На ла­воч­ке под кле­ном

Юра на­со­би­рал це­лый бу­кет жел­тых ли­стьев и пре­под­нес мне

Moja Sudba - - News - Ра­и­са

Êо­огда огда че­ло­век уми­ра­ет, с ним уми­ра­ет все­лен­ная, но

си­те­лем ко­то­рой он был. А ес­ли это близ­кий, то ка­жет­ся, что ис­чез весь мир… Имен­но так мне и ка­за­лось, ко­гда ушел на­все­гда мой Пав­лу­ша. И ведь не бо­лел да­же. Про­сто не ста­ло его в од­ну ми­ну­ту из-за сер­деч­но­го при­сту­па. Я к та­ко­му бы­ла не го­то­ва. Вот ес­ли дол­го хво­ра­ют, то по­нят­но: де­ло идет к тра­ги­че­ской раз­вяз­ке. Род­ные успе­ва­ют мыс­лен­но подготовиться. А ко­гда раз — и нет че­ло­ве­ка… Смерть в се­мье — это все­гда тя­же­ло, а вне­зап­ная — и во­все. ...Мо­ги­лу я про­ве­ды­ва­ла еже­днев­но. Бы­ло ощу­ще­ние, что здесь, на клад­би- ще, мо­гу ду­шой при­кос­нуть­ся к ду­ше ушед­ше­го му­жа. До­ма у ме­ня та­ко­го чув­ства не воз­ни­ка­ло, по­то­му спе­ши­ла сю­да, ес­ли по­го­да поз­во­ля­ла. Ря­дом, сле­ва от Па­ши­ной мо­ги­лы, бы­ла по­хо­ро­не­на жен­щи­на. Су­дя по да­те на вре­мен­ном кре­сте, ушла она на день рань­ше. Про­ве­ды­вал ее муж­чи­на. По все­му ви­дать, без­утеш­ный вдо­вец, как и я. То­же ча­стень­ко при­хо­дил: уби­рал, по­прав­лял цве­ты или при- но­сил но­вые… Чув­ство­ва­лось, что до­ма ему не си­дит­ся. Та­кое со­сто­я­ние я очень да­же по­ни­ма­ла. Сна­ча­ла мы с ним не об­ща­лись. По­том ста­ли мол­ча при­вет­ство­вать друг дру­га — веж­ли­во ки­ва­ли. Не слиш­ком хо­те­лось зна­ко­мить­ся, да еще и здесь. Сю­да ведь при­хо­дят со сво­ей бо­лью, пе­ча­лью, бе­дой — ка­кие уж зна­ком­ства! В этом ми­ре «умер­ших все­лен­ных» каж­дый по­се­ти­тель по­гру­жа­ет­ся в свое го­ре. го­ре Прав­да, в ста­ром филь­ме, п пом­нит­ся, од­на из ге­ро­инь за­яв­ля­ла: з «Мне недав­но ска­за­ли, ска что на клад­би­ще хо­ро­шо хо­ро зна­ко­мить­ся. С вдов­ца­ми». вдов­цам Но она бы­ла вер­ти­хвост­кой, вер­ти­хвос а мы — лю­ди се­рьез­ные! Так про­хо­дил ме­сяц за ме­ся­цем... Вот уж и го­дов­щи­ну ско­ро от­ме­чать. Груст­ную го­дов­щи­ну… Счи­та­ет­ся, что че­рез год мо­ги­ла осе­да­ет и мож­но вме­сто вре­мен­но­го кре­ста ста­вить по­сто­ян­ный па­мят­ник. На эту те­му мы с че­ло­ве­ком, по­се­щав­шим со­сед­нюю мо­гил­ку, и раз­го­во­ри­лись. Он пер­вый спро­сил, на­шла ли я под­хо­дя­щую ма­стер­скую, рас­ска­зал, в

каких по­бы­вал сам. Об­су­ди­ли ка­че­ство над­гро­бий, спо­со­бы уста­нов­ки, це­ны. Ну а ка­кие еще раз­го­во­ры мо­гут быть у вдов­ца и вдо­вы на клад­би­ще? — Да­вай­те уж по­зна­ко­мим­ся, что ли… — пред­ло­жил вдруг муж­чи­на по­сре­ди бе­се­ды. — А то неудоб­но: без име­ни не зна­ешь, как к че­ло­ве­ку об­ра­тить­ся. Ме­ня зо­вут Юрий Ан­дре­евич. Я пред­ста­ви­лась: — Ра­и­са Ки­рил­лов­на. Та­кое вот дав­но за­бы­тое имя. Сей­час так де­во­чек не на­зы­ва­ют. А ко­гда-то бы­ло очень по­пу­ляр­но. Мне до­ве­лось учить­ся в трех шко­лах, и все­гда в клас­се обя­за­тель­но бы­ло две-три Раи, по­ми­мо ме­ня. Муж­чи­на улыб­нул­ся: — Да, точ­но! У нас то­же бы­ла Ра­и­са. И да­же в дет­ском са­ду Ра­еч­ку пом­ню. Та­кая фран­ти­ха! Все­гда с огром­ным бан­том хо­ди­ла! Я за­сме­я­лась, прав­да, при­крыв рот ла­до­шкой (клад­би­ще все-та­ки): — То­гда про­сто мода та­кая бы­ла! Все де­воч­ки с бан­та­ми хо­ди­ли — в обя­за­тель­ном по­ряд­ке. Ведь не при­ду­ма­ли еще этих но­во­мод­ных ав­то­ма­ти­че­ских за­жи­мов… Да что за­жи­мы, обыч­ных за­ко­лок бы­ло не до­стать! Вот и об­хо­ди­лись на­ши ма­мы тем, что до­ступ­но: бан­ты да ленточки. Пом­ню, у ме­ня со­бра­лось мно­го бан­ти­ков, каж­дый день ма­му­ля по­вя­зы­ва­ла дру­гой, что­бы к пла­тьи­цу под­хо­дил. А боль­ше все­го я лю­би­ла зе­ле­ный в огром­ных бе­лых го­ро­ши­нах. Его мне ма­ми­на сест­ра при­вез­ла из-за гра­ни­цы. Ши­кар­ный бант, ни у ко­го та­ко­го не бы­ло! Юрий по­смот­рел на ме­ня, при­щу­рив­шись. — Про­сти­те, а вы, ча­сом, в дет­ский сад не в на­шем го­ро­де хо­ди­ли? Или при­ез­жая? — по­ин­те­ре­со­вал­ся он. — Почему вдруг при­ез­жая? В на­шем, ко­неч­но. Кста­ти, зда­ние, где был мой дет­сад, до сих пор сто­ит. Вот рань­ше стро­и­ли — на ве­ка! Мо­жет, зна­е­те, там ря­дом сей­час новый тор­го­вый центр воз­ве­ли, — ска­за­ла я, до­ба­вив на­зва­ние ули­цы. — А рань­ше на ме­сте цен­тра был ста­рень­кий га­стро­ном! — об­ра­до­вал­ся Юрий. — И вос­пи­та­тель­ни­цу зва­ли Зоя Ве­ни­а­ми­нов­на. Мы не мог­ли вы­го­во­рить от­че­ство, на­зы­ва­ли ее Ви­та­ми­нов­на. — Точ­но! Так я не по­ня­ла… Мы с ва­ми что, в один дет­ский сад хо­ди­ли? — По­хо­же... А вы, Ра­и­са, и есть та са­мая ма­лыш­ка с неве­ро­ят­ным бан­том, ко­то­рый был пред­ме­том за­ви­сти всех дев­чо­нок груп­пы?! — Юр­ка!.. — Рай­ка!!! И мы бро­си­лись друг дру­гу в объ­я­тия. Не каж­дый день встре­тишь на клад­би­ще зна­ко­мых, да еще жи­вых! Тем бо­лее — дру­зей дет­ства! Ко­гда пер­вая вол­на ра­до­сти улег­лась, я от­стра­ни­лась и, гля­нув на таб­лич­ку на мо­ги­ле его же­ны, спро­си­ла: — А мо­жет, мы оба ошиб­лись? В на­шей дет­са­дов­ской груп­пе дей­стви­тель­но был маль­чик Юра, но по фа­ми­лии Про­цен­ко, а ва­ша же­на — Куз­не­цо­ва... — Я дей­стви­тель­но Юра Про­цен­ко! В сле­ду­ю­щий раз пас­порт при­не­су, что­бы раз­ве­ять все со­мне­ния. А су­пру­га не ста­ла мою брать — так про­сил ее отец. У них там пра­дед был ка­кой-то име­ни­тый уче­ный, они ду­ма­ли, что но­сить его фа­ми­лию — боль­шая честь. Но не учли, что Куз­не­цо­вых на све­те не мень­ше, чем Ива­но­вых, так что ни­кто их се­мью осо­бо не вы­де­лял. Оста­ви­ла де­ви­чью, да и лад­но. Де­тей все рав­но ведь на мою за­пи­са­ли! Двое их у нас... — У нас то­же двое. И вну­ки уже взрос­лые… Мы ка­кое-то вре­мя мол­ча­ли, по­том он спо­хва­тил­ся: — Рай­ка, а ты ж мне до сих пор танк должна! — Что? Ка­кой еще танк? — не по­ня­ла я. — У ме­ня был ма­лень­кий ме­тал­ли­че­ский танк, а ты его за­бра­ла и не вер­ну­ла. Ну вот за­чем он те­бе ну­жен был? Дев­чон­кам же в кук­лы иг­рать по­ло­же­но! Я при­щу­ри­лась: — Это ка­кой танк? Не тот ли, ко­то­рым ты мне го­ло­ву раз­бил? Дол­ба­нул так, что аж ис­кры из глаз по­сы­па­лись! До сих пор за­быть не мо­гу… — Так я же неча­ян­но! — вос­клик­нул он. — Са­ма ви­но­ва­та, под ру­ку под­лез­ла. — Ты мне то­гда баш­ку рас­шиб до кро­ви! И бан­тик ис­пач­кал­ся… Твое сча­стье, что это был не лю­би­мый, в го­рох, а дру­гой! Не то при­шиб­ла бы те­бя тво­им же тан­ком! — Узнаю бо­е­вую по­дру­гу дет­ства! Ты ни­ко­гда се­бя в оби­ду не да­ва­ла! А танк все­та­ки для че­го за­бра­ла? Что­бы до­ма им иг­рать? — Боль­но на­до... За­бра­ла, что­бы боль­ше ни­ко­го не по­ка­ле­чил. И ко­гда ма­ма ве­ла ме­ня до­мой, про­сто вы­бро­си­ла в ур­ну. Жаль, что сей­час хо­лод­но, шля­пу сни­мать не хо­чет­ся. А то бы по­ка­за­ла шрам! Всю жизнь при­хо­дит­ся во­ло­са­ми его при­кры­вать. — Ра­еч­ка, ну про­сти, не дер­жи на ме­ня зла, ведь уже боль­ше по­лу­ве­ка про­шло! Я ж не на­роч­но… Во вре­мя раз­го­во­ра мы си­де­ли на ла­воч­ке под осен­ним кле­ном. Юра встал, со­брал бу­ке­тик жел­тых ли­стьев и пре­под­нес мне: — На­де­юсь, это хоть как-то ис­ку­пит мою ви­ну. — Что уж те­перь… — мах­ну­ла ру­кой. — Дав­но про­еха­ли. Вер­ну­лась до­мой, ве­чер на­сту­пил, а ис­то­рия эта все не шла из го­ло­вы. В об­щем, за­мкнул­ся круг… В ро­зо­вом дет­стве мы во­е­ва­ли с этим Юр­кой, и сей­час, на склоне лет, сно­ва раз­молв­ка выш­ла. На­до же, как по­рой в жиз­ни слу­ча­ет­ся… А с дру­гой сто­ро­ны, оно, мо­жет, и непло­хо. Хоть и дра­лись мы с ним нещад­но, а все-та­ки — род­ная душа! Хо­ро­шо, что встре­ти­лись. Ведь все мень­ше оста­ет­ся во­круг лю­дей из про­шло­го… Сна­ча­ла ушла из жиз­ни ба­бу­леч­ка, за­тем — ро­ди­те­ли, ко­то­рые лю­би­ли ме­ня боль­ше все­го на све­те, по­том ста­ли ре­деть ря­ды по­друг. Те­перь вот и муж умер. И не оста­лось ни­ко­го, кто пом­нил бы ме­ня мо­ло­дой. Вну­ки ду­ма­ют, что сра­зу на свет ро­ди­лась ста­рой, мор­щи­ни­стой. И вдруг — по­да­рок судь­бы: Юр­ка Про­цен­ко, ко­то­рый знал ме­ня ма­лень­кой де­воч­кой в пла­тьи­цах с обор­ка­ми! Да­же бан­тик мой лю­би­мый до сих пор не за­был! Вот уж точ­но: на­роч­но не при­ду­ма­ешь… ...На сле­ду­ю­щий день вы­пал пер­вый снег. Но мы все рав­но встре­ти­лись с Юри­ем на клад­би­ще. Дол­го те­перь тут не по­си­дишь, ко­неч­но, а вспом­нить про­шлое хо­чет­ся, сно­ва се­бя дев­чон­кой ощу­тить. На­до бу­дет Юру в го­сти при­гла­сить, по­жа­луй...

Юрий, ста­рый зна­ко­мый Ра­и­сы На клад­би­ще, у со­сед­ней мо­ги­лы, ча­сто ви­дел жен­щи­ну. Ока­за­лось, это Рая, с ко­то­рой мы в один дет­сад хо­ди­ли!

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.