Шах и мат! Иг­ра на жизнь

Эту иг­ру я лю­би­ла с дет­ства, де­душ­ка на­учил. Он счи­тал, что у ме­ня на­сто­я­щий шах­мат­ный дар

Misticheskie Istorii Iz Zhizni - - News - . о - - в , . а м - я жаль про­тив­ник у

Втот день, ко­гда мне по­да­ри­ли пер­вые шах­ма­ты, дед Юра по­пал в боль­ни­цу. Я ис­пу­га­лась, хо­тя и не очень по­ни­ма­ла, что го­во­ри­ли взрос­лые. Мне бы­ло все­го во­семь лет. Я си­де­ла од­на в хо­лод­ном, непри­ят­ном ко­ри­до­ре боль­ни­цы, сжи­мая шах­мат­ную дос­ку и ожи­дая, что поз­во­лят пой­ти к де­душ­ке и по­ка­зать свой пре­крас­ный по­да­рок. Ведь это он тер­пе­ли­во учил ме­ня иг­рать, хо­тя мои ро­ди­те­ли ска­за­ли, что я слиш­ком ма­ла, что­бы по­ни­мать пра­ви­ла. Но деду­ся, как я его на­зы­ва­ла, счи­тал, что у ме­ня на­сто­я­щий та­лант.

Что­бы убить вре­мя, я от­кры­ла дос­ку и рас­ста­ви­ла фи­гу­ры. – Шах­ма­ты! – вдруг ска­зал кто­то стран­ным гро­хо­чу­щим го­ло­сом. – Мне ка­жет­ся, что с тех пор как я иг­рал в по­след­ний раз, про­шло мно­го сто­ле­тий. Я под­ня­ла поддня­ла взгляд. Незна­ко­мец Незна­ко­мецц был вы­со­ким, вы­ы­со­ким мо­жет быть быть, да­жее да­же вы­ше мо­е­го па­пы, и в то же вре- мя очень оч то­щим. У него бы­ли и впа­лые впа­лы ще­ки и глу­бо­кие гла­за, а уз­кие гу­бы рас­тя­ну­лись в улыб- ке, по­хо­жей­по на гри­ма­су.

– Юна­яЮн ле­ди, сыг­ра­ем пар­тию? Я по­кор­но пок кив­ну­ла.

– Я иг иг­раю чер­ны­ми, – ска­зал он. – Как все­гда. Лю­ди ду­ма­ют, что так вы вы­па­да­ет. Ваш ход. Фи­гу­ры Фи­гур рас­плы­ва­лись пе­ред мо­и­ми гл гла­за­ми.

– Юр Юрий се­год­ня не вер­нет­ся до­мой, – ска­зал муж­чи­на, за­брав мою п пеш­ку с дос­ки. – Впро­чем, по­ка ни­че­го н не из­вест­но точ­но. Вы долж­ны до со­сре­до­то­чить­ся на иг­ре, о от нее мно­гое за­ви­сит. Но чем че боль­ше я ста­ра­лась, тем ху­же иг­ра­ла. и Мне бы­ло все­го во­семь, и я не бы­ла ма­сте­ром, хо­тя деду­ся все­гда го­во­рил иное. – Шах и мат, до­ро­гая. Мне очень жаль, – ска­зал мой про­тив­ник. Я про­гло­ти­ла ко­мок го­ре­чи. – Про­щай­те, юная ле­ди. Воз­мож­но, в сле­ду­ю­щий раз вам по­ве­зет. А по­ка… со­бо­лез­ную. Он ушел. Я со­бра­ла шах­ма­ты. Вско­ре ро­ди­те­ли при­шли за мной. Ма­ма пла­ка­ла, а па­па ска­зал, что де­душ­ка умер... Но жизнь про­дол­жа­лась. Мать с от­цом на­ко­нец за­ме­ти­ли, что их дочь хо­ро­шо иг­ра­ет, и за­пи­са­ли ме­ня в шах­мат­ный клуб. Я бы­ла

Незна­ко­мец

пред­ло­жил сыг­рать пар­тию. Увы, я про­иг­ра­ла

там един­ствен­ной де­воч­кой, но иг­ра­ла не ху­же дру­гих. Мы быст­ро по­дру­жи­лись. Каж­дый из нас в обыч­ной шко­ле

не поль­зо­вал­ся по­пу­ляр­но­стью. Клет­ча­тая доска – не са­мый кру- кру той га­д­жет. Но ху­же всех при­хо­ди­лось Ване. Маль­чиш­ки в его клас­се бук­валь­но из­де­ва­лись над хму­рым оч­ка­ри­ком. Он ча­сто рас­ска­зы­вал мне о сво­их непри­ят­но­стях, по-дру­же­ски.

– Не поз­во­ляй им гно­бить се­бя, – все­гда го­во­ри­ла я. – Ты ум­нее и луч­ше.

Мой друг мрач­но ки­вал. На­ша друж­ба не пре­рва­лась и в под­рост­ко­вом воз­расте. Нас свя­зы­ва­ли не толь­ко шах­ма­ты. Че­рез неко­то­рое вре­мя я за­ме­ти­ла, что Вань­ка все боль­ше из­бе­га­ет лю­дей. Ху­день­кий и фи­зи­че­ски сла­бый, он не мог про­ти­во­сто­ять креп­ким од­но­класс­ни­кам. А де­ти же­сто­ки…

И Ва­ня не вы­дер­жал из­де­ва­тельств. Од­на­жды днем я при­шла к нему, что­бы по­иг­рать. Мы го- то­ви­лись к тур­ни­ру. Я по­зво­ни­ла а в зво­нок, но ни­кто не от­крыл. . Несколь­ко обес­по­ко­ен­ная, на- - жа­ла на руч­ку две­ри…

Я на­шла сво­е­го дру­га в ван­ной. . Ря­дом ва­ля­лись пу­стые пу­зырь- - ки от ле­карств. Ва­ня был без з со­зна­ния. Вы­звав «ско­рую», по- - пы­та­лась ока­зать ему у первую ру ю по­мощь, ожи­дая при­бы­тия при­бы­ти­ия спа-спа­са­те­лей.

А по­том я сно­ва, как и мно­гоо мно­го лет на­зад, си­де­ла од­на в п пу­стом м уны­лом боль­нич­ном ко­ри­до­ре, кор , сжи­мая ко­роб­ку с шах­ма­та­ми. шахм . С ни­ми при­шла к Ване и ма­ши- - наль­но взя­ла с со­бой.

– Кто бы мог по­ду­мать, по­ду­у­мать, что ч мы ы сно­ва встре­тим­ся, – при зву­ке е гро­хо­чу­ще­го го­ло­са го­лос­са я вск вско­чи­ла а со сту­ла. Узна­ла то­ого то­го стра стран­но­го о незна­ком­ца, незна­не­зна­ком­ца, с ко­то­рым ко­то­орым иг иг­ра­ла в день смер­ти ссмер­ти де­душкки де­душ­ки.

– Ты Тыы все еще иг­ра­ешь игр в шах- - ма­ты? ма­ты?? – спро­сил он, ука­зы­вая я кост­ля­вым ко­стл паль­цем на шах­мат- - ную дос­ку. д – Сыг­ра­ем? Я мед­лен­но мед кив­ну­ла. Муж­чи­на а сно­ва вы­брал чер­ные. На этот раз з я под­со­зна­тель­но подс по­чув­ство­ва­ла, , что речь ре идет о чем-то боль­шем, , и это не про­сто пар­тия. Вна­ча­ле е я сде­ла­ла сде несколь­ко невер­ных х хо­дов, хо­дов но и со­пер­ник не был л слиш­ком слишк вни­ма­тель­ным. На­вер- - ное, о он недо­оце­нил ме­ня. В кон- - це кон­цов кон я пе­ре­вер­ну­ла чер­но­го о ко­ро­ля ко­рол и ска­за­ла ти­хо:

– Мат. Мат

– Поз По­здрав­ляю, – на гу­бах незна- - ком­ца бы­ла кри­вая улыб­ка. – Но о в сле­ду­ю­щий след раз я бу­ду вни­ма- - тель­нее. тельн

– Анеч­ка! Ане Вот ты где! – услы­ша- - ла я к крик Ва­ни­ной ма­мы и по- - вер­ну­лась вер­ну к ней. – А я уже ис­ка- - ла те­бя теб по­всю­ду. – Я бы­ла здесь все вре­мя, – от­ве­ти­ла я. – Иг­ра­ла в шах­ма­ты с ... – по­вер­ну­лась к сво­е­му про­тив­ни­ку, но он ис­чез, как буд­то рас­тво­рил­ся воз­ду­хе. Мне ста­ло немно­го не по се­бе.

– Вра­чи го­во­рят, что с Ва­ней все бу­дет хо­ро­шо. Это ты спас­ла его, де­воч­ка! Те­бя про­сто бог по­слал! Я кивн кив­ну­ла, бо­рясь с го­ло­во­кру­же­ние же­ни­ем.

Че­рез несколь­ко недель Вань­ку отп от­пу­сти­ли до­мой. По­сте­пен­но он при­шел в се­бя, окон­чил сред­ню сред­нюю шко­лу и уехал учить­ся в друг дру­гой го­род. Мы по­те­ря­ли связь, но мне ка­жет­ся, друг непло­хо справ­ля­ет­ся.

П По­том я та­к­же по­ки­ну­ла наш го­род и по­сту­пи­ла в уни­вер­си­тет. Уче­ба от­ни­ма­ла мно­го вре­ме­ни, но я про­дол­жа­ла за­ни­мать­ся лю­би­мой иг­рой.

Да­же не пом­ню, ко­гда впер­вые уви­де­ла сред­не­ве­ко­вую кар­ти­ну, изоб­ра­жа­ю­щую Смерть с шах­мат­ной до­с­кой. Но с то­го мгно­ве­ния я точ­но зна­ла, что слу­чи­лось со мной в боль­нич­ном ко­ри­до­ре.

Вско­ре встре­ти­ла Вик­то­ра, мы по­же­ни­лись. Мой муж ни­ко­гда не мог по­нять, по­че­му я не рас­ста­юсь со сво­и­ми шах­ма­та­ми. Наш сы­но­чек ро­дил­ся в срок, но по­чти сра­зу же у него об­на­ру­жи­ли тя­же­лый по­рок серд­ца. Вра­чи раз­во­ди­ли ру­ка­ми. Ни­кто не ве­рил, что Пе­теч­ка смо­жет до­жить до го­ди­ка. На­чал­ся кош­мар. Мы бук­валь­но пе­ре­се­ли­лись в боль­ни­цу.

Свою шах­мат­ную дос­ку я взя­ла с со­бой. Муж смот­рел на ме­ня, как на ненор­маль­ную. Но знаю, ко­гда на­сту­пит ре­ша­ю­щий мо­мент, незна­ко­мец сно­ва по­явит­ся в ко­ри­до­ре. Я рас­крою шах­мат­ную дос­ку и са­ма пред­ло­жу ему сыг­рать са­мую важ­ную пар­тию в мо­ей жиз­ни. Знаю, что вы­иг­раю. Долж­на вы­иг­рать.

Знаю, что это ро­ко­вая иг­ра, но эту пар­тию я непре­мен­но вы­иг­р­вы­иг­раю

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.