Жен­ская ини­ци­а­ти­ва

Natali - - Содержание - Ири­на ГОВОРУХА

Эс­се

Цве­ты жда­ли са­дов­ни­ка на клум­бе. Яр­кие, све­жие, воз­буж­ден­ные. Он при­шел, стал на ко­ле­но, и сра­зу за­пах­ло ко­жей. Про­ре­зи­нен­ным фар­ту­ком. Та­ба­ком. Влаж­ны­ми во­ло­са­ми. Он лов­ко взрых­лил поч­ву, по­лил из лей­ки и обо­рвал су­хие бу­то­ны. Цве­ты ожи­ви­лись и на­ча­ли ис­то­чать гу­стой аро­мат. Рас­це­ло­ва­ли его ру­ки. При­да­ли ему сил. За­тем он пе­ре­шел к ку­стам сам­ши­та. По­сле — к ту­ям и за­рос­лям бар­ба­ри­са. А они оста­лись на­сла­ждать­ся жиз­нью на соб­ствен­ной клум­бе. Бе­се­до­вать с солн­цем, пче­ла­ми и ко­сым до­ждем. И ни ра­зу за весь ве­чер не пе­ре­зво­ни­ли. Не спро­си­ли: “Ты где?” Не от­пра­ви­ли де­ся­ток смай­ли­ков и не по­пы­та­лись остать­ся на ночь.

Пом­ню од­ну из пер­вых школь­ных дис­ко­тек. Нам, де­воч­кам, “хо­ром” нра­вил­ся кра­са­вец-стар­ше­класс­ник. Смуг­лый, по­хо­жий на тур­ка, в мод­ных на то вре­мя “тру­бах”. Мы, как де­бю­тант­ки, сто­я­ли под сте­ной и свер­ли­ли его взгля­дом. Под­кра­ши­ва­ли пер­ла­мут­ром гу­бы и сти­ра­ли со щек по­сы­пав­ши­е­ся блест­ки. Ми­мо бе­жа­ла пи­о­нер­во­жа­тая. Она бы­ла увле­че­на под­го­тов­кой к кон­кур­су кра­со­ты и нес­ла кас­се­ты. Он бе­реж­но за­брал ее но­шу, сло­жил на под­окон­ник и при­гла­сил тан­це­вать...

Моя подруга Ма­ша развелась пол­го­да на­зад и очень стра­да­ла. Пы­та­лась по­ско­рее за­пол­нить об­ра­зо­вав­ший­ся ва­ку­ум. До­ка­зать что-то быв­ше­му му­жу, себе и по­дру­гам. По­это­му на­бро­си­лась на пер­во­го, кто с ней за­го­во­рил. Муж­чи­на, сто­яв­ший по­за­ди нее в оче­ре­ди, под­нял упав­шие пер­чат­ки, а она рас­сы­па­лась в бла­го­дар­но­стях и при­гла­си­ла вы­пить ко­фе.

Он оказался ин­те­рес­ным. На­чи­тан­ным. Ост­ро­ум­ным и неже­на­тым. И на­ча­лось пре­сле­до­ва­ние. Ма­ша пи­са­ла sms “c доб­рым утром” и от­прав­ля­ла ми­лые кар­тин­ки. От­сле­жи­ва­ла его дей­ствия в Faceвook и по­сти­ла ко­ти­ков на его стра­ни­це. Со­чи­ня­ла бе­лые сти­хи и про­со­вы­ва­ла в поч­то­вый ящик. Пек­ла шар­лот­ку. Пред­ла­га­ла пе­ре­са­дить его как­тус и вы­гу­лять до­бер­ма­на. Свя­за­ла нос­ки с по­си­па­ка­ми. Ин­те­ре­со­ва­лась, где он по­ку­па­ет ово­щи, и при­во­зи­ла эко­ло­ги­че­ски чи­стую мор­ковь, вы­ра­щен­ную на да­че. Назва­ни­ва­ла по сто раз в день и уточ­ня­ла пла­ны на ве­чер. От­во­зи­ла клюк­ву и пер­цо­вый пла­стырь, ко­гда он бо­лел. Де­ла­ла мас­саж, ко­гда вос­ста­нав­ли­вал­ся. Го­то­ви­ла нежир­ную ры­бу, фа­соль и гри­бы. Ез­ди­ла на мет­ро “Лес­ная” за кед­ро­вы­ми ореш­ка­ми. За­па­ри­ва­ла бес­смерт­ник. И ни­че­го не вы­шло. Од­на­жды он в се­мей­ных тру­сах вы­шел на се­ре­ди­ну ком­на­ты и по­про­сил оста­вить его в по­кое:

— Те­бя здесь слиш­ком мно­го. В каж­дом уг­лу. На каж­дой пол­ке. Мне нечем ды­шать.

Са­мец скор­пи­о­на ми­нут два­дцать пля­шет во­круг сам­ки пе­ред спа­ри­ва­ни­ем. Са­мец ры­бы фу­гу дол­го и упор­но стро­ит двух­мет­ро­вый за­мок из пес­ка. Укра­ша­ет его ко­рал­ла­ми и ра­куш­ка­ми, толь­ко по­том за­те­ва­ет сек­су­аль­ные иг­ры. Мор­ские конь­ки встре­ча­ют­ся каж­дое утро для обя­за­тель­но­го валь­са, а па­у­ки-пи­за­ури­ды пре­под­но­сят по­дар­ки, упа­ко­ван­ные в па­у­ти­ну. А мы по­че­му-то не счи­та­ем за­зор­ным ид­ти на­про­лом. Бе­жать впереди па­ро­во­за и под­све­чи­вать фо­на­ри­ком. Во­ро­вать ини­ци­а­ти­ву, ком­пли­мен­ты, от­вет­ствен­ность. Из-за неуве­рен­но­сти в себе, от­сут­ствия соб­ствен­ной жиз­ни и ил­лю­зии, что ее со­здаст муж­чи­на. А ему не оста­ет­ся ме­ста и вре­ме­ни для по­дви­гов и за­во­е­ва­ния. Для раз­ме­рен­но­сти. Для укреп­ле­ния фун­да­мен­та. Ведь от­но­ше­ния стро­ят­ся по­сте­пен­но и толь­ко то­гда, ко­гда об­ре­тен лич­ный смысл. В ми­ре все про­ис­хо­дит по­сте­пен­но: на­ли­ва­ют­ся сла­до­стью аб­ри­ко­сы, рас­тет ки­па­рис и тя­нет­ся вверх сос­на. Ле­то не на­сту­па­ет по­сле осе­ни, и сре­да не идет за чет­вер­гом. То­ро­пясь, мы не да­ем муж­чине воз­мож­но­сти влю­бить­ся. Созреть. По­гру­зить­ся в раз­мыш­ле­ния. Раз­га­дать наш сек­рет и раз­ра­бо­тать план по внед­ре­нию.

Муж­чи­на — не до­бы­ча и не тро­фей, а жен­щи­на — не во­ин. Она все­гда ак­тив­на внут­ренне: со­зда­ет на­стро­е­ние, вы­на­ши­ва­ет но­вую жизнь и вдох­нов­ля­ет. Для нее ха­рак­тер­на скры­тая ини­ци­а­ти­ва. Она — ве­до­мая. Муж­чи­на же ак­ти­вен внешне и утвер­жда­ет­ся за счет пре­одо­ле­ния труд­но­стей. И ему все­гда ин­те­рес­на со­сто­яв­ша­я­ся жен­щи­на. Усколь­за­ю­щая. А ес­ли она рас­тво­ря­ет­ся, “ге­не­ра­лит” его квар­ти­ру, ищет нуж­ную ин­фор­ма­цию в Ин­тер­не­те, за­ка­чи­ва­ет для него филь­мы и про­грам­мы, но­сит в хим­чист­ку сви­те­ра, ез­дит к его ба­буш­ке на сбор ви­но­гра­да, хо­дит с ним на фут­бол и вы­пол­ня­ет по­ру­че­ния, слов­но ку­рьер, — она утра­чи­ва­ет соб­ствен­ную цен­ность и зна­чи­мость.

Цве­ты не за­ни­ма­ют­ся де­ла­ми са­дов­ни­ка. Не ве­дут его биз­нес, не при­гла­ша­ют в ки­но, не пишут вместо него дис­сер­та­цию и не ула­жи­ва­ют бан­ков­ские де­ла. Яй­це­клет­ки не бе­га­ют за спер­ма­то­зо­и­да­ми. Пер­си­ки не пры­га­ют за солн­цем, и мо­ре не го­ня­ет­ся за бе­ре­гом. Все в этом ми­ре под­чи­ня­ет­ся неким за­ко­нам. И не нам их ме­нять. ♥

В от­но­ше­ни­ях су­ще­ству­ют две край­но­сти: рав­но­ду­шие и пол­ное по­гру­же­ние. И толь­ко жен­щине под си­лу на­щу­пать се­ре­ди­ну и удер­жи­вать­ся на ней, ба­лан­си­руя, как эк­ви­либ­рист­ка.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.