Не плачь, ма­лыш­ка!

Доч­ка ры­да­ла вза­хлеб. Что слу­чи­лось на про­гул­ке? Я бы­ла в ужа­се

Misticheskie Istorii Iz Zhizni - - Загадочная встреча - ТАМАРА

Че­рез час долж­ны бы­ли прий­ти все, ко­го мы с му­жем при­гла­си­ли на пер­вый день рож­де­ния Аню­ты, а я еще не за­кон­чи­ла укра­ше­ние тор­та. К сча­стью, Ле­ня за­брал доч­ку на про­гул­ку. Но вер­нул­ся че­рез пол­ча­са. Аня у него на ру­ках за­хле­бы­ва­лась от пла­ча.

Мы не мог­ли по­нять при­чи­ну это­го вне­зап­но­го ре­ва. Я из­ме­ри­ла тем­пе­ра­ту­ру – она ока­за­лась нор­маль­ной. Но все же по­зво­ни­ла вра­чу. Анеч­ка еще ни­ко­гда не ве­ла се­бя так бес­по­кой­но.И тут яви­лись го­сти: сна­ча­ла мои па­па и ма­ма, а по­том ро­ди­те­ли и ба­буш­ка Лео­ни­да. Су­пруг взял ма­лыш­ку на ру­ки и пы­тал­ся ее успо­ко­ить, а я при­ня­лась за при­го­тов­ле­ние ко­фе и за­ку­сок. Аня не хо­те­ла смот­реть ни на торт, ни на го­стей. Она все вре­мя от­ча­ян­но ре­ве­ла. Ни од­на из по­да­рен­ных иг­ру­шек не вы­зва­ла ин­те­ре­са. Я нерв­ни­ча­ла все боль­ше. Про­сто не узна­ва­ла сво­е­го ре­бен­ка. Со­бра­лась вы­зы­вать «ско­рую». Ба­буш­ка Тая хмык­ну­ла:

– Что они по­ни­ма­ют! Дай-ка ре­бен­ка мне! Сна­ча­ла рас­ска­жи­те, как это все во­об­ще на­ча­лось.

– Да что тут рас­ска­зы­вать? – Ле­ня раз­вел ру­ка­ми. – Анюта про­сто вне­зап­но просну- лась на про­гул­ке и ста­ла пла­кать. И это про­дол­жа­ет­ся уже два ча­са. Она не хо­чет ни есть, ни да­же на ру­ках ле­жать, вот как сей­час… – А ты с кем-ни­будь раз­го­ва­ри­вал в пар­ке? – спро­си­ла у него Та­и­сия Алек­се­ев­на.

– Нет… по-мо­е­му, нет, – Лень­ка а по­че­сал за­ты­лок. – Хо­тя… Да! Я же встре­тил со­сед­ку с пер­во­го эта­жа.

– И о чем вы го­во­ри­ли? – про­дол­жа­ла вы­пы­ты­вать ста­руш­ка. – В ос­нов­ном об Ане, – от­ве­тил лю­би­мый. – О ее дне рож­де­ния, о го­стях… Жен­щи­на про­сто вос­хи­ща­лась ре­бен­ком, го­во­ри­ла, ка­кая до­чень­ка у нас кра­си­вая, как быст­ро она рас­тет… – То­гда все яс­но! – за­яви­ла ба­ба Тая с тор­же­ству­ю­щим ви­дом. – Ва­ша со­сед­ка ее сгла­зи­ла! Это кол­дов­ство!

– Что?! – вскрик­ну­ла я. – Ка­кое кол­дов­ство, что за глу­по­сти вы го­во­ри­те? Те­тя Али­на – ми­лей­ший че­ло­век, быв­шая учи­тель­ни­ца.

– Не глу­по­сти, а свя­тую прав­ду! – от­ве­ти­ла ба­бу­ля оби­жен­но. – У вас на ко­ляс­ке по­вя­за­на крас­ная лен­точ­ка или хо­тя бы ли­сточ­ки кле­ве­ра?

– Нет, – от­ве­ти­ла я рез­ко, – по­то­му что не ве­рим в та­кие глу­по­сти. На дво­ре же два­дцать пер­вый век!

– И ты оши­ба­ешь­ся, моя до­ро­гая, – Та­и­сия Алек­се­ев­на аж под­ско­чи­ла в крес­ле и су­ро­во по­гля­де­ла на ме­ня. – Да­же не пред­став­ля­ешь, сколь­ко зла мо­жет при­чи­нить че­ло­ве­ку про­кля­тие или кол­дов­ство. Дай ее мне, – она по­чти си­лой вы­рва­ла Аню из мо­их рук.

По­том, дер­жа ее пря­мо на­про­тив се­бя, ду­ну­ла доч­ке в ли­цо. Ма­лыш­ка сно­ва на­ча­ла ды­шать, но по-преж­не­му пла­ка­ла. Она вся рас­пух­ла от пла­ча. Глаз­ки ма­лень­кие и крас­ные, губ­ки рас­пух­шие, как у негри­тен­ка. – Сей­час мы сни­мем с нее пор- чу, – ре­ши­тель­но ска­за­ла ба­буш- ка. – Ты, Лен­чик, бе­ги в цер­ковь ь за свя­той во­дой, а ты, То­ма, по- ищи ка­кую-ни­будь свеч­ку, луч- ше все­го бе­лую, и дай мне свою ю ноч­нуш­ку.

– А за­чем? – спро­си­ла я.

– Не спра­ши­вай, а де­лай что те­бе го­во­рят!

Я по­смот­ре­ла на сво­их ма­му с па­пой, на ро­ди­те­лей Лео­ни­да, на­де­ясь най­ти в их гла­зах по­мощь, но все они под­чи­ни­лись во­ле ба­буш­ки. Так что по­шла за сво­ей пи­жа­мой и вер­ну­лась с ней в боль­шую ком­на­ту.

– Она не са­мая чи­стая, – пре­ду­пре­ди­ла, про­тя­ги­вая одеж­ду ста­руш­ке.

– От­лич­но, вещь долж­на быть про­пи­та­на по­том.

Ко­гда вер­нул­ся Лень­ка со свя­той во­дой, у нас был уже пол­ный на­бор все­го, что нуж­но для сня­тия пор­чи. Мне хо­те­лось сме­ять­ся, ко­гда я ви­де­ла все эти при­го­тов­ле­ния, од­на­ко что-то все же удер­жи­ва­ло от то­го, что­бы пре­рвать эту це­ре­мо­нию. Сна­ча­ла Та­и­сия пе­ре­кре­сти­лась и за­жгла бе­лую све­чу. На­шу крош­ку она при­ка­за­ла по­ло­жить на ди­ван и дер­жать за руч­ки и нож­ки, что­бы не бры­ка­лась. За­тем ба­бу­ля три­жды лиз­ну­ла каж­дое ве­ко доч­ки и сплю­ну­ла че­рез ле­вое пле­чо. Взя­ла ру­баш­ку от пи­жа­мы, вы­вер­ну­ла ее на­изнан­ку и про­ве­ла над Аней.

– Дер­жи, – она от­да­ла мне пи­жа­му. – За­мо­чи в ки­пят­ке и в те­че­ние ча­са по­сти­рай.

Я взя­ла, но не по­шла в ван­ную – хо­те­ла по­смот­реть, что бу­дет даль­ше.

Ста­руш­ка вы­ли­ла немно­го свя­той во­ды на ла­донь и ак­ку­рат­но про­мы­ла глаз­ки ре­бен­ка. Де­лая это, она про­из­но­си­ла ка­кие-то сло­ва, яко­бы спе­ци­аль­ную мо­лит­ву. И нам при­ка­за­ла по­вто­рять за ней.

Мы про­чи­та­ли мо­лит­ву три ра­за, ма­лыш­ка пла­ка­ла по-преж­не­му, но как буд­то ти­ше, че­рез ми­ну­ту ее плач стал со­всем ти­хим, по­том на­ко­нец пре­кра­тил­ся. Анеч­ка улы­ба­лась. Че­рез мгно­ве­ние она уже ве­ла се­бя аб­со­лют­но нор­маль­но, и толь­ко опух­шее ли­чи­ко бы­ло на­по­ми­на­ни­ем о том, что слу­чи­лось. Од­на­ко к ве­че­ру и это про­шло. До­чень­ка хло­па­ла в ла­до­ши и всем улы­ба­лась. У ме­ня с серд­ца как буд­то ка­мень сва­лил­ся.

По­том мы во­ткну­ли в торт свеч­ку и по­про­си­ли Аню ду­нуть. По­сле вось­ми ве­че­ра ре­бе­нок так устал, что я по­ло­жи­ла ее спать, да­же не ис­ку­пав.

Ко­гда вер­ну­лась к го­стям, они раз­го­ва­ри­ва­ли о по­ли­ти­ке. – Ду­ма­е­те, это и прав­да бы­ла пор­ча? – пе­ре­би­ла я их. – А от­ку­да вы, ба­буш­ка, зна­е­те, как ее сни­мать?

– Я рос­ла в де­ревне и ви­де­ла, как жен­щи­ны это де­ла­ли. А ты не муд­ри и не спра­ши­вай, а сей­час же при­вя­жи к ко­ляс­ке и кро­ват­ке крас­ные лен­точ­ки или под­ков­ки. То­гда ни­кто тво­е­го ре­бен­ка не сгла­зит. Ино­гда до­ста­точ­но про­сто по­смот­реть на ко­го-то дур­ным гла­зом, и че­ло­век про­пал. Вот, на­при­мер, наш со­сед, ста­рый Сте­пан, все­гда так смот­рел. Сто­и­ло ему толь­ко по­хва­лить чей-ни­будь кле­вер или рожь, как сра­зу на­чи­нал­ся град или скот на­чи­нал бо­леть. А ва­ша со­сед­ка, на­вер­ное, не хо­те­ла спе­ци­аль­но при­чи­нить ре­бен­ку зло… Ко­гда го­сти разо­шлись, я вы­ну­ла из бу­ке­тов крас­ные лен­точ­ки и од­ну при­вя­за­ла к спин­ке кро­ват­ки, а дру­гую – к ко­ляс­ке. Так, на вся­кий слу­чай…

Ба­буш­ка про­ве­ла на­сто­я­щий об­ряд сня­тия пор­чи. И от­ку­да она уме­ет? На вся­кий слу­чай я по­вя­за­ла на кро­ват­ку и ко­ляс­ку Ани крас­ную лен­ту

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.