Ре­бе­нок из ино­го ми­ра

Мы очень хо­те­ли ма­лы­ша, но ни­как не мог­ли за­чать его. И вот на­ко­нец слу­чи­лось на­сто­я­щее чу­до

Misticheskie Istorii Iz Zhizni - - News - Я - а - - - , н е . - - - ? о - б М

Яо­чень хо- те­ла стать ь ма­те­рью. И муж, Ко­ля, , то­же хо­тел л ма­лы­ша. . Но мно- го лет ни­че­го не по­лу­ча­лось. . Мне уже бы­ло со­рок, и я по- те­ря­ла на­деж­ду. Как вдруг... . Это бы­ло на­сто­я­щим чу­дом! ! Толь­ко бе­ре­мен­ность про­те­ка­ла а неве­ро­ят­но тя­же­ло. Я чув­ство­ва- - ла, что ре­бе­нок от­ни­ма­ет у ме­ня все си­лы. С каж­дым днем ста­но­ви­лась все сла­бее. В кон­це сро­ка во­об­ще не дви­га­лась. Я не про­сто по­ху­де­ла, а пре­вра­ти­лась в на­сто­я­щий хо­дя­чий ске­лет. Вер­нее, ле­жа­чий – по­чти не вста­ва­ла с по­сте­ли из-за сла­бо­сти. Ма­ма смот­ре­ла на ме­ня с ужа­сом, а од­на­жды ска­за­ла та­кое, что у ме­ня во­ло­сы за­ше­ве­ли­лись: – Твой ре­бе­нок – вам­пир! Он вы­са­сы­ва­ет из те­бя все!

– Как ты мо­жешь го­во­рить та­кое о сво­ей внуч­ке? Это не ее ви­на. Я слиш­ком ста­ра для бе­ре­мен­но­сти, – за­щи­ща­ла ре­бен­ка, ко­то­ро­го уже обо­жа­ла.

– О чем вы толь­ко ду­ма­ли, ре­ша­ясь на ре­бен­ка в та­ком воз­расте? Его же на­до не толь­ко ро­дить, но и на но­ги по­ста­вить! – не уни­ма­лась мать. – Ты же зна­ешь, мы все­гда хо­те­ли ма­лы­ша. А я уже и не на­де­я­лась. Вра­чи го­во­ри­ли, что у ме­ня бес­пло­дие. И слу­чи­лось чу­до... Раз­ве я мог­ла убить это­го ре­бен­ка? Ро­ды бы­ли очень тя­же­лы­ми. Врач бо­ял­ся де­лать ке­са­ре­во. У ме­ня сла­бое серд­це, по­то­му мог­ла не пе­ре­не­сти опе­ра­цию. Про­му­чи­лась так боль­ше су­ток.

Мо­ни­ка ли­за­ла кровь с гру­ди с удо­воль­стви­ем! Это бы­ло ужас­но!

На­ко­нец мне по­ло­жи­ли на грудь мою ма­лыш­ку. Мо­ни­ка бы­ла пре­крас­на. Чер­ные гла­за, тем­ные во­ло­сы и два зу­би­ка. Ма­лю­сень­ких, ед­ва за­мет­ных, но яв­ных зу­би­ка! На­сто­я­щая сен­са­ция! Ко­гда я дер­жа­ла свою крош­ку

на ру­ках, сча­стье пе­ре­пол­ня­ло о ме­ня!

Но здо­ро­вье мое се­рьез­но по­шат­ну­лось. При­шлось про­ве­сти в боль­ни­це боль­ше двух недель. Ко­гда мы вер­ну­лись до­мой, я сра­зу ощу­ти­ла, что ма­те­рин­ство не со­всем та­кое, как по­ка­зы­ва­ют

Доч­ка уто­пи­ла в ак­ва­ри­уме хо­мяч­ка, но пе­ред этим му­ча­ла его

в ки­но и опи­сы­ва­ют в ро­ма­нах.. ро­ма­нах. Доч­ка не спа­ла по но­чам, толь­ко толь­коо днем. При­чем очень ма­ло, час­тоо ча­сто про­сы­па­ясь. Но­чью она бы­ла а бод­рой, ак­тив­ной и ка­приз­ной. . Но де­воч­ка быст­ро ста­ла силь- ной и на­ча­ла пе­ре­во­ра­чи­вать­ся я в ко­лы­бе­ли, пы­тать­ся сесть, а за­тем и вста­вать. Рань­ше, чем м обыч­но мла­ден­цы, го­во­ри­ла моя я ма­ма. Я долж­на бы­ла по­сто­ян- но на­хо­дить­ся ря­дом, по­то­му у что бо­я­лась, что ча­до на­вре­дит т се­бе. А еще Мо­ни­ка по­сто­ян­но о тре­бо­ва­ла есть. В первые ме­ся- цы я ино­гда те­ря­ла со­зна­ние от т уста­ло­сти, по­то­му что всю ночь ь кор­ми­ла доч­ку гру­дью. Ко­гда ей й бы­ло три ме­ся­ца, она пер­вый раз з уку­си­ла ме­ня до кро­ви. По­том м ста­ла ку­сать ре­гу­ляр­но.

Но тот пер­вый раз... Я бы­ла в ужа­се от вспыш­ки в гла­зах кро­хи. Она ли­за­ла мою кровь с удо­воль­стви­ем! Сна­ча­ла я по­чув­ство­ва­ла от­вра­ще­ние, а за­тем страх. У нее бы­ли та­кие хо­лод­ные гла­за. Они бы­ли пу­сты и пу­га­ли. Как буд­то при­над­ле­жа­ли не ре­бен­ку, а взрос­ло­му су­ще­ству.

– Мне ка­жет­ся, что она де­ла­ет это с удо­воль­стви­ем, – жа­ло­вал­ся я му­жу. – Ее взгляд буд­то го­во­рит: «Я хо­чу это­го. Я хо­чу вы­пить твою кровь».

– Что ты ме­лешь, На­та­ша? Это про­сто ре­бе­нок. Мо­ни­ка не зна­ет, что она де­ла­ет. Она слиш­ком ма­лень­кая ... – Она стран­ная, – не сда­ва­лась я. – Не дей­ству­ет, как обыч­ные де­ти.

– Да от­ку­да те­бе знать? Это наш пер­вый ре­бе­нок! Кни­жек на­чи­та­лась? Жен­ских жур­на­лов? – Знаю, и все! – я по­вы­си­ла го­лос до кри­ка.

– Ес­ли бы ты лю­би­ла ее, у те­бя не бы­ло бы та­ких мыс­лей, – груст­но вздох­нул Ко­ля.

– Я люб­лю ее! Но од­но­вре­мен­но мне страш­но. Эти гла­за... Ино­гда ка­жет­ся, что ви­жу в них нена­висть, – объ­яс­ни­ла я. – Это не про­сто мое мнение. Ма­ма так же ду­ма­ет. Мо­ни­ка – это... не че­ло­век.

– Мать бы­ла здесь се­го­дня? – спро­сил муж.

– Да, и ушла быст­ро, по­то­му что ко­гда она взя­ла Мо­нич­ку за ру­ку, ей ста­ло пло­хо, – ска­за­ла я. – За­бо­ле­ло серд­це.

– На­ту­ля, успо­кой­ся, ты про­сто уста­ешь, а я слиш­ком мно­го ра­бо­таю и не мо­гу те­бе по­мо­гать. Но все на­ла­дит­ся по­сте­пен­но, вот уви­дишь! – уте­шал ме­ня су­пруг.

Я ре­ши­ла пой­ти с доч­кой в цер­ковь. Мы ее не кре­сти­ли, Ко­ля не ви­дел в этом необ­хо­ди­мо­сти. А мо­жет, сто­ит, по­ду­ма­лось вдруг. Как толь­ко мы во­шли в цер­ковь, ма­лыш­ка просну­лась в ко­ляс­ке и на­ча­ла орать так ди­ко, что нам при­шлось уй­ти.

– Буд­то де­мон в нее все­лил­ся... – услы­ша­ла я ти­хий го­лос жен­щи­ны, си­дя­щей на од­ной из ска­ме­ек, и по­ду­ма­ла, что в этих сло­вах что-то есть.

Ко­гда Мо­ни­ке бы­ло два го­да, она уто­пи­ла хо­мя­ка в ак­ва­ри­уме. Я вы­та­щи­ла его тель­це из во­ды и с ужа­сом об­на­ру­жи­ла, что бед­ная зве­руш­ка без глаз...

В тот день я по­ня­ла: моя дочь зла по са­мой сво­ей при­ро­де. Я объ­яс­ня­ла, что это ужас­но, что она сде­ла­ла, что зверь­ку бы­ло боль­но, но Мо­ни­ка толь­ко рас­смея- лась. От нас с ярост­ным ла­ем убе­гал убе­га­ли со­ба­ки на ули­це. Доч­ка все­гда бы­ла од­на на дет­ской пло­щад­ке щад­ке, по­то­му что дру­гие де­ти не хо­те­ли иг­рать с ней. Де­воч­ку все бо­я­ли бо­я­лись. До­ста­точ­но бы­ло од­но­го ее в взгля­да, и ре­бе­нок сра­зу на­чи­нал пла­кать. Кро­ме то­го, моя дочь б бы­ла упря­мой. Все долж­но бы­ло быть так, как она хо­те­ла. Ес­ли я че­го-то не раз­ре­ша­ла, прист при­сталь­но смот­ре­ла на ме­ня, и я сраз сра­зу же чув­ство­ва­ла сла­бость или г го­ло­ва на­ча­ла бо­леть. Ко­ля то­же это за­ме­тил. Он уже по­нял мой с страх, по­то­му что чув­ство­вал то же са­мое.

Мо­ни Мо­ни­ка рос­ла, и с ней – ее си­ла, упрям упрям­ство и гнев. Од­на­жды, ко­гда доч доч­ке бы­ло пять лет, мы по­шли на пр про­гул­ку. Встре­ти­ли со­сед­ку те­тю Ва­рю. По­жи­лая жен­щи­на на­лил на­ли­ла без­дом­ным кош­кам мо­лоч­ка лоч­ка. Мо­ни­ка по­до­шла и пну­ла обе п плош­ки. Мо­ло­ко вы­ли­лось.

Весь день доч­ка спит, а но­чью си­дит и смот­рит в од­ну точ­ку

Со­седдка Со­сед­ка рас­сер­ди­лась, но моя дочь ззло зло гля­ну­ла на нее и топ­ну­ла ног­гой. но­гой. Жен­щи­на по­блед­не­ла, схва­ти схва­ти­лась за серд­це, и упа­ла б без созна со­зна­ния на зем­лю. «Ско­рая» увез­ла ее в боль­ни­цу с ин­фарк­том.

–Вс – В сле­ду­ю­щий раз я ее убью. Не­нав Не­на­ви­жу. И ко­шек этих не­на­ви­жу, – про­ши­пе­ла доч­ка, и ее гла­за бы­ли тем­ны, как без­дна. –Ид – И де­тей на пло­щад­ке, и этих про­кл про­кля­тых псов!

С тог то­го дня я пе­ре­ста­ла хо­дить с ней во двор. Мо­ни­ка жи­вет в че­ты че­ты­рех сте­нах квар­ти­ры, но она н не жа­лу­ет­ся. В те­че­ние дня в ос­нов ос­нов­ном спит, а но­чью си­дит и смотр смот­рит в од­ну точ­ку. Мы не зна­ем, чт что де­лать... На­ше ди­тя не из это­го ми­ра...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.