Слон

Natali - - Содержание - Ал­ла СНИЦАР

Рас­сказ

Со­ня стра­да­ла бес­сон­ни­цей. Но­чью по уг­лам ей ви­де­лись те­ни и слы­ша­лись про­тив­ные го­ло­са. В го­ло­ву лез­ли мыс­ли о хруп­ко­сти ми­ра и ско­ро­теч­но­сти зем­но­го бы­тия, о вой­нах, тай­фу­нах, цу­на­ми и про­чих ка­та­клиз­мах. Что­бы как-то до­жить до утра, Со­ня са­ди­лась к ком­пью­те­ру и чи­та­ла вся­кую ерун­ду, при­зван­ную от­крыть тре­тий глаз или на­учить уже име­ю­щих­ся два ви­деть по­зи­тив в каж­дом чи­хе. Со­ня нерв­ни­ча­ла еще боль­ше. За­сы­па­ла ча­сам к пя­ти, а в во­семь вы­тя­ги­ва­ла се­бя за во­ло­сы из по­сте­ли, швы­ря­ла в душ, где пол­ча­са сто­я­ла под про­хлад­ной стру­ей, смы­вая ноч­ные кош­ма­ры. На утрен­нюю ре­пе­ти­цию она при­хо­ди­ла с опоз­да­ни­ем злая и зе­ле­ная, как шпи­нат­ный блин, по­лу­ча­ла от ре­жис­се­ра по пер­вое чис­ло, по­сле че­го, ве­се­ло под­пры­ги­вая, нес­ла ба­буш­ке пирожки сквозь кар­тон­ный лес. Со­ня бы­ла ак­три­сой ТЮЗА. Де­сять лет на­зад, по­сту­пая на ак­тер­ский фа­куль­тет, она меч­та­ла о боль­ших дра­ма­ти­че­ских ро­лях, в ко­то­рых глу­би­на и страсть, но недо­бра­ла бал­лов. Ей ска­за­ли — у те­бя же ам­плуа тра­ве­сти, иди на “ку­коль­ное” от­де­ле­ние, там кон­курс мень­ше, а по­том бу­дешь ра­бо­тать, где за­хо­чешь... Но “где за­хо­чешь” — не по­лу­чи­лось. Она все ска­ка­ла и ска­ка­ла по сцене то зай­чи­ком, то бе­лоч­кой. Крас­ная Ша­поч­ка бы­ла вер­ши­ной ее твор­че­ства. И не по­то­му, что Со­ня бы­ла без­дар­ной. На са­мом де­ле она об­ла­да­ла уни­каль­ным та­лан­том, про­сто стра­да­ла па­то­ло­ги­че­ской стес­ни­тель­но­стью. В от­ли­чие от стар­шей сест­ры Иры.

Из Иры бил фон­тан энер­гии. Она ра­бо­та­ла в ре­клам­ном агент­стве, где “кре­а­ти­ви­ла” с утра до ве­че­ра без пе­ре­ры­ва на обед. Ей уда­ва­лось про­хо­дить сквозь сте­ны, что она и де­ла­ла по несколь­ку раз в день. Директор ре­клам­но­го агент­ства Иру це­нил вы­со­ко, что ста­ра­тель­но под­твер­ждал зар­пла­той, пре­вос­хо­дя­щей Со­ни­ну в де­сять раз.

— Я по­ня­ла, по­че­му ты — неудач­ни­ца, — го­во­ри­ла Ира сест­ре. — У те­бя про­сто от­сут­ству­ет ген уве­рен­но­сти.

— А есть та­кой? — с недо­ве­ри­ем спра­ши­ва­ла Со­ня.

— Ко­неч­но! Сей­час уче­ные столь­ко их открыли, что можно лег­ко объ­яс­нить лю­бой по­сту­пок. На­при­мер, фин­ны об­на­ру­жи­ли му­ти­ро­ван­ный ген ху­ли­ган­ства в пья­ном ви­де, пред­став­ля­ешь? Мы ду­ма­ем, что му­жик про­сто ко­зел, а нет — это ген, а тот во­об­ще ни при чем, трез­вым — хоть к ране при­кла­ды­вай! Еще есть ген же­сто­ко­сти, ин­тел­лек­та, ши­зо­фре­нии... Ген кра­со­ты, ни­ще­ты, ста­ре­ния, ли­дер­ства... Ген убий­цы есть... И да­же ген об­лы­се­ния, пред­став­ля­ешь? Можно бу­ду­ще­го му­жа проверить. Он те­бе коль­цо, а ты ему: “Уй­ди, лы­сый убий­ца-ху­ли­ган! Ты же ни­щий ши­зо­фре­ник. К то­му же и не ли­дер во­все”...

Ира бы­ла лег­кой, как воз­душ­ный ша­рик, любила ко­ме­дии и вся­че­ские раз­вле­ка­тель­ные шоу. Со­ня ухо­ди­ла кор­ня­ми глу­бо­ко в зем­лю, ча­са­ми смот­ре­ла арт-ха­ус, чи­та­ла Шей­на Джон­са и Аме­ли Но­томб...

И вот од­на­жды Соне на гла­за по­па­лось объ­яв­ле­ние о том, что ско­ро в сто­ли­цу при­ез­жа­ет знаменитый ан­глий­ский ки­но­ре­жис­сер. Что у него здесь ра­бо­чие пла­ны, и он бу­дет почти ин­ког­ни­то. И что при­ни­мать и опе­кать его ста­нет то са­мое агент­ство, в ко­то­ром ра­бо­та­ет Ира. — Ты по­че­му мне не ска­за­ла об этом? — спро­си­ла она сест­ру за зав­тра­ком. — А за­чем? — уди­ви­лась та. — Как за­чем?! Он — режиссер, о ко­то­ром можно толь­ко меч­тать, я — ак­три­са... Ира хо­хо­та­ла ми­нут де­сять, по­том вы­тер­ла сле­зы и ска­за­ла: — Ну ка­кая ты ак­три­са? Ес­ли бы у те­бя был та­лант, ты бы уже дав­но вы­бра­лась из зай­чи­ков в лю­ди.

— У ме­ня есть та­лант, — ти­хо оби­де­лась Со­ня. — Про­сто я не про­бив­ная... Ты же мне са­ма про ген го­во­ри­ла... Ну Ир, по­мо­ги мне разо­рвать этот круг... — Ка­кой еще круг? — Тот, по ко­то­ро­му я хо­жу уже де­сять лет... — И чем же я мо­гу те­бе по­мочь? — До­го­во­рись, что­бы он про­слу­шал ме­ня... — Ну ты да­ешь! — воз­му­ти­лась Ира. — Он во­об­ще ни­ко­го про­слу­ши­вать не на­ме­рен. Он со­би­ра­ет­ся ре­кла­му сни­мать на мил­ли­он дол­ла­ров, у него все ак­те­ры на­зна­че­ны, все кад­ры рас­пи­са­ны, каж­дая ми­ну­та на сче­ту, и тут я: “Здрав­ствуй­те, Джеймс! Не хо­ти­те ли по­смот­реть на мою сест­ру-неудач­ни­цу?” Пред­ла­га­ешь ка­кие-то нере­аль­ные ве­щи! Это все рав­но что на Лу­ну по­ле­теть или про­ехать­ся по Кре­ща­ти­ку вер­хом на слоне...

Ира от­вер­ну­лась и ста­ла шум­но пить чай, вкла­ды­вая в про­цесс всю мощь сво­е­го него­до­ва­ния.

— А ес­ли я про­еду по цен­тру го­ро­да на слоне, до­го­во­ришь­ся по­смот­реть на ме­ня?

— Ты — на слоне?! Сонь, не сме­ши мои бо­тин­ки, — вздох­ну­ла Ира. — Да­вай не тра­тить вре­мя на иди­от­ские фан­та­зии... — Так до­го­во­ришь­ся или нет? — Ой, не мо­гу... Ну до­го­во­рюсь! — уже со­всем ве­се­ло ска­за­ла се­ст­ра. — Точ­но? — Сто пу­дов! — Лад­но. Толь­ко по­том не от­не­ки­вай­ся. Вер­нув­шись в свою ком­на­ту, Со­ня с эн­ту­зи­аз­мом при­ня­лась ис­кать сло­на. Она чув­ство­ва­ла необык­но­вен­ный при­лив сил и ед­ва ли не впер­вые в жиз­ни бы­ла го­то­ва к бою за уни­каль­ный шанс — по­кон­чить с зай­чи­ка­ми и оку­нуть­ся в на­сто­я­щий мир ис­кус­ства. Пер­вым де­лом она спро­си­ла у ГУГЛА, на­пи­сав в по­ис­ко­вик: “слон в Ки­е­ве”, и ГУГЛ тут же пред­ло­жил ей ре­сто­ран, ка­фе, ка­льян-бар и да­же са­лон тай­ско­го мас­са­жа под на­зва­ни­ем “Эле­фант”. Со­ня по­ду­ма­ла и ис­пра­ви­ла запрос на: “жи­вой слон в Ки­е­ве”. Пер­вая ссыл­ка ее силь­но уди­ви­ла. “Мно­гих людей вол­ну­ет, где же все-та­ки можно ку­пить жи­во­го сло­на в Ки­е­ве?” — за­да­вал­ся во­про­сом некий сайт. Ока­за­лось все про­сто. За ка­ких-то три ты­ся­чи дол­ла­ров вам при­ве­зут жи­вот­ное из лю­бой точ­ки ми­ра, вла­дей­те на здо­ро­вье! Все что нуж­но — боль­шое по­ме­ще­ние и сто ки­ло­грам­мов зе­ле­ни в сут­ки для про­кор­ма. Та­кая ме­лочь... Со­ня оки­ну­ла скеп­ти­че­ским взгля­дом свою ма­ло­га­ба­рит­ную ком­нат­ку и от идеи с по­куп­кой от­ка­за­лась. Оста­ва­лись цир­ки.

“Цирк — это хо­ро­шо, — ре­ши­ла Со­ня. — Там лю­ди ве­се­лые, склон­ные к трю­кам и вся­че­ским аван­тю­рам”. И ста­ла пред­став­лять себе, как при­хо­дит к директору и го­во­рит:

— По­ни­ма­е­те, я меч­таю снять­ся в ки­но у зна­ме­ни­то­го ре­жис­се­ра, но для мо­ей сест­ры это все рав­но, что по­ле­теть на Лу­ну или про­ка­тить­ся на слоне по цен­тру го­ро­да, по­ни­ма­е­те?

— По­ни­маю, — от­ве­ча­ет директор. — И что?

— Не одол­жи­те сло­на на па­ру ча­сов? Я по­ка­та­юсь и вер­ну... Прав­да-прав­да!

Со­ня яв­ствен­но уви­де­ла ди­рек­тор­ское лицо — уз­кое, с боль­шим но­сом и за­чем-то пыш­ны­ми ба­кен­бар­да­ми. Сна­ча­ла оно удив­лен­но вы­тя­ну­лось, по­том стро­го про­каш­ля­лось и гроз­но спро­си­ло, не стыд­но ли ей, взрос­лой де­вуш­ке, от­ры­вать от ра­бо­ты крайне за­ня­то­го человека? “Что за ду­рац­кие шут­ки? Кто вас во­об­ще впу­стил?” И все в та­ком ду­хе...

Со­ня по­ежи­лась. Да­же про­сто пе­ре­сту­пить по­рог ка­би­не­та ди­рек­то­ра цир­ка, да что там пе­ре­сту­пить, до­го­во­рить­ся о встре­че с ним бы­ло бы для нее по­дви­гом. По­ду­мав немно­го, Со­ня за­шла с дру­гой сто­ро­ны. На­пи­са­ла в по­ис­ко­ви­ке: “ки­ев­ские дрес­си­ров­щи­ки сло­нов”. Дрес­си­ров­щи­ков ока­за­лось со­всем немно­го, и лишь один из них вы­звал у Со­ни сим­па­тию. Ей по­нра­ви­лись его гла­за — боль­шие и ум­ные. Зва­ли его то­же кра­си­во — Влад­лен Эм­ма­ну­и­ло­вич. “Во вся­ком слу­чае, он хо­тя бы до­слу­ша­ет ме­ня до кон­ца”, — по­ду­ма­ла она и ку­пи­ла би­лет на пред­став­ле­ние.

Со­ня не любила цирк. Она в принципе бо­лез­нен­но ре­а­ги­ро­ва­ла на лю­бое на­си­лие, а на­си­лие над жи­вот­ны­ми во­об­ще от­но­си­ла за грань добра и зла. По­это­му при­шла под са­мый конец пред­став­ле­ния, что­бы огра­ни­чить­ся сло­на­ми. Дрессировщик оказался мо­ло­же, чем вы­гля­дел на фо­то. Он уме­ло ма­нев­ри­ро­вал меж­ду ги­ган­та­ми, и со сто­ро­ны можно бы­ло ре­шить, что они его да­же лю­бят. Со­ня во­оду­ше­ви­лась, но все пошло не так, как хо­те­лось.

За ку­ли­сы ее не пу­сти­ли, при­шлось ждать дрес­си­ров­щи­ка на ули­це. Но там то­же все ока­за­лось не про­сто: он мог вый­ти в лю­бую

слу­жеб­ную дверь, и Со­ня ме­та­лась меж­ду ни­ми, как тигр. На­ко­нец, дрессировщик по­явил­ся — су­ро­вый, под­тя­ну­тый, в длин­ном пла­ще с под­ня­тым во­рот­ни­ком. Он быст­рым ша­гом на­пра­вил­ся к ма­шине, и Со­ня бро­си­лась сле­дом. Дро­жа­щим от вол­не­ния го­ло­сом она сбив­чи­во при­ня­лась из­ла­гать суть во­про­са.

— Вы су­ма­сшед­шая? — не до­слу­шав до кон­ца, раз­дра­жен­но спро­сил дрессировщик.

— Нет, я здо­ро­ва, — неуве­рен­но от­ве­ти­ла она.

Ще­ки Со­ни го­ре­ли, гу­бы по­дра­ги­ва­ли, в гла­зах бле­стел ис­пуг. И вдруг с кри­ком: “Я все узна­ла, ты мне врал!” на них на­ле­те­ла ка­кая-то блон­дин­ка.

— Ты о чем, Эл­лоч­ка? — со­всем дру­гим го­ло­сом за­го­во­рил дрессировщик.

— В вос­кре­се­нье ты был у любовницы! Был! Был!

— Я был на ра­бо­те... Спро­си у лю­бо­го...

— У кого?! У этих ста­рых баб­ни­ков? Вы же по­кры­ва­е­те друг дру­га!

— Ну, не хо­чешь у них, спро­си у на­шей ста­жер­ки, — кив­нул он на Со­ню. — Она — па­то­ло­ги­че­ски чест­ная де­вуш­ка.

Блон­дин­ка оки­ну­ла Со­ню недо­вер­чи­вым взгля­дом и стро­го про­из­нес­ла:

— Он дей­стви­тель­но весь день был на ре­пе­ти­ции?

На­счет па­то­ло­ги­че­ской чест­но­сти дрессировщик по­пал в точ­ку, но Со­ня сде­ла­ла над со­бой уси­лие и спо­кой­но от­ве­ти­ла:

— Да, был, — и за­чем-то до­ба­ви­ла: — Сло­ны Влад­ле­на Эм­ма­ну­и­ло­ви­ча очень лю­бят.

Блон­дин­ка вни­ма­тель­но по­смот­ре­ла ей в гла­за и по­че­му-то сра­зу по­ве­ри­ла. Ско­ман­до­ва­ла: “До­мой!”, се­ла в ма­ши­ну.

— При­хо­ди­те зав­тра к двум, — шеп­нул Соне дрессировщик, во­оду­шев­лен­ный неожи­дан­но быст­рым при­ми­ре­ни­ем с же­ной.

В два Со­ня уже сто­я­ла под цир­ком. В два трид­цать раз­вол­но­ва­лась. Об­ма­нул? Но ока­за­лось, что дрессировщик ждет ее внут­ри и да­же пре­ду­пре­дил охран­ни­ка о ее ви­зи­те. Оста­вив то­му ра­бо­чее удо­сто­ве­ре­ние лич­но­сти, Со­ня про­шла внутрь. Дрессировщик встре­тил ее в гри­мер­ке и схо­ду пред­ло­жил ви­на. — Я не пью, — рас­те­ря­лась Со­ня. — Это же ви­но! — ве­се­ло от­ре­а­ги­ро­вал он. — В Ев­ро­пе да­же на ра­бо­те при­вет­ству­ет­ся.

А по­том на­ча­лось со­всем уж непри­лич­ное. Дрессировщик ска­зал, что не мо­жет до­ве­рить сло­на незна­ко­мо­му че­ло­ве­ку, по­это­му пред­ла­га­ет по­зна­ко­мить­ся бли­же, и на­бро­сил­ся на Со­ню с по­це­лу­я­ми. Рас­те­ряв­шись в пер­вые се­кун­ды, она быст­ро при­шла в се­бя и за­ле­пи­ла на­ха­лу звон­кую по­ще­чи­ну. — О, мне нра­вит­ся эта иг­ра! — за­вел­ся он еще боль­ше. При­шлось при­ме­нить про­ве­рен­ный при­ем ко­ле­ном. Дрессировщик взвыл от бо­ли и со­гнул­ся по­по­лам.

— Кре­тин! — крик­ну­ла взбу­до­ра­жен­ная Со­ня и толк­ну­ла его что бы­ло сил но­гой.

Дрессировщик упал, а Со­ня вы­ле­те­ла в ко­ри­дор, где столк­ну­лась с мо­ло­дым пар­нем в ра­бо­чем ха­ла­те. Про­бе­жав­шись ла­би­рин­том цир­ко­вых ко­ри­до­ров, она по­ня­ла, что за­блу­ди­лась. По­про­бо­ва­ла вер­нуть­ся на­зад и сно­ва столк­ну­лась с пар­нем. — Ищешь вы­ход? — спро­сил он. Со­ня кив­ну­ла, и па­рень взял­ся ее про­во­дить. По до­ро­ге они раз­го­во­ри­лись. Ока­за­лось, что Ко­ля (так его зва­ли) все ви­дел и остал­ся очень до­во­лен. По­то­му что дрессировщик — ред­кая сво­лочь, баб­ник и са­дист. Сло­ны его не лю­бят, а бо­ят­ся. Кол­ле­ги пре­зи­ра­ют, но бо­ят­ся то­же, так как у дрес­си­ров­щи­ка мо­гу­ще­ствен­ный в цир­ко­вом ми­ре па­па... — А за­чем он те­бе по­на­до­бил­ся? — спро­сил Ко­ля. И Со­ня рас­ска­за­ла ему свою ис­то­рию, на­чи­ная с зай­чи­ков. Она го­во­ри­ла и удив­ля­лась соб­ствен­но­му крас­но­ре­чию, так как рань­ше в по­доб­ной си­ту­а­ции не су­ме­ла бы вы­да­вить из се­бя и сло­во. Впро­чем, и по­доб­ная си­ту­а­ция с ней вряд ли мог­ла про­изой­ти рань­ше...

Ко­ля немно­го по­ду­мал и вдруг пред­ло­жил свою по­мощь. Со­вер­шен­но бес­ко­рыст­но. Он был убор­щи­ком кле­ток и знал все хо­ды-вы­хо­ды.

— Но это же неза­кон­но, — ожи­вив­шись в на­ча­ле, сник­ла Со­ня. — Это кра­жа, и нас аре­сту­ют.

— Это не кра­жа, — па­ри­ро­вал Ко­ля. — Мы на­зо­вем это ак­ци­ей про­те­ста про­тив на­си­лия над жи­вот­ны­ми. Я дав­но о чем-то та­ком ду­мал... Уве­ряю те­бя, об­ще­ствен­ность бу­дет на на­шей сто­роне, ко­гда мы рас­ска­жем о том, как из­де­ва­ет­ся над сло­на­ми Влад­лен... Его уво­лят, и дру­гим дрес­си­ров­щи­кам непо­вад­но бу­дет...

Идея Соне нра­ви­лась, как и ис­крен­ний по­рыв убор­щи­ка бо­роть­ся за пра­ва бед­ных жи­вот­ных.

— А как быть с сест­рой? — спро­си­ла она. — При­дет­ся ее пре­ду­пре­дить, что­бы вы­шла на ули­цу в на­зна­чен­ное вре­мя... А то ведь она не по­ве­рит, ес­ли не уви­дит.

— Не вол­нуй­ся, по­ве­рит, — ска­зал Ко­ля. — Нас с то­бой во всех но­во­стях по­ка­жут.

И тут Со­ня при­шла в ужас, осо­знав на­ко­нец весь мас­штаб пред­сто­я­ще­го дей­ства.

Ночь пе­ред за­пла­ни­ро­ван­ной ак­ци­ей она сно­ва не спа­ла. По уг­лам ком­на­ты свер­ка­ли вспыш­ки фо­то­ап­па­ра­тов, со всех сто­рон вы­ли по­ли­цей­ские си­ре­ны, зву­ча­ли незна­ко­мые го­ло­са. Кто-то кри­чал: “Мо­лод­цы! До­лой цир­ки и зоо­пар­ки!”, кто-то гром­ко воз­му­щал­ся и тре­бо­вал по­са­дить во­ров в тюрь­му. Рас­по­я­сав­ше­е­ся во­об­ра­же­ние не да­ло Соне за­снуть до са­мо­го утра, а ко­гда она все же за­бы­лась некреп­ким тре­вож­ным сном — за­зво­нил бу­диль­ник. С чу­гун­ной го­ло­вой Со­ня от­пра­ви­лась на ре­пе­ти­цию в ТЮЗ, а от­ту­да — пря­ми­ком в цирк. Ко­ля уже ждал ее в услов­лен­ном ме­сте. Че­рез час хит­рых ма­ни­пу­ля­ций с пе­ре­кры­ти­ем две­рей клет­ка со сло­ном, к удив­ле­нию Со­ни имев­шая ко­ле­са, бы­ла у од­но­го из слу­жеб­ных вхо­дов.

— Идем, Ав­гу­стин, нас ждут ве­ли­кие де­ла! — про­воз­гла­сил Ко­ля, вы­пус­кая сло­на на во­лю, и под­нял над го­ло­вой пал­ку с пла­ка­том “Мы про­тив на­си­лия над жи­вот­ны­ми, а ты?”

— А те­перь за­ле­зай! — ско­ман­до­вал он Соне. Похло­пал Ав­гу­сти­на по бо­ку, шеп­нул ему что-то на ухо, и слон опу­стил­ся на ко­ле­ни. Со­ня вска­раб­ка­лась на мор­щи­ни­стую хол­ку, ис­пу­ган­но по­смот­ре­ла вниз, Ав­гу­стин под­нял­ся с ко­лен, и ком­па­ния тро­ну­лась в путь.

Про­хо­жие тут же ста­ли фо­то­гра­фи­ро­вать их на те­ле­фо­ны, от­ку­да-то взя­лась ка­ме­ра с юр­ким опе­ра­то­ром... Тол­па зе­вак мно­жи­лась на гла­зах, де­ти вос­хи­щен­но ты­ка­ли в сло­на паль­ца­ми, под­рост­ки пы­та­лись сде­лать с ним сел­фи... Но да­ле­ко им уй­ти не уда­лось. Как в Со­ни­ном сне, за­зву­ча­ла по­ли­цей­ская си­ре­на, и уже че­рез пол­ча­са “де­мон­стран­ты” бы­ли в участ­ке.

Им да­ли по пят­на­дцать су­ток за несанк­ци­о­ни­ро­ван­ную ак­цию, де­ло пе­ре­да­ли в суд и при­гро­зи­ли фан­та­сти­че­ским штра­фом. Под от­де­ле­ни­ем по­ли­ции тут же со­бра­лась группа со­чув­ству­ю­щих. Несколь­ко “цвет­ных” пар­тий вы­дви­ну­ло свои тре­бо­ва­ния. На­род скан­ди­ро­вал: “Сво­бо­ду сло­нам и их за­щит­ни­кам!”

Со­ня — со­всем недав­но роб­кая и стес­ни­тель­ная, чув­ство­ва­ла необык­но­вен­ную ду­шев­ную лег­кость. Она сде­ла­ла это. Пусть не до кон­ца, пусть толь­ко несколь­ко ша­гов, но ей уда­лось... А тем вре­ме­нем в зда­нии на­про­тив шли съем­ки ре­клам­но­го ро­ли­ка. — Мне ну­жен огонь в гла­зах! — го­во­рил режиссер по-ан­глий­ски. — Дай­те мне страсть!

Ра­бо­та не кле­и­лась, Джеймс был недо­во­лен вя­ло­стью ак­три­сы, ко­то­рую вы­брал из ста пре­тен­ден­ток. Его раз­дра­жал ее пу­стой вз­гляд, “вру­щие” ру­ки... а еще этот ужас­ный шум за ок­ном. Джеймс объ­явил пе­ре­рыв, по­тре­бо­вал ко­фе и вы­шел из па­ви­льо­на.

— Что за лю­ди у от­де­ле­ния по­ли­ции? — спро­сил он, по­дой­дя с чаш­кой к ок­ну. — Пикет?

— “Зе­ле­ные” или об­ще­ство за­щи­ты жи­вот­ных, — пред­по­ло­жил пе­ре­вод- чик и рассказал ис­то­рию о слоне.

— И этих дво­их по­са­ди­ли? — уточ­нил Джеймс. — Пока на пят­на­дцать су­ток. Пе­ре­вод­чик про­тя­нул ре­жис­се­ру га­зе­ту, на ко­то­рой бы­ло несколь­ко фо­то­гра­фий еду­щей вер­хом на слоне Со­ни.

Режиссер ми­ну­ту жад­но рас­смат­ри­вал их, по­сле че­го ска­зал: — Я хо­чу на нее по­смот­реть. — На кого? — рас­те­рял­ся пе­ре­вод­чик. — На эту де­вуш­ку. — Она в по­ли­ции... — Осво­бо­ди­те! За­пла­ти­те штраф, под­ни­ми­те об­ще­ствен­ность, но до­ставь­те мне ее сю­да!

— Я по­про­бую... — роб­ко от­ве­тил пе­ре­вод­чик.

— Не про­буй­те, а де­лай­те! — рявк­нул режиссер.

Так Со­нин круг разо­мкнул­ся. Хо­тя это уже был и не круг во­все, а спи­раль... ♥

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.