5 ВОПРОСОВ ЛЮКУ ЯКОБСУ:

Novoe vremya - Karta Novogo Vremeny - - БЕЛЬГИЯ -

Кто, на ваш взгляд, са­мый ве­ли­кий бель­ги­ец и по­че­му?

Это не ре­аль­ный пер­со­наж, а вы­ду­ман­ный ре­пор­тер Тин­тин (Tintin). По­че­му он? Он са­мый из­вест­ный бель­ги­ец (сме­ет­ся). Его при­клю­че­ния пе­ре­ве­де­ны, на­вер­ное, на боль­шин­ство язы­ков ми­ра. На укра­ин­ский он еще не пе­ре­ве­ден. И этот про­бел на­до бы вос­пол­нить.

В ка­кой стране, кро­ме Бель­гии, вы бы хо­те­ли жить и по­че­му?

Я по­со­ве­то­вал­ся с же­ной, и мы при­шли к вы­во­ду, что это бы­ла бы Ис­па­ния, ко­то­рая се­го­дня яв­ля­ет­ся очень по­пу­ляр­ным ту­ри­сти­че­ским на­прав­ле­ни­ем для бель­гий­цев. Ис­па­ния по­пу­ляр­на как для вто­ро­го граж­дан­ства, так и для пе­ре­ез­да на пен­сии. Осо­бен­но при­вле­ка­ет бель­гий­цев по­бе­ре­жье. Но я люб­лю сред­нюю Ис­па­нию. Ес­ли бы я жил в Ис­па­нии, я бы мно­го пу­те­ше­ство­вал. Ис­то­рия на­ших стран неве­ро­ят­но пе­ре­пле­те­на. Мы непло­хо узна­ли Ис­па­нию, ко­гда ра­бо­та­ли в Ма­рок­ко, имен­но че­рез нее ле­та­ли до­мой.

По­след­няя кни­га, ко­то­рая про­из­ве­ла на вас впе­чат­ле­ние?

Vielleicht Esther (Ка­жет­ся, Эстер). Это три­ум­фаль­ный де­бют Ека­те­ри­ны Пет­ров­ской, пи­са­тель­ни­цы, ко­то­рая ро­ди­лась в Ки­е­ве, но с юно­сти жи­вет в Гер­ма­нии. Кни­га уже пе­ре­ве­де­на на мно­гие язы­ки. Я чи­тал ее на гол­ланд­ском. По­че­му эта кни­га? Пи­са­тель­ни­ца рас­ска­зы­ва­ет ис­то­рию сво­ей ев­рей­ско-укра­ин­ской се­мьи че­рез приз­му со­бы­тий эпо­халь­но­го зна­че­ния: ре­во­лю­ции, ми­ро­вые вой­ны, бег­ство, эми­гра­ция, Ба­бий Яр… Она ис­сле­ду­ет, пред­став­ля­ет мо­за­и­ку вос­по­ми­на­ний сво­е­го дет­ства, вос­по­ми­на­ний ее ро­ди­те­лей, де­ду­шек, ба­бу­шек… Кни­га рож­да­ет мно­го ас­со­ци­а­ций, свя­зан­ных с Укра­и­ной, Ки­е­вом, а так­же да­ла нам мно­го ин­фор­ма­ции, вы­зва­ла от­клик у нас с же­ной. На­вер­ное, мы ее про­чув­ство­ва­ли как-то осо­бен­но, в от­ли­чие от тех, кто не зна­ет укра­ин­ской ис­то­рии и ни­ко­гда не был в Укра­ине. С этой кни­гой хо­чет­ся вер­нуть­ся в Укра­и­ну и про­честь ее сно­ва.

Ка­кие у вас це­ли?

Ес­ли го­во­рить о про­фес­си­о­наль­ных це­лях, то я хо­тел бы, что­бы Укра­и­ну боль­ше зна­ли в Бель­гии. А Бель­гию зна­ли луч­ше в Укра­ине. В лич­ном плане хо­чу ви­деть всех счаст­ли­вы­ми. Ес­ли вы да­ли жизнь пя­те­рым де­тям, то очень бес­по­ко­и­тесь, как они по­стро­ят свою жизнь.

Ко­му бы вы не по­да­ли ру­ки?

Я бы не по­дал ру­ки нечест­ным лю­дям. Од­на­ко вы ни­ко­гда не зна­е­те и не мо­же­те су­дить с пер­во­го взгля­да, ка­ков че­ло­век на са­мом де­ле (улы­ба­ет­ся).

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.