СОВЕСТЬ в арен­ду.

Жизнь с му­жем по­ка­за­лась Та­тьяне прес­ной. И она за­ве­ла лю­бов­ни­ка...

Moja Sudba - - News - Ла­ри­са

ÑТа­тья­ной мы дру­жи­ли еще со школь­ной ска­мьи. По­сле шко­лы по­сту­пи­ли в один и тот же ин­сти­тут и да­же сва­дьбы сыг­ра­ли в один день. Но моя се­мей­ная жизнь не сло­жи­лась, че­рез неко­то­рое вре­мя я раз­ве­лась. А Тань­ка так и жи­вет со сво­им Ва­ле­рой. Он у нее стал боль­шим на­чаль­ни­ком, де­неж­ки за­ра­ба­ты­ва­ет нема­лые, так что по­дру­га ни в чем не нуж­да­ет­ся. А вот я па­шу как про­кля­тая за ми­зер­ную зар­пла­ту. Есть, прав­да, и до­пол­ни­тель­ный за­ра­бо­ток: на­учи­лась про­да­вать кос­ме­ти­ку, кли­ен­ток по­ка не очень мно­го, за­то Та­ню­ша — в пер­вых ря­дах. Ес­ли ка­кой-то крем­чик су­пер­но­вый, она сра­зу по­ку­па­ет. Мне, по­нят­ное де­ло, очень вы­год­но иметь та­кую по­сто­ян­ную кли­ент­ку. Кро­ме этого, есть у нас с ней и об­щая тай­на. Кстати, от нее я то­же при­быль имею. А на­ча­лось все где-то пол­го­да на­зад. При­бе­жа­ла ко мне Та­тья­на — вся на взво­де, глаза го­рят, улыб­ка счаст­ли­вая с ли­ца не схо­дит. — Слу­шай, у ме­ня к те­бе сроч­ное де­ло. Толь­ко по­кля­нись, что ни­ко­му не рас­ска­жешь. — Тань, по­ра бы уже за столь­ко лет по­нять: я не из болт­ли­вых. Вы­кла­ды­вай да­вай. — Я влю­би­лась!!! — Зд­ра-а-ась­те. Ты что, за­бы­ла, что седь­мой год за­му­жем? — Да не за­бы­ла. По­это­му к те­бе за по­мо­щью и при­шла. Ко­ро­че, слу­шай. По­зна­ко­ми­лась я в од­ном са­лоне с де­вят­на­дца­ти­лет­ним па­рень­ком, мас­саж он мне де­лал. Мор­доч­ка та­кая невин­ная, блон­дин­чик, а фи­гу­ра — про­сто от­пад. Раз­во­дить­ся аз­во­дить­ся бу­дешь?! — ах­ну­ла ну­ла я. — С ума со­шла?! На кой мне раз­во­дить­ся, я сво­е­го Ва­ле­ру люб­лю. Про­сто, по­ни­ма­ешь, хо­чет­ся раз­но­об­ра­зия в жиз­ни, ад­ре­на­лин­чи­ка не хва­та­ет. Ага, по­ни­маю. Бе­сит­ся моя то­вар­ка с жи­ру. Лю­бов­ни­ка ма­ло­лет­не­го ре­ши­ла за­ве­сти. Ко­неч­но, за Ва­лер­кин счет в со­ля­рии па­ру ча­си­ков по­за­го­ра­ет, кра­со­ту на ли­це в до­ро­гу­щем са­лоне на­ве­дет — лю­бой му­жик клю­нет. Да­же вон па­рень де­вят­на­дца­ти­лет­ний по­за­рил­ся. Это я тут из се­бя вы­пры­ги­ваю, пы­та­ясь лиш­нюю ко­пей­ку за­ра­бо­тать, но ни про ка­кие со­ля­рии да­же не ду­маю, и па­рень­ки мо­ло­день­кие на ме­ня не за­гля­ды­ва­ют­ся. — Я-то тут с ка­ко­го бо­ку? — спра­ши­ваю. — С са­мо­го пря­мо­го, — Та­тья­на схва­ти­ла из ва­зоч­ки ка­ра­мель­ку и при­ня­лась сни­мать оберт­ку. — Я все про­ду­ма­ла. — Ты же ка­ра­мель­ки в жиз­ни не ела, — уди­ви­лась я. — Ка­кие ка­ра­мель­ки? При чем тут ка­ра­мель­ки? — Та­ня спра­ви­лась с оберт­кой и за­су­ну­ла в рот кон­фе­ту. Но тут же скри­ви­лась и выплю- ну­ла ее на блюд­це. — Ть­фу! Ко­гда нерв­ни­чаю, вся­кую га­дость в се­бя за­пи­хи­ваю. Ко­ро­че, мне нуж­но, что­бы Ва­ле­ра ни­че­го не за­по­до­зрил. И я при­ду­ма­ла, как убить двух зай­цев сра­зу. — Ин­те­рес­но, — про­тя­ну­ла я, — мне ты от­ве­ла роль зай­ца или охот­ни­ка? — Ни то ни дру­гое. Про­сто ты — мое сто­про­цент­ное али­би. Ну са­ма по­су­ди, ку­да я еще мо­гу пой­ти ве­че­ром, как не к луч­шей по­дру­ге по­тре­пать­ся по ду­шам? Муж те­бя зна­ет, по­это­му лиш­них во­про­сов не воз­ник­нет. Ну ска­жи, ге­ни­аль­ная идея!

Все рав­но при­шлось бы сни­мать квар­ти­ру для тай­ных встреч. Так пусть это бу­дет твоя квар­ти­ра! — Что зна­чит «моя квар­ти­ра»? — рас­те­ря­лась я. — А мне где жить при­ка­жешь? — Да здесь же и бу­дешь. Мы с то­бой вы­бе­рем день, на­при­мер, пят­ни­цу. Ты ве­чер­ком па­ру ча­си­ков по­чи­та­ешь жур­наль­чик на кухне, а ком­на­ту мне от­дашь в лич­ное поль­зо­ва­ние. Ес­ли Ва­лер­чик по­зво­нит, скажешь, что я у те­бя, да­же и не со­врешь, меж­ду про­чим. А я те­бе бу­ду пла­тить в ме­сяц… Тут она на­зва­ла сум­му, пре­вы­ша­ю­щую мою за­ра­бот­ную пла­ту. С тех пор каж­дую пят­ни­цу ров­но в семь ча­сов ве­че­ра ма­дам по­яв­ля­лась на по­ро- ге мо­е­го скром­но­го жи­ли­ща со сво­им блон­дин­чи­ком. По­ка го­луб­ки вор­ко­ва­ли, я за­ни­ма­ла «бо­е­вой пост» на кухне воз­ле те­ле­фо­на. Ча­сов в де­вять зво­нил Ва­ле­ра, спра­ши­вал, чем мы за­ни­ма­ем­ся. Я при­слу­ши­ва­лась к за­ли­ви­сто­му сме­ху и бод­рень­ко от­ве­ча­ла, что изу­ча­ем жур­на­лы мод. Ва­лер­ка пре­ду­пре­ждал, что где-то ми­нут че­рез со­рок за­едет за сво­ей бла­го­вер­ной. По­ло­жив труб­ку, я со­об­ща­ла по­дру­ге, что по­ра за­круг­лять­ся. Блон­дин­чик ис­че­зал, и мы с Та­ней чин­но жда­ли при­ез­да бла­го бла­го­вер­но­го. Та­кое по­ло­же­ние ве­щей со­хра­ня­лось до­воль­но дол­го. Ну раз­ве что «блон­дин­чи­ки» пе­ри­о­ди­че­ски ме­ня­лись. Но это уже не мое де­ло, от­сте­ги­ва­ли мне за квар­ти­ру ис­прав­но. День­ги ока­за­лись весь­ма кстати. Отец по­пал в боль­ни­цу с ин­суль­том, так что при­шлось и ле­кар­ства по­ку­пать, и вра­чам пла­тить. Но, как го­во­рит­ся, Бог все ви­дит. Ра­но или позд­но за гре­хи при­хо­дит­ся рас­пла­чи­вать­ся. В эту пят­ни­цу Тань­ка при­шла од­на. — А где твоя сви­та? — спро­си­ла я. — Вы­гна­ла, — от­ве­ти­ла, про­хо­дя на кух­ню. Се­ла за стол и при­ня­лась раз­во­ра­чи­вать ка­ра­мель­ку. — Тань, оставь кон­фе­ту в по­кое, лад­но? Го­во­ри, что слу­чи­лось. — Я бе­ре­мен­на, — всхлип­ну­ла она в от­вет. — Да ты что?! Здо­ро­во! Ва­ле­ре ска­за­ла? — вос­клик­ну­ла я. — Да, муж зна­ет. — Та­ня за­кры­ла ли­цо ру­ка­ми. — Ла­ри­са... Я аборт бу­ду де­лать. — Ду­роч­ка, ка­кой аборт? Ты же так хо­те­ла ре­бен­ка, и Ва­лер­ка то­же… — и тут я осек­лась. — Вот имен­но, хо­те­ла. Ты зна­ешь, мы с ним еще по­сле сва­дьбы ре­ши­ли: как бу­дет, так и бу­дет, и не предо­хра­ня­лись. Ну а по­том… В об­щем… Я не знаю, от ко­го этот ре­бе­нок! — Ты хо­чешь ска­зать, что и с ха­ха­ля­ми сво­и­ми не предо­хра­ня­лась?! Тань­ка по­ну­ро кив­ну­ла. — Ну ты со­всем… А муж? — Он рань­ше ме­ня до­га­дал­ся. Я же в рот ни­че­го взять не мо­гу, тош­нит. Ска­за­ла ему, что не го­то­ва еще ро­жать. Толь­ко бо­юсь, вдруг боль­ше за­бе­ре­ме­неть не по­лу­чит­ся, ведь не де­воч­ка уже, са­ма по­ни­ма­ешь... — То­гда не по­ри го­ряч­ку и ро­жай! — я в серд­цах стук­ну­ла ку­ла­ком по сто­лу. — А ес­ли ро­дит­ся блон­дин с го­лу­бы­ми гла­за­ми, что я ска­жу?! В пра­пра­пра­де­душ­ку по­шел?! Нет, при­дет­ся де­лать аборт. Влип­ла, ко­ро­че… Тань­ка по­пла­ка­ла у ме­ня немно­го и по­еха­ла до­мой. В де­вять пе­ре­зво­нил Ва­ле­ра. — А Та­ню­ша уже уеха­ла, — со­об­щи­ла я. — Знаю, она пре­ду­пре­жда­ла, что к те­бе нена­дол­го... — от­ве­тил он. — Ла­ри­са, по­слу­шай, мо­жет, как близ­кий че­ло­век хоть ты на Та­ню по­вли­я­ешь? Она те­бе ска­за­ла, что бе­ре­мен­на? — Да, — про­шеп­та­ла я. — Эта ненор­маль­ная собралась аборт де­лать. Я ее умо­лял, чуть ли не на ко­ле­нях сто­ял... Упер­лась — и все. Смо­жешь по­бе­се­до­вать с ней? Вдруг те­бя по­слу­ша­ет? Мы же дав­но меч­та­ли о ре­бен­ке. Не знаю, что за блажь на нее на­шла. Так по­го­во­ришь? — Ко­неч­но, — от­ве­ти­ла я пре­да­тель­ски дрог­нув­шим го­ло­сом. Не знаю, что те­перь и де­лать. С од­ной сто­ро­ны — не мо­гу под­ве­сти по­дру­гу и рас­ска­зать ее му­жу прав­ду. Но с дру­гой, и Та­тья­ну по­нять мож­но — ведь она не уве­ре­на, что ди­тя от су­пру­га. И я то­же хо­ро­ша, по­за­ри­лась, глу­пая, на лег­кие день­ги. А те­перь...

Ла­ри­са, жа­ле­ет о том, что сде­ла­ла Ох, Та­ня-Та­ню­ша... И са­ма ты за­пу­та­лась, и ме­ня за­пу­та­ла! И за­чем я толь­ко со­гла­си­лась! Те­перь ни­че­го не вер­нешь...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.