СО­ГЛА­СИТЬ­СЯ НЕЛЬ­ЗЯ ОТ КАЗАТЬ

Она на­ча­ла пре­сле­до­вать ме­ня с са­мо­го пер­во­го дня. Бы­ла бы некра­си­вой – еще пол­бе­ды, а так... По­пал­ся в ее се­ти...

Moja Sudba - - Калейдоскоп - Мат­вей

Èкак толь­ко ме­ня уго­раз­ди­ло вля­пать­ся в это дерь­мо? Сам не по­ни­маю! Ведь я стре­ля­ный во­ро­бей. Дав­но же­нат, у нас с су­пру­гой рас­тут две близ­няш­ки-ан­ге­лоч­ка... И на­те вам: эта го­но­ри­стая тварь ухва­ти­ла и креп­ко дер­жит ме­ня за… Угу, за то са­мое, о чем вы по­ду­ма­ли. Все на­ча­лось в тот день, ко­гда она, об­хо­дя по­да­рен­ные ей й от­цом вла­де­ния на­шей кон­то­ры, тор­моз­ну­ла у мо­е­го сто­ла… Я за­мер с чаш­кой ко­фе в ру­ке, не успев до­не­сти ее до рта. И тут ка­кой-то идиот, де­фи­ли­руя ми­мо нас, под­бил мне ру­ку. Со­дер­жи­мое чаш­ки вы­плес­ну­лось пря­мо на бе­ло­снеж­ную блуз­ку ше­фи­ни. — Пой­дем­те, Мат­вей, со мной, — со вздо­хом про- из­нес­ла она, на­прав­ля­ясь к се­бе. б — С ве­ща­ми на вы­ход, — по­шу­тил кол­ле­га. — Алев­ти­на Ни­ко­ла­ев­на, про­сти­те, ра­ди бо­га, это вы­шло со­вер­шен­но слу­чай­но, — невнят­но про­бле­ял я, вы­хо­дя сле­дом и при­кры­вая две­ри. — Го­тов за­гла­дить ви­ну… — Хо­ро­шо, — ше­фи­ня оска­ли­лась в улыб­ке. Мы во­шли в ка­би­нет, и она два­жды по­вер­ну­ла ключ в зам­ке. Вплот­ную по­дой­дя ко мне (я да­же ощу­тил дур­ма­ня­щий за­пах ее ду­хов), жен­щи­на од­ним дви­же­ни­ем сня­ла с се­бя блу­зу. Ме­ня бро­си­ло в жар. За­во­ро­жен­но смот­рел на ее неболь­шую, но кра­си­вую округ­лую грудь, чуть при­под­ня­тую бюст­галь­те­ром, на тро­га­тель­ную ро­дин­ку в са­мой лож­бин­ке, на хруп-

кие клю­чи­цы… Ше­фи­ня в те­че­ние несколь­ких се­кунд, ко­то­рые по­ка­за­лись мне веч­но­стью, на­сла­жда­лась мо­ей ре­ак­ци­ей, а по­том как ни в чем не бы­ва­ло су­ну­ла блу­зу мне в ру­ки. — Зав­тра при­не­сешь чи­стую, — при­ка­за­ла, за­про­сто пе­ре­хо­дя на «ты». — А в чем же бу­дешь хо­дить до ве­че­ра? — про­хри­пел я, неожи­дан­но для се­бя под­дер­жав взя­тый ею фа­ми­льяр­ный тон. — А так – нель­зя? — она вы­гну­ла спи­ну, ка­са­ясь ме­ня по­лу­об­на­жен­ной гру­дью. Я сто­ял крас­ный как рак. — Те­бе за ме­ня стыд­но, да? — про­дол­жа­ла драз­нить ше­фи­ня. — Не вол­нуй­ся: в мо­ем шка­фу ви­сит еще де­ся­ток блу­зок — на вся­кий слу­чай. В го­ло­ве сту­ча­ло: «Идиот!!! Что ты де­ла­ешь? Она твоя на­чаль­ни­ца, и к то­му же – доч­ка ге­не­раль­но­го!» Хо­тя я, соб­ствен­но, ни­че­го и не де­лал: про­сто сто­ял пе­ред ней, как школь­ник, и глу­по улы­бал­ся. По­сле ра­бо­ты за­ско­чил в хим­чист­ку и, по­обе­щав де­воч­кам за­пла­тить трой­ной та­риф, ес­ли они при­ве­дут вещь в по­ря­док к утру, с неспо­кой­ным серд­цем от­пра­вил­ся до­мой. Же­на встре­ти­ла ме­ня объ­я­ти­я­ми. — Ой, ты как раз во­вре­мя! — ра­дост­но вос­клик­ну­ла Ве­роч­ка. — Я ми­ну­ту на­зад ду­хов­ку вы­клю­чи­ла. По до­му рас­те­кал­ся уют­ный за­пах мо­их лю­би­мых ва­ниль­ных ва­тру­шек. — Па­па! — слов­но две ба­боч­ки, вы­порх­ну­ли мне на­встре­чу пя­ти­лет­ние близ­няш­ки. Чмок­нул в нос Даш­ку, по­тре­пал по ро­зо­вой щеч­ке Маш­ку, и вдруг... неволь­но по­ду­мал про алев­ти­ни­ны упру­гие гру­ди, взды­ма­ю­щи­е­ся над бе­лым кру­же­вом бюст­галь­те­ра. «Но па­са­ран! Они не прой­дут! — мельк­ну­ло в го­ло­ве. — Слиш­ком вы­со­ка це­на!» — Как де­ла на ра­бо­те? Как но­вая на­чаль­ни­ца? — су­е­ти­лась у сто­ла же­на. — Нор­маль­но, — рас­се­ян­но от­ве­тил я. «Го­во­рить или не го­во­рить Вере? — му­чил­ся со­мне­ни­я­ми. — И ес­ли да, то всю прав­ду или толь­ко часть?» — Что слу­чи­лось? — Влю­би­мая встре­во­жен­но под­ня­ла гла­за, слов­но что-то по­чув­ство­вав. — Все в по­ряд­ке! Про­сто немно­го устал. Зна­ешь, об­ста­нов­ка нерв­ная, ждем со­кра­ще­ний… — Ты с этой выд­рой не за­едай­ся луч­ше, — по­со­ве­то­ва­ла же­на. — Сей­час не те вре­ме­на. На­обо­рот, будь с ней по­эле­гант­ней. Ты же, ес­ли за­хо­чешь, мо­жешь ко­го угод­но с ума све­сти. Я знаю, са­ма на этом по­го­ре­ла, — и она по­смот­ре­ла на ме­ня влюб­лен­ным взгля­дом. «Ка­жет­ся, то­же го­рю… си­ним пла­ме­нем», — по­ду­мал, гля­дя на су­пру­гу. С то­го дня Алев­ти­на мне про­хо­ду не да­ва­ла: то про­си­ла со­про­вож­дать ее на встре­чу («На­де­юсь уви­деть те­бя, Мат­вей, и ве­че­ром в ре­сто­ране»), то ве­ле­ла под­го­то­вить от­чет, и непре­мен­но у нее в ка­би­не­те («По хо­ду бу­ду уточ­нять неко­то­рые дан­ные», — и на­кло­ня­ет­ся к ком­пью­те­ру, при­жи­ма­ясь гру­дью к мо­е­му пле­чу), то про­сто за­яв­ля­ла, что «се­год­ня мы ужи­на­ем вме­сте». Па­ру раз я про­во­жал ее до­мой. По­сле од­но­го та­ко­го слу­чая она, про­ща­ясь, впи­лась в мои гу­бы дол­гим, от­кро­вен­ным по­це­лу­ем. — Алев­ти­на Ни­ко­ла­ев­на… Аля… — про­шеп­тал то­гда, за­ды­ха­ясь от же­ла­ния и гру­бо ощу­пы­вая ее те­ло. — Я же­нат, и у ме­ня двое де­тей... — Знаю, мед­ве­жо­нок, — ее ру­ка скольз­ну­ла мне под ру­баш­ку. — Знаю про те­бя все. Же­на — это ведь ве­ли­чи­на пе­ре­мен­ная, не прав­да ли? — За­чем ей все это? Я ведь ска­зал, что у ме­ня се­мья, — спро­сил вско­ре То­ли­ка, дру­га дет­ства, си­дя у него на кухне и за­ли­вая свои при­зна­ния вод­кой. — Ты же сам го­во­рил, что твою ше­фи­ню муж бро­сил — ушел к ее по­дру­ге… — на­пом­нил То­лик. — Да, хо­дят та­кие слу­хи, — пья­но под­твер­дил я. — Ну вот. Ам­би­ци­оз­ные ба­бы это­го не вы­но­сят — на­чи­на­ют мстить му­жи­кам без раз­бо­ра, осо­бен­но тем, у ко­го все в по­ряд­ке. Ей про­сто в кайф раз­ру­шить твою се­мью и до­ка­зать са­мой се­бе, что каж­дый из нас — сво­лочь. Это про­во­ка­ция, — муд­ро ре­зю­ми­ро­вал друг. — Не под­да­вай­ся. Ну, — он на­пол­нил рюм­ки, — за вас с Вер­кой! Хо­ро­шо То­ли­ку рас­суж­дать, а мне-то что де­лать? Вот, на­при­мер, на днях Алев­ти­на опять вы­зва­ла ме­ня к се­бе. — Че­рез неде­лю ле­тим в Ве­ну, мед­ве­жо­нок. Нам пред­ла­га­ют гран­ди­оз­ный кон­тракт, — за­яви­ла она. — Ес­ли все по­лу­чит­ся, от­кро­ем там свой фи­ли­ал, ты ста­нешь управ­ля­ю­щим. Впе­ре­ди ска­зоч­ная жизнь, не прав­да ли? Па­па уже в кур­се… — Я не знаю... А как же близ­не­цы, Ве­роч­ка?.. — При чем здесь это? — жест­ко пе­ре­би­ла Алев­ти­на. — Это те­бя боль­ше не долж­но вол­но­вать! — и по­сле ко­рот­кой на­пря­жен­ной па­у­зы до­ба­ви­ла: — На раз­вод по­дашь, ко­гда вер­нем­ся… — я мол­ча на­пра­вил­ся к две­ри. — Ес­ли что-то не устра­и­ва­ет, мо­жешь оста­вить за­яв­ле­ние на уволь­не­ние, — вы­па­ли­ла она мне в спи­ну. Си­дел пе­ред ком­пью­те­ром, уны­ло во­дя мы­шью. «Ну что, су­пер­мен, где бу­дем ста­вить за­пя­тую?» — спро­сил сам се­бя. Кур­сор в это вре­мя бро­дил меж­ду тре­мя сло­ва­ми, как меж сос­на­ми… СО­ГЛА­СИТЬ­СЯ НЕЛЬ­ЗЯ ОТКАЗАТЬ…

Алев­ти­на, на­чаль­ни­ца Мат­вея Люб­лю по­иг­рать с му­жи­ка­ми. По­лу­чаю удо­воль­ствие, гля­дя, как они те­ря­ют­ся и не зна­ют, что де­лать, как се­бя ве­сти...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.