Ма­ма, БА­БУШ­КА, пра­ба­буш­ка...

Не пе­ре­стаю вос­хи­щать­ся ма­му­ли­ной си­лой ду­ха и ее неис­ся­ка­е­мым оп­ти­миз­мом

Moja Sudba - - Калейдоскоп - На­деж­да

Íе­де­лю на­зад на­шей ма­ме ис­пол­ни­лось де­вя­но­сто лет! Я са­ма уже дав­но не де­воч­ка, но не устаю вос­хи­щать­ся ее муд­ро­стью, си­лой ду­ха и неис­ся­ка­е­мым оп­ти­миз­мом. А еще ме­ня изум­ля­ет то, как ма­моч­ка умуд­ря­ет­ся не толь­ко са­ма ра­до­вать­ся каж­до­му по­да­рен­но­му судь­бой дню, но и за­ра­жать по­зи­ти­вом всю на­шу боль­шую се­мью. И это при том, что ма­ми­на жизнь не бы­ла усы­па­на ро­за­ми, а со­всем да­же на­о­бо­рот — на до­лю ее по­ко­ле­ния вы­па­ли та­кие тя­же­лые ис­пы­та­ния, что немуд­ре­но бы­ло сло­мать­ся, озло­бить­ся, стать к ста­ро­сти свар­ли­вой вор­чу­ньей. Она ро­ди­лась в се­ле под Пол­та­вой, а в ка­ком го­ду, нетруд­но под­счи­тать. Осе­нью трид­цать вто­ро­го ма­ме бы­ло все­го четыре го­да, но очень хо­ро­шо пом­нит, как од­на­жды утром в их ха­ту во­рва­лись несколь­ко че­ло­век с ору­жи­ем, пе­ре­вер­ну­ли все вверх дном и под­чи­стую за­бра­ли съест­ные при­па­сы — да­же ка­зан с ва­ре­ной кар­тош­кой из пе­чи с со­бой при­хва­ти­ли. — За несколь­ко ми­нут до обыс обыс­ка отец успел спря­тать на че чер­да­ке под со­ло­мой неболь боль­шой ме­шок с фа­со­лью, —р — рас­ска­зы­ва­ла ма­му­ля. —Б — Бла­го­да­ря это­му на­ша семь се­мья смог­ла пе­ре­жить ту страш страш­ную зи­му. Но не все: в де­ка де­каб­ре от го­ло­да умер мой пя­ти пя­ти­ме­сяч­ный бра­тик — у ма­те­ри мат от ис­то­ще­ния про­пал па­ло мо­ло­ко, а ко­ро­вье­го ил или ко­зье­го взять бы­ло не негде. А вес­ной в ле­су из зем зем­ли зе­лень раз­ная ста­ла про­рас­тать — кра­пи­ва, ща­вель, ле­бе­да, дикий лук лук... Ею и спа­са­лись. Я все­го вс раз слы­ша­ла от ма- те­ри рас­сказ о тра­ги­че­ских со­бы­ти­ях го­ло­до­мо­ра, она не лю­бит вспо­ми­нать о том вре­ме­ни вслух. И вой­ну то­же... Как в со­рок пер­вом они с ба­буш­кой пря­та­лись в по­гре­бе во вре­мя бом­бе­жек и дро­жа­ли от стра­ха — по­па­дет в их ха­ту бом­ба или про­не­сет... О двух страш­ных го­дах ок­ку­па­ции, ко­гда фа­ши­сты на пло­ща­ди ве­ша­ли пар­ти­зан, а всех ев­ре­ев, вклю­чая мла­ден­цев, рас­стре­ля­ли в ле­су за се­лом... О том, как в мар­те со­рок пя­то­го при­шла по­хо­рон­ка на от­ца... Па­мять у ма­мы для ее воз­рас­та от­лич­ная, но она ста­ра­ет­ся не го­во­рить с род­ны­ми о пло­хом. За­то о свет­лых мо­мен­тах сво­ей жиз­ни рас­ска­зы­ва­ет охот­но. О том, как ра­до­ва­лась По­бе­де, как в со­рок де­вя­том во вре­мя бай­да­роч­но­го по­хо­да по­зна­ко­ми­лась с на­шим па­пой, ка­кой ве­се­лой бы­ла их сту­ден­че­ская сва­дьба... И как ро­жа­ла нас, сво­их чет­ве­рых де­тей, пом­нит с та­ки­ми мель­чай­ши­ми по­дроб­но­стя­ми, что толь­ко ди­ву да­ешь­ся, ведь мо­е­му стар­ше­му бра­ту Фе­до­ру уже стук­ну­ло шесть­де­сят во­семь, а млад­ше­му, Пет­ру, в но­яб­ре будет пять­де­сят де­вять. Око­ло ме­ся­ца на­зад мы вчет­ве­ром со­бра­лись на се­мей­ный ми­ни-со­вет. — Пред­ла­гаю от­празд­но­вать ма­мин юби­лей в хо­ро­шем ре­сто­ране, — на пра­вах стар­ше­го первым озву­чил свое мне­ние Фе­дя. — Не воз­ра­жаю, — под­дер­жал его Петь­ка. — И не про­сто в хо­ро­шем, а в са­мом луч­шем — да­та та­кая, что все долж­но быть по выс­ше­му раз­ря­ду! — А по день­гам это во сколь­ко вы­льет­ся? — оза­бо­чен­но по­ин­те­ре­со­ва­лась сест­ра Лю­ба­ша, ко­то­рая в на­ча­ле ле­та силь­но по­тра­ти­лась на сва­дьбу млад­шей доч­ки, и те­перь они с му­жем си­де­ли на фи­нан­со­вой ме­ли. — Не пе­ре­жи­вай, — ска­за­ла я. — Мы с маль­чиш­ка­ми и без те­бя смо­жем бан­кет опла­тить. Толь­ко... Лич­но я про­тив ре­сто­ра­на! — Ар­гу­мен­ти­руй, — по­тре­бо­вал Фе­дя. — Да лег­ко! Во-пер­вых, да­вай­те про ма­мин воз­раст не за­бы­вать — все-та­ки не пять­де­сят ис­пол­ня­ет­ся и да­же не семь­де­сят. В ее се­ле ре­сто­ра­нов нет, зна­чит, при­дет­ся в Пол­та­ву ехать... — Не на марш­рут­ке же поедет, — воз­ра­зил Петр. — Я ма­му­лю на ма­шине ту­да и об­рат­но сам от­ве­зу. — Все рав­но до­ма будет се­бя чув­ство­вать на­мно­го ком­форт­нее, чем в ре­сто­ране. Ес­ли уста­нет си­деть за сто­лом, в лю­бой мо­мент смо­жет при­лечь... — про­дол­жа­ла от­ста­и­вать я свой ва­ри­ант. — К то­му же в ро­ди­тель­ском до­ме и праздник по­лу­чит­ся на­мно­го ду­шев­нее... — Я тут спи­сок на­шей се­мьи на­бро­сал, — Пе­тя до­стал из кар­ма­на ли­сток. — Вот, смот­ри, все­го на­бра­лось трид­цать во­семь че­ло­век! Бо­юсь, мы у ма­те­ри в ха­те та­кой ора­вой ни­как не раз­ме­стим­ся. — Так и не на­до в ха­те! По­ста­вим сто­лы во дво­ре и пре­крас­но все рас­ся­дем­ся... — на­ста­и­ва­ла на сво­ем. — Оно-то ко­неч­но, ну а ес­ли дождь? — А зо­ло­тые руч­ки вам на что? — за­да­ла встреч­ный во­прос. — Сколь­ко от­но­си­тель­но взрос­лых му­жи­ков на юби­лее будет? — про­бе­жа­ла взгля­дом по спис­ку. — Че­тыр­на­дцать че­ло­век! По­ка мы с де­воч­ка­ми ста­нем сто­лы на­кры­вать, вы сто раз успе­е­те над ни­ми тент на­тя­нуть. Так что тор­же­ство со­сто­ит­ся при лю­бой по­го­де! В об­щем, уда­лось мне все­та­ки их уго­во­рить. И вот на­стал зна­ме­на­тель­ный день. Мо­ре цве­тов, по­здрав­ле­ния, по­це­луи, улыб­ки. Ма­му­ля пря­мо лу­чи­лась сча­стьем, от­то­го что мо­жет ви­деть од­но­вре­мен­но всех са­мых до­ро­гих и лю­би­мых лю­дей. На­ко­нец устро­и­лись за длинным празд­нич­ным сто­лом. Фе­дя то­же сел, но тут же под­нял­ся, что­бы про­из­не­сти пер­вый тост в честь юби­ляр­ши. — Дорогая ма­моч­ка, я от име­ни всей на­шей нема­лень­кой се­мьи хо­чу... — на­чал он, но тут его пе­ре­би­ла стар­шая Лю­би­на доч­ка: — По­че­му толь­ко ма­моч­ка? И ба­буш­ка то­же... — И пра­ба­буш­ка, — под­дак­нул тет­ке мой сред­ний внук Ан­то­ша. — Дорогая на­ша ма­ма, ба­буш­ка и пра­ба­буш­ка, — ис­пра­вил­ся Фе­дор, но зво­нок мо­биль­но­го сно­ва пре­рвал его на по­лу­сло­ве. Брат по­слу­шал и за­кри­чал в труб­ку: — Уже? Сколь­ко? Три де­вять­сот? Здо­ро­во!!! По­здрав­ляю! — а за­тем в тре­тий раз на­чал го­во­рить тост: — Дорогая на­ша ма­ма, ба­буш­ка, пра­ба­буш­ка и... пра­пра­ба­буш­ка... Ма­муль, это был Дим­ка. Со­об­щил, что у те­бя пол­ча­са на­зад родился пра­пра­внук! И все при­сут­ству­ю­щие друж­но гря­ну­ли: «Ура!»

На­деж­да, од­на из чет­ве­рых де­тей Ма­рии На до­лю ма­ми­но­го по­ко­ле­ния вы­па­ли тя­же­лые ис­пы­та­ния. Низ­кий вам по­клон, на­ши лю­би­мые от­важ­ные ста­ри­ки!

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.