По­да­рю те­бе сказ­ку

Го­во­рят, что от люб­ви до нена­ви­сти – один шаг. У нас по­лу­чи­лось на­обо­рот

Moja Sudba - - Калейдоскоп -

«Две неде­ли на­блю­дал за раз­ви­ти­ем ро­ма­на Мар­га­ри­ты с тем хмы­рем из ка­фе. Каж­дый день он под­во­зил ее до­мой, ми­нут пять си­де­ли в ма­шине. Тач­ка у него класс­ная, не то что моя раз­дол­бан­ная ко­лы­ма­га. Спря­тав­шись за што­рой, я рев­ни­во сле­дил, как они про­ща­ют­ся. Па­рень гла­дил ее по ру­ке, неж­но пе­ре­би­рал во­ло­сы, а у ме­ня от яро­сти сжи­ма­лись ку­ла­ки»...

МАРГАРИТА: В Одес­су я сбе­жа­ла от быв­ше­го му­жа, бла­го у ме­ня там оста­лась кро­хот­ная квар­тир­ка — ба­буш­ки­но на­след­ство. Пе­ре­езд по­влек за со­бой ку­чу труд­но­стей, но что­бы из­ба­вить­ся от Га­ри­ка, го­то­ва бы­ла на лю­бые жерт­вы. Дол­го ис­ка­ла ра­бо­ту. На­ко­нец устро­и­лась в ре­клам­ное агент­ство, ре­шив та­ким об­ра­зом ос­нов­ную про­бле­му. По­не­дель­ник — день тя­же­лый, но этот... По до­ро­ге в офис, ме­ня чуть не сби­ла ка­кая-то раз­ва­лю­ха. Услы­хав визг тор­мо­зов, я от­ско­чи­ла об­рат­но на тро­туар и за­кры­ла ла­до­ня­ми гла­за. — Ты что, ослеп­ла?! — до­нес­лись вопли во­ди­те­ля раз­дол­бан­ной ино­мар­ки. — Ле­зешь пря­мо под ко­ле­са! Нена­ви­жу ис­те­рич­ных му­жи­ков. По­ду­ма­ешь, ка­кое пре­ступ­ле­ние — до­ро­гу пе­ре­шла в непо­ло­жен­ном ме­сте! Ре­ши­ла не ре­а­ги­ро­вать на гру­бость, но кто-то бес­це­ре­мон­но схва­тил ме­ня за пле­чи и па­ру раз хо­ро­шень­ко встрях­нул. — Эй, к те­бе об­ра­ща­ют­ся, ли­чи­ко-то от­крой, Гюль­ча­тай! Я рыв­ком опу­сти­ла ру­ки: — По­слу­шай­те, это хам­ство! Что вы ме­ня ла­па­е­те?! — Я ла­паю?! Ну ты да­ешь! — у пар­ня округ­ли­лись гла­за. — Не ты, а вы! — про­ши­пе­ла в от­вет. — По­нят­но? — Ишь, ка­кая ца­ца! — яз­ви­тель­но про­из­нес он. — Да из-за те­бя я чуть в столб не вма­зал­ся, курица без­мозг­лая! Не же­лая вы­слу­ши­вать хам­ские оскорб­ле­ния, от­толк­ну­ла во­ди­те­ля и по­мча­лась к под­зем­но­му пе­ре­хо­ду, крик­нув: — Луч­ше бы ез­дить на­учил­ся! Нев­ра­сте­ник!

АЛЕК­САНДР: День не за­дал­ся из­на­чаль­но. По до­ро­ге в из­да­тель­ство чуть не сбил ка­кую-то раз­зя­ву. Хо­ро­шо хоть тор­моз­ные ко­лод­ки не­дав­но сме­нил, а то бы взял грех на ду­шу! Ба­рыш­ня по­па­лась — ура­ган, го­но­ру — вы­ше кры­ши. Нет, что­бы из­ви­нить­ся — пра­ва ста­ла ка­чать! Но глав­ное — все обо­шлось... Несмот­ря на про­ис­ше­ствие, на встре­чу при­был во­вре­мя, од­на­ко и там жда­ло разо­ча­ро­ва­ние: Бо­ри­сюк за­явил, что на этот раз ра­бо­та ни­ку­да не го­дит­ся. — Ты ка­кую-то страшилку на­пи­сал, а я дет­скую сказ­ку за­ка­зы­вал! Что про­ис­хо­дит, у те­бя твор­че­ский кри­зис? — Нет, все в нор­ме, — за­ве­рил его. — Про­сто, мне ка­жет­ся, де­тям боль­ше нра­вят­ся имен­но страш­ные сказ­ки. — Пле­вать мне на то, что те­бе ка­жет­ся! — рявк­нул Бо­ри­сюк. — Бы­ло кон­крет­ное за­да­ние! За­би­рай свой ужа­стик и пи­ши, что про­сят! И учти, вре­ме­ни — мак­си­мум неде­ля.

МАРГАРИТА: Не­удач­ное на­ча­ло дня ком­пен­си­ро­вал теп­лый при­ем но­во­го кол­лек­ти­ва. Ди­рек­тор агент­ства лич­но со­про­во­дил ме­ня в ка­би­нет и пред­ста­вил со­труд­ни­кам. Все по­ка­за­лись ми­лы­ми людь­ми. Вот толь­ко муж­чин все­го трое, да и те млад­ше ме­ня по воз­рас­ту. Но ка­кая раз­ни­ца, я ведь при­ш­ла сю­да ра­бо­тать, а не при­клю­че­ния на свою го­ло­ву ис­кать. По до­ро­ге до­мой за­бе­жа­ла в су­пер­мар­кет, ку­пи­ла про­дук­тов и бу­тыл­ку хо­ро­ше­го ви­на. Во­об­ще-то пить в оди­ноч­ку не в мо­их пра­ви­лах, но уж очень хо­те­лось от­ме­тить пер­вый ра­бо­чий день. Как и во всех старых пя­ти­этаж­ках, в до­ме

не бы­ло лиф­та. В подъ­ез­де ца­ри­ла непро­гляд­ная те­мень. При­жи­мая к гру­ди ку­лек с по­куп­ка­ми, по­бе­жа­ла вверх по сту­пень­кам, но вдруг ткну­лась но­сом в чью-то грудь и за­виз­жа­ла от стра­ха. — Ти­ше вы, — сер­ди­то шик­нул в тем­но­те ка­кой-то па­рень. — Это Са­ша из вось­мой квар­ти­ры. Вы мне чуть глаз не вы­ко­ло­ли! — Извините, — бурк­ну­ла в от­вет. — А я Маргарита из пя­той. Меж­ду про­чим, Са­ша, мог­ли бы и лам­поч­ку вкру­тить, тут же шею сло­мать мож­но! Он щелк­нул за­жи­гал­кой и, осве­тив мое ли­цо, от­пря­нул: — Черт, неуже­ли опять вы?! И тут до ме­ня до­шло, где рань­ше слы­ша­ла этот про­тив­ный го­лос! Вы­хо­дит, мы с ним еще и со­се­ди! Толь­ко это­го недо­ста­ва­ло! Об­ще­ние тет-а-тет не обе­ща­ло ни­че­го хо­ро­ше­го, нуж­но бы­ло сма­ты­вать­ся. По­про­бо­ва­ла про­тис­нуть­ся на­верх, но про­кля­тый ку­лек за что-то за­це­пил­ся и лоп­нул. — Ну вот, — разо­зли­лась я. — Те­перь у ме­ня по ва­шей ми­ло­сти па­кет разо­рвал­ся! — Я ви­но­ват?! Са­ми ле­зе­те, как танк! Рас­сер­див­шись, изо всех сил пну­ла его по но­ге: — На­учись с жен­щи­на­ми раз­го­ва­ри­вать, гру­би­ян!

АЛЕК­САНДР: Весь день я был па­инь­кой и уси­лен­но ра­бо­тал. В го­ло­ву лез­ла вся­кая чушь. Чест­но го­во­ря, ве­се­лые сказ­ки из-под пал­ки не пи­шут­ся, осо­бен­но ес­ли в тво­ей жиз­ни на­ча­лась длин­ная се­рая по­ло­са. В во­семь ве­че­ра вдруг вспом­нил, что непло­хо бы пе­ре­ку­сить. Но, от­крыв хо­ло­диль­ник, не об­на­ру­жил в нем ни­че­го под­хо­дя­ще­го. Та­щить­ся в ма­га­зин не хо­те­лось, по­это­му ре­шил вы­пить чаю с бул­кой и пе­ре­ку­рить. Об­ша­рив весь дом, не на­шел ни еди­ной си­га­ре­ты. Скре­пя серд­це по­плел­ся в ки­оск. На лест­ни­це про­изо­шла весь­ма неожи­дан­ная встре­ча. Пред­став­ля­е­те, та са­мая су­ма­сшед­шая ба­рыш­ня, из-за ко­то­рой утром чуть не угро­бил ма­ши­ну, ока­зы­ва­ет­ся, жи­вет те­перь в квар­ти­ре те­ти Па­ши. То есть пря­мо у ме­ня под но­сом! При­ят­ное со­сед­ство, ни­че­го не ска­жешь! Сна­ча­ла эта ненор­маль­ная чуть не вы­ко­ло­ла мне глаз, а по­том трес­ну­ла по но­ге. Ес­ли так пой­дет даль­ше, ско­ро при­дет­ся про­би­рать­ся до­мой по по­жар­ной лест­ни­це…

МАРГАРИТА: Утром вновь встре­ти­лась с этим ти­пом. Он во­зил­ся со сво­им зам­ком и не сра­зу ме­ня за­ме­тил. Хо­те­ла юрк­нуть об­рат­но в квар­ти­ру, но пе­ре­ду­ма­ла и, за­хлоп­нув дверь, ре­ши­тель­но на­пра­ви­лась к лест­ни­це. Со­сед пе­ре­го­ро­дил мне до­ро­гу: — По­че­му вы не ин­те­ре­су­е­тесь мо­им здо­ро­вьем? — Ах, это вы?! Про­сти­те, не за­ме­ти­ла... На­де­юсь, что вам до сих пор все еще боль­но, — ехид­но усмех­ну­лась я.

— Дол­жен вас огор­чить, — хмык­нул он, — сде­лал ком­пресс, и уже ни­че­го не бо­лит. Хо­тя дол­жен пре­ду­пре­дить: в сле­ду­ю­щий раз не по­смот­рю, что вы жен­щи­на, и дам сда­чи! Я ре­ши­ла не от­ве­чать. Слиш­ком мно­го че­сти!

АЛЕК­САНДР: Утром имел сча­стье сно­ва уви­деть но­вую со­сед­ку. Ну и зме­ю­ка, ска­жу я вам! Ду­мал, бо­лее мерз­ко­го ха­рак­те­ра, чем у те­ти Па­ши, быть не мо­жет. Оши­бал­ся. В этой ба­рышне яду боль­ше, чем в оби­та­те­лях лю­бо­го тер­ра­ри­ума вме­сте взя­тых. Вид­но, ей здо­ро­во на­со­лил кто-то из му­жи­ков, и те­перь она нена­ви­дит всю муж­скую по­ло­ви­ну че­ло­ве­че­ства… Кош­мар!

МАРГАРИТА: Раз­би­рая тет­ки­ны ве­щи, со­бра­ла ме­шок ненуж­но­го хла­ма и на ночь гля­дя ре­ши­ла вы­не­сти его к му­сор­но­му кон­тей­не­ру. У подъезда тор­чал со­сед из вось­мой квар­ти­ры. Пред­став­ля­е­те, этот при­ду­рок кошку свою вы­гу­ли­ва­ет пе­ред сном! Да­же смеш­но: все нор­маль­ные му­жи­ки за­во­дят со­ба­ку, а он… Опять при­вя­зал­ся ко мне с ду­рац­ки­ми во­про­са­ми: — На­де­юсь, в меш­ке не рас­чле­нен­ный труп?! Или вы все­та­ки от нас пе­ре­ез­жа­е­те? — Не до­жде­тесь! — вы­да­ла, сар­ка­сти­че­ски усмех­нув­шись. — Что вы, — ехид­но рас­сме­ял­ся он, — мне во­все не хо­чет­ся те­рять столь ори­ги­наль­ную со­сед­ку. Кста­ти, та­кие ху­дые но­ги сей­час не в мо­де! — За­ткни­тесь! — разо­зли­лась я окон­ча­тель­но. — Не намерена вы­слу­ши­вать ва­ши остро­ты. И во­об­ще, что вы лип­не­те, как бан­ный лист к мок­рой зад­ни­це?! Он по­гла­дил свою про­тив­ную кошку и по­жал пле­ча­ми: — Вот еще, я не лип­ну… Мы с де­воч­кой тут про­сто гу­ля­ем.

АЛЕК­САНДР: Ве­че­ром вы­шел по­гу­лять с Мар­го. Од­ну от­пус­кать во двор бо­юсь, опять нач­нет ша­стать по по­мой­кам и на­жрет­ся ка­кой-ни­будь дря­ни. В про­шлый раз умуд­ри­лась про­гло­тить хво­стик от копченой колбасы вме­сте с ме­тал­ли­че­ской плом­бой и ве­рев­кой. При­шлось та­щить­ся к ве­те­ри­на­ру.

Воз­вра­ща­ясь с про­гул­ки, немно­го по­об­щал­ся с но­вой со­сед­кой, ко­то­рая вы­шла вы­бро­сить му­сор. Кста­ти, в ко­рот­ком ха­ла­те и с хво­сти­ком она вы­гля­дит го­раз­до сим­па­тич­нее. И нож­ки про­сто класс­ные! Вот толь­ко ха­рак­тер ужас­ный. Чест­но го­во­ря, я ее слег­ка по­ба­и­ва­юсь. Ин­те­рес­но, эта ба­рыш­ня ко­гда-ни­будь улы­ба­ет­ся?

МАРГАРИТА: В чет­верг про­спа­ла на ра­бо­ту. Со­би­ра­лась в спеш­ке, и, как на­зло, все по­лу­ча­лось ши­во­рот-на­вы­во­рот. То яич­ни­ца под­го­ре­ла, то нос­ки по­рва­лись, то ку­да-то сум­ка за­про­па­сти­лась... К оста­нов­ке нес­лась как уго­ре­лая, толь­ко на­прас­но: до­ждав­шись, по­ка я до­бе­гу до две­рей, во­ди­тель с са­дист­ским удо­воль­стви­ем за­хлоп­нул их пе­ред са­мым мо­им но­сом. По­мча­лась сле­дом за марш­рут­кой, на­де­ясь, что он сжа­лит­ся, но... не оста­но­вил­ся. За­то че­рез ми­ну­ту ря­дом при­тор­мо­зил мой «лю­би­мый» со­се­душ­ка на сво­ей раз­ва­лю­хе. — Ви­жу, вы ре­ши­ли ве­сти здоровый об­раз жиз­ни? По­хваль­но, толь­ко бе­гать по про­ез­жей ча­сти у нас в го­ро­де за­пре­ще­но! Ну за­ну­да, не мо­жет без ехид­ства! Жаль, не по­лу­чи­лось послать его ку­да по­даль­ше — на­до бы­ло от­ды­шать­ся… В офис вле­те­ла в два­дцать ми­нут один­на­дца­то­го. В хол­ле столк­ну­лась с ка­ким-то незна­ко­мым пар­нем и, ес­ли бы он ме­ня не под­хва­тил, рас­тя­ну­лась бы на по­лу. — Про­сти­те, я та­кая неук­лю­жая… — сму­ти­лась. — Ни­че­го, — рас­сме­ял­ся он, — и со мной та­кое слу­ча­ет­ся! Кста­ти, знаю, что вас зо­вут Мар­га­ри­той. Не удив­ляй­тесь, мне уже до­ло­жи­ли, что у нас но­вень­кая. А я Олег. Толь­ко вер­нул­ся из от­пус­ка. — На­до же, — рас­се­ян­но про­бор­мо­та­ла в от­вет. — То есть хо­те­ла ска­зать, очень при­ят­но. Труд­но, на­вер­ное, по­сле от­ды­ха. Я вот в свя­зи с пе­ре­ез­дом два ме­ся­ца не ра­бо­та­ла и те­перь за­бы­ваю за­ве­сти бу­диль­ник. — Не рас­стра­и­вай­тесь, на­ши дев­чон­ки ча­сто опаз­ды­ва­ют, хо­ро­шо, что шеф доб­рый. Кста­ти, се­го­дня вы­став­ля­юсь за от­лич­но про­ве­ден­ный от­пуск. При­нес торт и кон­фе­ты, так что бу­дем чай пить. На­де­юсь, вы лю­би­те слад­кое? Хо­те­ла ска­зать, что на диете, но за­чем-то со­глас­но кив­ну­ла: — Люб­лю. Толь­ко у ме­ня нет чаш­ки… — Не про­бле­ма, это­го добра у нас в офи­се хва­та­ет. Идем­те...

АЛЕК­САНДР: Се­го­дня с утра на­до бы­ло подъ­е­хать к зна­ко­мо­му. Сто­ял пе­ред све­то­фо­ром и за­ме­тил со­сед­ку из пя­той, ви­дать, на ра­бо­ту опаз­ды­ва­ла — мча­лась к оста­нов­ке, как ра­ке­та. Кста­ти, спор­тив­ная ба­рыш­ня, от­лич­но бе­га­ет, да­же удивился. Толь­ко вот с финишем ей не по­вез­ло. Уже со­бра­лась за­прыг­нуть в марш­рут­ку, но во­ди­тель за­хлоп­нул две­ри и от­ча­лил. Во­об­ще-то я мог бы про­сто проехать ми­мо, но не удер­жал­ся, что­бы не ска­зать па­ру слов. Как все­гда, та­ким взгля­дом в от­вет ода­ри­ла, что хо­лод про­шиб. Нет, в ней опре­де­лен­но есть что-то та­кое… Ко­ро­че, луч­ше не свя­зы­вать­ся. МАРГАРИТА: Ве­че­ром ле­жа­ла на ди­ване, ана­ли­зи­руя со­бы­тия про­шед­ше­го дня. Чест­но го­во­ря, Олег мне по­нра­вил­ся: кра­си­вый, ум­ный, об­хо­ди­тель­ный. И хо­лост. Нас­коль­ко по­ня­ла, кое-кто из девочек име­ет на него ви­ды. Слиш­ком уж ра­дост­но они вос­при­ня­ли его вы­ход на ра­бо­ту, весь день по оче­ре­ди кру­ти­лись воз­ле Оле­го­ва сто­ла. Я пе­ре­вер­ну­лась на дру­гой бок и вздох­ну­ла: и за­чем о нем

ду­маю?! Ведь по­кля­лась: ни­ка­ких слу­жеб­ных ро­ма­нов! Да и пусть его де­лят меж­ду со­бой дру­гие, я не со­би­ра­юсь тол­кать­ся в об­щей оче­ре­ди. Тем бо­лее что по­сле чае­пи­тия ни ра­зу ко мне не по­до­шел. Прав­да, па­ру раз гля­нул в мою сто­ро­ну, но вскользь, мель­ком… Не спа­лось. Я вста­ла, что­бы по­ку­рить, но уро­ни­ла с бал­ко­на за­жи­гал­ку. Чер­ты­ха­ясь, по­то­па­ла за ней на ули­цу, а о клю­чах вс­пом­ни­ла, ко­гда хлоп­ну­ла дверь. На вся­кий слу­чай по­дер­га­ла за руч­ку — пу­стой но­мер! Ста­ла ли­хо­ра­доч­но со­об­ра­жать, что де­лать. Вз­ла­мы­вать — жал­ко и до­ро­го, кро­ме то­го, по­на­до­бит­ся мужская по­мощь. При­слу­ша­лась. В квар­ти­ре на­про­тив ра­бо­тал те­ле­ви­зор. Ну нет, к это­му ни за что не об­ра­щусь за по­мо­щью, луч­ше бу­ду спать на ков­ри­ке под дверью. Оста­вал­ся один вы­ход — лезть че­рез бал­кон. Я тя­же­ло вздох­ну­ла и ста­ла спус­кать­ся по лест­ни­це. Ми­нут пять ла­зи­ла в ку­стах, на­ко­нец за­жи­гал­ка на­шлась. Дро­жа от холода, под­ня­лась на про­ме­жу­точ­ную лест­нич­ную пло­щад­ку, от­ку­да со­би­ра­лась по­пасть на ко­зы­рек над подъ­ез­дом. От­кры­вая ок­но, сло­ма­ла несколь­ко ног­тей и чуть не вы­вих­ну­ла па­лец, но это ме­ня не оста­но­ви­ло. Од­на­ко, гля­нув на тру­бу, по ко­то­рой пред­сто­я­ло до­би­рать­ся до бал­ко­на, стру­си­ла: хоть и вто­рой этаж, а мож­но так на­вер­нуть­ся — ма­ло не по­ка­жет­ся! На­ко­нец ре­ши­лась: все­го-то семь-во­семь ша­гов! Пе­ре­кре­стив­шись, осто­рож­но сту­пи­ла на тру­бу и ста­ла мед­лен­но, бук­валь­но по сан­ти­мет­ру, про­дви­гать­ся впе­ред, цеп­ля­ясь ру­ка­ми за вы­ступ в стене. Кос­нув­шись пе­рил, с об­лег­че­ни­ем пе­ре­ве­ла ды­ха­ние: до­бра­лась-та­ки! Неожи­дан­но сбо­ку по­слы­шал­ся ед­ва сдер­жи­ва­е­мый сме­шок: — Аль­пи­низ­мом за­ни­ма­е­тесь или про­сто вы­шли пе­ред сном про­гу­лять­ся, по­ды­шать све­жим воз­ду­хом? — Иди­те к чер­ту! Из-за вас чуть не сва­ли­лась! — От неожиданности и прав­да чуть не грох­ну­лась вниз. — Ни­че­го страш­но­го, се­го­дня лет­ная по­го­да, — наг­ло хо­хот­нул зло­коз­нен­ный со­сед. Ре­ши­ла не опус­кать­ся до оче­ред­ной скло­ки, не хва­та­ло еще весь дом под­нять на но­ги. С ме­ня до­воль­но и од­но­го зри­те­ля. Под­тя­нув­шись, плюх­ну­лась жи­во­том на пе­ри­ла и по­пы­та­лась пе­ре­ки­нуть че­рез них но­гу. Од­на­ко это ока­за­лось не так лег­ко, и я по­про­сту за­стря­ла квер­ху за­дом. — Точ­но грох­не­тесь! По­го­ди­те, сей­час под­са­жу, — при­ка­зал со­сед, ре­ши­тель­но пе­ре­ле­зая че­рез пе­ри­ла сво­е­го бал­ко­на. Уви­дев, что на нем толь­ко тру­сы, я сер­ди­то за­ши­пе­ла: — Стой­те, где сто­и­те, без вас обой­дусь! Не нуж­но бы­ло от­ка­зы­вать­ся! Пы­та­ясь вер­нуть те­ло в ис­ход­ное по­ло­же­ние, я по­скольз­ну­лась и по­вис­ла на пе­ри­лах, от­ча­ян­но дры­гая в воз­ду­хе но­га­ми. Ду­ша ушла в пят­ки: все, сей­час грох­нусь — и пе­ре­лом ко­неч­но­стей обес­пе­чен! По­ка мыс­лен­но при­ки­ды­ва­ла сте­пень пред­сто­я­щей трав­мы, кто-то гру­бо схва­тил ме­ня за шкир­ку и, под­тя­нув вверх, рыв­ком пе­ре­ки­нул че­рез по­ру­чень, буд­то куль с му­кой. Бу­дучи уже в без­опас­но­сти, при­сло­ни­лась к стене и по­тер­ла шею: — А нель­зя бы­ло по­ак­ку­рат­нее?! Чуть не за­ду­ши­ли! — И по­де­лом, — сер­ди­то про­вор­чал со­сед, — од­ной злю­кой на зем­ле ста­ло бы мень­ше. Кста­ти, а по­че­му вы не вос­поль­зо­ва­лись мет­лой? Или она у вас в ре­мон­те? Тут уж я взо­рва­лась: вот на­хал, толь­ко и зна­ет, что из­де­вать­ся над сла­бой, без­за­щит­ной жен­щи­ной! — Сей­час же уби­рай­тесь с мо­е­го бал­ко­на! — за­ши­пе­ла. — Не хва­та­ло, что­бы уви­де­ли, как вы тут тор­чи­те в од­них тру­сах! — Лад­но, по­шел. При­ят­ных сно­ви­де­ний, — он по­жал пле­ча­ми. — Бу­дем счи­тать это на­шим пер­вым сви­да­ни­ем. Ко­гда со­ску­чи­тесь, зо­ви­те, по­ла­зим по сте­нам! Мне по­нра­ви­лось… Я мол­ча по­кру­ти­ла паль­цем у вис­ка.

АЛЕК­САНДР:

Несмот­ря на утрен­нюю стыч­ку с со­сед­кой, в ос­нов­ном день про­шел удач­но. Сла­ва бо­гу, Бо­ри­сюк одоб­рил но­вый ва­ри­ант сказ­ки: — Со­всем дру­гое де­ло — жи­вень­ко, с юмо­ром… Вы­хо­дит, пре­одо­лел се­рую по­ло­су? — Вы­хо­дит, — усмех­нул­ся я. — Сей­час у ме­ня та­кая ве­се­лая жизнь на­ча­лась — толь­ко дер­жись! По­сле из­да­тель­ства про­ве­дал ма­му. Осчаст­лив­лен­ная мо­им вне­зап­ным визитом, она за­та­щи­ла ме­ня на кух­ню и уса­ди­ла есть. Чест­но го­во­ря, соску­чил­ся по нор­маль­ной пи­ще, по­это­му ел жад­но, на­би­вая пол­ный рот. Ма­му­ля на­блю­да­ла за мной со скорб­ным вы­ра­же­ни­ем ли­ца. На­ко­нец спро­си­ла: — Мо­жет, все-та­ки по­ми­ришь­ся со Свет­кой, тре­тий ме­сяц ведь си­дишь от­шель­ни­ком? Неуже­ли не надоело? Я мол­чал, тща­тель­но пе­ре­же­вы­вая огром­ный ку­сок сви­ной от­бив­ной. Ма­ма груст­но по­ка­ча­ла го­ло­вой: — Хо­ро­шо. Не хо­чешь ее про­стить — най­ди дру­гую жен­щи­ну. Ведь не маль­чик, ес­ли бу­дешь пи­тать­ся всу­хо­мят­ку — язву на­жи­вешь! Неуже­ли не по­нят­но?! — Ну что ты го­во­ришь, ма? Та­кое впе­чат­ле­ние, что му­жи­кам для сча­стья нуж­на не лю­би­мая жен­щи­на, а ку­хар­ка. — Да где ж ты ее най­дешь, лю­би­мую?! — рас­сер­ди­лась ма­ма. — Ни­ку­да не хо­дишь, толь­ко и си­дишь за ком­пью­те­ром! Ре­шив, что но­та­ций на се­го­дня хва­тит, и по­бла­го­да­рив за вкус­ный обед, я быст­рень­ко по­про­щал­ся и сли­нял до­мой. Ве­че­ром неожи­дан­но по­зво­ни­ла Свет­ка. Я удивился: неуже­ли все-та­ки ма­му­ля по­ста­ра­лась?! — Шу­рик, мне без те­бя пло­хо… — по­чти про­ры­да­ла в труб­ку быв­шая по­друж­ка. — Мож­но к те­бе вер­нуть­ся? Как у нее все про­сто. Ду­ма­ет, что так лег­ко про­щу ей из­ме­ну со сво­им луч­шим дру­гом?! Как же, раз­бе­жал­ся! — Свет, ты же са­ма пре­крас­но знаешь, что невоз­мож­но два­жды вой­ти в од­ну и ту же ре­ку! — вз­дох­нул я и за­мол­чал. — В ка­кую еще ре­ку?! Ты о чем? — она жа­лоб­но за­шмы­га­ла но­сом. — Шу­рик, лю­би­мый, по­верь, мне очень жаль, что та­кое на­тво­ри­ла. Чест­ное сло­во! Я се­бя нена­ви­жу! Но ты ведь са­мый доб­рый на све­те... Ты ведь ме­ня про­стишь, прав­да? Вот за­ра­за, ду­ма­ет, я не знаю, что Ле­ха ее бро­сил! — Нет, слиш­ком боль­шую сви­нью под­ло­жи­ла… И во­об­ще, мне без те­бя луч­ше. — Луч­ше?! Ну-ну! А мо­жет, у те­бя уже есть дру­гая жен­щи­на? — в го­ло­се быв­шей по­дру­ги по­яви­лись ис­те­рич­ные нот­ки.

Маргарита, кон­флик­то­ва­ла с со­се­дом Так хо­те­лось, что­бы он уви­дел, что у ме­ня есть муж­чи­на! Од­на­ко Са­ша ку­да-то ис­чез, и це­лых две неде­ли я его не встре­ча­ла

— Нет у ме­ня ни­ко­го! Про­сто мне так спо­кой­нее… Из­ви­ни. — Шу­рик, это смеш­но! — за­во­пи­ла Свет­ка. — Мне что, при­полз­ти к те­бе на ко­ле­нях?! Ви­но­ва­та, знаю, но ты же не зло­па­мят­ный! Ведь нам то­бой бы­ло так хо­ро­шо, ми­лый! Я по­нял: ес­ли за­да­лась це­лью ме­ня вер­нуть, от­вя­зать­ся от нее бу­дет не так-то про­сто — при­вык­ла до­би­вать­ся че­го хо­чет. — Лад­но, да­вай зав­тра в шесть в на­шем ка­фе все об­су­дим. — По­че­му зав­тра? Мож­но, я сей­час при­еду? — Зав­тра в ка­фе, — по­вто­рил твер­до. — И не спорь! Но, по­ло­жив труб­ку, тут же рас­ка­ял­ся, что со­гла­сил­ся на мир­ные пе­ре­го­во­ры. Ду­рак, ни­ка­кой муж­ской гор­до­сти! Ма­ло мне од­них на­ве­шен­ных ро­гов... За­чем сно­ва на­чи­нать эту ду­рац­кую ка­ни­тель? Ко­неч­но, Свет­ка — ба­рыш­ня кра­си­вая, но слиш­ком вет­ре­ная, од­ни тряп­ки и раз­вле­че­ния на уме. Во­об­ще удив­ля­юсь, как мы три го­да про­тя­ну­ли, у нас же со­всем раз­ные ин­те­ре­сы. Да и люб­ви ни­ка­кой не бы­ло, про­сто под­хо­ди­ли друг дру­гу в по­сте­ли. А лю­бовь — это дру­гое... Мыс­ли ста­ли пу­тать­ся, и я окунулся в сон. Но по­спать не уда­лось. Раз­бу­ди­ли стран­ные зву­ки: кто-то ло­мал ок­но в подъ­ез­де. Тре­вож­но при­слу­шал­ся: неуже­ли во­ры? Встал, вы­шел на бал­кон, по­смот­рел по сто­ро­нам. Что за черт! Мо­жет, я все еще сплю?! По­на­ча­лу ре­шил, что, кро­ме пси­хо­за, моя но­вая со­сед­ка стра­да­ет еще и лу­на­тиз­мом. Но по­том по­нял: ско­рее все­го, эта ду­рын­да по­про­сту за­хлоп­ну­ла вход­ную дверь. С те­тей Па­шей то­же та­кое слу­ча­лось, прав­да, она по­доб­ные ак­ро­ба­ти­че­ские но­ме­ра не от­ка­лы­ва­ла, а все­гда зва­ла на по­мощь ме­ня. Дол­жен при­знать­ся, ко­гда эта ненор­маль­ная чуть не сва­ли­лась вниз, я здо­ро­во пе­ре­пу­гал­ся. Да­же не пом­ню, как до­брал­ся до ее бал­ко­на. Оч­нул­ся, уже ко­гда дер­жал со­сед­ку за ши­во­рот. Кста­ти, ху­дая-то ху­дая, а тя­же­лая! При­шлось из­ряд­но по­пых­теть, по­ка пе­ре­бра­сы­вал че­рез пе­ри­ла. Меж­ду про­чим, ко­гда она на­пу­га­на, у нее вполне че­ло­ве­че­ское ли­цо… И во­об­ще, ка­жет­ся, я начинаю при­вы­кать к ее ха­рак­те­ру. Бо­лее то­го, он мне нра­вит­ся. По край­ней ме­ре, с этой ба­рыш­ней не со­ску­чишь­ся.

МАРГАРИТА:

Утром Олег при­гла­сил ме­ня по­сле ра­бо­ты в ка­фе, и я об­ра­до­ва­лась: хоть ка­кое-то раз­вле­че­ние, а то си­жу до­ма, как ста­ру­ха. Дру­зей здесь по­ка нет, а со­се­ди… Нет, не со­се­ди да­же, а один, кон­крет­ный... Сплош­ной кош­мар! Ров­но в шесть Олег по­до­шел к мо­е­му сто­лу и спросил: — Ну, что ска­же­те? Вы не пе­ре­ду­ма­ли? — Ко­неч­но, нет, — улыб­ну­лась я. — А ку­да пой­дем? — Не пой­дем, а по­едем, — рас­сме­ял­ся он. — Я на ма­шине, раз­ве не зна­ли? Сей­час по­зна­ком­лю с мо­ей кра­са­ви­цей. Усев­шись в са­лон его ав­то, я с удо­воль­стви­ем огля­де­лась. — Ну как, нра­вит­ся? — хваст­ли­во по­ин­те­ре­со­вал­ся Олег. — Нра­вит­ся, — при­зна­лась чест­но. — Очень ком­форт­но. — Да, — со­гла­сил­ся он. — Толь­ко де­нег тре­бу­ет боль­ше, чем иная жен­щи­на. Бен­зин, зап­ча­сти, сто­ян­ка... Сло­вом, до­ро­гое удо­воль­ствие. — А за­чем то­гда ку­пи­ли? — уди­ви­лась я. Ва­льяж­но раз­ва­лив­шись на мяг­ком ко­жа­ном си­де­нье, Олег с неж­но­стью по­гла­дил кра­си­во опле­тен­ный руль: — Созна­юсь, гре­шен! Люб­лю, зна­е­те ли, жить кра­си­во! Вся­кий нор­маль­ный че­ло­век лю­бит. А вы раз­ве нет? — Как-то об этом не ду­ма­ла. Хо­тя, ко­неч­но... Кра­си­во жить лю­бят все. Толь­ко не у каж­до­го по­лу­ча­ет­ся. — Хо­ти­те, по­про­бу­ем вме­сте? — он вдруг по­дви­нул­ся бли­же, по­ло­жил ла­донь на мое ко­ле­но. Ста­ло нелов­ко. Осто­рож­но убрав ру­ку, я по­пра­ви­ла юб­ку. — Олег, мо­жет, по­едем? Неудоб­но, сто­им тут у всех на ви­ду. — А вы, ока­зы­ва­ет­ся, тру­си­ха! — усмех­нул­ся ка­ва­лер. — Че­го вам бо­ять­ся, ведь, нас­коль­ко знаю, вы сво­бод­ны? Я не от­ве­ти­ла, лишь неопре­де­лен­но по­жа­ла пле­ча­ми. — Лад­но, успо­кой­тесь, — рас­сме­ял­ся он. — Я не на­хал и не на­силь­ник. Все бу­дет так, как вы за­хо­ти­те. Дам вам вре­мя ко мне при­вык­нуть. До­го­во­ри­лись? — До­го­во­ри­лись, — улыб­ну­лась я. Ка­фе ока­за­лось прак­ти­че­ски пу­стым. Оно ли­бо не поль­зо­ва­лось осо­бой по­пу­ляр­но­стью, ли­бо здесь бы­ли слиш­ком вы­со­кие це­ны. Я хо­те­ла сесть воз­ле ок­на, од­на­ко Олег пред­ло­жил бо­лее укром­ное ме­стеч­ко. Ко­гда офи­ци­ант при­нес ме­ню, мой спут­ник га­лант­но про­тя­нул его мне: — Пусть да­ма вы­би­ра­ет… — По­сле ше­сти не ем, — от­мах­ну­лась я. — И спирт­но­го то­же не бу­ду, да­же из со­ли­дар­но­сти с ва­ми, так что про­сто при­не­си­те мне без­ал­ко­голь­ный кок­тейль. — Слу­шай­те, у ме­ня еще ни­ко­гда не бы­ло та­кой скром­ной де­вуш­ки, — рас­сме­ял­ся Олег. — Вы все боль­ше удив­ля­е­те. Он по­вер­нул­ся к ожи­да­ю­ще­му за­каз офи­ци­ан­ту: — По­жа­луй­ста, при­не­си­те апель­си­но­вый сок для ме­ня и без­ал­ко­голь­ный кок­тейль для да­мы. Офи­ци­ант оби­жен­но хмык­нул и с кис­лой ми­ной уда­лил­ся вы­пол­нять по­лу­чен­ный за­каз. — По­че­му-то мне ка­жет­ся, что он нас уже по­чти нена­ви­дит, — гля­дя ему в спи­ну, рас­сме­я­лась я. — Лад­но, — усмех­нул­ся Олег, — как-ни­будь пе­ре­жи­вет. По­тя­ги­вая кок­тейль, я рас­смат­ри­ва­ла зал и неожи­дан­но на­ткну­лась на зна­ко­мое ли­цо. Гос­по­ди, ну по­че­му он все вре­мя пу­та­ет­ся под но­га­ми?! Как ни стран­но, со­сед встре­че об­ра­до­вал­ся. Ра­дост­но по­ма­хал ру­кой, а за­тем с нескры­ва­е­мым лю­бо­пыт­ством уста­вил­ся на мо­е­го спут­ни­ка. В от­мест­ку я так же наг­ло ста­ла раз­гля­ды­вать брю­нет­ку за его сто­ли­ком. «Ти­пич­ная хищ­ни­ца, — от­ме­ти­ла мыс­лен­но, — но кра­си­вая, за­ра­за! Про­пал па­рень!» Си­ту­а­ция бы­ла ду­рац­кой, по­это­му нуж­но бы­ло най­ти пред­лог, чтоб уй­ти как мож­но ско­рее. Я от­ста­ви­ла ста­кан и с на­иг­ран­ной неж­но­стью тро­ну­ла Оле­га за ру­ку: — Что-то мне здесь не очень... Луч­ше по­ка­та­ем­ся по го­ро­ду. — Как ска­же­те. Ко­неч­но, по­еха­ли, — сра­зу со­гла­сил­ся он.

АЛЕК­САНДР:

Моя быв­шая по­друж­ка да­же се­го­дня не из­ме­ни­ла сво­ей ду­рац­кой при­выч­ке опаз­ды­вать. Ждать ее при­шлось око­ло ча­са. На­ко­нец по­яви­лась: по­ху­дев­шая,

Алек­сандр, влю­бил­ся в но­вую со­сед­ку Ко­гда Маргарита чуть не сва­ли­лась с тру­бы, силь­но пе­ре­пу­гал­ся. Имен­но в тот ве­чер про­изо­шел пе­ре­лом в мо­ем от­но­ше­нии к ней

во­ло­сы пе­ре­кра­ше­ны в темный цвет, расфу­фы­ри­лась вся, я ее да­же сра­зу не узнал. Под­бе­жа­ла, под­ста­ви­ла пух­лые лые алые губ­ки — мол, це­луй! Я ма­ши­наль­но под­чи­нил­ся и тут же с до­са­дой по­ду­мал: «Идиот! За­чем?!» Усев­шись ь на­про­тив, Свет­ка на­роч­но за­ки­ну­ла но­гу на но­гу так, чтоб ко­жа­ная юбоч­ка за­дра­лась по­вы­ше. Пар­ни на­про­тив пе­ре­гля­ну­лись и по­хот­ли­во хмык­ну­ли. — Ко­ро­че юб­ку не на­шла? — бурк­нул я сер­ди­то. Свет­ка быст­ро про­тя­ну­ла ру­ку че­рез стол и, за­су­нув тон­кие паль­чи­ки в ру­кав мо­ей ру­баш­ки, неж­но по­гла­ди­ла за­пястье: — Зай­чик, не сер­дись! Я же те­бе хо­те­ла по­нра­вить­ся. . Безум­но со­ску­чи­лась! Да­вай ско­рее по­едем до­мой, а? Неожи­дан­но я по­чув­ство­вал, как в мо­ем ис­тос­ко­вавв­шем­ся по жен­ской лас­ке те­ле ин­стинк­тив­но под­ни­ма­ет­ся тся вол­на жи­вот­но­го же­ла­ния. В ужа­се вздрог­нул и по­спеш­но шно сбро­сил на брю­ки льня­ную сал­фет­ку. Не хва­та­ло еще, что­бы из­мен­ни­ца уви­де­ла этот гор­бик и ис­тол­ко­ва­ла все как к свою окон­ча­тель­ную по­бе­ду. — Едем? — об­лиз­нув пух­лые губ­ки, том­но спро­си­ла она. — Нет! Я еще ни­че­го не ре­шил, — рез­ко вы­сво­бо­дил ру­ку. — Но я же у те­бя по­про­си­ла про­ще­ния! — на­ду­лась она. на. От­ве­тить не успел, по­то­му что в этот мо­мент взгляд слу­чай­но учай­но вы­хва­тил зна­ко­мую строй­ную жен­скую фи­гур­ку за сто­ли­ком оли­ком в ни­ше. Она! Вот так сюр­приз! Ин­те­рес­но, что за хмырь с ней? До­ждав­шись, ко­гда со­сед­ка ме­ня за­ме­тит, по­ма­хал ру­кой. Ее гла­за мо­мен­таль­но пре­вра­ти­лись в две се­рые хо­лод­ные льдин­ки. Я да­же по­ежил­ся. Бр-р-р! Свет­ка вни­ма­тель­но про­сле­ди­ла за на­прав­ле­ни­ем мо­е­го взгля­да и тут же пре­не­бре­жи­тель­но скри­ви­лась: — Фу! Ну и вкус у те­бя. Из­вра­щен­ный ка­кой-то. И что му­жи­ки на­хо­дят в та­ких ба­бах?! Плос­кая, как стер­ляд­ка… Я не слу­шал, про­во­жая рев­ни­вым взгля­дом со­сед­ку, спеш­но вы­хо­дя­щую из за­ла под ру­ку с при­ли­зан­ным ка­ва­ле­ром. Быв­шая нетер­пе­ли­во дер­ну­ла ме­ня за ру­кав: — Шу­рик, ку­да ты опять уста­вил­ся? Тре­тий раз спра­ши­ваю: едем к те­бе? — Не едем! — от­ве­тил и по­спеш­но бро­сил на сто­лик день­ги. — Рас­счи­тай­ся са­ма. Про­щай. — Ах, так?! — вска­ки­вая с ме­ста, за­ора­ла Свет­ка. — Лад­но, ка­тись, толь­ко не за­це­пись на вы­хо­де ро­га­ми! Пар­ни, си­дя­щие за со­сед­ним сто­ли­ком, ве­се­ло за­ржа­ли…

МАРГАРИТА:

В суб­бо­ту ре­ши­ла съез­дить на ры­нок. Ко­гда вы­хо­ди­ла из подъезда, уви­де­ла со­се­да. Он рыл­ся в ба­гаж­ни­ке сво­ей ма­ши­ны и, за­ме­тив ме­ня, со­чув­ствен­но спросил: — От­ме­ча­ли вче­ра по­мин­ки? — И с че­го вы это взя­ли? — ис­кренне уди­ви­лась я. — Вы бы­ли та­кая грустная и во всем чер­ном, и ваш друг был пе­чаль­ный. Вот и ре­шил, что у вас тра­ур. — Мо­жет, мое пла­тье и по­хо­же на тра­ур­ный на­ряд, — со­гла­си­лась я, — за­то на ва­шей по­дру­ге по­че­му-то во­об­ще не за­ме­ти­ла юб­ки. — Да что вы, неуже­ли и прав­да не за­ме­ти­ли?! — рас­сме­ял­ся он. — Так пло­хо ви­ди­те? Ре­ши­ла не остать­ся в дол­гу: — До­ста­точ­но хо­ро­шо, что­бы рас­смот­реть, что ва­ша по­друж­ка — хищ­ни­ца, крив­ля­ка и вы­пенд­реж­ни­ца!

АЛЕК­САНДР:

В суб­бо­ту пообещал от­вез­ти ма­му на да­чу. Хо­тя не по­ни­маю, что там мож­но сей­час де­лать?! По­до­зре­ваю, она опять бу­дет кор­мить бро­шен­ных нера­ди­вы­ми хо­зя­е­ва­ми со­бак. У ма­мы по­ра­зи­тель­но доб­рая ду­ша. По­ка во­зил­ся с ма­ши­ной, встре­тил со­сед­ку — ту са­мую Мар­га­ри­ту из пя­той квар­ти­ры. Как раз вы­шла из подъезда. И, ко­неч­но же, не удер­жал­ся, что­бы не про­ком­мен­ти­ро­вать слу­чай­ную встре­чу в ка­фе. А зря. По­то­му что в сло­вес­ной ду­э­ли я сно­ва вы­гля­дел пол­ным иди­о­том. Да уж, сла­бой и без­за­щит­ной эту жен­щи­ну ни­как не на­зо­вешь, язы­чок у нее ост­рый, от­бри­ла — нече­го де­лать! Кста­ти, се­го­дня она сно­ва за­ко­ло­ла во­ло­сы, и это да­ло мне воз­мож­ность раз­гля­деть на ее шее весь­ма ин­те­рес­ную ро­дин­ку. Го­во­рят, та­кие ро­дин­ки — при­знак сек­са­пиль­но­сти. Мо­жет быть, хо­тя мне ка­жет­ся, что эта злю­ка та­кая же хо­лод­ная, как мра­мор­ная скульп­ту­ра Ве­не­ры. Но про­ве­рить не ре­шил­ся бы. Я не са­мо­убий­ца.

МАРГАРИТА:

Вто­рую неде­лю Олег еже­днев­но под­во­зил ме­ня с ра­бо­ты до­мой и вся­кий раз на­стой­чи­во на­пра­ши­вал­ся в го­сти, но я по­сто­ян­но от­не­ки­ва­лась. За­ра­нее зна­ла, чем мо­жет за­кон­чить­ся, ес­ли оста­нем­ся на­едине, а ока­зать­ся с ним в по­сте­ли не хо­те­лось. И не толь­ко по­то­му, что это ослож­ни­ло бы слу­жеб­ные от­но­ше­ния, а и по­то­му, что ни­как не мог­ла разо­брать­ся с тем сум­бу­ром, ко­то­рый с неко­то­рых пор ца­рил в мо­ей ду­ше. Де­ло в том, что чем скан­даль­нее ста­но­ви­лись от­но­ше­ния с со­се­дом, тем боль­ше ме­ня к нему тя­ну­ло. Но не мог­ла же я ему это­го по­ка­зать! Он же на­до мной из­де­вал­ся! Со­се­ду до­став­ля­ло удо­воль­ствие до­во­дить ме­ня до бе­шен­ства! Та­кое впе­чат­ле­ние, что для пар­ня это — азарт­ная иг­ра. Ко­ро­че го­во­ря, непре­мен­но нуж­но бы­ло, что­бы со­сед ви­дел: у ме­ня есть муж­чи­на. Так я мог­ла спро­во­ци­ро­вать его на окон­ча­тель­ный кон­фликт и на­все­гда из­ба­вить­ся от сво­е­го

на­ва­жде­ния. Стыд­но при­знать­ся, но по­сле слу­чая на бал­коне, ко­гда уви­де­ла Са­шу по­лу­об­на­жен­ным, мне несколь­ко раз сни­лось, что мы за­ни­ма­ем­ся лю­бо­вью. Про­сы­па­ясь, чув­ство­ва­ла, как го­рит все те­ло, и ужа­са­лась: «Бред ка­кой­то! Про­сто кры­ша по­еха­ла!» По­сле та­ких снов да­же бо­я­лась встре­тить его на лест­ни­це.

АЛЕК­САНДР:

Две неде­ли с бо­лез­нен­ным ин­те­ре­сом на­блю­дал за раз­ви­ти­ем ро­ма­на Мар­га­ри­ты с тем при­ли­зан­ным хмы­рем из ка­фе. Каж­дый день он под­во­зил ее до­мой, ми­нут пять си­де­ли в ма­шине. Тач­ка у него класс­ная, не то что моя раз­дол­бан­ная ко­лы­ма­га. Спря­тав­шись за што­рой, я рев­ни­во сле­дил, как они про­ща­ют­ся. Па­рень гла­дил ее по ру­ке, неж­но пе­ре­би­рал во­ло­сы, а у ме­ня от яро­сти сжи­ма­лись ку­ла­ки. То­гда, на бал­коне, ее во­ло­сы лишь на се­кун­ду кос­ну­лись мо­е­го ли­ца, но я до сих пор пом­ню, как неж­но пах­ли… Ко­гда со­сед­ка за­хо­ди­ла в па­рад­ное, бе­жал в при­хо­жую и при­ни­кал к двер­но­му глаз­ку. На­вер­ное, она чув­ство­ва­ла, что сле­жу: преж­де чем вой­ти к се­бе, обя­за­тель­но огля­ды­ва­лась на мою дверь.

МАРГАРИТА:

В пят­ни­цу я се­рьез­но по­ссо­ри­лась с Оле­гом. — Те­бе не ка­жет­ся, что на­ши дет­ские сви­да­ния слиш­ком за­тя­ну­лись? — сер­ди­то спросил он, ко­гда мы оста­лись в ком­на­те од­ни. — Не мо­гу по­нять, че­го ты стро­ишь из се­бя недо­тро­гу?! Мо­ло­дая, здо­ро­вая жен­щи­на, неуже­ли не хо­чет­ся му­жи­ка? — Хо­чет­ся… — Так че­го же то­гда мне го­ло­ву мо­ро­чишь?! Или ты прин­ци­пи­аль­ная — муж­чин в свою по­стель пус­ка­ешь толь­ко че­рез загс? — Да не ну­жен мне штамп в пас­пор­те, — разо­зли­лась я. — Нуж­но, что­бы ме­ня лю­би­ли. Но ведь ты ме­ня не любишь. И я те­бя нет… — Гос­по­ди, да лю­бовь-то те­бе за­чем?! Раз­ве нам пло­хо вме­сте? — У него удив­лен­но при­под­ня­лись бро­ви. Я че­рез си­лу рас­сме­я­лась (ти­пич­ный смех сквозь сле­зы): — Так, те­ма за­кры­та! Да­вай оста­нем­ся про­сто дру­зья­ми!

АЛЕК­САНДР:

Се­го­дня сно­ва не за­ве­лась ма­ши­на, при­шлось ехать в из­да­тель­ство в марш­рут­ке. На об­рат­ном пу­ти ока­зал­ся в од­ном ав­то­бу­се с Мар­га­ри­той, од­на­ко по­дой­ти не ре­шил­ся. Не знаю, по­че­му, но гла­за у нее бы­ли яв­но за­пла­кан­ные. Я удивился. Ду­мал, та­кие жен­щи­ны, как она, во­об­ще не уме­ют пла­кать, а тут… На на­шей оста­нов­ке по­спе­шил вый­ти, что­бы мы слу­чай­но не столк­ну­лись. Вряд ли ей хо­чет­ся, что­бы ее сей­час ви­дел кто-ни­будь из зна­ко­мых. За­во­ра­чи­вая за га­зет­ный ки­оск, вдруг услы­шал за спи­ной ис­пу­ган­ный жен­ский воз­глас. Вер­нул­ся об­рат­но. На тро­туа­ре в окру­же­нии несколь­ких про­хо­жих си­де­ла рас­те­рян­ная Маргарита. Уви­дев ме­ня, она по­пы­та­лась при­под­нять­ся, но тут же схва­ти­лась за ло­дыж­ку и скри­ви­лась от бо­ли. Я опу­стил­ся ря­дом на кор­точ­ки: — Упа­ла, да?! По­ка­жи, где бо­лит. Маргарита по­пы­та­лась улыб­нуть­ся: — Пред­став­ля­ешь, у ме­ня се­го­дня про­сто ужас­ный день! С ка­ва­ле­ром сво­им рас­ста­лась, а тут еще это... На­вер­ное, связ­ки рас­тя­ну­ла… Я под­хва­тил со­сед­ку на ру­ки и лег­ко поднял. — Не рас­стра­и­вай­ся, до сва­дьбы за­жи­вет! До­не­су те­бя до­мой, «ско­рую» вы­зо­ву. — Что ты, я ведь тя­же­лая, не до­та­щишь. — Ты ко­гда-ни­будь пре­кра­тишь со мной спо­рить?! — рас­сер­дил­ся я, а она ле­гонь­ко по­жа­ла пле­ча­ми: — Что ты, Саш, я с то­бой во­все не спо­рю… Чест­ное сло­во! И в мыс­лях да­же та­ко­го не бы­ло. Я те­бя слу­шать­ся бу­ду...

МАРГАРИТА:

По­сле раз­го­во­ра с Оле­гом це­лый час си­де­ла вза­пер­ти и ре­ве­ла. Па­рень прав, ко­неч­но, не нуж­но бы­ло по­пу­сту мо­ро­чить ему го­ло­ву. А все из-за со­се­да, ведь ему на­зло встре­ча­лась с кол­ле­гой! По­том умы­лась и от­пра­ви­лась до­мой. Уже со­би­ра­ясь вы­хо­дить из ав­то­бу­са, за­ме­ти­ла в ок­но зна­ко­мую муж­скую фи­гу­ру. Гос­по­ди, это же Са­ша! Сто лет его не ви­де­ла. Мо­жет, до­гнать? Рва­ну­ла впе­ред, и… Ко­ро­че, оч­ну­лась на зем­ле. Ока­зы­ва­ет­ся, в спеш­ке умуд­ри­лась на­сту­пить на ко­жу­ру от ба­на­на, ока­зав­шу­ю­ся на по­след­ней сту­пень­ке... Си­дя на асфальте, рас­те­рян­но ози­ра­лась по сто­ро­нам, не зная, что де­лать. Но­га нестер­пи­мо бо­ле­ла, од­на­ко ни­кто не пред­при­ни­мал по­пы­ток по­мочь чем-то, кро­ме ду­рац­ких со­ве­тов. Бы­ла уже го­то­ва раз­ре­веть­ся от от­ча­я­ния, но вне­зап­но сно­ва уви­де­ла Са­шу. Он лег­ко поднял ме­ня на ру­ки и по­нес, осто­рож­но, слов­но я бы­ла сде­ла­на из фар­фо­ра. На сле­ду­ю­щий день спро­си­ла у со­се­да, где он про­па­дал по­след­ние две неде­ли. Ска­зал, что пи­сал сказ­ку. — Сказ­ку? — уди­ви­лась я. — О чем? — О люб­ви… О нас… Хо­чешь про­честь? — Еще бы, — улыб­ну­лась. — Обо мне еще ни­кто не пи­сал. Са­ша схо­дил до­мой, при­нес свой но­ут­бук. — Вот, чи­тай на здоровье… До­чи­тав по­след­нюю стра­ни­цу, я ска­за­ла: — Саш, мне очень-очень по­нра­ви­лось. — Ну и от­лич­но. Да­рю ее те­бе! — Спа­си­бо! — вос­клик­ну­ла бла­го­дар­но. А по­том спро­си­ла: — Толь­ко так и не по­ня­ла, твои ге­рои оста­нут­ся вме­сте? Он лу­ка­во улыб­нул­ся: — Не знаю. Это бу­дет за­ви­сеть от те­бя.

Фа­ми­лии и име­на дей­ству­ю­щих лиц из­ме­не­ны

Из-за то­го что про­спа­ла, мча­лась на ра­бо­ту как уго­ре­лая. Да еще са­пож­ки но­вые – не при­вык­ла к ним по­ка, и шля­пу вет­ром чуть не снес­ло. В об­щем, ве­се­лу­ха...

Свет­ка при­ш­ла на встре­чу в ко­рот­кой юб­ке, расфу­фы­рен­ная. Она стро­и­ла мне глаз­ки, го­во­ри­ла, что со­ску­чи­лась... А ко­гда за­су­ну­ла тон­кие паль­чи­ки под ру­кав мо­ей ру­баш­ки, при­шлось да­же при­крыть брю­ки сал­фет­кой...

Я ре­шил на­пи­сать ро­ман о люб­ви. А ге­ро­я­ми сде­лаю се­бя и Мар­га­ри­ту. Уже на­чал ра­бо­тать над но­вой кни­гой...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.