Ко­рон­ный вы­ход Ав­ро­ры

По­сле то­го как я пе­ре­ве­ла доч­ку в но­вую шко­лу, у нее на­ча­лись про­бле­мы с од­но­класс­ни­ка­ми. Она да­же ста­ла про­пус­кать за­ня­тия. На­до бы­ло строч­но что-то пред­при­нять

Moja Sudba - - News -

«Вер­нув­шись до­мой по­сле раз­го­во­ра с учи­тель­ни­цей, я сра­зу на­пра­ви­лась к до­че­ри. Она си­де­ла за сто­лом, пе­ред ней ле­жал рас­кры­тый учебник. Но смот­ре­ла моя ма­лыш­ка не в него, а пря­мо пе­ред со­бой, не ми­гая. По­до­шла, об­ня­ла ее за пле­чи: «Из­ви­ни, мне на­до бы­ло тебя по­слу­шать­ся. Ви­дишь ли, взрос­лые то­же ино­гда со­вер­ша­ют глу­по­сти». Ав­ро­ра мол­ча­ла»...

ßза­тол­ка­ла в кар­тон­ную ко­роб­ку остав­ши­е­ся по­жит­ки и про­из­нес­ла раз­дра­жен­но: — Пе­ре­стань на­ко­нец ныть! В но­вой шко­ле то­же бу­дут хо­ро­шие ре­бя­та, по­дру­жишь­ся с ни­ми. — Ага, а вдруг нет? Ты же не мо­жешь точ­но знать, что я им по­нрав­люсь! Ав­ро­ра в по­след­нее вре­мя ста­ла невы­но­си­мой. Да, по­ни­маю, что для три­на­дца­ти­лет­ней де­воч­ки пе­ре­ход в но­вую шко­лу — это стресс. Но, в кон­це кон­цов, я то­же пе­ре­жи­ва­ла из-за пе­ре­ез­да! Ми­ша с ма­ши­ной и груз­чи­ка­ми дол­жен был вот-вот при­е­хать, оста­лось ка­ких-то пол­ча­са, по­это­му от­мах­ну­лась от доч­ки и по­шла про­ве­рять, ни­че­го ли не за­бы­ла. Мы с Ми­ха­и­лом по­зна­ко­ми­лись год на­зад, вско­ре ста­ли па­рой и вот те­перь на­ко­нец съез­жа­ем­ся. Вполне ра­зум­но пе­ре­брать­ся имен­но в его жи­лье: оно и по мет­ра­жу боль­ше, и не так дав­но от­ре­мон­ти­ро­ва­но. Ав­ро­ра, впер­вые по­пав в квар­ти­ру к дя­де Ми­ше, пры­га­ла от вос­тор­га. Од­на­ко ко­гда по­ня­ла, что при­дет­ся ме­нять не толь­ко дом, но и ме­сто уче­бы, при­уны­ла. Ну… тут уж я ей ни­чем по­мочь не мог­ла. Ез­дить еже­днев­но че­рез пол­го­ро­да в ря­до­вую, ни­чем не при­ме­ча­тель­ную, пусть и при­выч­ную, шко­лу — это слиш­ком. Тем бо­лее что ря­дом с Ми­ши­ным до­мом на­хо­дит­ся вполне при­лич­ное учеб­ное за­ве­де­ние. Вот ту­да я и от­нес­ла доч­ки­ны до­ку­мен­ты. — Как в но­вом клас­се? — спро­си­ла Ав­ро­ру ве­че­ром че­рез день по­сле пе­ре­ез­да. Она скри­ви­лась: — Да так… Все пя­ли­лись, как на ду­роч­ку. А ко­гда учил­ка ме­ня пред­ста­ви­ла, на­ча­ли ржать. И уже при­ду­ма­ли мне про­зви­ще: Ав­ка. По­чти как шав­ка! Я усмех­ну­лась: — Ме­ня в шко­ле на­зы­ва­ли Мось­кой, и ни­че­го. Все на­ла­дит­ся, при­дет вре­мя — по­дру­жи­тесь. — А еще дев­чон­ки в клас­се ска­за­ли, что мои джин­сы — пол­ный от­стой, а еще… — Так, хва­тит жа­ло­вать­ся, — пре­сек­ла я ее ны­тье. — Сна­ча­ла, мо­жет, тебя и бу­дут сто­ро­нить­ся, а по­том най­дешь с ре­бя­та­ми об­щий язык. Не ты пер­вая пе­ре­шла в дру­гую шко­лу, не ты по­след­няя. — Мам, а да­вай мне имя по­ме­ня­ем? — С че­го бы это? Те­бе же оно все­гда нра­ви­лось. Я ведь объ­яс­ня­ла: Ав­ро­ра — это бо­ги­ня… — Да-да, пом­ню, бо­ги­ня утрен­ней за­ри, а я ро­ди­лась на рас­све­те и все та­кое... Но оно мне на­до­е­ло. Не хо­чу боль­ше быть «бо­ги­ней»! — Зна­ешь что, — ска­за­ла сер­ди­то, — все лю­ди жи­вут с од­ним име­нем, и ни­че­го, не жалуются. Вот и ты про­жи­вешь. — Ес­ли бы ме­ня зва­ли Лю­дой или Ка­тей, то­гда мож­но бы­ло бы… — Ой, пе­ре­стань при­ста­вать со вся­кой ерун­дой! По­ду­ма­ешь, про­бле­ма — в шко­ле об­зы­ва­ют­ся! По­об­зы­ва­ют­ся и пе­ре­ста­нут! По­верь, у ме­ня есть де­ла по­важ­нее. …Мы по­ти­хонь­ку при­вы­ка­ли к но­во­му жи­ли­щу. Я до­го­во­ри­лась с Ми­шей, что сде­ла­ем ми­ни­маль­ный кос­ме­ти­че­ский ре­монт, что­бы при­ве­сти квар­ти­ру в со­от­вет­ствие с мо­и­ми пред­по­чте­ни­я­ми, и те­перь ча­са­ми про­си­жи­ва­ла за ком­пью­те­ром: вы­би­ра­ла обои, ис­ка­ла ма­га­зи­ны, где про­да­ет­ся при­лич­ная ме­бель по снос­ной цене... В об­щем, вжи­ва­лась в роль хо­зяй­ки. Ко­гда в оче­ред­ной раз спра­ши­ва­ла у Ав­ро­ры, как де­ла в шко­ле, она бор­мо­та­ла: «Все нор­маль­но». И ухо­ди­ла к се­бе, не вда­ва­ясь в по­дроб­но­сти. «Зна­чит, — сде­ла­ла вы­вод я, — с од­но­класс­ни­ка­ми от­но­ше­ния бо­лее-ме­нее на­ла­жи­ва­ют­ся». Од­но бы­ло пло­хо: доч­ка на­ча­ла ча­сто бо­леть. Под­ни­мет­ся утром и но­ет: «Ой, у ме­ня гор­ло де­рет про­сто ужас как!» И су­ет мне гра­дус­ник, а на нем — трид­цать семь и во­семь. Ко­неч­но, я ее остав­ля­ла до­ма, не гнать же боль­но­го ре­бен­ка на за­ня­тия. Од­на­ж­ды по­жа­ло­ва­лась кол­ле­ге, мол, дочь ста­ла ча­стень­ко хво­рать, а та возь­ми да и ска­жи: «Ты это­го так не остав­ляй,

Мы с Ми­шей ре­ши­ли, что луч­ше жить в его от­ре­мон­ти­ро­ван­ной боль­шой квар­ти­ре

вдруг у де­воч­ки что что-то то се­рьез­ное се­рьез­ное… Мо­жет Мо­жет, ка­кая ка­кая-то то ин­фе­к­ин­фек ция или... то­го ху­же... Не хо­чу тебя пу­гать, но у мо­ей со­сед­ки сын то­же дол­гое вре­мя жа­ло­вал­ся, что го­ло­ва бо­лит, а она все­рьез не вос­при­ни­ма­ла. А по­том ока­за­лось — опу­холь моз­га! Так что луч­ше прой­ди с ней пол­ное об­сле­до­ва­ние в по­ли­кли­ни­ке, что­бы быть спо­кой­ной». На сле­ду­ю­щий же день я по­та­щи­ла Ав­ро­ру к вра­чам. Сда­ли ана­ли­зы, про­кон­суль­ти­ро­ва­лись и у пе­ди­ат­ра, и у ге­ма­то­ло­га, и у кар­дио­ло­га. Все по­жи­ма­ли пле­ча­ми: «Ваша де­воч­ка здо­ро­ва как бык!» И толь­ко ЛОР за­ви­ла: — У ме­ня та­ких си­му­лян­тов на каж­дом при­е­ме — пач­ка­ми! На­вер­ное, ваша дочь про­сто не хо­чет в шко­лу хо­дить, вот и при­ду­мы­ва­ет се­бе бо­ляч­ки. Я вы­шла из по­ли­кли­ни­ки с го­ря­щи­ми ще­ка­ми: ну ко­му при­ят­но услышать, что соб­ствен­ный ре­бе­нок во­дит его за нос! — Все, те­перь те­бе ве­ры нет, — про­из­нес­ла рез­ко. — Бу­дешь каж­дый день от­прав­лять­ся на за­ня­тия, как ми­лень­кая! И ни­ка­ких гра­дус­ни­ков! Ав­ро­ра на­ду­лась, но воз­ра­жать не ста­ла. И при­тво­рять­ся пре­кра­ти­ла. Каж­дое утро как штык вста­ва­ла в шко­лу, а ве­че­ром кор­пе­ла в сво­ей ком­на­те над до­маш­ни­ми за­да­ни­я­ми. Од­на­ж­ды пе­ред сном, уже в спальне, Ми­ха­ил бро­сил как бы невзна­чай: — Зав­тра к нам в го­сти при­дет моя сест­ра. В пер­вый мо­мент я рас­те­ря­лась, по­том разо­зли­лась: — По­че­му же ты ме­ня рань­ше не пре­ду­пре­дил? Зна­ком­ство с тво­и­ми род­ствен­ни­ка­ми — это очень се­рьез­но! На­до про­из­ве­сти хорошее впе­чат­ле­ние, а вре­ме­ни уже нет: ни в са­лон кра­со­ты схо­дить, ни уго­ще­ние при­го­то­вить… Ми­ша, по­сме­и­ва­ясь, об­нял ме­ня за пле­чи: — Кры­се­нок, ну мы ведь с то­бой взрос­лые лю­ди! Ка­кая раз­ни­ца, что о те­бе по­ду­ма­ет моя сест­ри­ца? «Ну да, — на­ду­лась я мол­ча. — Где те­бе это по­нять?! Муж­чи­ны во­об­ще на мно­гие ве­щи смот­рят упро­щен­но до ужа­са!» На с сле­ду­ю­щий день от­про от­про­си­лась с ра­бо­ты че­рез час по­сле обе­да и та­ки успе­ла сде­лать ма­ни­кюр ни­кю и при­чес­ку. А по до­ро­ге до­ро до­мой за­шла в ма­га­зин ма­га и, по­гру­стив, что нет вре­ме­ни при­го­то­вить го­то мои ко­рон­ные са­ла­ты и сыр­ную за­пе­кан­ку, зап при­хва­ти­ла све­жий све торт, кол­бас­ку и ип паш­тет. Ле­ся, Ле сест­ра Ми­ши, ока­за­лась ок до­воль­но н при­ят­ной жен­щи­ной. щ По­на­ча­лу, прав­да, п она устро­и­ла л мне до­прос: кто я, я чем за­ни­ма­юсь, сколь­ко с лет мо­ей доч­ке, ку­да к она бу­дет по­сту­пать по­сле шко­лы, и так да­лее... Но за­тем за­те от­та­я­ла, бол­та­ла, сме­я­лась, и рас­ста­лись мы по­чти по­друж­ка­ми. по­дружк По­чти — по­то­му, то­му что в тот мо­мент ко­гда Ле­ся уже со­би­ра­лась со ухо­дить, вход­ная дверь рас­пах­ну­лась, и на по­ро­ге по­яви­лась Ав­ро­ра… Бо­же, в ка­ком она бы­ла ви­де! Одеж­да ис­пач­ка­на, с во­лос ка­па­ет гряз­ная вода… — Что про­изо­шло?! — ис­пу­га­лась я. — Ты упа­ла в грязь? Доч­ка под­ня­ла на ме­ня гла­за, пол­ные слез: — Нет, ме­ня дев­чон­ки из клас­са в лу­жу толк­ну­ли! Сна­ча­ла при­тво­ри­лись, что со­глас­ны со мной дру­жить, а по­том… Да еще сто­я­ли ря­дом и сме­я­лись! Я ско­си­ла гла­за на Ле­сю. Но­во­ис­пе­чен­ная род­ствен­ни­ца под­жа­ла гу­бы и про­из­нес­ла с ви­дом эксперта: — На­вер­ное, у ва­ше­го ре­бен­ка боль­шие про­бле­мы с об­ще­ни­ем… — Ни­че­го по­доб­но­го, про­сто де­ти по­шу­ти­ли… — рас­те­рян­но про­бор­мо­та­ла я, за­тал­ки­вая Ав­ро­ру в ван­ную. Ко­гда Ле­ся, на­ко­нец, ушла, я об­ра­ти­лась к до­че­ри: — Что у тебя все-та­ки с од­но­класс­ни­ка­ми про­ис­хо­дит? Мо­жет, мне сле­ду­ет пой­ти в шко­лу и по­го­во­рить с ре­бя­та­ми, по­про­сить, что­бы они тебя не оби­жа­ли? Ав­ро­ра вспых­ну­ла: — Я уже не ма­лень­кая, са­ма раз­бе­русь! — Ви­ди­мо, все же при­дет­ся мне объ­яс­нить этим ма­лень­ким ху­ли­ган­кам, что так се­бя ве­сти непри­ем­ле­мо, — го­во­ри­ла ве­че­ром Ми­ше, уже ле­жа в по­сте­ли. — Ав­ро­ра — де­воч­ка скром­ная, за­стен­чи­вая, не мо­жет за се­бя по­сто­ять. За­чем же ей то­гда мать, ес­ли не для то­го, что­бы за­щи­тить? Как ты ду­ма­ешь, Ми­ша­ня? В от­вет раз­дал­ся храп, по­хо­жий на рас­ка­ты гро­ма... ...На сле­ду­ю­щий день, на­дев стро­гий де­ло­вой ко­стюм, от­пра­ви­лась в шко­лу. По­смот­ре­ла по рас­пи­са­нию, где про-

Спер­ва Ле­ся учи­ни­ла до­прос, по­том от­та­я­ла, и рас­ста­лись мы с ней по­чти по­друж­ка­ми

хо­дит урок в клас­се Ав­ро­ры, по­до­жда­ла под две­рью и за­шла в ка­би­нет сра­зу по­сле звон­ка на пе­ре­ме­ну. Шум, сто­я­щий в по­ме­ще­нии, по­сте­пен­но стих, все об­ра­ти­ли на ме­ня вни­ма­ние. И доч­ка то­же: она ста­ла бе­лой как мел, ис­пу­ган­но при­кры­ла рот ла­до­шкой. — Здрав­ствуй­те, ре­бя­та, я ма­ма Ав­ро­ры, — на­ча­ла, по­бо­ров вол­не­ние. — Вче­ра про­изо­шел из ря­да вон вы­хо­дя­щий слу­чай: де­воч­ки из ва­ше­го клас­са толк­ну­ли мою дочь в лу­жу, из­ма­за­ли ей одеж­ду… — Ой-ой-ой, ка­кой ужас, оби­де­ли ре­бен­ка! — по­слы­шал­ся из­де­ва­тель­ский го­лос от­ку­да-то с зад­них парт, осталь­ные де­ти за­хи­хи­ка­ли, а Ав­ро­ра из бе­лой ста­ла пун­цо­вой. — Все не так смеш­но, как вам ка­жет­ся! — про­дол­жи­ла я. — На­зы­ва­ет­ся это ху­ли­ган­ством и на­ка­зы­ва­ет­ся по за­ко­ну… — Вот и при­ве­ди­те сю­да по­ли­цей­ско­го, а то мы уже бо­им­ся! — сно­ва до­нес­лось от­ту­да же, и класс друж­но за­сме­ял­ся. Ав­ро­ра ри­ну­лась ко мне, по­тя­ну­ла за ру­кав к вы­хо­ду, да так силь­но, что я не смог­ла со­про­тив­лять­ся. В ко­ри­до­ре дочь на­бро­си­лась на ме­ня с кри­ком: — Что ты на­де­ла­ла! Кто тебя во­об­ще про­сил сю­да при­хо­дить?! Ты раз­ве не по­ни­ма­ешь, что опо­зо­ри­ла ме­ня пе­ред всем клас­сом! — Я же хо­те­ла как луч­ше… — толь­ко и смог­ла про­из­не­сти, по­тря­сен­ная ее сло­ва­ми и дей­стви­я­ми. Сза­ди по­слы­ша­лось: — А, ма­ма Ав­ро­ры… Хо­ро­шо, что вы за­шли, а то са­ма уж со­би­ра­лась вам зво­нить. Я обер­ну­лась и уви­де­ла класс­ную ру­ко­во­ди­тель­ни­цу доч­ки. — Пусть де­воч­ка идет на урок, зво­нок уже был. А мы с ва­ми по­го­во­рим в дру­гом ме­сте, — ска­за­ла учи­тель­ни­ца и по­ве­ла ме­ня в пу­стой класс. Усе­лась на­про­тив и на­ча­ла: — По­ни­маю, ваша дочь но­вень­кая, и ей нуж­но вре­мя на адап­та­цию. Од­на­ко я чрез­вы­чай­но удив­ле­на тем, что в преды­ду­щей шко­ле она учи­лась чуть ли не на «от­лич­но», а у нас съе­ха­ла. — Вы же са­ми го­во­ри­те, что на адап­та­цию тре­бу­ет­ся вре­мя, — про­бор­мо­та­ла я. — Но это еще не са­мое страш­ное. По­ни­ма­е­те, Ав­ро­ра в по­след­нее вре­мя по­сто­ян­но про­гу­ли­ва­ет уро­ки. Вот, тут вы­пи­са­ны все про­гу­лы… — и, рас­крыв жур­нал, пе­да­гог ста­ла пе­ре­чис­лять дни, ко­гда доч­ка не хо­ди­ла на за­ня­тия. У ме­ня от­вис­ла че­люсть — оказывается, за по­след­ний ме­сяц моя кра­са­ви­ца до­шла до шко­лы от си­лы пять раз! Я ста­ла оправ­ды­вать­ся, го­во­рить, что у до­че­ри не за­ла­ди­лись от­но­ше­ния с кол­лек­ти­вом, мол, ее драз­нят, оби­жа­ют, а вче­ра во­об­ще про­изо­шел во­пи­ю­щий слу­чай... Но учи­тель­ни­ца ка­те­го­рич­но воз­ра­зи­ла: — Что­бы за­слу­жить ав­то­ри­тет сре­ди де­тей, на­до хо­теть с ни­ми об­щать­ся. А ваша дочь ни с кем не же­ла­ет кон­так- ти­ро­вать, при­чем де­мон­стра­тив­но. Я это са­ма на­блю­да­ла, ко­гда на уро­ке на­до бы­ло вы­пол­нить за­да­ние, раз­бив­шись на чет­вер­ки. Ав­ро­ра про­си­де­ла все за­ня­тие са­ма. Ни с кем не до­го­во­ри­лась, ни к од­ной груп­пе не при­мкну­ла. Да еще и на­гру­би­ла мне, ко­гда спро­си­ла у нее, по­че­му она в оди­ноч­ку ре­ша­ет за­да­чу. — Ес­ли ее де­ти оби­жа­ют, немуд­ре­но, что де­воч­ка не хо­чет с ни­ми объ­еди­нять­ся, — за­щи­ти­ла я дочь. — На­счет «оби­жа­ют»… Зна­е­те, не очень в это ве­рю. У нас об­раз­цо­вый класс, мы за­ни­ма­ем пер­вые ме­ста на всех олим­пи­а­дах. В на­шем кол­лек­ти­ве та­ко­го про­сто не мо­жет быть! Воз­мож­но, ваша Ав­ро­ра все вы­ду­мы­ва­ет? Вер­нув­шись до­мой, сра­зу на­пра­ви­лась к до­че­ри. Она си­де­ла за сто­лом, пе­ред ней ле­жал рас­кры­тый учебник, но смот­ре­ла моя ма­лыш­ка не в него, а пря­мо пе­ред со­бой, не ми­гая. По­до­шла, об­ня­ла ее за пле­чи: — Из­ви­ни, мне на­до бы­ло тебя по­слу­шать­ся. Ви­дишь ли, взрос­лые то­же ино­гда со­вер­ша­ют глу­по­сти. Ав­ро­ра мол­ча­ла. Я сде­ла­ла вторую по­пыт­ку: — По­ни­маю, что ты ме­ня сей­час нена­ви­дишь, но я про­сто хо­те­ла ска­зать, что на тво­ей сто­роне. Хо­чешь, пе­ре­ве­дем тебя в ста­рую шко­лу? Прав­да, до нее до­би­рать­ся пол­то­ра ча­са, за­то там у тебя есть дру­зья. — Да нет у ме­ня там ни­ка­ких дру­зей, — на­ко­нец по­да­ла го­лос дочь. — Сколь­ко раз зво­ни­ла Ка­те, Лю­бе, Та­ра­су, Ва­лен­тине... Пред­ла­га­ла им встре­тить­ся, по­гу­лять. А они: «Нет вре­ме­ни,

Дочь на­ча­ла за­ни­мать­ся в му­зы­каль­ной шко­ле, и все на­ла­ди­лось. Прав­да, мне при­ш­лось «по­лю­бить» ры­бал­ку, но что по­де­лать...

из­ви­ни». Ес­ли бы бы­ли дру­зья­ми, так на­шли бы вре­мя! В го­ло­се доч­ки слы­ша­лась та­кая недет­ская го­речь, что у ме­ня за­щи­па­ло в гла­зах. — Ну то­гда в ста­рую, на­вер­ное, не сто­ит. Но мо­жем най­ти здесь, на мас­си­ве, дру­гую. Пой­дешь ту­да и… — И ме­ня там то­же нач­нут драз­нить из-за име­ни! И из-за джин­сов. И из-за то­го, что у ме­ня не по­лу­ча­ет­ся на физ­куль­ту­ре за­брать­ся на­верх по ка­на­ту. Я мол­ча­ла, ли­хо­ра­доч­но со­об­ра­жая, как най­ти вы­ход из си­ту­а­ции. Мо­жет, ре­бен­ка во­все за­брать из шко­лы и пе­ре­ве­сти на до­маш­нее обу­че­ние? А что, неко­то­рые ведь так де­ла­ют... — Лад­но, че­го ты хо­чешь? — спро­си­ла на­ко­нец, так ни на чем и не оста­но­вив­шись. — Хо­чу, что­бы у ме­ня бы­ли дру­зья, — угрю­мо про­из­нес­ла Ав­ро­ра. — Но у ме­ня их ни­ко­гда не бу­дет, по­то­му что я — ту­пая урод­ка с иди­от­ским име­нем. — Не­прав­да! Ты очень ум­ная и очень кра­си­вая! — за­про­те­сто­ва­ла я. — Про­сто… ну… ино­гда так бы­ва­ет. Мо­жет, те­бе сто­ит по­ис­кать дру­зей в дру­гом ме­сте? Ав­ро­ра по­смот­ре­ла на ме­ня с на­смеш­кой. — В ка­ком ме­сте? В Ин­тер­не­те? Ти­па со­здать груп­пу «Глав­ные лу­зе­ры го­ро­да»? — Ну за­чем уж так-то… — про­бор­мо­та­ла я и за­мол­ча­ла. А че­рез неко­то­рое вре­мя про­из­нес­ла: — Пом­нишь, ты ко­гда-то хо­те­ла на­учить­ся иг­рать на пи­а­ни­но? — Ага. А учил­ка по му­зы­ке то­гда те­бе ска­за­ла, что у ме­ня нет ни слу­ха, ни го­ло­са. Уже не го­во­рю о том, что я те­перь слиш­ком ста­рая для по­ступ­ле­ния в му­зы­кал­ку, они ведь бе­рут де­тей млад­ших клас­сов. — Ой, гос­по­ди, ста­рая она... Ну да­ешь!.. Ты ме­ня не пе­ре­би­вай, вы­слу­шай до кон­ца. За две оста­нов­ки от на­ше­го до­ма есть му­зы­каль­ная шко­ла, на ней ви­сит объ­яв­ле­ние, что у них от­кры­лись ком­мер­че­ские груп­пы. При­ни­ма­ют всех, и де­тей, и взрос­лых. Мо­жет, по­про­бу­ешь? Не по­лу­чит­ся — уй­дешь. — Ну лад­но, мож­но по­про­бо­вать... Ко­гда-то я и прав­да меч­та­ла об этом, — ска­за­ла Ав­ро­ра. — Но как мне зав­тра в шко­лу ид­ти, по­сле все­го, что се­го­дня слу­чи­лось? — Труд­ный во­прос… Я бы, по­жа­луй, сде­ла­ла вид, что ни­че­го не про­изо­шло. И те­бе со­ве­тую. А ес­ли опять нач­нут го­во­рить га­до­сти, про­пус­кай ми­мо ушей, как буд­то это тебя не ка­са­ет­ся. Ведь за­ди­ра­ют толь­ко тех, кто ре­а­ги­ру­ет, оби­жа­ет­ся, рас­стра­и­ва­ет­ся. Ну а ес­ли ты по­ка­жешь, что сло­ва обид­чи­ков без­раз­лич­ны, им всем сра­зу же ста­нет это не ин­те­рес­но. На сле­ду­ю­щий день я си­де­ла под ка­би­не­том в му­зы­каль­ной шко­ле и жут­ко вол­но­ва­лась. Из-за две­ри до­но­си­лись зву­ки фор­те­пи­а­но и го­ло­са — Ав­ро­ры и ее но­вой учи­тель­ни­цы, Со­фьи Пав­лов­ны. На­ко­нец дверь рас­пах­ну­лась, доч­ка вы­ско­чи­ла в ко­ри­дор. — Ма­ма, а я на­учи­лась иг­рать ме­ло­дию пес­ни мо­ей лю­би­мой груп­пы! — вос­тор­жен­но со­об­щи­ла и по­бе­жа­ла к вы­хо­ду, а я об­ра­ти­лась к учи­тель­ни­це: — Как вам моя де­воч­ка? Знаю, что у нее со слу­хом не очень, и паль­цы не му­зы­каль­ные… Со­фья Пав­лов­на по­смот­ре­ла на ме­ня удив­лен­но: — Что вы та­кое го­во­ри­те! У вас очень та­лант­ли­вый ре­бе­нок! Она чув­ству­ет му­зы­ку, улав­ли­ва­ет ее на­стро­е­ние. Я ра­да, что у ме­ня по­яви­лась та­кая уче­ни­ца. С это­го дня в на­шем до­ме еже­ве­черне зву­ча­ло пи­а­ни­но. Ми­ха­ил, ра­зу­ме­ет­ся, был не в вос­тор­ге, что ему при­ш­лось пе­ре­во­зить из мо­ей квар­ти­ры гро­мозд­кий ин­стру­мент, да и шу­му в до­ме при­ба­ви­лось. Но я оста­ва­лась непре­клон­ной: «Пой­ми, мне важ­но, что­бы Ав­ро­ра чем-то увлек­лась и пе­ре­ста­ла рас­стра­и­вать­ся из-за от­но­ше­ний в клас­се».

Я объ­яс­ни­ла до­че­ри, что за­ди­ра­ют толь­ко тех, кто бо­лез­нен­но ре­а­ги­ру­ет на под­кол­ки

Ав­ро­ра ни­как не мог­ла ь при­вык­нут у, кол­лек­тив к при­хо­ди­ла до­мой ная – рас­стро­ен в клас­се над ь, из­де­ва­лис ней го­во­ри­ли­го­во­ри­ли га­до­сти

Доч­ка те­перь ча­сто бо­ле­ла. Под­ни­мет­ся утром и жа­лу­ет­ся на гор­ло, по­ка­зы­ва­ет гра­дус­ник, а на нем – по­вы­шен­ная тем­пе­ра­ту­ра...

Доч­ка рас­ска­за­ла, что Вик­тор, ко­то­рый иг­ра­ет на скрип­ке в ан­сам­бле, – звез­да шко­лы и по нему все дев­чон­ки сох­нут

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.