Я МОЛОЖЕ и кра­си­вее

Но­вость о том, что сест­ра вы­хо­дит за­муж, ме­ня уди­ви­ла. Не­уже­ли кто-то по­за­рил­ся на се­рую мыш­ку Ма­ри­ну?!

Moja Sudba - - Полезные Советы - На­шу, Га­ли­на

Ä омой я вер­ну­лась, улась, ко­гда еще и ча­су но­чи не бы­ло. ло. Но­вый клуб уб — про­сто от- стой, ди­джей — от­стой, кок­тей­ли у них — пол­ный от­стой! В «Дай­ки­ри» вме­сто свет­ло­го ро­ма яв­но де­ше­вую вод­ку льют. Хоть бы не па­лен­ку — от нее, е, го­во­рят, мож­но ослеппнуть или во­об­ще ко­ни они дви­нуть. Очень на­де­юсь, юсь, до это­го не дой­дет, но о баш­ка по­сле пя­ти бо­ка­лов ов про­сто рас­ка­лы­ва­ет­ся! Боль­ше я в эту га­ли­мую «Пе­ре­за­Пе­ре­за­груз­ку» ни но­гой! Упс, сюр­при-и-и-з, ро­ди­те­ли не спят — шеп­чут­ся о чем-то, си­дя на кухне. Сни­маю ту­фли и на цы­поч­ках кра­дусь в свою ком­на­ту, но неза­мет­но про­шмыг­нуть не по­лу­ча­ет­ся — у ма­мы слух, как у ле­ту­чей мы­ши. — Га­лоч­ка, ты? — спра­ши­ва­ет она негром­ко. — А по­че­му так ра­но? Го­во­ри­ла же, что утром при­дешь... Ме­ня кон­крет­но «штор­мит», но три мет­ра до кух­ни уда­ет­ся прой­ти ров­но. Од­на­ко на вся­кий слу­чай при­сло­ня­юсь к двер­но­му ко­ся­ку. — Го­ло­ва раз­бо­ле­лась от гром­кой му­зы­ки... — от­ве­чаю, тща­тель­но вы­го­ва­ри­вая каж­дое сло­во, что­бы ро­ди­те­ли не до­га­да­лись, что у ме­ня язык за­пле­та­ет­ся в ко­сич­ку. — А вы че­го не спи­те? — Но­вость об­суж­да­ем, — го­во­рит па­па. — Ма­ри­ноч­ка за­муж со­бра­лась, — за­го­вор­щиц­ки до­бав­ля­ет ма­ма. — Зав­тра при­ве­дет сво­е­го же­ни­ха

зна­ко­мить­ся с се­мьей... Эмо­ции внут­ри ме­ня бу­шу­ют, но на внеш­нее их про­яв­ле­ние сил нет. По­это­му бро­саю: «При­коль­но», — и от­прав­ля­юсь спать. Но по­чти сра­зу воз­вра­ща­юсь на кух­ню, что­бы за­дать очень важ­ный для ме­ня во­прос: — А жил­пло­щадь у это­го же­ни­ха име­ет­ся? От на­ли­чия или от­сут­ствия у Ма­рин­ки­но­го бой­френ­да соб­ствен­но­го жи­лья за­ви­сит, как мне от­но­сить­ся к но­во­сти: со зна­ком «плюс» или же

«ми­нус».

По­то­му что ком­на­та, ко­то­рую я на­зы­ваю сво­ей, на са­мом де­ле, на­ша с сест­ри­цей об­щая. Ес­ли Ма­ри­на по­сле сва­дьбы сва­лит к му­жу — бу­дет здо­ро­во, но ес­ли на­обо­рот, при­ве­дет его к нам «в прий­ми», то мне при­дет­ся пе­ре­би­рать­ся спать на ди­ван в про­ход­ную го­сти­ную, а это — жесть! — Не зна­ем, — по­жи­ма­ет ма­ма пле­ча­ми. — Мы не ин­те­ре­со­ва­лись... Ну ко­неч­но, так об­ра­до­ва­лись, что стар­шая доч­ка не оста­нет­ся в ста­рых де­вах, что го­то­вы ее хоть за бом­жа за­муж от­дать! ...На то, что­бы раз­деть­ся, как и на дол­гие пе­ре­жи­ва­ния, сил нет, по­это­му ва­люсь на кро­вать пря­мо в пла­тье. Смот­рю на спя­щую сест­ру. Ин­те­рес­но, ка­кой де­бил на нее по­за­рил­ся? Ма­ри­на стар­ше ме­ня на пять лет, ей уже стук­ну­ло два­дцать семь. Но сей­час, в ща­дя­щем лун­ном све­те, мор­щин воз­ле глаз не вид­но, она ка­жет­ся под­рост­ком ком. И не уди­ви­тель­но – при ро­сте метр шесть­де­сят оди один! Ин­те­рес­но, в ко­го сест сест­ра та­кая кар­ли­ца? Па­па с ма­мой оба вы­со­кие, рос рос­лые, во мне мо­дель­ные с сто семь­де­сят де­вять, а в вот Ма­рин­ка у нас — нед до­ме­рок. При­чем во всех от от­но­ше­ни­ях: сись­ки еще вп в пят­на­дцать за­тор­мо­зи­ли на по­зор­ном пер­вом раз­мер ме­ре. В об­щем, ни ко­жи, ни ро­жи! И оде­ва­ет­ся как сер се­рая мышь. Да де­ло да­же не в во внеш­но­сти, — в кон­це кон кон­цов, на вкус и цвет... Но в се сест­ри­це со­вер­шен­но нет огн ог­ня и драй­ва! Она прес­ная, как ди­стил­ли­ро­ван­ная во­да. В шко­ле и уни­ве­ре бы­ла ти­пич­ной за­уч­кой, та­кой оста­лась и по сей день — пра­виль­ной до тош­но­ты. На­вер­ня­ка и же­них ей под стать — ка­кой-ни­будь пры­ща­вый бо­тан-оч­ка­рик. Лад­но, что га­дать, зав­тра посмот­рим на это­го «су­пер­ме­на»... ...Зна­ком­ство с бу­ду­щим род­ствен­ни­ком на­зна­че­но на пять ча­сов. Зная, что сест­ра ни­ко­гда не опаз­ды- ва­ет, я без трех ми­нут пять за­ни­маю пост в при­хо­жей — не тер­пит­ся по­смот­реть на по­тен­ци­аль­но­го зя­тя. И вот на­ко­нец зво­нок. От­кры­ваю дверь. Ря­дом с Ма­ри­ной сто­ит па­рень. Ошиб­лась я немно­го — ко­жа у него на ли­це чи­стая, оч­ков нет. И рост непло­хой (сест­ри­ца ед­ва до­ста­ет ему до пле­ча). Но, в прин­ци­пе, ни­че­го осо­бен­но­го. Внеш­ность са­мая что ни на есть за­уряд­ная, и одет невзрач­но: джин­сы, ка­кая-то ру­баш­ка... — Зна­комь­тесь, — го­во­рит Ма­ри­на. — Моя ма­ма — Еле­на Оле­гов­на, па­па — Петр Иго­ре­вич, сест­ра Га­ля. А это, — ки­ва­ет на сво­е­го бой­френ­да, — Са­ша. — Очень при­ят­но, — улы­ба­ет­ся тот, за­тем, де­мон­стри­руя се­рьез­ность на­ме­ре­ний, вру­ча­ет па­пе бу­тыл­ку ко­нья­ка, нам с ма­мой — по бу­ке­ту, и на­чи­на­ет ра­зу­вать­ся. Ма­ши­наль­но смот­рю на его обувь. Ого! Та­кие крос­сов­ки сто­ят бак­сов че­ты­ре­ста, а то и боль­ше — уж я в этих ве­щах раз­би­ра­юсь! Оли­гарх, ко­то­рый шиф­ру­ет­ся под про­ста­ка-недо­те­пу? Чуть поз­же вы­яс­ня­ет­ся: с «недо­те­пой» я сно­ва по­па­ла паль­цем в не­бо. Дер­жит­ся Са­ша доб­ро­же­ла­тель­но и про­сто, но весь­ма уве­рен­но (толь­ко без «са­мо-» и наг­ло­сти). Та­кую уве­рен­ность на ров­ном ме­сте отрас­тить невоз­мож­но. Ли­бо ма­жор, за ко­то­рым сто­ят несла­бые ро­ди­тель­ские баб­ки, ли­бо сам успел со­сто­ять­ся. А ма­ма с па­пой, вме­сто то­го что­бы до­про­сить его с при­стра­сти­ем, несут ка­кую-то пур­гу о по­го­де и по­ли­ти­ке, по­ка­зы­ва­ют го­стю се­мей­ные фо­то­аль­бо­мы... Ре­шаю взять ини­ци­а­ти­ву в свои ру­ки. — Кем ты ра­бо­та­ешь? — спра­ши­ваю у Саши как бы меж­ду про­чим. Он от­ве­ча­ет, что про­грам­ми­стом. Ин­фор­ма­ция ни о чем: пло­хой про­грам­мер мо­жет быть ни­ще­бро­дом, а хо­ро­ший — мил­ли­о­не­ром. За­хо­жу с дру­гой сто­ро­ны: — А кто твои ро­ди­те­ли? — Га­ли­на, как те­бе не стыд­но? — уко­риз­нен­но одер­ги­ва­ет ме­ня ма­ма. — А что тут та­ко­го? — хло­паю рес­ни­ца­ми. — Мы же, как-ни­как, со­би­ра­ем­ся по­род­нить­ся с его се­мьей... — Пре­по­да­ют в уни­вер­си­те­те, — со­об­ща­ет бу­ду­щий зять. — Отец — фи­зи­ку, а ма­ма — ан­глий­ский язык. « Жал­кие бюд­жет­ни­ки » , — мель­ка­ет мысль. Хо­чу спро­сить, жи­вет он вме­сте с пред­ка­ми или от­дель­но, но не успе­ваю, по­то­му что в раз­го­вор встре­ва­ет сест­ра. — Мы хо­тим про­сто рас­пи­сать­ся в загсе и сра­зу уехать в сва­деб­ное пу­те­ше­ствие. Но еще не ре­ши­ли ку­да. — Мож­но в Ислан­дию, — вы­да­ет же­них. — Го­во­рят, необык­но­вен­ная стра­на. И я там еще не был... — А где был? — спра­ши­ваю быст­ро, он пе­ре­чис­ля­ет. И сно­ва «ого!» — весь­ма со­лид­ный спи­сок. По­том Алек­сандр на­чи­на­ет так ин­те­рес­но рас­ска­зы­вать о сво­ем пу­те­ше­ствии по Тан­за­нии, что слу­шаю его с от­кры­тым ртом. И лов­лю се­бя на мыс­ли, что ли­цо пар­ня уже не ка­жет­ся мне за­уряд­ным. Кра­си­вым его, по­жа­луй, не на­зо­вешь, но од­но­знач­но по­ро­ди­стое, дво­рян­ское. Ему бы ари­сто­кра­тов в ки­но иг­рать!

Алек­сандр, про­грам­мист, же­них Ма­ри­ны Мне очень нра­вит­ся се­мья мо­ей лю­би­мой. Толь­ко вот ее сест­ра ка­жет­ся че­рес­чур взбал­мош­ной и эго­и­стич­ной

Ма­ма то­же вни­ма­тель­но слу­ша­ет, од­на­ко ее яв­но что-то бес­по­ко­ит. На­ко­нец озву­чи­ва­ет, что имен­но. — Не хо­ти­те пыш­ной сва­дьбы — де­ло ва­ше, — го­во­рит она. — Но на­до хоть в тес­ном кру­гу от­ме­тить это со­бы­тие! И обя­за­тель­но, что­бы бе­лое пла­тье. Я так меч­таю уви­деть обе­их до­чек в под­ве­неч­ных на­ря­дах... Сест­ра и ее же­них син­хрон­но ки­ва­ют. Ма­ри­на — по­то­му что по­чти ни­ко­гда не спо­рит с ро­ди­те­ля­ми, а Са­ша, оче­вид­но, хо­чет за­доб­рить бу­ду­щую те­щу со­гла­си­ем. За­тем все на­чи­на­ют об­суж­дать де­та­ли пред­сто­я­ще­го тор­же­ства. Точ­нее, все, кро­ме ме­ня. И не по­то­му, что нече­го ска­зать по это­му по­во­ду, а по­то­му что те­ма мне непри­ят­на. Ухо­жу в свою, то есть по­ка еще ком­на­ту. И тут де­лаю от­кры­тие. Я не хо­чу, что­бы Алекс (это имя нра­вит­ся мне го­раз­до боль­ше, чем про­стец­кое Са­ша) же­нил­ся на Ма­рине! Са­ма с удо­воль­стви­ем вы­шла бы за него за­муж, по­то­му что он — очень ин­те­рес­ный во всех от­но­ше­ни­ях чел. От­би­вать же­ни­ха у сест­ры не со­би­ра­юсь — не мой фор­мат. Да та­кое и не по­тре­бу­ет­ся. До сва­дьбы еще пол­то­ра ме­ся­ца, а за это вре­мя он обя­за­тель­но успе­ет за­ме­тить, как я к нему от­но­шусь, и сам сде­ла­ет пра­виль­ный вы­бор. ... На пра­вах по­чти что чле­на се­мьи Алекс те­перь ча­сто бы­ва­ет у нас в до­ме. Ужи­на­ет, на­хва­ли­вая ма­ми­ну стряп­ню, иг­ра­ет с па­пой в шах­ма­ты и да­же по­мо­га­ет по хо­зяй­ству (по­чи­нил пы­ле­сос и доб­ро­воль­но вы­звал­ся по­чи­стить ков­ры). Со мной дер­жит­ся неиз­мен­но дру­же­люб­но, но не бо­лее то­го. А вре­мя идет... По­че­му он так се­бя ве­дет? Иг­ра­ет в бла­го­род­ство или дей­стви­тель­но не за­ме­ча­ет мо­их влюб­лен­ных взгля­дов? Лад­но, я не гор­дая, мо­гу в лоб объ­яс­нить, что к че­му. А тут как раз под­хо­дя­щий мо­мент под­во­ра­чи­ва­ет­ся... В тот ве­чер Алекс за­стал ме­ня в до­ме од­ну. Ро­ди­те­ли ушли на дню­ху к дру­зьям, а сест­ра, воз­вра­ща­ясь с ра­бо­ты на марш­рут­ке,

Га­ли­на, удив­ле­на вы­бо­ром Алек­сандра Я бы­ла уве­ре­на, что знаю пар­ней как об­луп­лен­ных, но Алекс по­вел се­бя со­всем не так, как рас­счи­ты­ва­ла...

на­дол­го за­стря­ла в проб­ке. Под пред­ло­гом, что за­глю­чил ком­пью­тер, я за­ма­ни­ла пар­ня к се­бе в ком­на­ту и по­це­ло­ва­ла в гу­бы. Алекс не от­толк­нул, но и на по­це­луй не от­ве­тил. — И что это озна­ча­ет? — спро­сил спо­кой­но. — Что ты мне нра­вишь­ся. Очень. Да­же боль­ше, чем про­сто нра­вишь­ся... По­че­му не об­ра­ща­ешь на ме­ня вни­ма­ния? Ведь я моложе Ма­ри­ны, и кра­си­вее, и тем­пе­ра­мент­нее... — Воз­мож­но. Толь­ко люб­лю я ее, — от­ве­тил Алекс. — Но по­че­му?! — со­рва­лась на крик. — По­то­му что она — это она, — по­жал пле­ча­ми и вы­шел из ком­на­ты. А я по­чув­ство­ва­ла се­бя по­след­ней ду­рой и со зло­стью ста­ла ко­ло­тить ку­ла­ка­ми по­душ­ку, как буд­то та бы­ла в чем-то ви­но­ва­та...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.