СЕБАСТЬЯН

Кот

Natali - - Рассказ - ***

Два го­да на­зад они за­ве­ли ко­та. Из­на­чаль­но пла­ни­ро­ва­ли ре­бен­ка, но все как-то не по­лу­ча­лось. По­это­му ре­ши­ли: пусть по­ка бу­дет кот. Вы­би­ра­ли на “птич­ке” дол­го и при­дир­чи­во. Он хо­тел пер­са, она — сфинк­са. По­сле трех ча­сов хож­де­ния по кру­гу со­шлись на ан­глий­ском боб­тей­ле.

— Ли­цо у него ка­кое-то недоб­рое, Дим, — еще ко­леб­лясь, ска­за­ла она.

— Так и долж­но быть, Люсь. Он же боб­тейл, — от­ве­тил он, до­став порт­моне.

И вдруг от­ку­да-то из-под ног раз­дал­ся писк. Они друж­но по­смот­ре­ли вниз и уви­де­ли кро­шеч­но­го, дро­жа­ще­го от хо­ло­да ко­тен­ка. Чер­но­го-пре­чер­но­го, с огром­ны­ми зе­ле­ны­ми гла­за­ми. Он при­жал­ся сна­ча­ла к ее но­ге, за­тем по­тер­ся об его...

Они взгля­ну­ли друг на дру­га и мол­ча ре­ши­ли, что это судь­ба.

— Бес­по­род­ный, еще и чер­ный... — ска­зал про­да­вец, под­жав гу­бы, и по­ду­мал: “Идио­ты!”, а вслух про­дол­жил: — На­му­ча­е­тесь вы с ним. У него ни при­ви­вок, ни ро­до­слов­ной. Од­ни бло­хи...

— Ни­че­го, — ска­за­ла она, бро­си­ла про­щаль­ный взгляд на боб­тей­ла и по­ду­ма­ла: “Что тол­ку в ро­до­слов­ной, ко­гда веч­но недо­воль­ная фи­зио­но­мия?” — Бе­рем, — ска­зал он и ни­че­го не по­ду­мал. Весь ве­чер Лю­ся спа­са­ла Се­бастья­на (так они его на­зва­ли) от блох, ко­то­рых об­на­ру­жи­лось сра­зу три ви­да. Она мы­ла его шам­пу­ня­ми, брыз­га­ла спре­я­ми, вы­че­сы­ва­ла гре­беш­ком. Кот не со­про­тив­лял­ся. При­крыв огром­ные зе­ле­ные гла­за, он ду­мал: “Как хо­ро­шо, ко­гда теп­ло. И во­об­ще, как хо­ро­шо!”

Он по­лю­бил ее сра­зу. Неж­но и без­за­вет­но. К Ди­ме же ис­пы­ты­вал чув­ство огром­ной бла­го­дар­но­сти. На тре­тий день вы­яс­ни­лось, что Себастьян (в оби­хо­де Ба­ся) се­рьез­но бо­лен, про­сто бо­лезнь не про­яви­лась сра­зу. У него от­кры­лась рво­та. Лю­ся пы­та­лась по­ить его на­сто­я­ми трав, но он от­ка­зы­вал­ся да­же от во­ды. Ста­ло яс­но, что без док­то­ра не обой­тись, и то­гда боль­шой, как мед­ведь, Ди­ма по­нес его в до­ро­гую вет­кли­ни­ку. Ко­те­нок по­ме­щал­ся в од­ной ла­до­ни. Ди­ма су­нул его за па­зу­ху и по­шел. Лю­ся оста­лась до­ма. Си­де­ла у ок­на, по­ка они не вер­ну­лись и мо­ли­лась: “Гос­по­ди, пусть он вы­жи­вет, пусть толь­ко вы­жи­вет...”

— Не вы­жи­вет, — по­ка­чал го­ло­вой док­тор, вса­жи­вая в ма­лень­кое тель­це тре­тий укол. И по­ду­мал: “Луч­ше бы эти день­ги на что-ни­будь по­лез­ное по­тра­ти­ли. Купили бы, на­при­мер, шкаф...”

Док­тор был опыт­ным и знал, что ду­мать. Но вслух ска­зал: — Зав­тра в это же вре­мя. Ди­ма взял ма­лень­кое дро­жа­щее тель­це, ак­ку­рат­но при­жал к се­бе и шеп­нул: “Дер­жись, ста­рик...”

Це­лую неде­лю кот от­ка­зы­вал­ся от еды и Лю­ся за­ли­ва­ла в него во­ду пи­пет­кой. По кап­ле каж­дые пол­ча­са. Ба­ся со­всем ис­ху­дал и умень­шил­ся вдвое, а гла­за, на­о­бо­рот, ста­ли вы­гля­деть пу­га­ю­ще огром­ны­ми. Ни Лю­ся, ни Ди­ма не мог­ли смот­реть в них, от­во­ди­ли взгля­ды.

По­сле два­дцать пер­во­го уко­ла, ко­гда уже не бы­ло ни сил, ни слез, ни де­нег, Себастьян по­шел на по­прав­ку. Он впер­вые вы­пил лож­ку мо­ло­ка и да­же съел ку­со­чек тво­ро­га, ве­ли­чи­ной со спи­чеч­ную го­лов­ку.

— Мой ми­лый, мой Ба­ся, сча­стье мое! — за­ще­бе­та­ла Лю­ся, при­жи­мая его к се­бе. — Не раз­да­ви его! — сме­ял­ся Ди­ма. И оба пла­ка­ли от ра­до­сти. “Те­перь я точ­но про­жи­ву сто лет”, — ду­мал Себастьян, до­воль­но мур­лы­ча.

Вре­мя шло. Кот стал пол­но­прав­ным чле­ном се­мьи. Лю­ся со­ве­то­ва­лась с ним ча­ще, чем с Ди­мой. Она бы­ла сва­деб­ным фо­то­гра­фом. Точ­нее, она бы­ла про­сто фо­то­гра­фом, но с ка­рье­рой в вы­со­ком ис­кус­стве как-то не сло­жи­лось, а вот сва­деб­ные фо­то по­лу­ча­лись у нее за­ме­ча­тель­но. Лю­ся при­ду­мы­ва­ла сю­же­ты. Не ба­наль­ные, вро­де неве­ста на ла­до­ни у же­ни­ха. А глу­бо­кие, об­раз­ные, со смыс­лом и под­тек­стом. Мо­ло­до­же­ны с удо­воль­стви­ем по­зи­ро­ва­ли, по­том с не мень­шим удо­воль­стви­ем рас­смат­ри­ва­ли фо­то и мно­го­крат­но бла­го­да­ри­ли Лю­сю за ма­стер­ство. В об­щем, она бы­ла на­рас­хват.

Ди­ма же ра­бо­тал ря­до­вым клер­ком в про­ект­ном бю­ро, хо­тя дав­но осво­ил но­вую про­фес­сию — ди­зай­не­ра ин­те­рье­ров. — Те­бе по­ра де­лать ка­рье­ру, — го­во­ри­ла Лю­ся. — Лег­ко ска­зать, — хму­рил­ся Ди­ма. — Ко­му ну­жен спе­ци­а­лист без опы­та? Раз­ве кто-то из жад­но­сти най­мет, за ко­пей­ки. Но то­гда на что мы бу­дем жить?

— Не ду­май о день­гах. Я бу­ду ра­бо­тать за дво­их, по­ка ты не на­бе­решь кли­ен­тов, — успо­ка­и­ва­ла его Лю­ся. — Сме­ло уволь­няй­ся. Ты — ху­дож­ник! А за­стрял в этом бо­ло­те по­сре­ди офис­но­го планк­то­на...

“Ка­кая же она все-та­ки ум­ни­ца, — по­ду­мал Себастьян. — Ум­ни­ца и кра­са­ви­ца...”

“Она во мне разо­ча­ро­ва­лась, — по­ду­мал Ди­ма. — А ско­ро и сла­ба­ком счи­тать бу­дет, ко­гда ни­че­го не вый­дет”. “По­ра печь бли­ны”, — по­ду­ма­ла Лю­ся и ушла на кух­ню. Не про­шло и трех дней по­сле это­го раз­го­во­ра, как Ди­му уво­ли­ли по со­кра­ще­нию шта­тов. Он явил­ся до­мой по­дав­лен­ный, блед­ный. Швыр­нул в угол рюк­зак и воз­му­тил­ся: — Это неспра­вед­ли­во! — Ты что, Дим­ка? Это же хо­ро­ший знак! — об­ра­до­ва­лась Лю­ся. — Не бы­ло бы сча­стья, да несча­стье по­мог­ло. Ты, на­ко­нец, смо­жешь за­нять­ся лю­би­мым де­лом...

И Ди­ма за­нял­ся. Про­сто не бы­ло дру­го­го вы­хо­да. Он вы­ло­жил в Ин­тер­не­те объ­яв­ле­ния, раз­ме­стил на стра­ни­цах в соц­се­тях несколь­ко сво­их ри­сун­ков с ин­те­рье­ра­ми спаль­ни, го­сти­ной, кух­ни... Но кли­ент не шел. То­гда он об­зво­нил всех сво­их дру­зей и пре­ду­пре­дил, что те­перь Дмит­рий Якуш­кин — ди­зай­нер и за вполне до­ступ­ную це­ну го­тов со­тво­рить чу­до. Не по­мог­ло. То­гда Лю­ся об­зво­ни­ла сво­их, да­же са­мых ша­поч­ных, даль­них и со­всем слу­чай­ных зна­ко­мых. На­при­мер, про­да­вец ме­бель­но­го ма­га­зи­на ко­гда-то су­нул ей ви­зит­ку или в са­лоне кра­со­ты да­ли фла­ер... Про­да­вец ме­бе­ли от­ве­тил до­воль­но су­хо, что бу­дет иметь в ви­ду. В са­лоне кра­со­ты ска­за­ли, что лич­но им ни­че­го та­ко­го не нуж­но, а “впа­ри­вать” услу­ги ди­зай­не­ра при­шед­шим на ма­ни­кюр кли­ент­кам — по край­ней ме­ре глу­по. Лю­ся бы­ла де­вуш­кой пред­при­им­чи­вой и со­об­ра­зи­тель­ной, по­это­му тут же пред­ло­жи­ла всем про­цент от сдел­ки. В пя­ти ме­стах обе­ща­ли по­ду­мать.

И вот, ко­гда Ди­ма уже опу­стил ру­ки, по­явил­ся пер­вый кли­ент. Точ­нее, кли­ент­ка. По те­ле­фо­ну у нее был вполне при­ят­ный го­лос.

— Мне нуж­на го­сти­ная. Люб­лю хай-тек, — ска­за­ла она и на­зна­чи­ла встре­чу.

Ди­ма пры­гал до по­тол­ка, так что со­се­ди сни­зу спеш­но эва­ку­и­ро­ва­лись, за­по­до­зрив зем­ле­тря­се­ние. На встре­чу со­би­рал­ся боль­ше двух ча­сов, ме­нял ру­баш­ки, пы­тал­ся на­деть гал­стук, на что Лю­ся ре­зон­но за­ме­ти­ла:

— Во-пер­вых, ты — ди­зай­нер, а не бан­ков­ский слу­жа­щий, и, во-вто­рых, она лю­бит хай-тек, а не ан­глий­ский стиль.

Со­шлись на ма­ли­но­вом, круп­но вя­за­ном сви­те­ре и го­лу­бых джин­сах.

— Ди­ма, ты у ме­ня та­кой... та­кой... Ну про­сто фран­цуз­ский ак­тер ка­кой-то! — ще­бе­та­ла Лю­ся. — Смот­ри, Ба­ся, ка­кой у нас Дим­ка класс­ный!

“Да, хо­рош...” — по­ду­мал Себастьян и вдруг по­чув­ство­вал ка­кой-то непри­ят­ный, про­бе­жав­ший по спине хо­ло­док. Так, что да­же шерсть под­ня­лась немно­го.

Встре­ча про­шла пре­крас­но, Ди­ма вер­нул­ся окры­лен­ный и стал вза­хлеб рас­ска­зы­вать о том, ка­кой ин­те­рес­ный ин­те­рьер они при­ду­ма­ли Али­се.

— Ну и как, как она вы­гля­де­ла? Как?— сго­рая от лю­бо­пыт­ства, спро­си­ла Лю­ся. Ди­ма се­кун­ду по­мед­лил и за­чем-то со­врал: — Да обык­но­вен­ная тет­ка под со­рок... — Под со­рок и уже тет­ка?! Ко­гда мне со­рок стук­нет, я то­же тет­кой для те­бя бу­ду, да? Отве­чай, бу­ду?!

— Ты — дру­гое де­ло, — при­тя­нул он ее к се­бе. — Ты для ме­ня все­гда оста­нешь­ся луч­шей в ми­ре дев­чон­кой.

И они при­ня­лись це­ло­вать­ся. Себастьян по­смот­рел на них с нескры­ва­е­мым сар­каз­мом, вздох­нул и де­ли­кат­но вы­шел из ком­на­ты.

“За­чем я со­врал? — ду­мал по­том Ди­ма. — По­че­му не ска­зал прав­ды?”

Прав­да же за­клю­ча­лась в том, что Али­са бы­ла кра­си­вой. Очень кра­си­вой. Вы­со­кая, тон­кая, с коп­ной ры­жих во­лос, она на­по­ми­на­ла ка­кую-то ак­три­су. Об­ща­ясь с ней, Ди­ма все вре­мя пы­тал­ся вспом­нить — ка­кую имен­но. Нет, он не ис­пы­ты­вал к ней сек­су­аль­но­го вле­че­ния

и да­же не ду­мал об этом. Про­сто ему, как че­ло­ве­ку с хо­ро­шо раз­ви­тым ху­до­же­ствен­ным вку­сом, вид Али­сы до­став­лял эс­те­ти­че­ское удо­воль­ствие. А прав­ды он не ска­зал лишь по од­ной при­чине. Лю­ся немно­го по­пра­ви­лась и ру­га­ла се­бя за это. Да и внеш­ность у нее бы­ла до­воль­но за­уряд­ной. В об­щем, не ска­зал и все.

И Лю­ся в тот день ни­че­го не по­чув­ство­ва­ла. В от­ли­чие от Се­бастья­на... Кот стал хо­дить за Ди­мой хво­стом. Взгляд у него при этом был стран­ный — зрач­ки сужа­лись до тон­ких ще­лок, а зе­ле­ный цвет сгу­щал­ся и тем­нел, при­об­ре­тая изу­мруд­ный от­те­нок. Ди­ма брал его на ру­ки и спра­ши­вал: — Че­го те­бе, ста­рик? “Посмот­ри мне в гла­за и ска­жи: ты ведь зна­ешь, что де­ла­ешь? Зна­ешь? — спра­ши­вал его Себастьян. — Мы, ко­ты, чув­ству­ем да­же са­мую мел­кую ложь...”

Про­цесс тем вре­ме­нем на­би­рал обо­ро­ты. У Али­сы был дом — боль­шой, про­стор­ный, с ок­на­ми во всю сте­ну. По­сле кро­хот­ной квар­тир­ки дом этот по­ка­зал­ся Ди­ме двор­цом — оли­це­тво­ре­ни­ем рос­кош­ной жиз­ни. Сра­зу пред­ста­вил­ся Гол­ли­вуд, ко­то­рый так шел Али­се.

Ди­ма лю­бил хай-тек, по­это­му не по­ле­нил­ся и пред­ло­жил ей сра­зу три эс­ки­за. Али­са дол­го вы­би­ра­ла и оста­но­ви­лась на од­ном — са­мом дерз­ком. Ди­ма мыс­лен­но улыб­нул­ся и по­ду­мал: “Вкус у нее то­же хо­ро­ший. Я вы­брал бы его же”.

“При­одеть, при­че­сать, пе­ре­обуть, от­пра­вить в спорт­клуб — очень да­же непло­хо мо­жет по­лу­чить­ся”, — ду­ма­ла Али­са.

Не­смот­ря на ан­гель­скую внеш­ность, за спи­ной у нее вме­сто кры­льев бол­тал­ся тя­же­лый груз жи­тей­ско­го опы­та. Али­са три­жды по­бы­ва­ла за­му­жем, бла­го­да­ря че­му и ско­ло­ти­ла со­сто­я­ние. На Ди­му она не име­ла да­ле­ко иду­щих пла­нов, но в ка­че­стве лю­бов­ни­ка пред­став­ля­ла вполне.

И вот, в один из ве­че­ров, ко­гда Ди­ма со­всем по-хо­зяй­ски рас­ха­жи­вал по пу­сто­му до­му, Али­са по­до­шла к нему вплот­ную, взя­ла за ру­ку и по­це­ло­ва­ла. Он остол­бе­нел.

— Дав­но хо­те­ла это сде­лать, — шеп­ну­ла она и сно­ва по­тя­ну­лась к нему, том­но при­крыв ве­ки. Ди­ма шум­но вы­дох­нул, стрях­нул на­ва­жде­ние, ска­зал: — Из­ви­ни­те. Мне по­ра... И вы­шел. “Ну ни­че­го. На­ча­ло по­ло­же­но”, — по­ду­ма­ла Али­са, про­во­див его лу­ка­вой улыб­кой.

Вер­нув­шись до­мой, Ди­ма быст­ро про­шел в ван­ную, ста­ра­ясь не гля­деть в гла­за ко­ту. Себастьян по­бе­жал сле­дом и ед­ва не вре­зал­ся в хлоп­нув­шую пе­ред но­сом дверь. За­мер на­сто­ро­жен­но, по­тя­нул­ся к ще­ли, при­ню­хал­ся. Из ще­ли по­ве­я­ло чу­жим за­па­хом. Себастьян жа­лоб­но мя­ук­нул и ца­рап­нул дверь ког­тя­ми. Сно­ва мя­ук­нул, сно­ва ца­рап­нул.

— Че­го ты хо­чешь? — спро­сил Ди­ма. — Ухо­ди, не до те­бя сей­час.

Кот лег у две­ри и за­тих. Ди­ма умыл­ся хо­лод­ной во­дой, но за­пах ду­хов не ис­чез.

Од­на­ко са­мым страш­ным бы­ло не это, а то, что ему ни­как не уда­ва­лось из­ба­вить­ся от вос­по­ми­на­ний. По­це­луй бу­до­ра­жил во­об­ра­же­ние. Ди­ма про­кру­чи­вал его сно­ва и сно­ва, чув­ствуя, как серд­це на­чи­на­ет тре­пе­тать и рвать­ся на­ру­жу. И вдруг раз­дал­ся зво­нок. “На­вер­ное, Лю­ся без клю­чей ушла”, — по­ду­мал он, но от­крыв две­ри, остол­бе­нел. В две­рях сто­я­ла Али­са.

— Вы, Дмит­рий, у ме­ня свою пап­ку за­бы­ли, — ска­за­ла она. Уве­рен­но пе­ре­шаг­ну­ла по­рог квар­ти­ры, сбро­си­ла изящ­ные са­пож­ки и про­шла внутрь.

До­ро­гу ей пре­гра­дил Себастьян. Нет, он не вы­ги­бал спи­ну, не под­ни­мал ды­бом шерсть, а про­сто за­мер как вко­пан­ный и уставился на гостью гипнотическим взгля­дом.

— Ка­кой стран­ный кот у вас, — ска­за­ла она. — У ме­ня пря­мо му­раш­ки от его глаз.

Ди­ма сжал ру­ка­ми пап­ку и от нелов­ко­сти стал гнуть ее во все сто­ро­ны. — Эски­зы по­мне­те, — хи­хик­ну­ла Али­са. “Ес­ли я вы­ца­ра­паю ей гла­за, у них мо­гут быть непри­ят­но­сти, — по­ду­мал Себастьян. — Та­кая фи­фа и в суд по­дать мо­жет и на шку­ру ме­ня пу­стить...”

По­это­му он вер­нул­ся в ко­ри­дор и про­сто на­га­дил ей в са­пог.

“Ка­кое убо­же­ство!” — по­ду­ма­ла Али­са, раз­гля­ды­вая квар­ти­ру, а вслух ска­за­ла: — Ми­ло тут у вас... “Как же ее вы­ста­вить? — ли­хо­ра­доч­но со­об­ра­жал Ди­ма. — Вдруг Лю­ся вер­нет­ся со съе­мок рань­ше вре­ме­ни?” — Ну что вы та­кой на­пря­жен­ный? — спро­си­ла Али­са, по­до­шла к нему со спи­ны и при­ня­лась мять ее сво­и­ми тон­ки­ми ла­до­ня­ми. А по­том вдруг при­жа­лась к Ди­ме всем те­лом. И он сно­ва за­мер. На этот раз ее при­кос­но­ве­ние ему по­нра­ви­лось.

И тут раз­да­лось гром­кое “мяу”. Они по­вер­ну­ли го­ло­вы и уви­де­ли Лю­сю. Она сто­я­ла в две­рях, а Себастьян от­ча­ян­но тер­ся о ее но­ги, слов­но пы­тал­ся вы­толк­нуть в ко­ри­дор.

Этим же ве­че­ром Лю­ся мол­ча упа­ко­ва­ла Ди­ми­ны ве­щи в че­мо­дан и от­пра­ви­ла его на дру­гой ко­нец го­ро­да — в ма­лень­кую квар­тир­ку, до­став­шу­ю­ся им в на­след­ство от тет­ки. Ди­ма пы­тал­ся объ­яс­нить­ся, но она не хо­те­ла слу­шать.

“Все пра­виль­но, так мне и на­до, — ду­мал он, тря­сясь в ста­ром трам­вае. — Мы­с­лен­ная из­ме­на ни­чуть не луч­ше фи­зи­че­ской. Сто­ит один раз что-то раз­ре­шить се­бе в мыс­лях, как оно ста­но­вит­ся при­выч­ным, обы­ден­ным, са­мо со­бой ра­зу­ме­ю­щим­ся”.

Дни по­тя­ну­лись мед­лен­но-мед­лен­но. Ушел в небы­тие хму­рый ок­тябрь, но­ябрь пы­тал­ся за­сы­пать зем­лю сне­гом, но ни Ди­му, ни Лю­сю это не ра­до­ва­ло.

Лю­ся силь­но по­ху­де­ла, по­чти со­всем от­ка­за­лась от за­ка­зов — вдруг ста­ла пла­кать на сва­дьбах, а для фо­то­гра­фа это, по мень­шей ме­ре, стран­но. На Ди­ми­ны звон­ки она не от­ве­ча­ла.

СЕБАСТЬЯН УСТАВИЛСЯ НА ГОСТЬЮ ГИПНОТИЧЕСКИМ ВЗГЛЯ­ДОМ

Он же разо­рвал кон­тракт с Али­сой, оста­вив ей свои эски­зы, и дни на­про­лет пи­сал Лю­се пись­ма. Пи­сал от ру­ки, как те за­пис­ки, ко­то­рые она по­лу­ча­ла от него с ше­сто­го клас­са. Пи­сал и от­прав­лял поч­той. А Лю­ся их не от­кры­ва­ла, про­сто бро­са­ла в стол.

“Нуж­но что-то де­лать”, — ду­мал Себастьян. Он изо всех сил ста­рал­ся скра­сить Лю­си­но со­сто­я­ние: иг­рал с ото­рван­ным от шап­ки пом­по­ном, но­сил ей та­поч­ки и да­же пел, но все без тол­ку.

В се­ре­дине но­яб­ря вы­пал снег. Бы­ло вет­ре­но и мо­роз­но. Со­се­ди празд­но­ва­ли что-то, и в квар­ти­ру из всех ще­лей рва­лась му­зы­ка. Лю­се не си­де­лось в крес­ле, она ма­я­лась, бро­дя из уг­ла в угол слов­но тень. Себастьян хо­дил за ней по пя­там.

И вдруг раз­дал­ся зво­нок в дверь. Лю­ся вздрог­ну­ла. По­ду­ма­ла: “Он? Ко­неч­но, он!” За пол­то­ра ме­ся­ца она три­жды про­сти­ла Ди­му, но гор­дость не поз­во­ля­ла по­зво­нить пер­вой. На по­ро­ге сто­я­ла со­сед­ка. — Со­да есть? — спро­си­ла она, при­тан­цо­вы­вая. Ре­ше­ние к Се­бастья­ну при­шло мгно­вен­но. Он неза­мет­но про­скольз­нул в дверь и пу­лей бро­сил­ся вниз по сту­пень­кам. На ули­це с непри­выч­ки за­мерз, но это лишь при­да­ло ему уско­ре­ние. Себастьян пе­ре­ме­щал­ся за­тяж­ны­ми прыж­ка­ми, как чер­ная пан­те­ра, вне­зап­но ока­зав­ша­я­ся в снеж­ной пу­стыне. За­ви­дев его, лю­ди кри­ча­ли “брысь!” и шли в об­ход. Себастьян не оста­нав­ли­вал­ся. Он пре­крас­но пом­нил ста­рую пя­ти­этаж­ку и квар­ти­ру, дверь ко­то­рой пах­ла сы­ро­стью. Слож­нее все­го бы­ло пе­ре­се­кать ули­цы — во­ди­те­ли в этот ве­чер нес­лись как су­ма­сшед­шие. Да­же пе­ше­хо­дам сто­и­ло по­бе­речь­ся, что уж го­во­рить о ко­те.

Себастьян ста­рал­ся быть вни­ма­тель­ным и осто­рож­ным. Оста­ва­лась од­на до­ро­га. Все­го од­на. Он уже раз­гля­дел дом и за­ме­тил све­тя­ще­е­ся ок­но на вто­ром эта­же. Ра­дост­но прыг­нул на по­кры­тый гряз­ной жи­жей ас­фальт и... По­след­ним, что он уви­дел, был свет фар — яр­кий, нео­но­вый, ка­кой- то незем­ной... Мельк­ну­ла мысль: “Это все!”

Ди­ме бы­ло пло­хо, рас­ка­лы­ва­лась го­ло­ва, ны­ло серд­це. Он вы­шел на ули­цу по­ды­шать све­жим воз­ду­хом. Прой­дя несколь­ко мет­ров по тро­туа­ру, бро­сил взгляд на до­ро­гу. Там ле­жа­ло что-то чер­ное, неопре­де­лен­ное, но Ди­ма вдруг по­чув­ство­вал, как силь­но за­ще­ми­ло в гру­ди, по­до­шел бли­же...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.