Мы слиш­ком раз­ные

Я встре­ча­лась с Иго­рем уже по­чти че­ты­ре ме­ся­ца, од­на­ко он все еще оста­вал­ся для ме­ня тем­ной ло­шад­кой

Moja Sudba - - актуально - Еле­на

Èгорь, о чем ты сей­час ду­ма­ешь? — Во­об­ще ни о чем, — от­ве­тил он слиш­ком быст­ро, что­бы я по­ве­ри­ла. На­вер­ня­ка ду­мал о ра­бо­те, но при­знать­ся не за­хо­тел, по­то­му что ре­шил, буд­то я жду ка­ко­го-то ро­ман­ти­че­ско­го от­ве­та. А для ме­ня ис­крен­ность — важ­нее лю­бой ро­ман­ти­ки. Все-та­ки пло­хо мы с ним еще друг дру­га зна­ем, хоть и встре­ча­ем­ся по­чти че­ты­ре ме­ся­ца. Соб­ствен­но, уик-энд вдво­ем на при­ро­де я за­те­я­ла имен­но для то­го, что­бы узнать Иго­ря как мож­но луч­ше. ...Две неде­ли на­зад по­зна­ко­ми­ла его с млад­шей сест­рой. Ни­на, уви­дев мо­е­го бой­френ­да, чуть в об­мо­рок не упа­ла. Во вся­ком слу­чае, со­хра­нить невоз­му­ти­мое вы­ра­же­ние ли­ца не смог­ла. Прав­да, по­чти сра­зу под­тя­ну­ла че­люсть и со­гна­ла гла­за со лба на их за­кон­ное ме­сто, од­на­ко спра­вить­ся с ду­шев­ным по­тря­се­ни­ем так же ско­ро ей не уда­лось. По­это­му, ко­гда Иго­рек, из­ви­нив­шись, уехал на ка­кую-то де­ло­вую встре­чу, сест­ри­ца вы­па­ли­ла виб­ри­ру­ю­щим от лю­бо­пыт­ства го­ло­сом: — Лель­ка, как те­бе уда­лось под­це­пить та­ко­го ме­на?! — Это он ме­ня под­це­пил, — улыб­ну­лась в от­вет. — Да лад­но за­ли­вать... — Я не за­ли­ваю. — Зна­чит от сча­стья вы­па­ла из ре­аль­но­сти. Вот ес­ли объ­ек­тив­но, ты кто? — Жен­щи­на. — Пра­виль­но. Не фея, не бо­ги­ня, а са­мая обыч­ная тет­ка. Те­бе, меж­ду про­чим, недав­но стук­ну­ло трид­цать семь, и в ана­мне­зе име­ешь неудач­ный брак. — Иго­рю уже со­рок, он то­же в раз­во­де раз­во­де. И пла­тит али­мен­ты на дво­их де­тей. — Да хоть бы и на де­ся­те­рых – ему ни­че­го не сто­ит охму­рить лю­бую два­дца­ти­лет­нюю мо­дель­ку. С его-то внеш­но­стью и ха­риз­мой! Обал­ден­но по­ро­ди­стый му­жик! Не­уже­ли у вас все се­рьез­но? — Игорь го­во­рит, что да, а я... еще не ре­ши­ла. — Нет, вы слы­ша­ли?! Она еще не ре­ши­ла!!! — па­те­ти­че­ски вос­клик­ну­ла се­ст­ра, об­ра­ща­ясь неиз­вест­но к ко­му, а за­тем до­ба­ви­ла с воз­му­ще­ни­ем: — Те­бе нуж­но немед­лен­но хва­тать это­го кра­сав­ца, по­ка он не опом­нил­ся, и та­щить в загс. — Ну, го­во­рить о загсе еще ра­но. Но я в прин­ци­пе не опре­де­ли­лась, нуж­ны мне эти от­но­ше­ния или нет. — А по­че­му не нуж­ны? — изу­ми­лась Ни­на. — По­то­му что не разо­бра­лась до кон­ца, что Игорь за че­ло­век. — Ду­ма­ешь, он мо­жет ока­зать­ся брач­ным афе­ри­стом? — спро­си­ла она по­че­му-то ше­по­том. — Вот это­го точ­но не бо­юсь, — за­сме­я­лась я. — Что это за брач­ный афе­рист, ко­то­рый был же­нат все­го раз и при раз­во­де оста­вил су­пру­ге трех­ком­нат­ную квар­ти­ру, ма­ши­ну и да­чу? — Зна­чит, аль­фонс... — по­ни­ма­ю­ще кив­ну­ла Ни­на. — Остал­ся гол как со­кол и те­перь ме­тит на твою жил­пло­щадь. — Сно­ва ми­мо. Игорь уже успел ку­пить се­бе двуш­ку в цен­тре го­ро­да, да и на ра­бо- ту не в марш­рут­ке ез­дит... — А как у него в этом пла плане? — сло­во «этом» се­ст­ра мно­го­зна­чи­тель­но вы­де­ли­ла го­ло­сом. — Те­бя ин­те­ре­су­ет, ка­кой Игорь лю­бов­ник? — уточ­ни­ла я. — По­тря­са­ю­щий! — То­гда во­об­ще ни­че­го не по­ни­маю, — разо­зли­лась Ни­ну­ля. — Кра­си­вый, обес­пе­чен­ный, сек­су­аль­ный... А ты, как по­след­няя ду­ра, тер­за­ешь­ся гам­ле­тов­ским во­про­сом «Быть или не быть?» Слу­шай, Лель, мо­жет, так до­ро­жишь сво­ей сво­бо­дой, что те­бе му­жи­ки во­об­ще не нуж­ны? — Нуж­ны. Точ­нее, ну­жен. Один. Но это дол­жен быть сто­про­цент­но мой муж­чи­на, а об Иго­ре по­ка что так ска­зать не мо­гу. Он для ме­ня до сих пор еще — кот в меш­ке, тем­ная ло­шад­ка... — Зна­ешь, мне ино­гда ка­жет­ся, что те­бя под­ме­ни­ли в род­до­ме, — за­дум­чи­во про­тя­ну­ла се­ст­ра. — Все в на­шей се­мье адек­ват­ные лю­ди, и толь­ко ты та­кая... как буд­то не от ми­ра се­го. ...Игорь под­бро­сил в ко­стер несколь­ко ве­ток, по­хо­зяй­ски по­ло­жил мне ру­ку на пле­чо: — А са­ма о чем ду­ма­ешь? — О том, что мно­го-мно­го ве­ков на­зад на этом са­мом ме­сте си­де­ли пер­во­быт­ные лю­ди. Как мы, под­дер­жи­ва­ли огонь и смот­ре­ли в звезд­ное небо. Я са­ма се­бе сей­час ка­жусь жен­щи­ной из нео­ли­та — сы­та, по­то­му что мой муж­чи­на убил остро­гой боль­шую ры­бу... — Фан­та­зер­ка, — снис­хо­ди­тель­но фырк­нул Игорь. — Моя «остро­га» на­зы­ва­ет­ся кар­бо­но­вый те­ле­ско­пи те­ле­ско­пи­че­ский спин­нинг, made in Japan, и сто­ит по­чти три­ста бак­сов. А су­дак дей­стви­тель­но по­лу­чил­ся вкус­ный, толь­ко немно­го прес­но­ва­тый — я же го­во­рил, кла­ди боль­ше при­прав... Бы­ла ма­гия — и не ста­ло. Ни­ка­кие мы не пер­во­быт­ные лю­ди, с жад­но­стью по­зна­ю­щие окру­жа­ю­щий мир и са­мих се­бя, а про­сто не слиш­ком мо­ло­дые лю­бов­ни­ки, ре­шив­шие про­ве­сти вы­ход­ные дни на при­ро­де. Ночь как ночь, небо как небо, от­но­ше­ния как от­но­ше­ния, а за­жа­рен­ная на ужин ры­ба бы­ла так се­бе... И не по­то­му что я по­жа­ле­ла при­прав, а по­то­му что Игорь пой­мал ее не остро­гой, а чу­до-спин­нин­гом за три­ста дол­ла­ров. — Ты се­бя хо­ро­шо чув­ству­ешь? — участ­ли­во по­ин­те­ре­со­вал­ся мой бой­френд. — По­че­му спра­ши­ва­ешь? — По­след­ние пол­ча­са си­де­ла с бла­жен­ной улыб­кой, а сей­час у те­бя та­кое ли­цо, слов­но вне­зап­но зуб за­бо­лел. Или жи­вот... — Ни­че­го не бо­лит. Про­сто на­стро­е­ние по­че­му-то ис­пор­ти­лось. — Я знаю, как те­бе его под­нять... Пой­дем в па­лат­ку, — Игорь встал с брев­на, про­тя­нул мне ру­ку. — Да­вай еще по­си­дим, — по­про­си­ла я. Он недо­воль­но скри­вил­ся, но эта ми­ми­че­ская гри­ма­са дли­лась все­го до­лю се­кун­ды. В сле­ду­ю­щее мгно­ве­ние сно­ва улы­бал­ся и неж­но смот­рел на ме­ня. — Что-то по­хо­ло­да­ло, — ска­зал, уку­ты­вая мне спи­ну пле­дом (за­бот­ли­вый!). — Спа­си­бо, — бла­го­дар­но кив­ну­ла я. — Ска­жи, по­че­му ты раз­вел­ся с же­ной? Та­ко­го во­про­са Игорь яв­но не ожи­дал, по­это­му не смог

Игорь, со­ро­ка­лет­ний биз­нес­мен Ле­на – хо­ро­шая ба­ба. Ум­ная, ис­те­рик не за­ка­ты­ва­ет. И в по­сте­ли – огонь! Вот толь­ко слег­ка не от ми­ра се­го...

скрыть раз­дра­же­ние. — За­чем те­бе знать? — спро­сил жест­ко, по­чти гру­бо. Но тут же взял се­бя в ру­ки: — Про­сти за тон. Про­сто для ме­ня эта те­ма весь­ма бо­лез­нен­ная. — Не хо­чешь — не го­во­ри, — по­жа­ла я пле­ча­ми, но он «ин­дуль­ген­ци­ей» по­че­му­то не вос­поль­зо­вал­ся. — От­вет «Не со­шлись ха­рак­те­ра­ми» те­бя, ко­неч­но, не устро­ит, — ска­зал с иро­нич­ной усмеш­кой. — Ес­ли это прав­да, то устро­ит. — А ты у нас, ока­зы­ва­ет­ся, прав­до­люб­ка! — Я са­ма у се­бя прав­до­люб­ка. Нена­ви­жу ложь! — Толь­ко не го­во­ри, что ни­ко­гда не об­ма­ны­ва­ешь. — Чу­жим — да, бы­ва­ет, вру. Тем, ко­го люб­лю, — ни­ко­гда. Очень боль­но, ес­ли те­бе лжет близ­кий че­ло­век. — То­гда по­дай мне при­мер. Рас­ска­жи пер­вая, по­че­му вы с му­жем раз­бе­жа­лись. Я не бы­ла го­то­ва к ду­шев­но­му стрип­ти­зу, но про­игно­ри­ро­вать его прось­бу не смог­ла. Игорь вы­слу­шал мою ис­по­ведь, не пе­ре­би­вая, а ко­гда за­кон­чи­ла, про­тя­нул за­дум­чи­во: — Бла­жен­ная... — В ка­ком смыс­ле? — Не от ми­ра се­го, — по­вто­рил он не­дав­ние Ни­ну­ли­ны сло­ва. — Раз­ве­стись из-за та­кой ерун­ды... — Мы с Ко­стей еще до сва­дьбы по­кля­лись ни­че­го друг от дру­га не скрывать. Он на­ру­шил обе­ща­ние, а для ме­ня это — со­всем не ерун­да, — воз­ра­зи­ла я. — Ма­лень­кая ложь ра­но или позд­но обя­за­тель­но по­тя­нет за со­бой боль­шое пре­да­тель­ство... — Ты, Ле­на, неис­пра­ви­мая иде­а­лист­ка, — хмык­нул Игорь. — На­де­ешь­ся най­ти иде­аль­но­го муж­чи­ну? — Нет, ко­неч­но. Про­сто ищу род­ствен­ную ду­шу. И сно­ва мой лю­бов­ник не смог скрыть него­до­ва­ния: — Я ду­мал, мы при­е­ха­ли сю­да, что­бы на­сла­ждать­ся об­ще­ством друг дру­га, а ты вме­сто это­го за­ни­ма­ешь­ся са­мо­ко­па­ни­ем. И во мне пы­та­ешь­ся вы­ко­пать ям­ку по­глуб­же и по­смот­реть, что там внут­ри. — Это пло­хо? — Это глу­по! — сер­ди­то

Еле­на, трид­ца­ти­се­ми­лет­няя раз­ве­ден­ка На­вер­ное, Игорь прав, и я – неис­пра­ви­мая иде­а­лист­ка. Мне очень непро­сто с этим жить, но дру­гой уже не ста­ну

по­со­пев, Игорь под­нял­ся с брев­на и по­лез в па­лат­ку. А я оста­лась си­деть воз­ле до­го­ра­ю­ще­го ко­ст­ра. Но те­перь уже ка­за­лась се­бе не пер­во­быт­ной жен­щи­ной, жи­ву­щей в на­ча­ле на­чал, а по­след­ним че­ло­ве­ком на Зем­ле, вы­жив­шим по­сле апо­ка­лип­си­са... — Как там твой кра­сав­чик? — спро­си­ла се­ст­ра спу­стя несколь­ко дней. — Я с ним рас­ста­лась. — По­че­му?! — Мы слиш­ком раз­ные. — Это точ­но. Он — ум­ный, а ты — круг­лая ду­ра! — Нин, ты как-то ска­за­ла, что я слиш­ком це­ню свою сво­бо­ду, — улыб­ну­лась, про­пу­стив ми­мо ушей ее оскорб­ле­ние. — Прав­да, очень це­ню. Но не ту, внеш­нюю, ко­то­рую ты име­ла в ви­ду, а сво­бо­ду быть са­мой со­бой. В мо­ем ми­ре ина­че жить не­воз­мож­но.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.