па­ру дней. Я осмот­ре­лась. Про­стень­кий сель­ский до­мик. В нем про­жи­ва­ли ба­буш­ка с де­дом, вы­рос­ла моя ма­му­ля.

Ны­неш­ним ле­том мы с му­жем и доч­кой На­стей ре­ши­ли со­вер­шить на ма­шине пу­те­ше­ствие по род­ным ме­стам пред­ков. – Мрач­но­ва­то. Но ни­че­го, – кон­ста­ти­ро­вал Ми­ха­ил, за­гля­нув в тем­ные се­ни с за­тя­ну­той па­у­ти­ной уг­ла­ми.

Сквозь на­лет сы­ро­сти про­сту­па- ли очер­та­ния лю­дей на порт­ре­тах.

– Ма­ма, Ма­ма смот­ри, смот­ри там ты, ты – по­ка­за­ла Настя на сте­ну.

Я гля­ну­ла и от­шат­ну­лась. В по­тем­нев­шей ра­ме бы­ло изоб­ра­же­ние де­вуш­ки, очень по­хо­жей на ме­ня!

– Бо­же, – про­бор­мо­та­ла я. – Ста­ло неуют­но и тре­вож­но. Но­чью я уви­де­ла стран­ный сон.

В ста­ром до­ме бы­ло неуют­но, ме­ре­щи­лись те­ни умер­ших пред­ков

Буд­то во­круг рас­тут неве­до­мые очень кра­си­вые цве­ты, и я то­ну в них, как в ому­те. Вскрик­нув, просну­лась. В пред­рас­свет­ных су­мер­ках неиз­вест­ная де­вуш­ка с мо­им ли­цом груст­но гля­де­ла со ста­рой фо­то­гра­фии. Она кач­ну­ла го­ло­вой и улыб­ну­лась.

– Ми­ша! – за­ора­ла я и за­би­лась под оде­я­ло.

– При­ви­дит­ся же чер­тов­щи­на! – про­бур­чал су­пруг. – Про­сто дом с при­ви­де­ни­я­ми!

Утром мы от­пра­ви­лись на клад­би­ще. Про­ве­дать мо­ги­лы пред­ков. Вдруг за од­ной оград­кой я уви­де­ла точ­но та­кие же цве­ты, как в мо­ем сне.

– Кра­си­вые ка­кие! Хо­чу со­рвать! – Настя уже про­шла за ка­лит­ку и про­тя­ну­ла ру­ку к длин­ным стеб­лям с ро­зо­вы­ми ме­те­лоч­ка­ми. – Не тро­гай… – вос­клик­ну­ла я в ужа­се, ужа – го­лос со­рвал­ся, гор­ло пе­ре­хва­ти­ло. пе­рех На ста­рень­ком по­ко­сив­шем­ся ко­си па­мят­ни­ке бы­ла… моя фо­то­гра­фия. С эти­ми же цве­та­ми цве­та в ру­ках!

– Ма­моч­ка, Ма кто это? – про­шеп­та­ла я, чув­ствуя, что вот-вот упа­ду. Но­ги Н не дер­жа­ли.

– Б Баб­ка моя дво­ю­род­ная тут ле­жит. Га­ли­на. Умер­ла еще до ме­ня,

– про­ле­пе­та­ла пе­ре­пу­ган­но ма­ма. Она ни­ко­гда не об­ра­ща­ла внимания на мое сход­ство с по­кой­ной. И вдруг все об­на­ру­жи­лось. И где? На клад­би­ще. Ко­гда пер­вый шок про­шел, я по­ня­ла, что здесь по­хо­ро­не­на та де­вуш­ка с порт­ре­та. Но не по­ки­да­ло ощу­ще­ние, что стою у соб­ствен­ной мо­ги­лы, хо­тя там ле­жит даль­няя род­ствен­ни­ца. – Она умер­ла та­кой мо­ло­дой. Из-за люб­ви. До сих пор в се­ле пом­нят, – рас­ска­за­ла ма­ми­на сест­ра те­тя Кла­ва. – Го­во­рят, по­том по­сле смер­ти ожи­ва­ла и лю­дям яв­ля­лась. яв­лял Ко­му по­ка­жет­ся, счаст­лив бу­дет б в люб­ви. Я неволь­но невольн по­ежи­лась и гля­ну­ла на Ми­шу. Миш Зна­чит, бу­ду с ним счаст­ли­ва. Ведь и мне она на рас­све­те по­ка­за­лась. по­ка Так что ни­че­го не при­ви­де­лось, при­вид по­кой­ни­ца и вправ­ду яви­лась! яв

– Жи­ла Га­ли­на Га в на­шей де­ревне вме­сте с от­цом, о – про­дол­жи­ла рас­сказ Клав­дия. Кл – Тот был че­ло­ве­ком су­ро­вым, су дес­по­тич­ным. Ре­шил вы­дать вы доч­ку за­муж за сво­е­го дру­га, дру вдов­ца. Же­них ста­рый был и некра­си­вый, за­то за­жи­точ­ный. жи­точ­ный Де­вуш­ка, ко­неч­но, бы­ла про­тив. прот Вз­мо­ли­лась:

– Не люб­лю люб я его! Сжаль­тесь, отец, не за­став­ляй­те!

Но ро­ди­тель был непре­кло­нен. – По­том спа­си­бо мне ска­жешь! – за­явил он. – Что тол­ку Гриш­ку тво­е­го, го­ло­дран­ца, лю­бить. Бу­дешь всю жизнь с хле­ба на во­ду с ним пе­ре­би­вать­ся. А Сте­пан че­ло­век се­рьез­ный, ос­но­ва­тель­ный. Ста­ро­ват... По­мрет – все те­бе до­ста­нет­ся. И дом, и доб­ро. – Мне его доб­ро не нуж­но, – от­ве­ча­ла бед­няж­ка.

– По-мо­е­му бу­дет, – при­пе­ча­тал отец. – Или иг­ра­ем твою сва­дьбу со Сте­па­ном, или уби­рай­ся из до­ма, не дочь ты мне боль­ше. В сле­зах по­бе­жа­ла несчаст­ная к сво­е­му лю­би­мо­му, Гри­ше, но до­ма не за­ста­ла. В тот день при- ехал пред­ста­ви­тель из рай­о­на и за­брал его в го­род по по­вест­ке, не дав да­же с род­ней про­стить­ся. От­пра­ви­ли его в ар­мию… Сми­ри­лась Га­ли­на со сво­ей уча­стью. Пе­ре­бра­лась по­сле сва­дьбы в дом вдов­ца. Пе­ре­вез отец на те­ле­ге ее ве­щи и ру­ки отрях­нул – сбыл доч­ку. Вско­ре в се­ло вер­нул­ся Гри­го­рий. Узнав, что де­вуш­ку на­силь­но вы­да­ли за­муж, хо­тел за­стре­лить и па­па­шу, и су­пру­га несчаст­ной. – Не на­до, – за­сту­пи­лась она. – Убе­гу я с то­бой, не вер­нусь к по­сты­лым. Влюб­лен­ные по­ки­ну­ли се­ло и по­се­ли­лись на ста­рой мель­ни­це сре­ди ве­рес­ко­вых за­ро­с­лей. Все­го ме­сяц сча­стья от­ве­ла им судь­ба.

– И жа­ле­ли Га­лю в де­ревне, и осуж­да­ли, и за­ви­до­ва­ли, – про­дол­жа­ла рас­сказ­чи­ца. – Та­кая лю­бовь ей вы­па­ла. По утрам, лю­ди ви­де­ли, Гри­ша на ру­ках нес ми­лую к ре­ке, и они по­дол- гу пла­ва­ли, сме­ясь и брыз­га­ясь. А по­том при­е­ха­ли муж и отец с ми­ли­ци­о­не­ром. Гри­го­рия об­ви­ни­ли в кра­же и увез­ли в на­руч­ни­ках. Не­вер­ную же­ну вер­ну­ли за­кон­но­му су­пру­гу.

Но, вид­но, бог не хо­тел, чтоб жи­ла она с нелю­би­мым. Об­ма­зы­вая ха­ту, Га­ля по­скольз­ну­лась на скольз­кой глине и упа­ла. Боль­ше не под­ня­лась. Про­ле­жа­ла несколь­ко дней ни жи­вая, ни мерт­вая. Не ды­шит – зна­чит, по­кой­ни­ца, – ре­ши­ли мест­ные баб­ки. Про ко­му то­гда в се­ле не слы­ха­ли. Мо­ло­дую жен­щи­ну по­хо­ро­ни­ли. По­явив­ший­ся в де­ревне Гри­го­рий про­ры­дал на мо­ги­ле воз­люб­лен­ной день и ночь. А утром по­бе­жал к мест­ной зна­хар­ке и за­явил – ему при­сни­лась Га­ля. Пла­ка­ла и уве­ря­ла, что ее по­хо­ро­ни­ли жи­вьем.

– Душ­но, пли­та да­вит. Спа­си ме­ня, лю­би­мый, – про­си­ла несчаст­ная. – Ес­ли не успе­ешь, я умру, и на мо­ги­ле мо­ей за­цве­тет ве­реск.

В пол­день пол со­бран­ная Гри­шей тол­па пар­ней с ло­ма­ми и ло­па­та­ми яви­лась на клад­би­ще. Мо­гиль­ный Мо­гил хол­мик, еще вче­ра го­лый, по­крыл­ся ро­зо­вым ве­ре­ском.

– Позд­но! Позд – про­шеп­тал в ужа­се Гри­ша.

Мо­ги­лу от­кры­ли. По­кой­ни­ца ле­жа­ла с си­нюш­ным ли­цом, с по­вер­ну­той на­бок го­ло­вой. Она и вправ­ду бы­ла по­хо­ро­не­на жи­вой и за­дох­ну­лась.

Не смог Гри­го­рий жить без сво­ей воз­люб­лен­ной Га­ли. Упал за­мерт­во. По­ло­жи­ли пар­ня ря­дом с нею.

Ве­реск на ме­сте по­след­не­го упо­ко­е­ния влюб­лен­ных мно­го раз вы­ру­ба­ли, а он по­яв­лял­ся сно­ва. В се­ле те­перь хо­дит по­ве­рье – не тро­гать мо­гиль­ные цве­ты, а то слу­чит­ся несча­стье.

Эти аро­мат­ные мел­кие цве­точ­ки ча­сто укра­ша­ют мо­ги­лы и пу­сто­ши

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.