Я те— не ЗОЛУШКА!

По­сти­рать му­жу нос­ки и по­мыть за ним чаш­ку не слож­но. Но ес­ли су­пруг – жут­кий неря­ха, это в кон­це кон­цов на­до­еда­ет!

Moja Sudba - - Калейдоскоп - Кри­сти­на

ÑАн­то­ном мы позна­ко­ми­лись на но­во­год­ней ве­че­рин­ке. Он мне сра­зу по­нра­вил­ся: сим­па­тич­ный, ве­се­лый, ин­те­рес­ный со­бе­сед­ник. По­шел ме­ня про­во­жать, об­ме­ня­лись но­ме­ра­ми те­ле­фо­нов, а вско­ре ста­ли встре­чать­ся. Но, как ни стран­но, все­гда на мо­ей тер­ри­то­рии. Сна­ча­ла я не за­ду­мы­ва­лась по­че­му. А по­том все ста­ло яс­но. Как-то Ан­то­ша при­бо­лел, и я ре­ши­ла сде­лать ему сюр­приз: явить­ся в го­сти без пре­ду­п­ре- жде­ния. Накупила фрук­тов и при­е­ха­ла. П По­зво­ни­ла в дверь. Он от­крыл и опе­шил: — Кри­сти­на? Ты?! — Как ви­дишь! «По­хо­же, хо­зя­ин мне не рад», — рас­стро­и­лась я. — Мо­жет, все же пред­ло­жишь вой­ти? — спро­си­ла. — Вой­ти? Ко мне? — Нет! К тво­ей соседке! — Что, вот пря­мо сей­час? — Нет, по­сле­зав­тра! Или... — по­мед­ли­ла. — Ты не один? — Я? Не один? — Что ты по­сто­ян­но пе­ре­спра­ши­ва­ешь, как по­пу­гай? — раз­вер­ну­лась, что­бы уй­ти. — В Вхо­ди… толь­ко у ме­ня не убра­но. Из­ви­ни! — Это ме­ло­чи! — лю­би­мый был мгно­вен­но про­щен. Да уж… И пред­ста­вить се­бе не мог­ла, на­сколь­ко у него бы­ло не убра­но. На сто­ле в ком­на­те — огрыз­ки от яб­лок, апель­си­но­вая ко­жу­ра, оберт­ки от кон­фет, та­рел­ка с за­сох­ши­ми ма­ка­ро­на­ми, ко­то­рым, су­дя по их от­вра­ти­тель­но­му ви­ду, ми­ни­мум не­де­ля. По­всю­ду ва­ля­лись гряз­ные нос­ки. Пол не под­ме­тал­ся неиз­вест­но сколь­ко... «Что ж, че­ло­век бо­лен, не до убор­ки», — убеж­да­ла я се­бя. — Да­вай убе­ру! — пред­ло­жи­ла са­мо­от­вер­жен­но.

небу­доб­но­ка­ке- Да то…

— Ерун­да! — успо­ко­и­ла и за­су­чи­ла ру­ка­ва, со­би­ра­ясь за­нять­ся на­ве­де­ни­ем по­ряд­ка. Но тут лю­би­мый по­про­сил: — Кри­сти­ноч­ка, а ты не мог­ла бы мне чай­ку сде­лать? — Ко­неч­но! — по­шла на кух­ню и... по­те­ря­ла дар ре­чи: пол­ная мой­ка гряз­ной по­су­ды, ни од­ной чи­стой чаш­ки! Че­рез неде­лю си­ту­а­ция по­вто­ри­лась — нена­гляд­ный воз­ле­жал на ди­ване, а я чи­сти­ла его бер­ло­гу. — Кри­стин, чай­ку при­го­товь! И па­ру бу­те­ров! Там в хо­ло­диль­ни­ке сыр есть! — Вот за­кон­чу пы­ле­со­сить… — Ты хо­чешь, что­бы твой муж­чи­на умер с го­ло­ду? От­крыв хо­ло­диль­ник, я с ужа­сом уста­ви­лась на за­сох­ший бру­сок сы­ра, ко­то­рый недав­но кто-то грыз пря­мо от це­ло­го кус­ка. — У те­бя в до­ме мы­ши? — С че­го ты взя­ла? А… так мне лень бы­ло нож от киль­ки в то­ма­те мыть, вот и ку­сал! А еще че­рез несколь­ко ме­ся­цев Ан­тон сде­лал мне пред­ло­же­ние. — О пре­крас­ная прин­цес­са! Не со­гла­си­тесь ли вы стать мо­ей же­ной? — с улыб­кой про­из­нес он, про­тя­ги­вая ко­ро­боч­ку с за­вет­ным ко­леч­ком — меч­той каж­дой де­вуш­ки. — На­до по­ду­мать! — до­воль­но за­сме­я­лась я. Ши­кар­ной сва­дьбы ре­ши­ли не устра­и­вать. Рас­пи­са­лись, от­ме­ти­ли в уз­ком кру­гу и… ста­ли жить-по­жи­вать да добра на­жи­вать. У ме­ня в квар­ти­ре. Жи­лье му­жа сда­ли. Вско­ре я по­ня­ла, что мое уют­ное гнез­дыш­ко мед­лен­но, но вер­но пре­вра­ща­ет­ся в бер­ло­гу. Де­ло в том, что Ан­тон — по об­ра­зо­ва­нию про­грам­мист, ра­бо­та­ет на уда­лен­ке. Сво­бод­ный ху­дож­ник, так ска­зать. А это зна­чит, что дрых­нет он до по­лу­дня, по­том уса­жи­ва­ет­ся за комп и кле­па­ет сай­ты. Все бы хо­ро­шо, ес­ли бы не од­но «но»! Сво­им при­выч­кам по­сле сва­дьбы и пе­ре­ез­да ко мне лю­би­мый не из­ме­нил. По­это­му ко­гда я воз­вра­ща­лась с ра­бо­ты, в кухне жда­ла ку­ча гряз­ной по­су­ды, ком­пью­тер­ный стол и пол в ком­на­те бы­ли за­ва­ле­ны огрыз­ка­ми, крош­ка­ми, кон­фет­ны­ми бу­маж­ка­ми. Из пе­пель­ни­цы вы­ва­ли­ва­лись окур­ки и ше­лу­ха от се­ме­чек… Но са­мым глав­ным бы­ли нос­ки! Вы, ко­неч­но, по­ни­ма­е­те, о чем речь. — Род­ной, ино­гда мне ка­жет­ся, что я вы­шла за­муж за со­ро­ко­нож­ку! — ска­за­ла как-то му­жу. — По­че­му? — спро­сил он. — По­то­му что твои нос­ки раз­бро­са­ны по всей квар­ти­ре! Ну не­уже­ли так труд­но снять и сра­зу же по­сти­рать их? — Не знаю... Как-то не ду­мал об этом. Да и за­чем, ес­ли… — Ес­ли мож­но бро­сить в угол и на­деть чи­стые, ко­то­рые на сле­ду­ю­щий день зай­мут по­чет­ное ме­сто где-ни­будь под те­ле­ви­зо­ром! А ко­гда за­кон­чат­ся все, то… Пра­виль­но! Же­на пе­ре­сти­ра­ет! По­сле ра­бо­ты! — Ну ты ведь не ру­ка­ми это де­ла­ешь, прав­да? И на­до же та­ко­му слу­чить­ся, что вско­ре по­сле на­ше­го раз­го­во­ра сло­ма­лась сти­раль­ная ма­ши­на! От­да­ли в ре­монт. И то­гда я за­яви­ла ре­ши­тель­но: — Все. С этой ми­ну­ты свои нос­ки сти­ра­ешь сам! Впро­чем, как и осталь­ное бе­лье! — Я не умею… — Так най­ди в Ин­тер­не­те ин­струк­цию! — рявк­ну­ла в от­вет. — А их за­ма­чи­вать нуж­но? — За­ви­сит от сте­пе­ни за­гряз­не­ния и дли­тель­но­сти нос­ки, — объ­яс­ни­ла по-на­уч­но­му. — А как опре­де­лить? — По­ню­хать, на­при­мер! Ан­тон, не строй из се­бя иди­о­та! На сле­ду­ю­щий день за­ста­ла кар­ти­ну, до­стой­ную ки­сти ве­ли­ко­го ма­сте­ра: мой бла­го­вер­ный си­дит на кро­ва­ти и с брезг­ли­вым вы­ра­же­ни­ем ли­ца ню­ха­ет свои нос­ки, за­тем мор­щит­ся, сво­ра­чи­ва­ет их клу­боч­ком и пи­ха­ет под по­душ­ку. — Это что­бы на­во­лоч­ку аро­ма­ти­зи­ро­вать? Или воз­дух в ком­на­те? Ты во­об­ще сбрен­дил? — рас­кри­ча­лась я. — Мо­жешь са­ма по­ню­хать! Они еще чи­стые! — Ан­тон! Я все мо­гу по­нять и при­нять, но ты — неря­ха, ка­ких свет не ви­ды­вал! Учти, сти­рать ру­ка­ми твои нос­ки не бу­ду! За­ру­би се­бе на но­су! Я те­бе не Золушка! Че­рез несколь­ко дней за­па­сы ис­сяк­ли. — Мне нече­го на­деть! — По­сти­рай! — Не умею! — Ну, то­гда хо­ди в гряз­ных! Толь­ко дер­жись на при­лич­ном рас­сто­я­нии от ме­ня! …Ве­чер сле­ду­ю­ще­го дня. Я толь­ко при­шла с ра­бо­ты. — Кри­сти­на! Мо­жешь ме­ня по­здра­вить! — Ты вы­иг­рал му­льен? — Нос­ки за­мо­чил! — со­об­щил су­пруг тор­же­ствен­но. — В бе­лизне! — Хм… Пред­став­ляю, ка­ки­ми они по­том бу­дут… Я по­шла в ван­ну по­мыть ру­ки, но та­зик для стир­ки ока­зал­ся пу­стым. — В чем ты за­мо­чил нос­ки? — В ка­стрю­ле! — он был яв­но горд со­бой. — Чу­дес­но! А ни­че­го, что я в этой ка­стрю­ле еду го­тов­лю? — Ичто, И что, те­перь су­п­бу­дет­но­суп бу­дет нос­ка­ми во­нять? — Имен­но! На кухне опять жда­ла гора немы­той по­су­ды. Мол­ча взя­ла се­бе чи­стую та­рел­ку, а му­жу на­сы­па­ла плов в гряз­ную, из-под бор­ща, с на­лип­шей по краю ка­пу­стой и по­ту­шен­ным на дне окур­ком. — Не по­нял? — Что имен­но? — За­чем ты так сде­ла­ла? — А я так бу­ду де­лать и впредь! Хва­тит! На­шел Зо­луш­ку! Со­из­воль уби­рать за со­бой! Нос­ки на­хо­ди­лись в пла­ва­нье три дня. Все это вре­мя мой кра­са­вец не вы­хо­дил из до­му: на­деть-то нече­го, а сти­рать не хо­чет­ся. — Они уже изрядно за­во­ня­лись! — мрач­но со­об­щи­ла я Ан­то­ну за ужи­ном. — Со­се­ди мо­гут по­ду­мать, что у нас в квар­ти­ре труп раз­ла­га­ет­ся! — Ой, не на­чи­най, сей­час по­сти­раю! — муж взял ка­стрю­лю и по­шел в ван­ную. Вско­ре раз­дал­ся вопль. Я рва­ну­ла ту­да. — Что это? — в ру­ках Ан­тон дер­жал мерз­кие слиз­кие кло­чья се­ро-бу­ро-ма­ли­но­во­го цве­та, ко­то­рые еще не так дав­но бы­ли нос­ка­ми. — Что с ни­ми слу­чи­лось? — Они оби­де­лись и… рас­тво­ри­лись в хлор­ке. — В чем же я к ма­ме на день ва­ре­нья пой­ду? — В чем хо­чешь! Без нос­ков. Мно­гие бом­жи так де­ла­ют! — Так ведь уже не ле­то! — Кста­ти, мо­жешь пор­тян­ки на­мо­тать. А что? Сим­па­тич­но бу­дет, го­стям по­нра­вит­ся! Чем все за­кон­чи­лось? Ко­неч­но, я до­ста­ла но­вую па­ру, при­па­сен­ную за­ра­нее. Но долж­на от­ме­тить: бунт Зо­луш­ки возы­мел ре­зуль­тат. Свои нос­ки нена­гляд­ный те­перь сти­ра­ет сам, не за­ма­чи­вая. И по­су­ду за со­бой мо­ет. Все­гда. Ну… по­чти.

Кри­сти­на, при­учи­ла лю­би­мо­го к по­ряд­ку Каж­дый раз, ко­гда я при­хо­ди­ла до­мой с ра­бо­ты, на кухне ме­ня жда­ла гора гряз­ной по­су­ды, а в ком­на­те был жут­кий бед­лам

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.