Любимый го­род мо­жет спать спо­кой­но

Па­рень вер­нул­ся в род­ные ме­ста, что­бы охра­нять ноч­ной по­кой

Misticheskie Istorii Iz Zhizni - - Ангелы рядом -

Сто­ли­ца го­то­ви­лась ко сну. За­кры­лось ллось мет­ро, о п ус т е л и ули­цы, марш­рут­ки спе­ши­ли в свои ноч­ные при­ста­ни­ща. Но я не мог­ла вер­нуть­ся до­мой. Там пу­сто. Там все ждет Ан­дрея: его ве­щи, его но­ут, его недо­пи­сан­ные ста­тьи. Но не до­ждут­ся. Се­го­дня под за­уныв­ное при­чи­та­ние ба­тюш­ки я бро­си­ла горсть зем­ли на по­след­нее ло­же то­го, кто так и не стал мо­им муж­чи­ной. За­чем они при­гла­си­ли свя­щен­ни­ка? Ан­дрей не ве­рил в иной мир и выс­шие си­лы. Ска­за­ли: так на­до. Что ж, не мне тут че­го-то хо­теть или не хо­теть. Я лишь слу­чай­ная зна­ко­мая, не успев­шая стать для него кем-то. Или успев­шая? Ведь мне Ан- дрюш­ка пи­сал и зво­нил ча­ще, чем свво­им сво­им род­ным.

Се­ла нна на ска­мью. Ту са­мую, толь­ко тогг­да то­гда это был день. ...Не­да­ав­но ...Недав­но про­шел дождь, и опав­шие лли­стья ли­стья за­ли­па­ли в све­жих лу­жах. Мне бы­ло на­пле­вать,а, на­пле­вать, чтоо что ска­мейй­ка ска­мей­ка мок­рая и хол­лод­ная. хо­лод­ная. Ид­ти не­ку­да, воз­вра­щ­щать­ся воз­вра­щать­ся до­мойй до­мой – невоз­мож­но. Все иму­ще­ество иму­ще­ство уме­сти­лось в ста­рыйй ста­рый че­мо­дан на тр­рех трех ко­ле­си­и­ках. ко­ле­си­ках. Чет­вер­тое от­тот­ва­ли­ло­ось ва­ли­лось незна­мо ко­гда.

– Чег­го Че­го ре­вешь? – ря­домм ря­дом плюхн­нул­ся плюх­нул­ся па­рень.

– Не твое де­ло! – огрыз- зну­лась я. – Ищешь де­воч- чку для быст­ро­го секса, так ак это не по ад­ре­су!

– У-у У-у-у, как все за­пу­ще­но! но!

– про про­бур­чал он и про­тя­нул нул мне уп упа­ков­ку бу­маж­ных сал­фе­ток фе­ток: – У те­бя соп­ля на но­су

ви­сит. Впе­чат­ля­ет. Вы­три. – Ду­рак! – бряк­ну­ла я. Но па­ке­тик взя­ла, вы­тер­ла нос.

– Дай уга­даю: при­е­ха­ла по зо­ву серд­ца в сто­ли­цу, но все идет на­пе­ре­ко­сяк? Ра­бо­ты нет, ха­ты нет, тот, к ко­му еха­ла... как бы это ска­зать по­мяг­че...

Ан­дрея встре­ти­ла в чер­ный день, ко­гда в жиз­ни все шло на­пе­ре­ко­сяк

– Не на­до по­мяг­че! Он не за­слу­жи­ва­ет! И во­об­ще, это...

– Я по­нял: не мое де­ло. Мо­гу пред­ло­жить ком­на­ту. В хру­щев­ке, но у мет­ро. Ком­му­нал­ку по­по­лам. Ве­че­рин­ки без мо­е­го со­гла­сия не устра­и­вать, в ха­те не ку­рить и ко­тов не за­во­дить. У ме­ня ал­лер­гия. И да, тра­хать те­бя не пла­ни­рую. По край­ней ме­ре без тво­е­го со­гла­сия.

– Брат ма­те­ри Те­ре­зы? Доб­рый? – А это пло­хо?

– Нет... Но по­че­му?

– Про­сто так. Ты ры­жая и ре­вешь. Ры­жие не долж­ны ре­веть. Они долж­ны сме­ять­ся. Я за­гля­ну­ла в его си­ние гла­за – и по­ве­ри­ла. В то, что незна­ко­мо­му че­ло­ве­ку мож­но по­мо­гать про­сто так, ни­че­го не ожи­дая вза­мен. Это бы­ли луч­шие три ме­ся­ца в мо­ей жиз­ни. У ме­ня по­явил­ся брат и друг. Мы го­то­ви­ли друг дру­гу ко­фе по утрам, хо­ди­ли в ки­но на все но­вин­ки, спо­ри­ли до хри­по­ты о по­ли­ти­ке и кни­гах. Пять дней из се­ми в квар­ти­ре ки­пел во­до­во­рот из его дру­зей, раз­ных: и стран­ных и ге­ни­аль­ных, и непо­нят­ных. Де­ву­шек мо­дель­ной внеш­но­сти и лох­ма­тых су­ществ с ги­та­рой. По­том вдруг Ад­рей го­во­рил: «Я устал. На­до по­ра­бо­тать. Па­у­за». И все стран­ным об­ра­зом рас­тво­ря­лись, а он по­гру­жал­ся в свои ста­тьи. Од­на­жды со­сед мне по­ка­зал, что пи­шет, я рас­сме­я­лась – так мно- го там бы­ло опе­ча­ток и бро­дя­чих за­пя­тых. Ан­дрей по­жал пле­ча­ми и про­тя­нул мне ка­ран­даш: – При­со­еди­няй­ся.

Я пра­ви­ла эти тек­сты, а по­том мы шли бро­дить по го­ро­ду. И я ви­де­ла его иным: не па­рад­но-пла­кат­ным, не шум­но ту­ри­сти­че­ским или тор­го­во­шоп­пин­го­вым. Я ви­де­ла сто­ле­тия за спи­на­ми со­вре­мен­ных зда­ний, слы­ша­ла ша­ги тех, кто уже ушел в веч­ность.

Ко мне в ком­на­ту Ан­дрей не за­хо­дил ни­ко­гда.

А я уже дав­но это­го хо­те­ла. Но не ве­шать­ся же на шею? Во­ро­ча­лась на по­сте­ли, ино­гда до утра, но дер­жа­ла мар­ку – пусть он пер­вый. И все-та­ки не вы­дер­жа­ла, спро­си­ла:

– Ты го­лу­бой?

Он дол­го смот­рел мне в гла­за, мед­лен­но от­ве­тил:

– Нет.

– То­гда по­че­му... – мои ще­ки и уши за­пы­ла­ли.

– Я же по­обе­щал... И по­том, не хо­чу те­бя при­вя­зы­вать. Ан­дрей по­до­шел к ок­ну, рас­крыл его на­стежь, несмот­ря на ме­тель, вы­гля­нул. Вни­зу спал го­род.

– Я уез­жаю. Мою прось­бу удо­вле­тво­ри­ли. На во­сто­ке по­на­до­би­лись спе­ци­а­ли­сты мо­е­го про­фи­ля. А ты жи­ви тут. Я вер­нусь. – Ты? На во­сто­ке? Ты же бо­та­ник... пи­са­тель... не сол­дат... – от­ча­я­ние за­хлест­ну­ло ме­ня. Сра­зу по­чув­ство­ва­ла: он не вер­нет­ся.

– С че­го ты взя­ла, что я бо­та­ник и толь­ко пи­са­тель? А по­том, и бо­та­ник мо­жет стать сол­да­том. Кто-то дол­жен за­щи­щать этот го­род, что­бы он мог спать спо­кой­но. Что­бы не ре­ве­ли вот та­кие ры­жие глу­пые дев­чон­ки. Мы об­ня­лись, но... секса меж­ду на­ми так и не случилось. Слиш­ком за­хлест­ну­ли неж­ность и страх по­те­ри. Утром Ан­дрей уехал. Навсегда. Че­рез ме­сяц с фрон­та при­шла «по­хо­рон­ка». ...Я глу­бо­ко вздох­ну­ла. И вдруг услы­ша­ла:

– При­вет, ры­жая. Опять ре­вешь? – Он си­дел ря­дом на ска­мей­ке и ух­мы­лял­ся, до­воль­ный сюр­при­зом.

– Ан­дрей? Но ты же...

– Убит? Ну да. И что? Это по­вод не вер­нуть­ся до­мой? Те­перь мой пост здесь, что­бы был по­ря­док. – Я со­шла с ума от го­ря, – про­бор­мо­та­ла под нос. – Ви­жу при­зра­ков и с ни­ми раз­го­ва­ри­ваю. – Зна­ешь, Ма­риш­ка, что я вы­яс­нил? Ес­ли у ду­ши есть неза­вер­шен­ные де­ла, она оста­ет­ся на зем­ле, по­ка все во­про­сы не по­ре­ша­ет. А войне кон­ца не вид­но, к со­жа­ле­нию. Бы­тие, оно та­кое... неплос­кое, неод­но­пла­но­вое. Но мо­жешь не ве­рить. Это ни­че­го не из­ме­нит. Я все­гда ря­дом, что­бы мой го­род спал спо­кой­но. За­кры­ла ли­цо ла­до­ня­ми, тряс­ла

На­вер­ное, я со­шла с ума: ви­жу при­зра­ка и с ним ми­ло раз­го­ва­ри­ваю

го­ло­вой. Его же не мо­жет здесь быть. Не мо­жет! Или?... – Де­вуш­ка, с ва­ми все в по­ряд­ке? ?Д До­мой й не по­ра? ?

Ря­дом оста­но­ви­лись пат­руль­ные по­ли­цей­ские. Смот­ре­ли с по­до­зре­ни­ем. Вста­ла, отрях­ну­ла паль­то:

– Я трез­вая, ре­бя­та. У ме­ня друг по­гиб. Хо­ро­ни­ли се­го­дня. Один из по­ли­цей­ских до­гнал ме­ня че­рез де­сять мет­ров: – Слышь, вон на­ша ма­ши­на. Да­вай от­ве­зу до­мой. Ночь ведь, опасно.

– Нет, не опасно. Мой ан­гел­хра­ни­тель все­гда ря­дом.

Мы с Ан­дре­ем шли по спя­щим ули­цам. Прав­да, кро­ме ме­ня, его ни­кто не ви­дел, но это не важ­но. Глав­ное – он со мной...

МА­РИ­НА

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.