Хо­зяй­ка лес­ной ча­щи

До сих пор не знаю, бы­ло ли это на са­мом де­ле или все же при­ви­де­лось

Misticheskie Istorii Iz Zhizni - - News - Га­д­жет в у па ру АНДРЕЙ

По ве­че­рам у ха­ты, где раз­ме­щал­ся сель­со­вет, со­би­ра­лись « по­си­дел­ки». Ка­кой­то де­пу­тат пе­ред оче­ред­ны­ми вы­бо­ра­ми обо­ру­до­вал на пу­сты­ре очень при­лич­ную дет­скую пло­щад­ку. Де­тям бы­ло где раз­влечь­ся. В каж­дом се­ле ис­по­кон ве­ков име­лось ме­сто для та­ких вот со­бра­ний: но­во­стя­ми по­де­лить­ся, се­бя по­ка­зать, на лю­дей по­смот­реть. Мы с Ма­риш­кой то­же от­пра­ви­лись на пло­щад­ку, ед­ва спа­ла жа­ра. Толь­ко здесь гла­зен­ки мо­ей доч­ки вспы­хи­ва­ли све­том. А я... я сжи­мал че­лю­сти по­креп­че: ведь еще вес­ной при­хо­ди­ли сю­да вчет­ве­ром: Ма­риш­ка, Ле­на, я и наш сы­нок, еще неро­див­ший­ся.

Вре­мя ле­чит? Но оно не ле­чи­ло. Жг­ло вос­по­ми­на­ни­я­ми. Углу­бив­шись в свои мыс­ли, я не сра­зу об­ра­тил вни­ма­ние на ка­кой-то на­пряг, воз­ник­ший сре­ди сель­чан, рас­слаб­лен­но ожи­да­ю­щих ла­воч­ни­цу, ко­то­рая вот-вот от­кро­ет свой «сун­ду­чок со­кро­вищ». Незна­ком­ка бы­ла не про­сто кра­си­ва. Смаз­ли­вые мор­даш­ки не цеп­ля­ли мое вни­ма­ние. Но от де­вуш­ки ве­я­ло ка­кой-то та­кой энер­ге­ти­кой... Как от лес­ной ча­щи, или от ди­ко­го зве­ря, или от тем­ной но­чи... Я по­сле смер­ти Ле­ны стал очень ост­ро чув­ство­вать эти ве­щи. На­вер­ное, го­ре об­на­жи­ло нер­вы, вот и ис­крит. Де­вуш­ка при­вет­ли­во по­здо­ро­ва­лась с на­ро­дом, но не при­со­еди­ни­лась к об­щей бол­товне, а ста­ла в сто­рон­ке под де­ре­вом.

– Кто это? – на­кло­нил­ся я к уху дядь­ки Ни­ко­лая. – Дач­ни­ца? Дядь­ка за­тя­нул­ся до­маш­ней са­мо­крут­кой – дру­го­го та­ба­ка му­жик не при­зна­вал. Го­во­рил, свой та­ба­чок нечи­стую си­лу от­го­ня­ет. – А, – мах­нул пре­зри­тель­но ру­кой. – Лес­ни­чи­ха. При­сла­ли со­плю­ху. Ка­кой с нее хра­ни­тель ле­са? Те­перь у нас бра­ко­нье­ров бу­дет, как ми­тин­гу­ю­щих на Май­дане! И за­чем толь­ко дев­чо­нок

бе­рут в ле­со­хо­зяй­ствен­ный?

– Ну ты и ска­зал, ду­рень! – про­бур­ча­ла тет­ка Пе­ла­гея, из­вест­ное сель­ское «ЦРУ». – Ни­че та­ко­го не бу­дет, я знаю. Обо­ро­тень она, это точ­но! Я их бра­та... то есть сест­ру, за ки­ло­метр чую. Тет­ка Па­ша счи­та­лась в се­ле ведь­мой. Ти­па бе­лой кол­ду­ньей.

Тет­ку

Па­шу в се­ле счи­та­ли ведь­мой, но бе­лой, она зла не де­ла­ла

Вер­ши­ла толь­ко доб­рые де­ла. В ос­нос­нов­ном ос­нов­ном га­да­ла де­вуш­кам и мо­лод­ди­цамд ло­ди­цам на суже­но­го.

–О – Она вче­рась ве­чор ку­па­лась в ве верх­нем став­ке, а я как раз от Кал Ка­ли­ни­хи шла до­мой, – ве­ща­ла тет­ка гром­ким ше­по­том. Ну, что что­бы де­вуш­ка не слы­ша­ла, но и... слы­ша­ла. – У нее вся спи­на вш в шер­сти, как у вол­ка. Ну, мо­жет, не в вся, но па­ру пя­тен есть, вот не вст встать с это­го ме­ста! Вот по­мя­нит ни­те мое сло­во – ко­зу у Сте­па­на, небось, она за­дра­ла. На­вер­ное, незна­ком­ка услы­ша­ла эти сло­ва. Она сме­ри­ла на­шу чест­ную ком­па­нию тя­же­лым взгля­дом, осо­бо за­дер­жав­шись на тет­ке Па­ше, раз­вер­ну­лась и по­шла прочь.

– За­чем вы че­ло­ве­ка оби­жа­е­те? На­го­ва­ри­ва­е­те,– ска­зал я сер­ди­то. – Вот лю­ди!

По­звал доч­ку, и мы по­шли до­мой. За по­во­ро­том до­ро­ги до­гна­ли «лес­ни­чи­ху». Сам не знаю, за­чем я за­го­во­рил с ней.

– Не об­ра­щай­те на глу­пых баб внимания, – ска­зал, по­рав­няв­шись с ней. – Кста­ти, ме­ня Андрей зо­вут. А это – Ма­ри­ша. – Майя, – пред­ста­ви­лась де­вуш­ка. Па­ру ми­нут мы шли мол­ча. Ма­риш­ка впри­прыж­ку бе­жа­ла впе­ре­ди. Вне­зап­но моя но­вая зна­ко­мая ска­за­ла: – Тет­ка Пе­ла­гея на са­мом де­ле ведь­ма. Не­раз­ви­тая. Толь­ко чу­ет иных, а по- нять не мо­жет. Как ты. Она ведь те­бе род­ня кров­ная?

У ме­ня че­люсть от­вис­ла. – Ка­жет­ся... даль­няя. От­ку­да ты зна­ешь? Толь­ко я в это все не ве­рю. Фольк­лор и вы­дум­ки. – Зря, – усмех­ну­лась Майя. – Я то­же не ве­ри­ла. Ки­но смот­ре­ла, книж­ки чи­та­ла. Бы­ла нор­маль­ной дев­чон­кой, об­ве­шан­ной га­д­же­та­ми, но­сом в «Фейс­бук», сел­фи с по­друж­ка­ми. С пар­нем жи­ли вме­сте уже где-то ме­сяц, ко­гда все это слу­чи­лось. Шли по ули­це ве­че­ром, меч­та­ли. И тут из-за уг­ла на пе­ре­кре­сток вы­ле­тел па­цан на ро­ли­ках, а на него нес­ся джип. По­до­нок, вид­но, хо­тел про­ско­чить... не знаю. В од­но мгно­ве­ние я ока­за­лась ря­дом, вы­хва­ти­ла маль­ца из-под ко­лес, при этом... пе­ре­вер­ну­ла джип. Это мне лю­би­мый рас­ска­зал. По­том, ко­гда ухо­дил от ме­ня. А в тот миг сто­я­ла, дер­жа­ла маль­чиш­ку, он бры­кал­ся, орал. Я же ви­де­ла, что курт­ка на мне разо­рва­на, а на ру­ках шерсть, и ког­ти, как у вол­ка. И гла­за мо­е­го пар­ня и то­го чу­ва­ка на джи­пе, ужас в них.

Не пом­ню, что бы­ло даль­ше. При­шла в се­бя уже до­ма. Юра мой со­би­ра­ет ве­щи. Ска­зал: «Ты чу­до­ви­ще. Спас­ла ре­бен­ка, но ты – чу­до­ви­ще. Я ухо­жу». Позд­нее ма­ма мне рас­ска­за­ла: что наш пра­дед был обо­рот­нем. Ли­кан­тро­пия пе­ре­да­ет­ся че­рез жен­щин, но по муж­ской ли­нии. А у нас в ро­ду рож­да­лись толь­ко де­воч­ки. Род угас. И тут я – это боль­шая ред­кость. Спо­соб­ность к пре­вра­ще­нию про­яв­ля­ет­ся по­сле по­ло­во­го со­зре­ва­ния. – По-мо­е­му, у те­бя слег­ка кры­ша по­еха­ла. И во­об­ще, за­чем мне все это знать? Про­ве­ря­ешь, смо­жешь ли на­пи­сать фан­фик? Смо­жешь, толь­ко без ме­ня. У ме­ня есть чем за­нять­ся в жиз­ни: Ма­риш­ку на но­ги по­ста­вить. Моя же­на...

– Я знаю. Слу­чил­ся вы­ки­дыш на позд­нем сро­ке. По­гиб­ли оба. – От­ку­да? Баб­ка рас­тре­па­ла? – Нет. Знаю. Не ви­ни се­бя. Судь­бу не об­ма­нешь. Ес­ли бы бы­ла де­воч­ка, то все бы­ло бы хо­ро­шо. А маль­чик... Для рож­де­ния тво­е­го маль­чи­ка нуж­на иная жен­щи­на. Не дру­гая, а иная. По­ни­ма­ешь? Те­бе нуж­на я. А мне – ты. Что­бы род не угас.

Тут мне уже ста­ло по-на­сто­я­ще­му страш­но. Не­нор­маль­ная де­ви­ца. Не зря ее в се­ле не взлю­би­ли сра­зу и тет­ка Па­ша ко­со смот­ре­ла. Кни­жек на­чи­та­лась, ки­но­шек на­смот­ре­лась. Сей­час ска­жет, что Ма­риш­ка ей ме­ша­ет. Лес­ни­чи­ха, черт ее возь­ми!

– По­ка, Майя. Вон на­ша ха­та, – взял доч­ку за ру­ку. – Из­ви­ни, но у ме­ня тра­ур, и спать с то­бой в бли­жай­шие пла­ны не вхо­дит. – Как знать, – улыб­ну­лась она. – За доч­ку не бой­ся. Не тро­ну. В тут ночь и во все сле­ду­ю­щие, до пол­но­лу­ния, я ви­дел эро­ти­че­ские кош­ма­ры с уча­сти­ем Майи. Каж­дый за­кан­чи­вал­ся тем, что я бе­гу сло­мя го­ло­ву, а за мной го­нит­ся огром­ная вол­чи­ца. На­ут­ро пол­но­лу­ния раз­бу­ди­ла моя баб­ка, ру­га­ясь: «Где те­бя но­си­ло всю ночь? Шта­ны и ру­ба­ха

Мне сни­лись стран­ные сны с уча­сти­ем Майи в ли­чине вол­чи­цы

все в гря­зи­ще и рва­ные»...

– Спал я. Де­сять снов ви­дел.

– А тет­ка Па­ша бол­та­ет, у нее лес­ни­чи­ха те­лен­ка за­дра­ла... На Н вол­чи­цу пе­ре­ки­ну­лась, пол­но­лу­ние же... – ве­ща­ла баб­ка. – И му­жик с ней был, го­лый. Они в лес как ло­ма­ну­лись че­рез ку­сты... Я мол­чал и с ужа­сом смот­рел на свои ру­ки и но­ги в сса­ди­нах, на си­ня­ки на бед­рах, на ко­рич­не­вые по­лос­ки под ног­тя­ми. Так вы­гля­дит кровь...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.