Стан­ция «Судь­ба»

Жизнь пол­на слу­чай­но­стей. И по­рой то, что мы спер­ва вос­при­ни­ма­ем со зна­ком «ми­нус», по­том ока­зы­ва­ет­ся са­мым важ­ным и нуж­ным

Moja Sudba - - News - по­ло­же­но, Алек­сандр

Òы еще дол­го со­би­ра­ешь­ся де­вуш­ке го­ло­ву мо­ро­чить? — стро­го спро­си­ла ма­ма. — Как со­ба­ка на сене: и сам не же­нишь­ся, и дру­гим не да­ешь. У та­кой кра­са­ви­цы и ум­ни­цы, как Ли­леч­ка, на­вер­ня­ка, от­боя от же­ни­хов не бы­ло. А она свя­за­лась с то­бой, ду­ра­ком! — Я ум­ный, — воз­ра­зил, что­бы под­дер­жать диа­лог. — Был бы ум­ный, дав­ным­дав­но по­вел бы ее в загс. Где это ви­да­но — боль­ше двух лет встре­ча­е­тесь, а до сих пор да­же по­пыт­ки жить вме­сте не сде­ла­ли? Я, ко­неч­но, до­воль­но ча­сто оста­вал­ся у лю­би­мой но­че­вать, но пе­ре­ез­жать к ней на­со­всем не спе­шил. Чув­ство­вал се­бя в Ли­ли­ном хай­те­ко­вом раю го­раз­до ме­нее ком­форт­но, чем в соб­ствен­ной хо­ло­стяц­кой бер­ло­ге. Ма­ма хо­те­ла, что­бы я же­нил­ся на ней, по­то­му что «это де­вуш­ка из очень при­лич­ной се­мьи». И пре­крас­но обес­пе­чен­ной, что под­ра­зу­ме­ва­лось по умол­ча­нию. Отец мо­ей по­тен­ци­аль­ной су­пру­ги был чле­ном со­ве­та ди­рек­то­ров пре­успе­ва­ю­ще­го бан­ка. На­вер­ное, он же­лал бы для един­ствен­ной до­че­ри луч­шей пар­тии, чем я, од­на­ко ко мне от­но­сил­ся на удив­ле­ние ло­яль­но. — Па­па ува­жа­ет мой вы­бор, — внес­ла яс­ность лю­би­мая. — А еще го­во­рит, что у те­бя зо­ло­тая го­ло­ва, и в бу­ду­щем со­би­ра­ет­ся взять к се­бе фи­нан­со­вым ана­ли­ти­ком. Ежу по­нят­но, что речь шла о том бу­ду­щем, в ко­то­ром я ста­ну его офи­ци­аль­ным зя­тем. Не мо­гу ска­зать, что ка­рье­ра бан­ков­ско­го клер­ка ме­ня осо­бен­но пре­льща­ла, од­на­ко о том, что­бы же­нить­ся на Ли­ле, по­ду­мы­вал уже все­рьез. Не по рас­че­ту, ко­неч­но, а по­то­му что «по­ра опре­де­лять­ся и прекращать мо­ро­чить де­вуш­ке го­ло­ву». Лиль­ка мне нра­ви­лась: кра­си­вая, не рев­ни­вая и в по­сте­ли — огонь. Немно­го ка­приз­ная, но ка­при­зы, в об­щем-то, без­обид­ные. И то, что она пы­та­лась стро­ить из се­бя ве­ли­ко­свет­скую ле­ди, ме­ня то­же не очень на­пря­га­ло. Ско­рее за­бав­ля­ло. Смеш­но же, ко­гда че­ло­век лю­бит ко­лу, а в ка­фе все­гда за­ка­зы­ва­ет ми­не­раль­ную во­ду без га­за с доль­кой лимо­на

толь­ко по­то­му, что так по­ло

же­но. Глу­пы­едет­ские­пон­ты. Глу­пые детские пон­ты. Ни­че­го, по­взрос­ле­ет и пе­ре­бе­сит­ся. В де­каб­ре про­шло­го го­да Ли­леч­ка на­мек­ну­ла, что не прочь съез­дить со мной в Кур­ше­вель. Я при­ки­нул свои фи­нан­со­вые воз­мож­но­сти и в качестве аль­тер­на­ти­вы вме­сто Фран­цуз­ских Альп пред­ло­жил род­ные Укра­ин­ские Кар­па­ты. — Мож­но и в Бу­ко­вель, — лег­ко со­гла­си­лась она. — Там то­же... ро­ман­тич­но. Слово «ро­ман­тич­но» в дан­ном кон­тек­сте на­ве­ло на мысль, что Ли­ля за­ду­ма­ла эту по­езд­ку не толь­ко ра­ди то­го, что­бы по­ка­тать­ся на лы­жах. Вид­но, ждет, что сде­лаю ей пред­ло­же­ние. В кон­це кон­цов, почему бы и нет? Мне уже два­дцать семь, а Лиль­ка — вполне сим­па­тич­ная кан­ди­да­ту­ра на роль же­ны. Ку­пил ко­леч­ко, что­бы бы­ло все как и два би­ле­та в СВ (дань Ли­ли­ным пон­там). Ре­ши­ли ехать че­рез Ль­вов, де­нек провести там, а по­том уже от­прав­лять­ся в отель в го­рах. И вот си­дим мы в ку­пе, бол­та­ем о том о сем. Вдруг лю­би­мая го­во­рит: — Так хо­чет­ся шо­ко­ла­да! — Схо­жу узнаю у про­вод­ни­цы, — ре­а­ги­рую я и, вер­нув­шись, про­тя­ги­ваю Ли­ле шо­ко­лад­но-ва­фель­ный ба­тон­чик: — Вот. Ни­че­го дру­го­го не бы­ло. — Это ва­фель­ный тор­тик, а я хо­чу обыч­но­го швей­цар­ско­го шо­ко­ла­да, — за­бра­ко­ва­ла она мою до­бы­чу. — Ой, смот­ри, стан­ция! Са­неч­ка, сбе­гай ку­пи... — и умо­ля­ю­ще за­гля­ну­ла мне в гла­за. По­смот­рел в окно: ка­кой-то бо­гом за­бы­тый по­лу­ста­нок. Вро­де не долж­но быть здесь оста­нов­ки... Сле­ду­ю­щая, по мо­им под­сче­там, толь­ко че­рез два ча­са. — Ду­ма­ешь, в этой ды­ре есть швей­цар­ский шо­ко­лад? — за­со­мне­вал­ся я. — То­гда про­сто плит­ку чер­но­го. Ну ко­те­но­чек... Сно­ва от­пра­вил­ся к про­вод­ни­це, спро­сил: — Почему сто­им? — Встреч­ный по­езд долж­ны про­пу­стить, а он опаз­ды­ва­ет, — объ­яс­ни­ла та. — И дол­го еще тут тор­чать бу­дем? — Ми­нут два­дцать. Но вы не пе­ре­жи­вай­те, на сле­ду­ю­щем пе­ре­гоне обя­за­тель­но вой­дем в гра­фик. Спрыг­нул на пер­рон и рва­нул к ки­ос­ку. — Дай­те плит­ку чер­но­го шо­ко­ла­да, — по­про­сил в окош­ко. — Есть толь­ко мо­лоч­ный, — услы­шал в от­вет. «Эх, не по­вез­ло се­го­дня Ли­ле­ше», — по­ду­мал я, и уже хо­тел бы­ло вер­нуть­ся в ва­гон, но тут ки­ос­кер­ша ме­ня оклик­ну­ла: — Мо­ло­дой че­ло­век, а вы в су­пер­мар­кет зай­ди­те — там боль­шой ас­сор­ти­мент. — Это да­ле­ко? — Вон его ок­на све­тят­ся. « Су­пер­мар­кет » ока­зал­ся неболь­шим ма­га­зин­чи­ком са­мо­об­слу­жи­ва­ния. Схва­тив шо­ко­лад­ку, мет­нул­ся к од­ной из двух касс. Про­тя­нул бан­ков­скую кар­ту. — По­быст­рее, по­жа­луй­ста, а то на по­езд опоз­даю! — У нас тер­ми­на­ла для опла­ты кар­точ­ка­ми нет, — рас­те­рян­но про­бор­мо­та­ла мо­ло­день­кая кас­сир­ша. Стал су­до­рож­но рыть­ся в бу­маж­ни­ке — здесь точ­но ле­жа­ла двух­сот­грив­не­вая ку­пю­ра. Но вспом­нил: вы­хо­дя из ку­пе в туа­лет, дал ее Ли­ле, что­бы рас­пла­ти­лась за чай. Вид­но, она сда­чу сда­чу­ма­ши­наль­ма­ши­наль­но су­ну­ла в свой ко­ше­лек... Осталь­ная на­лич­ка бы­ла в дол­ла­рах и ле­жа­ла на дне до­рож­ной сум­ки. — Вы во­об­ще в ка­ком ве­ке жи­ве­те? — пси­ха­нул я. — Мо­жет, у вас в сто­ли­цах уже два­дцать вто­рой на­сту­пил, а тут по­ка все по ста­рин­ке, — за­сту­пи­лась за де­вуш­ку ее по­жи­лая кол­ле­га. — Это не ваш по­езд слу­чай­но толь­ко что тро­нул­ся? По­смот­рел в окно. Блин!!! В юно­сти за­ни­мал­ся лег­кой ат­ле­ти­кой и был уве­рен, что до сих пор хо­ро­шо бе­гаю. Од­на­ко в со­стя­за­нии с по­ез­дом про­иг­рал — он уехал, а я остал­ся. Без ве­щей, без до­ку­мен­тов, без смарт­фо­на — все ле­жа­ло в ку­пе. Что ж... Вер­нул­ся в магазин. — А про та­кое чу­до тех­ни­ки, как бан­ко­ма­ты, в ва­шей ды­ре уже слы­ша­ли? — спро­сил сер­ди­то. — Вон, в уг­лу сто­ит, — улыб­ну­лась де­вуш­ка. Од­на­ко чер­тов бан­ко­мат со­жрал мою кар­ту. Си­ту­а­ция бы­ла па­то­вой. По­зво­нить с чу­жо­го мо­биль­но­го не мо­гу, по­то­му что не пом­ню на­изусть ни од­но­го нуж­но­го но­ме­ра. Не мо­гу взять би­лет (ни­ку­да!), не мо­гу по­се­лить­ся в го­сти­ни­цу... Не мо­гу, не мо­гу, не мо­гу! — Про­бле­мы? — со­чув­ствен­но спро­си­ла кас­сир­ша. — Мне бы до Ки­е­ва как-то до­брать­ся... — Я дам вам де­нег на би­лет. Но ки­ев­ские по­ез­да у нас не оста­нав­ли­ва­ют­ся, а ав­то­бу­сом смо­же­те уехать толь­ко утром. Че­рез де­сять ми­нут бу­дем за­кры­вать­ся. Ес­ли хо­ти­те, мо­же­те у ме­ня пе­ре­но­че­вать. Мы с На­дей (так зва­ли ра­бот­ни­цу ма­га­зи­на) про­го­во­ри­ли всю ночь. И за это вре­мя де­вуш­ка ме­ня про­сто оча­ро­ва­ла. «Вот из ко­го по­лу­чи­лась бы иде­аль­ная же­на! — мельк­ну­ла кра­моль­ная мысль. — Вер­ная, пре­дан­ная, без ка­при­зов и пон­тов. Та­кая точ­но не бро­сит ни в бо­лез­ни, ни в го­ре. И до че­го же ми­лая!» Утром, с со­жа­ле­ни­ем по­про­щав­шись со сво­ей спа­си­тель­ни­цей, уехал в Ки­ев. С вок­за­ла от­пра­вил­ся не до­мой, а к ма­ме, что­бы по­зво­нить с ее мо­бил­ки Ли­ле. Ис­пе­ре­жи­ва­лась там, на­вер­ное... Воз­ле подъ­ез­да по­скольз­нул­ся на об­ле­де­не­лом крыль­це и грох­нул­ся. Под­нять­ся не смог из-за острой бо­ли в щи­ко­лот­ке. Про­хо­див­шая ми­мо соседка по­бе­жа­ла к ма­ме — со­об­щить о слу­чив­шем­ся. Ма­му­ля при­мча­лась, по­при­чи­та­ла, за­тем вы­зва­ла так­си и от­вез­ла ме­ня в травм­пункт. По­сле рент­ге­на на­ко­нец по­зво­нил неве­сте и вкрат­це рас­ска­зал о сво­их зло­клю­че­ни­ях (про це­ло­муд­рен­ную но­чев­ку у На­ди ре­шил умол­чать). — Ли­леч­ка, я с пе­ре­ло­мом при­е­хать не смо­гу. Но ты не вол­нуй­ся, от­ды­хай. Но­мер опла­чен за де­сять дней. И она, пред­ставь­те, со­гла­си­лась, со­вер­шен­но не обес­по­ко­ив­шись мо­им со­сто­я­ни­ем. А вер­нув­шись, ого­ро­ши­ла но­во­стью: — Про­сти, но мы долж­ны рас­стать­ся. Я там по­зна­ко­ми­лась с од­ним пар­нем и... — Будь счаст­ли­ва, — по­же­лал быв­шей неве­сте, вздох­нув с об­лег­че­ни­ем. А как толь­ко с но­ги сня­ли гипс, от­пра­вил­ся в за­бы­тый бо­гом по­се­лок, где жи­ла моя судь­ба по име­ни На­дя.

Алек­сандр, на­шел свое сча­стье Мою хо­ло­стяц­кую бер­ло­гу же­на пре­вра­ти­ла в оа­зис уюта. Я счаст­лив, что от­стал от по­ез­да и встре­тил На­дю!

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.