Бли­же, чем сест­ры

Мы зна­ко­мы боль­ше трид­ца­ти лет. И пусть го­во­рят, что жен­ской друж­бы не бы­ва­ет, но се­го­дня я по-преж­не­му ве­рю в Оли­ну ис­крен­ность и все­гда мо­гу рас­счи­ты­вать на ее по­мощь

Moja Sudba - - Калейдоскоп - Фа­ми­лии и име­на дей­ству­ю­щих лиц из­ме­не­ны

«Бег Оле на­до­ел, и она за­та­щи­ла ме­ня на зум­бу. Вско­ре по­дру­га пе­ре­ду­ма­ла, и мы ста­ли за­ни­мать­ся йо­гой. В кон­це кон­цов бро­си­ли и это – ра­ди пи­ла­те­са. Та­кая уж моя Оля – быст­ро на­до­еда­ет лю­бое за­ня­тие, и она на­хо­дит что-то но­вое. Но за­то ря­дом с ней я чув­ствую, что мо­гу свер­нуть го­ры. «Все-та­ки мы с то­бой класс­ные тет­ки, прав­да?» – ска­за­ла она не­дав­но»...

Ìы жи­ли в од­ном мик­ро­рай­оне и хо­ди­ли вме­сте в шко­лу. У Оли был брат на де­сять лет стар­ше ее, а ме­ня ро­ди­те­ли хо­ли­ли и ле­ле­я­ли, как един­ствен­но­го ре­бен­ка. Ко­гда у де­тей та­кая раз­ни­ца в воз­расте, как в Оли­ной се­мье, они ред ред­ко на­хо­дят об­щий язык и об­щие ин­те­ре­сы. А ес ес­ли ты у ма­мы с па­пой один, то меч­та­ешь о бра­ти­ке ил или сест­рич­ке. Вот и по­лу­ча­лось, что и Оль­ге, и м мне хо­те­лось иметь род­ствен­ную ду­шу. На­вер­ное, п по­это­му и по­дру­жи­лись, при­ки­пе­ли друг к дру­гу. В Вме­сте чи­та­ли, смот­ре­ли филь­мы, ре­ша­ли про­блем мы, под­дер­жи­ва­ли, уте­ша­ли, ра­до­ва­лись вдво­ем... Н Нам все­гда на­хо­ди­лось о чем по­бол­тать. Ни для ко­го н не сек­рет, что де­воч­ки-под­рост­ки охот­нее все­го го­во­ря рят о маль­чи­ках и об­суж­да­ют дру­гих дев­чо­нок. Как и осталь­ные ба­рыш­ни, мы по­рой пре­уве­ли­чи­ва­ли важ важ­ность неко­то­рых ве­щей и мог­ли из му­хи сде­лать слон сло­на. На­при­мер, ес­ли по­нра­вив­ший­ся од­ной из нас юнош юно­ша не от­ве­чал ей вза­им­но­стью, — это ста­но­ви­лось дра­мо дра­мой все­лен­ско­го мас­шта­ба для обе­их. Сей­час, ко­неч­но, сме смеш­но вспо­ми­нать по­доб­ные пе­ре­жи­ва­ния, но за­то с вы­со­ты­со­ты вы­со­ты про­жи­тых лет со­вер­шен­но я яс­но: са­мым важ­ным во всем эт­том этом бы­ла вы­со­кая сте­пень бли бли­зо­сти, по­ни­ма­ния и со­пе­ре­жи­и­ва­ния. со­пе­ре­жи­ва­ния. Не ча­сто скла­ды­ва­ет­ся та­кая друж­ба, нам с Олей оченнь очень по­вез­ло. Вре­мя лет­тит ле­тит быст­ро. Вот уже и шко­ла ос оста­лась по­за­ди, при­ш­ла пора при­ни­мать пер­вые се­рьез­ные р ре­ше­ния. Оли­ны ро­оди­те­ли ро­ди­те­ли ра­бо­та­ли в па­рик­ма­хер па­рик­ма­хер­ской и на­ста­и­ва­ли, что­бы доччь дочь по­шла по их сто­пам. Они сч счи­та­ли, что это на­деж­ная пр­ро­фес­сия, про­фес­сия, обес­пе­чи­ва­ю­щая стаб ста­биль­ный за­ра­бо­ток в лю­бые ввре­ме­на, вре­ме­на, и, ра­зу­ме­ет­ся, бы­ли пра пра­вы. Но не всем же стричь и ббрить, брить, каж­до­му свое, как го­во­рит го­во­рит­ся. — Ес­ли се­ей­час сей­час сде­лаю то, что хо­тят пред­ки пред­ки, по­том они все­гда бу­дут указ­зы­вать, ука­зы­вать, как мне по­сту­пать, — бунт бун­то­ва­ла по­дру­га. Ее со­все­м­не­со­все­мне со­всем не ра­до­ва­ла пер­спек­ти­ва стать «брад «бра­до­бре­ем» (так она на­смеш­ли­во на­зы­ва­ла сво­их ма­му и па­пу). — Да и надоело все это. Нож­ни­цы, ла­ки, крас­ки, хи­мия... А вам так пой­дет, а вам эдак... Насмот­ре­лась! А ес­ли бы я ста­ла вра­чо вра­чом, как ду­ма­ешь? Или нет… Луч­ше юри­стом, — пе­ре­би­ра­ла Оля воз­мож­ные ва­ри­ан­ты. — Юри­сты то­же хо­ро­шо за­ра­ба­тыв за­ра­ба­ты­ва­ют, и при этом им не при­хо­дит­ся во­зить­ся с чу­жи­ми во­лос во­ло­са­ми. А еще они убе­ди­тель­но и кра­си­во го­во­рят, и их все уваж ува­жа­ют. Оли­ны ро­ди­те­ли хо­ро­шо зна­ли свою дочь и по­ни­ма­ли: ес­ли за­упря­мит­ся, ни­что не смо­жет ее оста­но оста­но­вить.По­это­му ре­ши­ли предо­ста­вить сво­бо­ду вы­бо­ра. Оль Оль­га по­сту­пи­ла, ку­да хо­те­ла. Учить­ся ока­за­лось труд­но: мно­го слож­ных дис­ци­плин, да и пре­по­да­ва­те­ли очень тре­бо­ва­тель тре­бо­ва­тель­ные. Я по­шла бо­лее про­стым пу­тем и вы­учи­лась на швею, чт что­бы, как моя ба­буш­ка, со­зда­вать сво­и­ми ру­ка­ми одеж­ду дл для жен­щин. В мо­ей вла­сти бы­ло сде­лать их кра­си­вее и счастл счаст­ли­вее, и я получала от та­кой воз­мож­но­сти удо­воль­ствие. С Оль­гой мы по-преж­не­му бы­ли нераз­луч­ны нераз­луч­ны. Ко­гда нам ис­пол­ни­лось по во­сем­на­дцать, впер­вые са­ми о от­пра­ви­лись на от­дых. Ро­ди­те­ли пе­ре­жи­ва­ли, что на­де­ла­е­мгл на­де­ла­ем глу­по­стей, но един­ствен­ной глу­по­стью, ко­то­рая то­гда при­ш­ла нам в го­ло­ву, ста­ло освет­ле­ние во­лос. Пар­ни ведь лю­бят блон­ди­нок... Оля по­кра­си­ла нас за­ме­ча­тель­но (вот что зна­чит на­след­ствен­ность!), но увы, на рей­тинг в гла­зах муж­чин это ни­как не по­вли­я­ло. На­вер­ное, все же к сча­стью, а то бы мел­ки­ми глу­по­стя­ми не обо­шлось... По воз­вра­ще­нии до­мой, обе­их ждал скан­дал и тре­бо­ва­ние вер­нуть се­бе на­ту­раль­ный цвет во­лос. Да­же Оли­ны ро­ди­те­ли про­яви­ли неожи­дан­ную твер­дость в этом во­про­се. И сла­ва бо­гу — ну ка­кие из нас, в са­мом де­ле, блон­дин­ки?! Са­мые на­сто­я­щие брюнетки, и по ма­сти, и по ха­рак­те­рам! А по­том по­дру­га влю­би­лась. По­сле каж­до­го сви­да­ния рас­ска­зы­ва­ла мне все по­дроб­но­сти, а я слу­ша­ла ее, крас­нея, по­сколь­ку са­ма еще не име­ла ни­ка­ко­го опы­та. Пом­ню, как пе­ре­жи­ва­ла, ко­гда Оля по­ве­да­ла о сво­ей пер­вой ин­тим­ной бли­зо­сти. Не толь­ко пе­ре­жи­ва­ла, но, чест­но го­во­ря, и за­ви­до­ва­ла. То­же хо­те­лось встре­тить хо­ро­ше­го пар­ня и ис­пы­тать все эти взрос­лые чув­ства... Од­на­ко мне по­ка не встре­тил­ся тот един­ствен­ный, о ко­то­ром меч­та­ла. Как вся­кая иде­а­лист­ка, пред­став­ля­ла се­бе со­вер­шен­но необык­но­вен­ную встре­чу, пре­крас­но­го прин­ца... Один взгляд в гла­за друг дру­гу — и в серд­це рас­цве­тет лю­бовь... Но упря­мое серд­це мол­ча­ло, а па­рень мо­ей меч­ты не по­яв­лял­ся на го­ри­зон­те. Несколь­ко раз схо­ди­ла на сви­да­ния толь­ко по­то­му, что нуж­но. Ведь боль­шин­ство ро­вес­ниц уже с кем-то встре­ча­лись, а Оля так во­об­ще успе­ла все по­про­бо­вать. По­дру­га со­ве­то­ва­ла: — Ты долж­на про­сто на­чать с кем-то встре­чать­ся. Пусть те­бе да­же ка­жет­ся, что ни­че­го к это­му пар­ню не чув­ству­ешь. Мо­жет, узна­ешь его луч­ше, то­гда и по­лю­бишь. Глав­ное — что­бы он был в те­бя по уши влюб­лен, по­ни­ма­ешь? Ну вот как Во­ва, на­при­мер... — Но раз­ве лю­бовь — не гром сре­ди яс­но­го неба? Раз­ве это не вне­зап­ное чув­ство, ко­то­рое овла­де­ва­ет то­бой раз и на­все­гда? — го­во­ри­ла я, пол­ная ро­ман­ти­че­ских меч­та­ний. — У ко­го как... Не ду­маю, что всем вы­па­да­ет та­кое сча­стье, — за­дум­чи­во от­ве­ча­ла Оля. — Да и во­об­ще, че­го ты бо­ишь­ся? По­ка не по­про­бу­ешь, все рав­но не узна­ешь. Пе­ре­бо­ров се­бя, я по­шла на встре­чу с Во­вой, ко­то­ро­му дав­но нра­ви­лась. Весь ве­чер чув­ство­ва­ла се­бя ско­ван­но и не мог­ла до­ждать­ся, ко­гда сви­да­ние на­ко­нец за­кон­чит­ся. — Знаешь, Оль, ка­жет­ся, это все не так, как ты ду­ма­ешь, — при­зна­лась по­том по­дру­ге. — Вряд ли я его по­люб­лю... — Ты слиш­ком быст­ро от­ка­зы­ва­ешь­ся. Нель­зя сра­зу же сдаваться, дай че­ло­ве­ку шанс. Ино­гда лю­бовь пе­ре­да­ет­ся от од­но­го к дру­го­му. Ну, ес­ли она очень силь­ная, кон­че­но... Да, сей­час все те на­ши раз­го­во­ры смеш­ны: две мо­ло­день­кие неопыт­ные дев­чон­ки, на­чи­тав­ши­е­ся ро­ма­нов, рас­суж­да­ют о люб­ви и о том, как вы­рас­тить ее на пу­стом ме­сте... Но по­дру­ге хо­те­лось, что­бы у ме­ня то­же кто-то по­явил­ся и я чув­ство­ва­ла се­бя счаст­ли­вой. Ей бы­ло ма­ло, что счаст­ли­ва она са­ма. Вот та­кая друж­ба. Це­ны ей нет! Ну а я... Сно­ва по­слу­ша­ла Олю и со­гла­си­лась встре­тить­ся с Во­вой. Од­на­ко ко­гда он пы­тал­ся ме­ня об­нять, вся за­сты­ва­ла. Во­ва был сим­па­тич­ным. Я ви­де­ла, что важ­на для него, и

Оля рас­ска­зы­ва­ла мне обо всем по­сле каж­до­го сви­да­ния. Я слу­ша­ла, крас­нея и сму­ща­ясь

ста­ра­лась то­же про­яв­лять ин­те­рес к пар­ню. Но что по­де­лать, ес­ли ме­ня к нему не тя­ну­ло... Так про­дол­жа­лось до тех пор, по­ка од­на­жды, го­то­вясь к оче­ред­ной встре­че, не по­го­во­ри­ла со сво­ей муд­рой ба­буш­кой. Си­де­ла на ди­ване в го­сти­ной, пы­та­ясь со­брать­ся с ду­хом, что­бы вы­толк­нуть се­бя из до­му. И тут в ком­на­ту во­шла ба­бу­ля. Уви­дев, что я рас­стро­е­на и чуть не пла­чу, она спро­си­ла: — Что с то­бой, сол­ныш­ко! От­че­го гла­за на мок­ром ме­сте? — Ба­буль, мне на­до на сви­да­ние ид­ти, а я так не хо­чу! — вы­рвал­ся крик ду­ши. — Как это, на­до? — уди­ви­лась ба­буш­ка. — Кто ж хо­дит на сви­да­ние, по­то­му что на­до? — Ну... все дев­чон­ки с кем-то встре­ча­ют­ся, вот и Оля то­же, а я... все од­на да од­на... На­до се­бя пе­ре­бо­роть, мо­жет что-то по­лу­чит­ся. Ме­ня па­рень ждет, и хоть он мне не нра­вит­ся... Ба­буш­ка улыб­ну­лась, по­до­шла, по­гла­ди­ла ме­ня по го­ло­ве, при­жа­ла к се­бе. — Глу­пень­кая ты моя! Не нра­вит­ся, так за­чем се­бя за­став­лять? Не хо­чет­ся — не хо­ди. Все про­сто. Ко­гда на­сто­я­щее при­дет, на­си­ло­вать се­бя не при­дет­ся. И так у ме­ня лег­ко внут­ри ста­ло, слов­но ка­мень с ду­ши сва­лил­ся! По­ду­ма­ла: «А и прав­да, за­чем? Оле ее па­рень нра­вит­ся, а Во­ва мне нет. Ну и не на­до». И не по­шла. Он несколь­ко раз зво­нил, я не бра­ла труб­ку. А по­том на­бра­лась сме­ло­сти и ска­за­ла Во­ве, что нам не сто­ит боль­ше ви­деть­ся, все рав­но ни­че­го не вый­дет. За­тем бы­ли Ар­ка­ша, Игорь и несколь­ко дру­гих ре­бят. Но все не то и не так... Оля то­же рас­ста­лась со сво­им Ва­ней и осо­бо из-за это­го не пе­ре­жи­ва­ла. «Да ну его, на­до­ел, — го­во­ри­ла она. — Та­кой стал за­нуд­ли­вый, все вре­мя что-то от ме­ня тре­бу­ет, хо­тя еще и не муж. А что бу­дет, ес­ли мы по­же­ним­ся, пред­став­ля­ешь?» Да, Ва­ня ни за что не ужил­ся бы с мо­ей по­дру­гой, и он ей точ­но не под­хо­дил, по­то­му что так и не по­нял: нель­зя ско­вы­вать Оли­ну сво­бо­ду. Та­кая уж она уро­ди­лась, моя Оль­га — ни­ко­му ни­ко­гда не под­чи­ня­лась, все­гда гну­ла свою ли­нию, хо­тя и до­воль­но ча­сто ме­ня­ла за­ня­тия и увле­че­ния. Но, бу­дучи на тре­тьем кур­се ин­сти­ту­та, по­друж­ка встре­ти­ла «лю­бовь сво­ей жиз­ни». Так она са­ма го­во­ри­ла. Бо­же, как Оля смот­ре­ла на сво­е­го Се­ре­жу! А он на нее! Ко­гда я бы­ва­ла с ни­ми, то чув­ство­ва­ла се­бя тре­тьей лиш­ней. Да­же ис­пу­га­лась то­гда, что по­те­ряю по­дру­гу. К сча­стью, это­го не слу­чи­лось, но при­шлось сми­рить­ся с фак­том, что Сер­гей те­перь та­кой же важ­ный для нее че­ло­век, как и я. А вско­ре и ко мне при­шло на­сто­я­щее чув­ство. На дне рож­де­ния дво­ю­род­ной сест­ры по­зна­ко­ми­лась с пар­нем. Празд­но­ва­ли в ле­су, с ко­стром, пе­че­ной кар­тош­кой, пес­ня­ми под ги­та­ру... Иг­рал Па­ша. Ко­гда он при­ка­сал­ся к стру­нам, невоз­мож­но бы­ло от­ве­сти глаз! А как этот па­рень пел! Силь­ный низ­кий го­лос за­во­ра­жи­вал, к то­му же Па­ша знал все мои лю­би­мые пес­ни... Я под­пе­ва­ла, смот­ре­ла на него, а он на ме­ня, и ка­за­лось, на­ши серд­ца бьют­ся в уни­сон. С тех пор моя жизнь раз­де­ли­лась на «до» и «по­сле» встре­чи. Я Пав­лу то­же очень нра­ви­лась, меж­ду на­ми ис­кри­ло про­стран­ство, по­чти как в филь­ме с Луи де Фю­не­сом в ро­ли жан­дар­ма, ко­то­рый же­нит­ся. Смеш­но, ко­неч­но, но имен­но так и бы­ло. В об­щем, до­жда­лась я сво­е­го гро­ма сре­ди яс­но­го неба... Вско­ре по­сле зна­ком­ства мы ре­ши­ли вме­сте по­ехать в го­ры

Вско­ре и ко мне при­шло на­сто­я­щее чув­ство. Мы с Па­шей по­зна­ко­ми­лись на дне рож­де­ния...

на несколь­ко дней. В осен­них Кар­па­тах есть нечто вол­шеб­ное. И то, что про­ис­хо­ди­ло меж­ду мной и Па­шей, то­же бы­ло вол­шеб­ным. Впер­вые я чув­ство­ва­ла се­бя так, слов­но кто-то под­бро­сил ме­ня к небу. Уста­лость от хож­де­ния по кар­пат­ским скло­нам мгно­вен­но рас­тво­ря­лась в Па­ши­ных объ­я­ти­ях, неж­ность за­хле­сты­ва­ла и ли­лась че­рез край, жизнь ка­за­лась пре­крас­ной бес­ко­неч­ной сказ­кой. Пер­вым че­ло­ве­ком, ко­то­рый узнал о мо­ем чув­стве, бы­ла, ко­неч­но же, Оля. С Пав­ли­ком да­же мол­ча­ние не ка­за­лось нелов­ким. Чем доль­ше мы бы­ли зна­ко­мы, тем боль­ше я убеж­да­лась, что имен­но та­кой и бы­ва­ет на­сто­я­щая лю­бовь! Ах, эти эмо­ции! Я ча­са­ми ви­се­ла на те­ле­фоне, вы­плес­ки­вая их из се­бя, рас­ска­зы­вая по­дру­ге все в де­та­лях… Па­ша сде­лал мне пред­ло­же­ние че­рез год по­сле зна­ком­ства. Сва­дьбу на­зна­чи­ли на 31 де­каб­ря. Мы хо­те­ли, что­бы но­вый год стал на­ча­лом на­шей но­вой жиз­ни. Как мно­гие дру­гие мо­ло­дые се­мьи, по­се­ли­лись с ро­ди­те­ля­ми. У Па­ши­ных ма­мы и па­пы был боль­шой дом, в ко­то­ром жи­ли еще оди­но­кая ма­ми­на сест­ра и ба­буш­ка. Нам вы­де­ли­ли неболь­шую ком­на­туш­ку на вто­ром эта­же, под кры­шей. Мы ра­до­ва­лись, что у нас есть свой уго­лок, да еще та­кой ро­ман­тич­ный. Все до­мо­чад­цы по­мо­га­ли друг дру­гу, как мог­ли, ссор прак­ти­че­ски не бы­ва­ло. Све­кровь и те­тя го­то­ви­ли для всей се­мьи, а я ста­ла се­мей­ной шве­ей. Оля, ко­то­рая неиз­мен­но оста­ва­лась мо­ей луч­шей по­дру­гой, то­же при­хо­ди­ла ино­гда с от­ре­зом тка­ни. — Слу­шай, мож­но из это­го по­шить юб­ку? — как-то спро­си­ла она, по­ка­зы­вая мне но­вый кра­си­вый материал, свет­лобе­же­вый, в мелкую кле­точ­ку. — Ес­ли ко­рот­кую, то да­же две, — оце­ни­ла я. — Ну и от­лич­но! Од­на бу­дет для те­бя. — Для ме­ня? Ска­жешь то­же! Я бли­жай­шее вре­мя не пла­ни­рую хо­дить в ми­ни… — По­че­му? У те­бя та­кие кра­си­вые но­ги! Ес­ли я со сво­и­ми ре­ши­лась, то те­бе сам бог ве­лел! — Ми­ни-юб­ка как-то не очень идет к боль­шо­му жи­во­ту, — усмех­ну­лась я. Оля по­до­зри­тель­но по­смот­ре­ла на ме­ня. — Ты что, бе­ре­мен­на?! — вы­па­ли­ла она, а ко­гда я под­твер­ди­ла, вскрик­ну­ла от ра­до­сти: — О Бо­же! Ура!!! Как здо­ро­во! — Но еще не ско­ро, толь­ко де­вя­тая неде­ля… — То­гда возь­ми всю ткань и по­шей се­бе пла­тье-ко­ло­кол. По­смот­ри, как те­бе идет этот цвет! — Ну нет, ты же хо­те­ла юб­ку... — Обо мне не пе­ре­жи­вай. Куп­лю что-то дру­гое. Я так ра­да за те­бя! А еще за­ви­дую, что у вас бу­дет на­сто­я­щая се­мья… — А вам кто с Се­реж­кой ме­ша­ет? — Лег­ко те­бе го­во­рить. В неко­то­рых де­лах он до от­вра­ще­ния рас­су­ди­тель­ный. Счи­та­ет, что спер­ва мы долж­ны че­го-то до­бить­ся в жиз­ни, стать на но­ги, пол­но­стью обес­пе­чить се­бя всем необ­хо­ди­мым и ни от ко­го не за­ви­сеть. И толь­ко по­том уже со­зда­вать се­мью. Я бы­ла на пя­том ме­ся­це, ко­гда Оля со­об­щи­ла, что со­би­ра­ет­ся кар­ди­наль­но по­ме­нять жизнь. — Знаешь, бро­си­ла юри­ди­че­ский! — как-то ска­за­ла по­дру­га по те­ле­фо­ну. — Не мое, надоело до чер­ти­ков. К чер­ту юрис­пру­ден­цию! Ро­ди­те­ли все-та­ки бы­ли пра­вы. Луч­ше ста­ну па­рик­ма­хер­шей. Но не про­стой ис­пол­ни­тель­ни­цей, а ма­сте­ром-ви­за­жи­стом! Ме­ня тя­нет к ис­кус­ству. Это судь­ба! — Ино­гда я за то­бой не по­спе­ваю. А что ска­зал Се­ре­жа? — Не про­тив. Го­во­рит, глав­ное — что­бы мне бы­ло хо­ро­шо. — За­ме­ча­тель­но! — об­ра­до­ва­лась я. — А вот то, что ин­сти­тут бро­си­ла, жал­ко... — Да лад­но, не о чем жа­леть! Упа­ри­лась там! Оля бы­ла им­пуль­сив­ной, ею все­гда дви­гал по­рыв. Не знаю, хва­ти­ло ли бы у ме­ня сме­ло­сти на по­доб­ный шаг. ...Ожидание ре­бен­ка (в мо­ем слу­чае, прав­да, двоих) — про­сто вол­шеб­ное вре­мя. Все во­круг та­кие за­бот­ли­вые! Чуть ли не на ру­ках но­сят... Но са­ми ро­ды... Они по­ка­за­лись мне бес­ко­неч­ным кош­ма­ром. Как-то рань­ше не за­ду­мы­ва­лась, что про­из­ве­сти на свет двой­ню — двой­ная му­ка. А ведь вра­чи ме­ня пре­ду­пре­жда­ли. Но, на­вер­ное, слиш­ком мяг­ко об этом го­во­ри­ли, на­до бы­ло пу­гать се­рьез­нее, то­гда бы я луч­ше под­го­то­ви­лась мо­раль­но... Не ду­ма­ла, что бу­дет так боль­но и так дол­го... Да и по­сле ро­дов рас­слаб­лять­ся не при­хо­ди­лось. Я и с од­ним­то не зна­ла, что де­лать, а тут сра­зу две крик­ли­вые дев­чон­ки. Хо­ро­шень­кие, здо­ро­вень­кие, лю­би­мые, но ше­бун­тые-е-е... И по­сто­ян­но хо­тят есть... Пер­вые неде­ли бы­ли осо­бен­но труд­ны­ми. Чув­ство­ва­ла се­бя свя­зан­ной по ру­кам и но­гам. Мо­ей жиз­нью те­перь рас­по­ря­жа­лись две жи­вые куклы с Па­ши­ны­ми гла­за­ми и мо­и­ми но­са­ми и гу­ба­ми. Муж, ко­неч­но, при­шел в пол­ный вос­торг, уви­дев их, но я... Мне бы­ло не до вос­тор­гов. Ес­ли бы не по­мощь всей боль­шой се­мьи, ни за что не спра­ви­лась бы! Све­кровь, те­тя, ба­буш­ка — все за­сту­пи­ли на вах­ту. И хо­тя каж­дая из них счи­та­ла, что осве­дом­ле­на в тон­ко­стях вскарм­ли­ва­ния и ухо­да за ма­лы­ша­ми луч­ше дру­гих, без до­пол­ни­тель­ных рук я бы точ­но уто­ну­ла в корм­ле­ни­ях, пе­лен­ках, рас­па­шон­ках, кри­ке и под­гуз­ни­ках. А ко­гда при­хо­ди­ли еще моя ма­ма и по­дру­га, дом пре­вра­щал­ся в ба­бье царство. В та­кие мо­мен­ты Па­ша чув­ство­вал се­бя лиш­ним и пря­тал­ся где-то в угол­ке, как пе­ре­пу­ган­ный кот... ...Мо­им до­цям ис­пол­ни­лось по пол­го­да, ко­гда Оля со­об­щи­ла, что вы­хо­дит за­муж. «На­ко­нец-то Се­реж­ка ре­шил­ся!» — об­ра­до­ва­лась я. Сва­дьба про­шла ве­се­ло, же­них с неве­стой бы­ли та­кие кра­си­вые! А еще че­рез несколь­ко ме­ся­цев Оля по­зво­ни­ла и воз­буж­ден­но ска­за­ла: «Пред­став­ля­ешь, я то­же бу­ду ма­мой! Как раз воз­вра­ща­юсь от вра­ча, он под­твер­дил. Ро­ды по пла­ну — в мае. При­ду к те­бе на­би­рать­ся опы­та! На­учишь?» — ра­дост­но кри­ча­ла она в труб­ку. По­дру­га ро­ди­ла маль­чи­ка, и у нас опять бы­ла ку­ча об­щих тем. На про­тя­же­нии сле­ду­ю­ще­го го­да мы ви­де­лись неча­сто — не хва­та­ло вре­ме­ни, но на те­ле­фоне ви­се­ли по­сто­ян­но. — По­че­му ты не ска­за­ла, что это так труд­но? — жа­ло­ва­лась в труб­ку по­дру­га. — Ма­ма при­хо­дит ред­ко, я не справ­ля­юсь...

Люд­ми­ла, счаст­ли­вая же­на и ма­ма По­сле вто­рых ро­дов я ужас­но по­пра­ви­лась. Но вос­ста­но­вить­ся бы­ло не так лег­ко, как в мо­ло­до­сти. На по­мощь при­ш­ла по­дру­га...

— Так го­во­ри­ла же, но ты не слу­ша­ла… — оправ­ды­ва­лась я. — У ме­ня грудь бо­лит невы­но­си­мо, не сплю по но­чам. И все вре­мя ссо­рюсь с му­жем, — всхлип­ну­ла она. — Так уста­ла... — По­тер­пи, пер­вые пол­го­да са­мые тя­же­лые, — ска­за­ла ей, по­то­му что зна­ла это по соб­ствен­но­му опы­ту. Но моя си­ту­а­ция, ко­неч­но, бы­ла го­раз­до про­ще: несмот­ря на двой­ную на­груз­ку, я мог­ла рас­счи­ты­вать на по­мощь дру­гих жен­щин в до­ме. Да и с Па­шей мы как-то не ссо­ри­лись. — А вот грудь все же про­верь, что­бы ма­сти­та не бы­ло, — по­со­ве­то­ва­ла. — Хо­чешь, при­во­зи ма­лы­ша к нам, тут есть ко­му за ним при­смот­реть. Са­ма спо­кой­но к вра­чу сходишь. Хо­тя ду­маю, нет там у те­бя ни­че­го страш­но­го, — до­ба­ви­ла, что­бы не на­гне­тать. — Про­сто с непри­выч­ки бо­лит. Но луч­ше пе­ре­стра­хо­вать­ся. На­ша друж­ба бы­ла осо­бен­ной — мы мог­ли на­брать друг дру­га в лю­бое вре­мя дня и но­чи. Ко­гда од­на из нас стал­ки­ва­лась с про­бле­мой, то зво­ни­ла вто­рой. Ни­че­го не скры­ва­ли, ни­че­го не стес­ня­лись, по­то­му что дав­но уже ста­ли род­ны­ми, бли­же, чем сест­ры. Неко­то­рых ве­щей о нас с Олей не зна­ли да­же му­жья, но меж­ду на­ми не бы­ло ни­ка­ких сек­ре­тов. Ведь муж­чи­на не пой­мет жен­щи­ну так, как дру­гая жен­щи­на, а вы­го­во­рить­ся ко­му-то на­до... И не про­сто ко­му-то, а то­му, ко­му пол­но­стью до­ве­ря­ешь. — Ну вы, да­мы, да­е­те! — удив­лял­ся по­рой Па­ша. — Сколь­ко мож­но ви­сеть на те­ле­фоне? И ведь не на­до­еда­ет! Я не об­ра­ща­ла на это вни­ма­ния. Муж­чи­нам про­ще мол­чать, а жен­щи­нам — го­во­рить. — Твой Сер­гей то­же так вор­чит? — спро­си­ла как-то Олю. — Ой, Лю­док! Как толь­ко за­хо­дит в квар­ти­ру, сра­зу вор­чать на­чи­на­ет. В по­след­нее вре­мя ему во­об­ще все не так. «Ты си­дишь до­ма, а ве­щи ва­ля­ют­ся, где по­па­ло… Жи­вем, как цы­гане… Что ты це­лы­ми дня­ми де­ла­ешь?» — те­ат­раль­но пе­ре­драз­ни­ла по­дру­га му­жа, ме­няя го­лос. — Все му­жи­ки оди­на­ко­вые. На­до их по­ча­ще остав­лять с детьми од­них, что­бы по­ни­ма­ли, по­чем фунт ли­ха. — Не знаю... В по­след­нее вре­мя у нас все очень пло­хо… — По­то­му что в до­ме ма­лень­кий ре­бе­нок, ко­то­рый по­сто­ян­но тре­бу­ет тво­е­го вни­ма­ния, — успо­ко­и­ла я. — Это да, — со­гла­си­лась она. — Я долж­на уде­лять Се­ре­же боль­ше вре­ме­ни, но, чест­но го­во­ря, нет сил. Не успе­ваю при­ве­сти се­бя в по­ря­док. Смот­рю в зер­ка­ло и не ве­рю, что это я… Рань­ше ни­ко­гда не вы­хо­ди­ла из до­му без ма­ки­я­жа, а те­перь да­же не при­че­сы­ва­юсь ино­гда весь день… — Ни­че­го, ты па­рик­ма­хер, те­бе не обя­за­тель­но, са­пож­ник ведь без са­пог, и ни­ко­го это не сму­ща­ет, — по­пы­та­лась я раз­ве­се­лить по­дру­гу. Вре­мя шло, на­ши де­ти под­рас­та­ли, од­ни труд­но­сти сме­ня­лись дру­ги­ми. Но в це­лом, ко­неч­но, ста­но­ви­лось лег­че: ведь груд­нич­ки — са­мое труд­ное для мам. У нас Па­шей все бы­ло хо­ро­шо, а вот у Оли с Се­ре­жей так и не на­ла­ди­лось. В этом я убе­ди­лась, ко­гда мы вме­сте по­еха­ли от­ды­хать. Сер­гей по­сто­ян­но хо­дил в пло­хом на­стро­е­нии, при­ди­рал­ся к ме­ло­чам. По­дру­ге бы­ло нелов­ко, что муж устра­и­ва­ет ей скан­да­лы при всех, а мне бы­ло нелов­ко, что вы­нуж­де­на на это смот­реть. — Мо­жет, оста­вишь Пе­тю с на­ми и про­ве­дешь с Се­ре­жей ро­ман­ти­че­ский ве­чер? — пред­ло­жи­ла я од­на­жды. — Вам нуж­но по­быть вдво­ем, в при­ят­ной об­ста­нов­ке, без вся­ких за­бот. У Оли за­бле­сте­ли гла­за, и она с ра­до­стью при­ня­ла мое пред­ло­же­ние. Но ко­гда вер­ну­лась со сви­да­ния с соб­ствен­ным су­пру­гом, этот блеск по­гас. — Что слу­чи­лось? — за­бес­по­ко­и­лась я. — Ну? Не мол­чи! — Са­ма не знаю… Все не так, и мы уже не те. Вро­де бы и про­шло нор­маль­но, но внут­ри боль и пу­сто­та... Да­же не ве­рит­ся... Он ве­дет се­бя так, слов­но я ему чу­жая, по­ни­ма­ешь? — Мо­жет, те­бе ка­жет­ся? — Вряд ли... По­хо­же, у Сер­гея кто-то есть. Я это чув­ствую... — С ума со­шла, что ли?! Вы же все­го пять лет же­на­ты!

Ко­гда мы вме­сте от­пра­ви­лись от­ды­хать, я убе­ди­лась, что у Оли с Се­ре­жей не ла­дит­ся

— Ну и что? Мы вме­сте го­раз­до доль­ше. Про­сто рас­пи­са­лись пять лет на­зад. Да и раз­ве это глав­ное? Вон у те­бя с Па­шей все ина­че, а вы вме­сте по­чти столь­ко же, сколь­ко и мы... Те­перь Оле вез­де ме­ре­щи­лась из­ме­на. По­дру­га по­па­ла в ло­вуш­ку рев­но­сти. А ко­гда она за­яви­ла, что бу­дет сле­дить за му­жем, я по­ста­ра­лась ее оста­но­вить. — Оду­май­ся! Это уже па­ра­нойя, чест­ное сло­во. Са­ма се­бе отрав­ля­ешь жизнь! — пы­та­лась осту­дить Оли­ны эмо­ции. — Да и по­том... — я за­мол­ча­ла в нере­ши­тель­но­сти, но все же за­кон­чи­ла: — Не знаю, из­ме­ня­ет ли те­бе Сер­гей, но то, что ты из­ме­ня­ешь са­мой се­бе, точ­но. Ты не та­кая, по­ни­ма­ешь?! Ты гор­дая, неза­ви­си­мая, свободная, не за­бы­вай это, про­шу! Как ни стран­но, по­дру­га не оби­де­лась, но бе­се­да, увы, не по­мог­ла. Как-то Оль­га по­зво­ни­ла мне вся на нер­вах и за­кри­ча­ла в труб­ку: — Я зна­ла, чув­ство­ва­ла! У него лю­бов­ни­ца! Его со­труд­ни­ца, и это началось уже дав­но! Сам при­знал­ся. А рань­ше ни­че­го не го­во­рил, по­то­му что, ви­ди­те ли, жа­лел ме­ня и Пе­тю. А тут вдруг жа­леть пе­ре­стал, пред­став­ля­ешь? Лю­да, я го­то­ва его при­кон­чить, и пусть ме­ня по­том посадят! — Оля, толь­ко не де­лай глу­по­стей, умо­ляю, — ис­пу­га­лась я. — Со­брал ве­щи и уехал к этой стер­ве! Ска­зал, что ве­ду се­бя, как ис­те­рич­ка. Я убью это­го га­да! — Ты хо­чешь се­бе раз­ру­шить жизнь? — Она и так раз­ру­ше­на! — Ни­че­го не раз­ру­ше­но! Ты кра­си­вая, ум­ная, мо­ло­дая! Силь­ная и ре­ши­тель­ная! Та­кие жен­щи­ны на­рас­хват, од­на точ­но не оста­нешь­ся. — Лю­да, мне жить не хо­чет­ся… — по­дру­га со­всем рас­кле­и­лась. — За­чем мне кто-то дру­гой?! Мне Сер­гей ну­жен! — Сей­час к те­бе при­еду! Уже вы­ез­жаю. Я по­про­си­ла Па­шу при­смот­реть за де­воч­ка­ми, ми­гом со­бра­лась и се­ла в марш­рут­ку, за­хва­тив по до­ро­ге в ап­те­ке ко­роб­ку бу­маж­ных пла­точ­ков. Оля ме­та­лась по до­му, как безум­ная. Я по­пы­та­лась об­нять ее, но она вы­рва­лась. И толь­ко ко­гда вы­бро­си­ла в ок­но ко­роб­ку с Се­ре­жи­ны­ми дис­ка­ми, немно­го успо­ко­и­лась. По­том опять за­ве­лась, вы­швыр­ну­ла еще его мар­ки, упа­ла на ди­ван и раз­ры­да­лась. Я се­ла ря­дом, на­гнув­шись, при­жа­лась к по­дру­ге. — Что те­перь со мной бу­дет? — про­бор­мо­та­ла она. — По­на­ча­лу тя­же­ло, но ты вы­сто­ишь. И най­дешь се­бе дру­го­го. С му­жи­ка­ми у те­бя ни­ко­гда не бы­ло про­блем. — Он рас­ко­лол мне серд­це! — го­ре­ва­ла Оля. — Скле­ишь, — спо­кой­но и уве­рен­но произнесла я. — Ты та­кая без­жа­лост­ная! — А за­чем те­бе жа­лость? Раз­ве она по­мо­жет? Уж кто-кто, а я те­бя хо­ро­шо знаю. Разо­злишь­ся — быст­рее спра­вишь­ся. — Как хо­ро­шо, что ты у ме­ня есть, — она об­ня­ла ме­ня. Мы вме­сте про­шли че­рез ее рас­ста­ва­ние с му­жем и раз­вод. Оля про­ли­ла еще нема­ло слез, а мне при­хо­ди­лось спа­сать ее — ко­гда доб­рым сло­вом, ко­гда объ­я­ти­я­ми и бу­тыл­кой виш­не­вой на­лив­ки, ко­то­рую она все­гда пред­по­чи­та­ла лю­бо­му дру­го­му ал­ко­го­лю. По­сле раз­во­да Оль­га сде­ла­ла все, что­бы Сер­гей по­жа­лел, что ушел к дру­гой. По­ху­де­ла, ста­ла за­бо­тить­ся о се­бе. Она сно­ва бы­ла неот­ра­зи­ма! В объ­я­тия слу­чай­ных пар­ней по­дру­га не бро­са­лась. Зна­ла се­бе це­ну и бы­ла до­ста­точ­но пе­ре­бор­чи­вой. Прав­да, с Вик­то­ром у Оль­ги не сло­жи­лось, но по­том по­явил­ся Игорь, с ко­то­рым она от­пра­ви­лась в ро­ман­ти­че­скую по­езд­ку. — Ну как? По­лу­чит­ся из это­го зна­ком­ства love story? — спро­си­ла я по­сле их воз­вра­ще­ния. — По­ка не знаю. Не спе­шу ста­вить точ­ки над «i». Пусть ста­ра­ет­ся ме­ня за­во­е­вать, боль­ше це­нить бу­дет, — от­ве­ти­ла она, на­учен­ная горь­ким опы­том. Тем вре­ме­нем мы с Па­шей ре­ши­ли ку­пить собственное жи­лье. Его те­тя неожи­дан­но вы­шла за­муж, су­пруг пе­ре­ехал к ней. Да еще у него бы­ло две взрос­лые до­че­ри, ко­то­рые вре­мя от вре­ме­ни за­гля­ды­ва­ли в го­сти. На­ши доч­ки пре­вра­ти­лись в ми­лых де­ву­шек, ко­то­рым нуж­ны бы­ли от­дель­ные ком­на­ты. Сло­вом, в до­ме ста­ло слиш­ком тес­но. Внес­ли пер­вый взнос за боль­шую трех­ком­нат­ную квар­ти­ру в но­вострой­ке и офор­ми­ли дол­го­сроч­ный кре­дит. Ме­ня пу­га­ло, что при­дет­ся так дол­го вы­пла­чи­вать, но Па­ша успо­ко­ил, ска­зал, что спра­вим­ся. ...Свое со­ро­ка­ле­тие со­би­ра­лась от­ме­тить без лиш­не­го шу­ма — уехать ку­да-ни­будь в ти­хое ме­сто, толь­ко с му­жем. Но Па­ша за­бро­ни­ро­вал сто­лик в ре­сто­ране и при­гла­сил го­стей. Оля то­же при­ш­ла. Бы­ло ве­се­ло. Вспо­ми­на­ли про­шлое, шу­ти­ли, сме­я­лись, пе­ли... Чест­но го­во­ря, я бо­я­лась пе­ре­хо­дить этот ру­беж меж­ду мо­ло­до­стью и хм... хо­те­ла на­пи­сать ста­ро­стью, но не смог­ла... зре­ло­стью, ска­жем так. Но в ком­па­нии дру­зей по­ня­ла: не на­столь­ко все страш­но. По­ду­ма­ешь, со­рок! Для близ­ких лю­дей не име­ет зна­че­ния, сколь­ко те­бе стук­ну­ло и как мно­го у те­бя се­дых во­лос. Глав­ное, что они те­бя лю­бят, а ты любишь их. И вы друг для дру­га не ме­ня­е­тесь с го­да­ми, и от­но­ше­ния ва­ши не обес­це­ни­ва­ют­ся. А вско­ре по­сле дня рож­де­ния у ме­ня слу­чи­лась... за­держ­ка. «Неуже­ли так быст­ро на­сту­пи­ло увя­да­ние? — по­ду­ма­ла с гру­стью. — Да нет, не мо­жет быть!» — успо­ко­и­ла и се­бя и по­шла к вра­чу. То, что услы­ша­ла, по­верг­ло ме­ня в шок. — Пять недель бе­ре­мен­но­сти, — за­клю­чи­ла ги­не­ко­лог по­сле осмот­ра, и у ме­ня но­ги под­ко­си­лись. — Бе­ре­мен­на?! — вос­клик­ну­ла, опу­стив­шись на стул. — Я? Да мне уже со­рок, это невоз­мож­но! — Что зна­чит, невоз­мож­но? Вы здо­ро­вы и вполне спо­соб­ны ро­дить, а бе­ре­мен­ность в ва­шем воз­расте дей­ству­ет на жен­щи­ну, как омо­ла­жи­ва­ю­щий укол, — улыб­ну­лась врач. Муж, в от­ли­чие от ме­ня, вос­при­нял но­вость спо­кой­но. — Чест­но го­во­ря, все­гда меч­тал о сыне, — ска­зал он. — А ес­ли ро­дит­ся тре­тья доч­ка? Или опять двой­ня... — То­гда у ме­ня бу­дет еще од­на лю­би­мая де­воч­ка. Или еще две. Иметь сра­зу пять лю­би­мых девочек — боль­шая уда­ча.

Оль­га, раз­ве­лась с пер­вым су­пру­гом По­дру­га го­во­рит, что я силь­ная. Но не знаю, что бы без нее де­ла­ла по­сле то­го, как мне из­ме­нил муж. Лю­да по­мог­ла вы­сто­ять А вско­ре вы­яс­ни­лось, что я сно­ва бе­ре­мен­на. Это по­верг­ло ме­ня в шок, но Па­ша был рад

— По­че­му пять? — не по­ня­ла я. — Ду­ма­ешь, воз­мож­на трой­ня?! — Нет, за­чем сра­зу трой­ня? Че­ты­ре доч­ки и их кра­са­ви­ца и ум­ни­ца ма­ма... Я рас­сме­я­лась и при­жа­лась к лю­би­мо­му. Ка­кой он у ме­ня все-та­ки хо­ро­ший! Не знаю, мо­жет, эта бе­ре­мен­ность и прав­да дей­ство­ва­ла, как инъ­ек­ция мо­ло­до­сти, но ап­пе­тит у ме­ня был бе­ше­ный. Мог­ла есть и есть, , на вось­мом ме­ся­це по­пра­ви­лась уже на во­сем­на­дцать ки­ло­грам­мов. Смот­ре­ла в зер­ка­ло и ви­де­ла ка­кую-то чу­жую жен­щи­ну с боль­шой по­пой, без­раз­мер­ным жи­во­том и ар­буз­ной гру­дью. Зна­ла, что на­до сле­дить за ве­сом, но как я мог­ла сесть на ди­е­ту, ес­ли все вре­мя чув­ство­ва­ла го­лод… К сча­стью, на этот раз двой­ню мне УЗИ не на­про­ро­чи­ло. Ко­гда ро­ди­ла На­за­ра, то на ка­кое-то вре­мя пе­ре­ста­ла пе­ре­жи­вать из-за сво­е­го внеш­не­го ви­да. Вновь ис­пы­тан­ное сча­стье ма­те­рин­ства за­глу­ши­ло все дру­гие чув­ства. Гля­дя на то, как ра­ду­ет­ся Па­ша, ду­ма­ла: «По­ду­ма­ешь, рас­тол­сте­ла! Оно то­го сто­и­ло!» Сынок от­крыл во мне бес­ко­неч­ные за­па­сы неж­но­сти. Но фи­зи­че­ски я чув­ство­ва­ла се­бя ужас­но. Ко­гда вер­ну­лась до­мой из боль­ни­цы, жи­вот был та­кой, как на ше­стом ме­ся­це. — Все вос­ста­но­вит­ся, нуж­но толь­ко вре­мя, — уте­ша­ла Оля. — Вот, дер­жи по­да­рок, — она про­тя­ну­ла мне утя­ги­ва­ю­щие тру­сы. — Пусть это те­перь бу­дет тво­им сти­му­лом! «Ми­ни­мум на три раз­ме­ра ма­лы», — раз­нерв­ни­ча­лась я, ко­гда по­про­бо­ва­ла в них втис­нуть­ся. В раз­дра­же­нии спря­та­ла тру­сы да­ле­ко в шкаф. Чув­ство­ва­ла се­бя гром-ба­бой, ко­гда смот­ре­ла в зер­ка­ло, хо­те­лось от­вер­нуть­ся. К это­му до­ба­ви­лась по­сле­ро­до­вая де­прес­сия. Все вре­мя хо­ди­ла устав­шая, по­сто­ян­но на гла­за на­во­ра­чи­ва­лись сле­зы. Стран­но, ведь я уже ро­ди­ла двух до­чек, и в пер­вый раз так не ре­а­ги­ро­ва­ла. — Те­бе уже не два­дцать, — жест­ко ска­за­ла ма­ма. — Не до­би­вай ме­ня, лад­но? — огрыз­ну­лась я, но все-та­ки ре­ши­ла взять­ся за се­бя. Се­ла на ди­е­ту. Бла­го­да­ря то­му, что до­чень­ки по­мо­га­ли мне с На­за­ром, вы­хо­ди­ла по ве­че­рам в парк. В ито­ге по­ху­де­ла на пять ки­ло, но по­том вес за­мер. И хо­тя муж по­сто­ян­но по­вто­рял, что лю­бит ме­ня лю­бую, я ужас­но пе­ре­жи­ва­ла. Хо­те­лось быть та­кой, как рань­ше. Но, увы, в со­рок лет жен­щи­на не мо­жет вер­нуть­ся в фор­му так быст­ро, как в два­дцать. — Мо­жет, нач­нем бе­гать, а? — пред­ло­жи­ла Оля так, буд­то ей это бы­ло нуж­но боль­ше, чем мне. — Я и са­ма не прочь по­ху­деть, но де­лать для это­го что-то в оди­ноч­ку не хва­та­ет си­лы во­ли. Со­глас­на по­мочь, мож­но на те­бя рас­счи­ты­вать? — Хит­рю­га! — рас­сме­я­лась я. — Мож­но, ко­неч­но! По­дру­га ска­ча­ла в Ин­тер­не­те план тре­ни­ро­вок, и мы... по­бе­жа­ли. Но все ока­за­лось не так лег­ко, как в ро­ли­ке. — Лю­док, те­бе не ка­жет­ся, что лю­ди немно­го пре­уве­ли­чи­ва­ют при­ят­ность бе­га? — спро­си­ла Оль­га по­сле оче­ред­но­го на­пря­га, ко­то­рый на­дол­го сбил нам обе­им ды­ха­ние. — «Немно­го» — не то сло­во! Но мы ведь не сда­дим­ся, прав­да? — я улыб­ну­лась, несмот­ря на уста­лость. — Ес­ли ты не сдашь­ся, то и я нет. По­том Оль­ге бег все-та­ки на­до­ел, и она за­та­щи­ла ме­ня на зум­бу. Че­рез ка­кое-то вре­мя по­дру­га пе­ре­ду­ма­ла, и мы ста­ли за­ни­мать­ся йо­гой. В кон­це кон­цов бро­си­ли и это — ра­ди пи­ла­те­са. Та­кая уж моя Оля — ей быст­ро при­еда­ет­ся лю­бое за­ня­тие, и она на­хо­дит что-то но­вое. Но за­то ря­дом с ней я чув­ствую, что мо­гу свер­нуть го­ры. — Все-та­ки мы с то­бой класс­ные тет­ки, прав­да? — ска­за­ла она не­дав­но, ко­гда мы бы­ли в при­ме­роч­ной ма­га­зи­на, и я сни­ма­ла тре­тью па­ру джин­сов — во всех ка­за­лась се­бе тол­стой и некра­си­вой. — Го­во­ри за се­бя, — про­вор­ча­ла раз­дра­жен­но. — Че­го это?! По­смот­ри, как ты здо­ро­во вы­гля­дишь. Рань­ше бы­ла дос­ка до­с­кой, а те­перь — сто­про­цент­ная жен­щи­на! Все при всем, все на сво­ем ме­сте. Кра­си­вый бюст, ап­пе­тит­ная по­па, див­ные но­ги... — Нуж­но ча­ще хо­дить с то­бой на шо­пинг, — рас­сме­я­лась я, за­ме­тив вдруг, что в оче­ред­ной па­ре брюк мне очень да­же непло­хо. Да что там, про­сто хо­ро­шо! Сни­мать не ста­ла, ку­пи­ла и вер­ну­лась в них до­мой. Муж и доч­ки вос­хи­ща­лись, а сы­ниш­ка ска­зал, что лю­бит ме­ня... Что ж, жизнь пре­крас­на в лю­бом воз­расте и с лю­бым ве­сом, осо­бен­но ес­ли у те­бя есть та­кая по­дру­га.

Вме­сте чи­та­ли кни­ги, смот­ре­ли филь­мы, ре­ша­ли про­бле­мы, гру­сти­ли и ра­до­ва­лись. Под­дер­жи­ва­ли друг дру­га во всем. Нам с Олей очень по­вез­ло

На­ши де­воч­ки под­рос­ли, ста­ли та­кие кра­си­вые! Ря­дом с ни­ми и с Пав­ли­ком я и в со­рок лет чув­ство­ва­ла се­бя мо­ло­дой

Мы с Олей по-преж­не­му нераз­луч­ны. Вме­сте про­во­дим сво­бод­ное вре­мя, и с на­ми де­ти, мой Па­ша и Олин но­вый по­клон­ник. С ним по­дру­га счаст­ли­ва, но за­муж те­перь не спе­шит

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.