ПАРФЮМ для ка­ба­на

Ну что тут ска­жешь... Сви­ньям в тот день круп­но по­вез­ло. А я рас­стро­и­лась

Moja Sudba - - Актуально - Еле­на

Çна­ме­ни­тая Ма­ри­на Вла­ди в сво­ей кни­ге о Вла­ди­ми­ре Высоцком на­пи­са­ла, что ме­ха — это ее един­ствен­ное ко­кет­ство. А мое един­ствен­ное ко­кет­ство — ду­хи. Вы­со­ких каб­лу­ков я не но­шу, по­то­му что рост у ме­ня по­чти метр во­семь­де­сят; хо­жу в ос­нов­ном в брю­ках — это удоб­но; кос­ме­ти­кой поль­зу­юсь ма­ло — сла­ва бо­гу, при­ро­да по­да­ри­ла тем­ные гу­стые рес­ни­цы и кра­си­вые (при­зна­юсь без лож­ной скром­но­сти) бро­ви; ру­мя­нец то­же на­ту­раль­ный, по­сколь­ку ве­ду се­бя хо­ро­шо: пи­та­юсь пра­виль­но, по утрам бе­гаю, два ра­за в неде­лю хо­жу на йо­гу и два ра­за в бас­сейн. Ну раз­ве что ино­гда ма­жу гу­бы и при­пуд­ри­ваю но­сик. Укра­ше­ний, кста­ти, то­же не люб­лю — ме­ша­ют. К то­му же бо­юсь пе­ре­бор­щить или «недо­бор­щить» с се­реж­ка­ми, коль­ца­ми и про­чи­ми ку­лон­чи­ка­ми. А вот ду­хи... Да, это моя сла­бость. С са­мо­го дет­ства обо­жа­ла кра­си­вые бу­ты­лоч­ки от пар­фю­мов, ко­то­рые от­да­ва­ли мне ма­ма и те­ти. У ма­му­ли, прав­да, ни­ко­гда не бы­ло до­ро­гих ду­хов, но за­то моя бо­га­тая дво­ю­род­ная те­туш­ка Ри­та... Ка­кие она вру­ча­ла пле­мяш­ке па­ху­чие фла­кон­чи­ки, ко­гда за­кан­чи­ва­лись оче­ред­ные пар­фю­мы! И как пле­мяш­ка, то есть я, эти фла­кон­чи­ки бе­рег­ла! По очереди от­ку­по­ри­ва­ла и вды­ха­ла со­хра­нив­ши­е­ся там остат­ки вол­шеб­ных за­па­хов. И во­об­ра­жа­ла се­бя эта­кой ле­ди, у ко­то­рой в спальне сто­ит трю­мо, а на нем в ряд — це­лая ба­та­рея са­мых изыс­кан­ных фран­цуз­ских ду­хов! «И чувств из­не­жен­ных от­ра­да, ду­хи в гра­не­ном хру­ста­ле», — как го­ва­ри­вал по­эт. А дру­гой, на несколь­ко сто­ле­тий рань­ше, на­пи­сал еще луч­ше: «ле­ту­чий плен­ник, спря­тан­ный в стек­ле». Кра­си­во, прав­да? И как точ­но! Но вер­нем­ся к на­шим (вер­нее, мо­им)... фла­ко­нам. А то что-то от­влек­лась. Или увлек­лась?.. Осо­бен­но лю­би­ла я ма­то­вый ро­зо­ва­тый бу­ты­лек в ви­де ша­ри­ка, кры­шеч­ка ко­то­ро­го бы­ла вы­пол­не­на в фор­ме ло­то­са. А сре­ди мо­их ре­лик­вий и сей­час хранятся два ма­лю­сень­ких фла­кон­чи­ка от ма­ми­ных ду­хов. И хоть они бы­ли со­всем недо­ро­гие,

но са­ми бу­ты­лоч­ки!.. Име­ют фор­му же­лу­дя, а крыш­ка на­по­ми­на­ет же­лу­де­вую шляп­ку, к ко­то­рой при­креп­ле­ны ма­тер­ча­тые рез­ные, по­тер­тые от вре­ме­ни, ду­бо­вые ли­сти­ки... На­вер­ное, вам смеш­но, что взрос­лая за­муж­няя жен­щи­на так вос­хи­ща­ет­ся ка­ки­ми-то ста­ры­ми пу­сты­ми бу­ты­лоч­ка­ми из сво­е­го дет­ства и на­столь­ко по­ме­ша­на на ду­хах. Ну что тут ска­зать... Во-пер­вых, фла­кон­чи­ки эти мне до­ро­ги еще и как па­мять, а во-вто­рых, да, люб­лю тон­кие неж­ные аро­ма­ты, да­ря­щие ощу­ще­ние празд­ни­ка, и ни­че­го с этим не по­де­ла­ешь. У каж­до­го свои сла­бо­сти. Вы зна­е­те, на что я по­тра­ти­ла свою первую зар­пла­ту, ко­то­рую по­лу­чи­ла, устро­ив­шись на ра­бо­ту по­сле уни­вер­си- те­та? До­га­да­лись уже? Вот имен­но, на ду­хи! Спа­си­бо ро­ди­те­лям, что кор­ми­ли и по­мо­га­ли. Как же я по­том эко­но­ми­ла эту вол­шеб­ную жид­кость, ес­ли бы вы зна

ли! Дер­жа­ла в хо­ло- диль­ни­ке (подруга ска­за­ла, что так луч­ше со­хра­ня­ют­ся) и да­же от­ме­ча­ла фло­ма­сте­ром на бу­ты­лоч­ке уро­вень остав­шей­ся жид­ко­сти, что­бы по­нять, вы­вет­рят­ся они или нет! Но все хорошее ра­но или позд­но за­кан­чи­ва­ет­ся... А по­том, уже ко­гда я вы­шла замуж, сест­ра му­жа по­да­ри­ла мне на день рож­де­ния ду­хи-пом ду­хи-по­ма­ду. И был у ме­ня с ни­ми ку­рьез­ный сл слу­чай. Как-то ве­че­ро ром мой лю­би­мый су супруг лег в по­стель иж и ждал ме­ня. Я при­ня ня­ла душ, ти­хо­неч­ко заш за­шла в ком­на­ту, не заж за­жи­гая све­та, взя­ла на туа­лет­ном сто­ли­ке цил ци­лин­дри­че­ский фу­тляр ляр­чик с пар­фю­мом, выв вы­вин­ти­ла бру­со­чек нар на­ру­жу и по­ма­за­ла за ушк уш­ком. Ну ро­ман­ти­ка там там, страсть, то се, са­ми п по­ни­ма­е­те... И вот, знач зна­чит, улег­лась ря­дом со с сво­им Дим­кой, он об­ня об­нял ме­ня креп­ко, стал це­ло це­ло­вать, а по­том вдруг остан оста­но­вил­ся и го­во­рит: — Ле Лен­чик, а что это у тебя за ухом? Я во что-то жир­ное жирн вы­ма­зал­ся... За­жи­гаю За­жи лам­пу на тум­боч­ке и... Что же ви­жу? Весь нос и гу­бы у му­жа ро­зо­вые! ро­зов Ока­за­лось, что в тем­но­те тем­но я пе­ре­пу­та­ла ду­хи с по­ма­дой по­ма (фу­тляр­чи­ки­то оди­на­ко­вые оди на ощупь!). Гос­по­ди, Гос­под как же ста­ло нелов­ко! Про­сто ужас!

Еле­на, очень тре­пет­но от­но­сит­ся к ду­хам Ко­гда уви­де­ла на сто­ле в за­ле по­чти пу­стой фла­кон, то чуть в об­мо­рок не упа­ла. Как это мог­ло про­изой­ти?!

— Ди­ма, я... я... — на­ча­ла мям­лить сму­щен­но. — Про­сто хо­те­ла по­ду­шить­ся, ты же лю­бишь, ко­гда от ме­ня хо­ро­шо пах­нет... Как на­чал Дим­ка хо­хо­тать! А мне не до сме­ха, пла­кать хо­чет­ся, стыд­но... Хо­тя сей­час уже, ко­неч­но, то­же смеш­но, ко­гда вспо­ми­наю... Отсме­яв­шись, он сгреб ме­ня в охап­ку, по­це­ло­вал и го­ря­чо за­шеп­тал пря­мо в ухо: — Глу­пыш­ка моя! Ты все­гда хо­ро­шо пах­нешь, как утрен­ний цве­ток, све­же­стью... — Но с ду­ха­ми ведь луч­ше, — не сда­ва­лась я. — Мне все рав­но, цве­тик ты мой се­ми­цве­тик, Еле­на ты моя Пре­крас­ная... Мы про­ве­ли то­гда ска­зоч­ную ночь. А на сле­ду­ю­щий ве­чер, ко­гда я вер­ну­лась по­сле ра­бо­ты, ме­ня ждал при­ят­ный сюр­приз. Как вы ду­ма­е­те, что по­да­рил мне Ди­ма? До­га­да­лись, да? Пра­виль­но, ду­хи! И ка­кие! Я да­же не зна­ла, че­му боль­ше ра­до­вать­ся — са­мо­му по­дар­ку или то­му, что мой лю­би­мый так тро­га­тель­но вни­ма­те­лен и щедр. Во-пер­вых, пар­фю­мы бы­ли фран­цуз­ские. Во­вто­рых — до­ро­гу­щие (мне да­же в ка­кой-то мо­мент за­хо­те­лось спро­сить, где это Дим­ка взял день­ги на по­да­рок — ведь бюд­жет-то у нас об­щий). Но во­вре­мя вспом­ни­ла, что муж­чи­ны во­об­ще не лю­бят та­ких во­про­сов, а мой лю­би­мый — осо­бен­но. Ну а в-тре­тьих, это ока­зал­ся имен­но тот аро­мат, ми­мо ко­то­ро­го я ни­ко­гда не мог­ла спо­кой­но прой­ти в пар­фю­мер­ном ма­га­зине. В пер­вый мо­мент да­же по­ду­ма­ла: «От­ку­да муж зна­ет?!» Но по­том со­об­ра­зи­ла: я ведь несколь­ко раз ню­ха­ла фла­кон­чик имен­но с эти­ми ду­ха­ми, ко­гда мы хо­ди­ли вме­сте в тор­го­вый центр. Вот та­кой у ме­ня за­ме­ча­тель­ный супруг — все пом­нит, все ви­дит! И вот та­кое мне сча­стье при­ва­ли­ло! Осу­ще­стви­лась за­вет­ная меч­та! А по­том... Нет, по­жа­луй, не ста­ну за­бе­гать впе­ред. Луч­ше рас­ска­жу все по по­ряд­ку. Че­рез ме­сяц мы по­еха­ли в се­ло к Ди­ми­ным ро­ди­те­лям на сва­дьбу его млад­ше­го бра­та. От­пра­ви­лись ту­да, ко­неч­но, за­бла­го­вре­мен­но, что­бы по­мочь род­ным под­го­то­вить­ся к тор­же­ству. Я взя­ла от­пуск за свой счет, а у Дим­ки та­кая ра­бо­та, что он сам се­бе хо­зя­ин. Вы­де­ли­ли нам от­дель­ную ком­на­ту. Но мы да­же не успе­ли за­не­сти ту­да свои ве­щи, как при­е­ха­ла Татьяна, стар­шая муж­ни­на сест­ра. То да се, объ­я­тия, по­це­луи, раз­го­во­ры — все друг дру­гу ужас­но ра­ды, все страш­но со­ску­чи­лись, у всех мас­са но­во­стей, ко­то­рые хо­чет­ся вы­ло­жить по­ско­рее... Све­кровь тем вре­ме­нем на­кры­ла на стол в са­ду и по­зва­ла се­мью ужи­нать. По­ста­но­ви­ли се­го­дня ни­че­го не де­лать, а зав­тра друж­но взять­ся за ра­бо­ту по под­го­тов­ке к сва­дьбе. Все по­шли в сад, а я ре­ши­ла... Что, вы ду­ма­е­те, я ре­ши­ла сде­лать? Со­вер­шен­но вер­но! Побрыз­гать за уш­ком лю­би­мы­ми ду­ха­ми, как же без это­го... Ну и по­брыз­га­ла. А фла­кон оста­ви­ла пря­мо там, в об­щем за­ле на сто­ле. За ужи­ном бы­ло столь­ко вос­по­ми­на­ний, му­жич­ки на­ши при­ло­жи­лись к рюм­ке по-взрос­ло­му, да и мы по­не­мно­гу вы­пи­ли. Хо­ро­шо так по­си­де­ли, ду­шев­но. Уже и стем­не­ло, и звез­ды по небу рас­сы­па­лись, и мо­ло­дой ме- сяц ра­дост­но рож­ки на­вост­рил, пред­ве­щая на зав­тра сухую сол­неч­ную по­го­ду... Рас­хо­дить­ся по сво­им нор­кам не хо­те­лось, но све­кровь ска­за­ла: — Так, до­ро­гие мои, по­ба­ло­ва­лись и хва­тит. Всем спать! Зав­тра ра­бо­ты мно­го. Та­ня с му­жем и детьми ушли к се­бе, а мы с Ди­мой еще на ска­мей­ке пе­ред до­мом по­си­де­ли в об­ним­ку, на звезд­ное небо по­лю­бо­ва­лись, по­меч­та­ли. Эх, как все-та­ки хо­ро­шо в деревне! На сле­ду­ю­щий день муж­чи­ны по­шли на­вес уста­нав­ли­вать, сто­лы и лав­ки сби­вать. А жен­щи­ны при­ня­лись го­то­вить. Огром­ный таз оли­вье, го­ры бли­нов, несколь­ко ве­дер го­луб­цов и ва­ре­ни­ков, че­ты­ре ка­стрюли кот­лет, са­ла­ты, ку­леш... В селе ведь сва­дьбы мно­го­люд­ные, и ап­пе­тит у всех на све­жем воз­ду­хе — будь здо­ров! Да под са­мо­го­ноч­ку, да в хо­ро­шей ком­па­нии... Све­к­ру­ха моя — жен­щи­на бой­кая, шуст­рая, настоящая мать боль­шо­го се­мей­ства. У са­мой все в ру­ках го­рит, и на­род на по­дви­ги вдох­но­вить уме­ет. Как уви­де­ла, что де­ло и без нее спо­рит­ся, ска­за­ла: «Мне еще кое-что в сви­нар­ни­ке успеть на­до». И оста­ви­ла нас с Та­тья­ной и дву­мя со­сед­ка­ми на кухне. За­кон­чи­ли ча­сов в пять ве­че­ра. Я от­пра­ви­лась в на­шу ком­на­ту по­ле­жать. Про­хо­дя че­рез го­сти­ную, уви­де­ла на сто­ле фла­кон­чик сво­их ду­хов. Пред­став­ля­е­те, сколь­ко у ме­ня бы­ло дел и впе­чат­ле­ний, ес­ли да­же о нем за­бы­ла?! Еще из­да­ли, взг­ля- нув на бу­ты­лоч­ку, ис­пы­та­ла ка­кой-то дис­ком­форт. По­до­шла бли­же и по­ня­ла, по­че­му. Фла­кон­чик был по­чти пу­стой! А тут как раз све­кровь со дво­ра за­хо­дит. — Ма­ма, вы не зна­е­те, ку­да мои ду­хи де­лись? — спра­ши­ваю. — А это твои? Ну... Как не знать, знаю, ко­неч­но! Я ими сви­ней по­брыз­га­ла. — Бо­же, да за­чем же сви­ньям ду­хи?! — го­во­рю чуть не пла­ча. — Как за­чем? Что­бы пах­ли оди­на­ко­во. А ина­че ведь боль­шие ка­ба­ны ма­лень­ких не при­мут, по­ка­ле­чат. Мне их на­до бы­ло в один за­гон пе­ре­ве­сти, что ж тут непо­нят­но­го? — И вы не на­шли ни­че­го луч­ше, чем взять для это­го мои луч­шие ду­хи?! Побрыз­га­ли бы са­мо­гон­кой! Сви­ньи вам еще бы спа­си­бо ска­за­ли за хорошее на­стро­е­ние! — Ишь ты! Че­го не хва­та­ло! Та­кой про­дукт на ка­ба­нов пе­ре­во­дить! Да я по­ка в сво­ем уме! — Ну да! — вос­клик­ну­ла я зве­ня­щим от обиды го­ло­сом, упе­рев ру­ки в бо­ка. — А до­ро­гу­щие фран­цуз­ские ду­хи вам не жал­ко, прав­да? — Тю ты... — од­но­вре­мен­но оза­да­чен­но и рас­стро­ен­но про­тя­ну­ла све­к­ру­ха. — Фран­цуз­ские? До­ро­гу­щие? Вот те раз... Да я ж не зна­ла... Ле­ноч­ка... Ох ты ж, гос­по­ди! И тут я за­ме­ти­ла Ди­му. Как по­том вы­яс­ни­лось, он уже дав­но во­шел и слы­шал по­чти весь наш раз­го­вор. Муж шаг­нул ко мне, об­нял креп­ко и ска­зал: — Не рас­стра­и­вай­ся, Ле­нок! Я те­бе но­вые по­да­рю, еще луч­ше. И вы, ма­ма, не пе­ре­жи­вай­те. Это все ме­ло­чи жиз­ни. А сви­ньям, ко­неч­но, нын­че круп­но по­вез­ло, — и ве­се­ло рас­хо­хо­тал­ся.

Ан­то­ни­на, све­кровь Еле­ны Вот на­тво­ри­ла я дел! Толь­ко от­ку­да ж мне бы­ло знать, что ду­хи та­кие до­ро­гие?! Луч­ше бы Лен­ка их не вы­став­ля­ла...

Све­к­ру­ха моя – жен­щи­на бой­кая, шуст­рая, столь­ко успе­ва­ет! Но, увы, не все за­ме­ча­ет...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.