Де­ти ска­за­ли прав­ду

Сын ушел с дру­гом на ка­ток и не вер­нул­ся во­вре­мя. Его со­то­вый мол­чал

Misticheskie Istorii Iz Zhizni - - Ангелы рядом - во-ши-жее С АЛИ­НА

По­че­му его дол­го ддол­го нет? – за­вол­но­вав­шись, я по­зво­ни­ла быв­ше­му му­жу. С Сла­вик то­же не знал, где В Вов­ка. Наш вось­ми­лет­ний сын от­цу не зво­нил. Че­ты­ре ча­са на­зад он убе­жал на ка­ток вме­сте с дру­гом Мак­сим­кой. Мо­биль­ни­ки маль­цов не от­ве­ча­ли. «Або­нент вне зо­ны», – буб­нил ме­ха­ни­че­ский го­лос. Мне ста­ло страш­но. Бы­ло ощу­ще­ние, что де­ти по­па­ли в ка­кую-то страш­ную, по­ту­сто­рон­нюю, зо­ну. Маль­чи­ки дей­стви­тель­но ста­ли сви­де­те­ля­ми стран­ных со­бы­тий.

…На ули­це дав­но стем­не­ло, хло­пья сне­га ле­те­ли с чер­но­го неба. Со стра­хом смот­ре­ла я в ок­но. До­ро­га без­люд­ная, ни­че­го не вид­но. Мо­жет, прав­да, в ка­кую-то «чер­ную ды­ру» уго­ди­ли.

«Что угод­но, толь­ко бы он вер­нул­ся, толь­ко бы вер­нул­ся», – по­сто­ян­но по­вто­ря­ла, как за­кли­на­ние. Не вы­дер­жа­ла, на­бра­ла но- мер ма­те­ри Мак­си­ма.

– Его нет до­ма, – услы­ша­ла рас­те­рян­ный го­лос. – Про­пал ку­да­то, не знаю ку­да…

Я бе­га­ла по ули­цам, зва­ла Вов­ку и Мак­са, но без­успеш­но. До кат­ка до­бе­жа­ла – там ни­ко­го нет, все разо­шлись. Уже го­то­ва бы­ла зво­нить в «чрез­вы­чай­ные си­ту­а­ции», за­яв­лять о про­па­же.

И тут в кон­це пе­ре­ул­ка в сне­го­вой за­ве­се за­ма­я­чи­ла то­нень­кая фи­гур­ка.

Сла­ва бо­гу! Ре­бе­нок все-та­ки при­шел. Ну он у ме­ня получит! – Ты где был? – на­ле­те­ла я на па­ца­на, слег­ка успо­ко­ив­шись. Вов­ка сто­ял на­суп­лен­ный, взъеро­шен­ный.

– Мам, я… з-за­мерз, – еле вы­го­во­рил он. И тут я за­ме­ти­ла, что сы­ниш­ка весь мок­рый, слов­но в во­де по­бы­вал. И шел по мо­ро­зу! Хо­тя все­го ми­нус пять гра­ду­сов, но что­бы за­бо­леть, хва­тит… – Сни­май все ско­рее – и в го­ря­чую ванну, – за­хло­по­та­ла я. – Все рас­спро­сы по­том. Курт­ка у Вов­ки бы­ла – хоть вы­жи­май. Ру­кав разо­рван, шап­ка

про­па­ла. И те­ле­фон по­те­рял. Где же мож­но бы­ло так на­мок­нуть зи­мой? До­ждя нет, луж то­же, все за­мерз­ло. Или вме­сто обу­стро­ен­но­го кат­ка в пар­ке па­ца­ны от­пра­ви­лись по­ка­тать­ся на льду ре­ки и там про­ва­ли­лись?! От ужа­са ме­ня за­ко­ло­ти­ло. Сы­ну­ля мог уто­нуть! Как он вы­брал­ся?

– Ты что, на реч­ку по­шел? Те­бе же стро­го-на­стро­го за­пре­ти­ли, мог не вер­нуть­ся, – бор­мо­та­ла я, дро­жа и об­ни­мая его.

– Мам, не бы­ли мы на реч­ке. Ту­да да­ле­ко… Спать хо­чу, – ма­лыш за­сы­пал на хо­ду.

Я оста­ви­ла из­му­чен­но­го Вов­ку в по­кое. Глав­ное – он до­ма. По­зво­ни­ла ма­ме Мак­са – там та же ис­то­рия. Вер­нул­ся мок­рый, рас­тре­пан­ный. Ни­че­го не рас­ска­зы­ва­ет.

Утром вы­яс­ни­лось, что по­пал под тон­кий лед Мак­сим, а мой ге­рой его вы­тас­ки­вал. Но про­ва­лить­ся мож­но толь­ко на ре­ке, а маль­чиш­ки в один го­лос утвер­жда­ли, что ка­та­лись в пар­ке. Не мо­жет быть! Ка­ток обо­ру­до­ван на пу­сты­ре, ле­том там тра­ва рас­тет, и ни­ка­кой во­ды!

– Ма­ма, мы ка­та­лись, по­том на­ле­тел ве­тер, за­кру­жил снег, как в «Снеж­ной ко­ро­ле­ве», ни­че­го не ста­ло вид­но, а во­круг нас был не лед, а вол­ны, – рас­ска­зы­вал Вов­чик убеж­ден­но.

– Вы­ду­мы­ва­ют, вме­сто то­го что­бы признать­ся – не по­слу­ша­лись, на реч­ку бе­га­ли, – воз­му­ща­лась ма­ма Мак­си­ма.

Мы де­тям не по­ве­ри­ли. А те твер­ди­ли свое.

Прий­дя с ноч­ной сме­ны, быв­ший муж, то­же пе­ре­жи­вав­ший за сы­на, за­ста­вил ме­ня за­дро­жать: – Бы­ла там во­да, пруд! Прав­да, дав­но. Мне баб­ка рас­ска­зы­ва­ла, она в том рай­оне жи­ла дев­чон­кой еще. Там му­жик ры­бу раз­во­дил, мест­ным жи­те­лям это не нра­ви­лось, но по­мал­ки­ва­ли, и тай­ком ло­ви­ли чу­жую рыб­ку. Не мо­жет быть, что­бы тот дав­ний пруд, да­же ес­ли он и су­ще­ство­вал, сей­час вновь воз­ник и чуть не по­гу­бил де­тей.

– Ви­дишь, мам, па­па под­твер­жда­ет – бы­ла там во­да, – встрял Вов­ка.

– И ку­да же она по­том де­лась? – недо­вер­чи­во спро­си­ла я. – Мест­ные ведь­му вы­зва­ли, она по­шеп­та­ла, и ры­ба ис­чез­ла, а пру­дик вы­сох, – за­явил Слав­ка. – Там це­лая ис­то­рия. Хо­зя­ин креп­кий был, весь по­се­лок под се­бя под­мял, все ему слу­жи­ли. И доб­ро свое сте­рег – ко­пей­ки ни­ко­му не спус­кал. Да­же сво­е­го сы­на не по­ща­дил, ко­то­ро­го ро­ди­ла бро­шен­ная им бе­ре­мен­ной лю­бов­ни­ца. Маль­чиш­ка для него как бель­мо на гла­зу был. Пой­мал

Му­жик про­бил лед. Сын по­пал в эту про­рубь. Мо­лил о по­мо­щи

му­жик его зи­мой с меш­ком во­ро­ван­ной рыбы, схва­тил за ши­во­рот и ки­нул на лед. Ту­да же по­ле­тел улов. Схва­тил то­пор и огром­ную по­лы­нью про­ру­бил… Па­ре­нек пы­тал­ся убе­жать, но ме­сто бы­ло уз­ким: с од­ной сто­ро­ны берег, где сто­ял «па­па­ша» с под­руч­ны­ми, с дру­гой – про­ло­мив­ший­ся лед.

Этот из­верг за­орал, что­бы сын со­брал все до еди­ной рыб­ки и вы­пу­стил в во­ду.

– Ина­че сам под лед уй­дешь, – при­гро­зил. Не­счаст­ный под­ро­сток пол­зал по льду, все бли­же под­би­ра­ясь к по­лы­нье. И про­ва­лил­ся. – По­мо­ги­те! – взы­вал бед­ня­га, хва­та­ясь сла­бе­ю­щи­ми ру­ка­ми за кром­ку льда. Си­лы остав­ля­ли бед­ня­гу. Неко­му бы­ло ему по­мочь. На бе­ре­гу, при­вле­чен­ные кри­ка­ми, со­би­ра­лись лю­ди, но пе­ре­чить хо­зя­и­ну бо­я­лись. А тот спо­кой­но смот­рел, как то­нет род­ной, хо­тя и вне­брач­ный, сын, и паль­цем не ше­вель­нул, что­бы спасти.

Хо­ди­ли слу­хи, он бы и мать его уто­пил, но та, ры­дая, в ту же ночь ис­чез­ла из по­сел­ка. Вот то­гда мест­ные ста­ру­хи тай­ком об­ра­ти­лись к ведь­ме, чтоб осу­ши­ла пруд. Во­до­ем стал хи­реть, вы­сы­хать, ры­ба и рас­ти­тель­ность про­па­ли, а с го­да­ми и бо­лот­це ис­чез­ло. Пу­стырь за­рос сор­ня­ка­ми. На его ме­сте по­са­ди­ли парк. И, го­во­рят, стран­ные ве­щи ста­ли про­ис­хо­дить. Ино­гда во­да вне­зап­но воз­вра­ща­ет­ся. На­вер­ное, с го­да­ми ведь­ми­но кол­дов­ство осла­бе­ло.

Вот так ис­то­рия! Я в нее не по­ве­ри­ла. А маль­чиш­ки бы­ли очень ра­ды. Ведь все это обе­ля­ло их в глазах ро­ди­те­лей.

Ре­бя­та вы­ско­чи­ли во двор. Раз­ру­мя­ни­лись. На ли­ца и ша­поч­ки па­дал лег­кий сне­жок. Ка­кое счастье, что с детьми ни­че­го не случилось!

Ко­гда го­сти ушли, я ска­за­ла Слав­ке:

– Признай­ся, все это ра­ди Вов­ки при­ду­мал? Что­бы я не ру­га­ла ре­бен­ка?

– Да ты что. Прав­да, там пруд был. У ста­ри­ков спро­си, ес­ли не ве­ришь.

Не сго­ва­ри­ва­ясь, мы по­шли к ми­фи­че­ско­му пру­ду – ны­неш­не­му без­обид­но­му дет­ско­му кат­ку. И вдруг на зем­ле я уви­де­ла чер­ный пря­мо­уголь­ник. Это был раз­би­тый Во­вин мо­биль­ник. Весь по­кры­тый за­мерз­ши­ми во­до­рос­ля­ми. И ры­ба ле­жа­ла! Бле­сте­ла под зим­ним солн­цем. Жи­вая. Слов­но ее толь­ко что вы­ло­ви­ли. Но до реч­ки очень да­ле­ко! И вдруг се­реб­ри­стая рыб­ка ис­чез­ла, слов­но рас­та­я­ла. Вы­хо­дит, де­ти ска­за­ли прав­ду. Сек­рет ис­че­за­ю­щей во­ды дей­стви­тель­но су­ще­ству­ет.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.