УНЕ­СЕН­НЫЕ ВЕТ­РОМ

В по­след­ние го­ды бе­жен­цы, чья чис­лен­ность в ми­ре пре­вы­си­ла 20 млн, ста­ли од­ной из наи­бо­лее ост­рых и об­суж­да­е­мых про­блем. В при­ни­ма­ю­щих стра­нах они неред­ко ока­зы­ва­ют­ся незва­ны­ми го­стя­ми, то­гда как гра­мот­ная ин­те­гра­ция мог­ла бы пре­вра­тить их в цен­ный ре­сурс

Novoe vremya - Karta Novogo Vremeny - - СОДЕРЖАНИЕ - Ан­на Пав­лен­ко

В по­след­ние го­ды бе­жен­цы, чья чис­лен­ность в ми­ре пре­вы­си­ла 20 млн, ста­ли од­ной из наи­бо­лее ост­рых и об­суж­да­е­мых про­блем. В при­ни­ма­ю­щих стра­нах они неред­ко ока­зы­ва­ют­ся незва­ны­ми го­стя­ми, то­гда как гра­мот­ная ин­те­гра­ция мог­ла бы пре­вра­тить их в цен­ный ре­сурс

От­но­ше­ние к бе­жен­цам ста­ло ме­нее при­вет­ли­вым во мно­гих ча­стях ми­ра Джефф Кри­сп, экс­перт в об­ла­сти меж­ду­на­род­но­го пра­ва бри­тан­ско­го ана­ли­ти­че­ско­го цен­тра Chatham House

Си­рий­цы Мо­хам­мед и Ами­ра же­на­ты уже 24 го­да, вы­рас­ти­ли пя­те­рых де­тей и нян­чат тро­их вну­ков. В сво­ем род­ном го­ро­де Хомс Мо­хам­мед ра­бо­тал в пе­карне, а его су­пру­га за­ни­ма­лась хо­зяй­ством, по­ка раз­го­рев­ша­я­ся в стране по­сле ан­ти­пра­ви­тель­ствен­ных про­те­стов 2011 го­да вой­на не внес­ла свои кор­рек­ти­вы в раз­ме­рен­ную жизнь се­мей­ства. Хомс несколь­ко лет на­хо­дил­ся в оса­де, и го­ро­жане с тру­дом вы­жи­ва­ли в усло­ви­ях от­сут­ствия ра­бо­ты и дефицита еды. По­сле то­го как в 2014 го­ду воз­ле до­ма Мо­хам­ме­да и Ами­ры разо­рва­лась ми­на, они с детьми бе­жа­ли в со­сед­ний Ли­ван. Там по­на­ча­лу жи­ли в гру­зо­ви­ке, за­тем арен­до­ва­ли па­лат­ку в ла­ге­ре для бе­жен­цев в до­лине Бе­каа. Те­перь сво­ей глав­ной за­да­чей су­пру­ги счи­та­ют обес­пе­чить образование де­тям и при­зна­ют­ся, что по-преж­не­му ску­ча­ют по Хом­су, где оста­лись их ро­ди­те­ли, бра­тья и сест­ры. “На­де­юсь, что смо­гу вер­нуть­ся и встре­тить­ся там с се­мьей и со­се­дя­ми”, — де­лит­ся Ами­ра. Та­ких, как эта па­ра — бе­жен­цев, по­ки­нув­ших объ­ятую вой­ной Си­рию, — в ми­ре на­счи­ты­ва­ет­ся бо­лее 5,5 млн. Еще око­ло 7 млн граж­дан этой 19-мил­ли­он­ной стра­ны ста­ли внут­ренне пе­ре­ме­щен­ны­ми ли­ца­ми. С 2012 по 2015 год чис­ло бе­жен­цев в ми­ре рос­ло осо­бен­но ин­тен­сив­но. То­гда, по­ми­мо Си­рии, во­ору­жен­ные кон­флик­ты обост­ри­лись в Ира­ке, Йе­мене, аф­ри­кан­ских Бу­рун­ди, ЦАР, Кон­го, Су­дане и Юж­ном Су­дане. За по­след­ние де­сять лет об­щее чис­ло вы­нуж­ден­но пе­ре­ме­щен­ных лиц в ми­ре практически удво­и­лось: с 33,9 млн в 1997 го­ду до 65,6 млн в 2016-м, от­ме­ча­ют в Управ­ле­нии Вер­хов­но­го ко­мис­са­ра ООН по де­лам бе­жен­цев (УВКБ ООН). Из них бе­жен­цы — те, кто, спа­са­ясь от на­си­лия, от­пра­ви­лись за ру­беж, — со­став­ля­ют тре­тью часть, то­гда как остав­ши­е­ся 40 млн яв­ля­ют­ся внут­ренне пе­ре­ме­щен­ны­ми ли­ца­ми. По­вы­шен­ное вни­ма­ние к про­бле­ме бе­жен­цев в 2015 го­ду вы­звал ми­гра­ци­он­ный кри­зис в Ев­ро­пе: все­го за год сю­да в по­ис­ках убе­жи­ща при­бы­ли бо­лее мил­ли­о­на че­ло­век. И хо­тя 84% всех бе­жен­цев в ми­ре по-преж­не­му при­ни­ма­ют раз­ви­ва­ю­щи­е­ся стра­ны — в первую оче­редь Тур­ция, Па­ки­стан и Ли­ван, — хлы­нув­шие в бла­го­по­луч­ные го­су­дар­ства по­то­ки ми­гран­тов ста­ли все ча­ще вы­зы­вать у мест­ных жи­те­лей и по­ли­ти­ков враж­деб­ность вме­сто со­стра­да­ния, кон­ста­ти­ру­ют экс­пер­ты. “К со­жа­ле­нию, от­но­ше­ние к бе­жен­цам ста­ло ме­нее при­вет­ли­вым во мно­гих ча­стях ми­ра”, — го­во­рит о тен­ден­ции по­след­не­го де­ся­ти­ле­тия Джефф Кри­сп, экс­перт в об­ла­сти меж­ду­на­род­но­го пра­ва бри­тан­ско­го ана­ли­ти­че­ско­го цен­тра Chatham House, ко­то­рый ра­нее за­ни­мал ру­ко­во­дя­щие долж­но­сти в УВКБ ООН и спе­ци­а­ли­зи­ру­ет­ся в во­про­сах бе­жен­цев и ми­гран­тов. Так, Ав­стра­лия за­пре­ти­ла ис­ка­те­лям убе­жи­ща до­би­рать­ся на кон­ти­нент мо­рем. С на­ча­ла пре­зи­дент­ства До­наль­да Трампа в США мест­ная кво­та пе­ре­се­ле­ния бе­жен­цев рез­ко сни­зи­лась. Со­сед­ству­ю­щие с Си­ри­ей стра­ны ста­ли по­сте­пен­но за­кры­вать свои гра­ни­цы для бе­жен­цев. А на ру­бе­жах го­су­дарств Во­сточ­ной и Цен­траль­ной Ев­ро­пы вы­рос­ли непри­ступ­ные за­бо­ры. “Во мно­гих стра­нах рас­про­стра­ня­ют­ся ра­сизм и ксе­но­фо­бия, и эти чув­ства создают и экс­плу­а­ти­ру­ют недоб­ро­со­вест­ные по­ли­ти­ки и СМИ”, — с со­жа­ле­ни­ем за­клю­ча­ет Кри­сп.

В по­ис­ках ми­ра

Ко­гда-то На­д­жаф Али управлял спор­тив­ным клу­бом в аф­ган­ской сто­ли­це Ка­бу­ле, а трое его сы­но­вей го­то­ви­лись стать чем­пи­о­на­ми по ка­ра­те. Се­год­ня все они

жи­вут в од­ной ком­на­те с един­ствен­ной кро­ва­тью в Ма­кас­са­ре, круп­ней­шем го­ро­де ост­ро­ва Су­ла­ве­си в Ин­до­не­зии. В 2013 го­ду Али со сво­и­ми детьми вы­ехал из Аф­га­ни­ста­на, где смер­тель­ной опас­но­стью для них обер­нул­ся кон­фликт с пред­ста­ви­те­лем ис­ла­мист­ско­го дви­же­ния Та­ли­бан. Се­мья на­прав­ля­лась в Ав­стра­лию, од­на­ко в до­ро­ге од­но­го из сы­но­вей Али аре­сто­ва­ли. Бра­тья и отец оста­лись до­жи­дать­ся его осво­бож­де­ния в Ин­до­не­зии, и лишь до­че­ри Али с су­пру­гом по­счаст­ли­ви­лось до­брать­ся на да­ле­кий кон­ти­нент. Вско­ре по­сле это­го Ав­стра­лия объ­яви­ла о за­кры­тии мор­ских границ для бе­жен­цев, и путь к вос­со­еди­не­нию се­мьи ока­зал­ся закрыт. “Мы вы­нуж­де­ны ждать здесь. […] Ав­стра­лия не при­ни­ма­ет лю­дей, ина­че мы бы от­пра­ви­лись ту­да, — де­лит­ся Али. — Ес­ли вер­нем­ся в Аф­га­ни­стан, 100% ока­жем­ся в опас­но­сти. Здесь, по край­ней ме­ре, у нас есть мир, и не при­хо­дит­ся пе­ре­жи­вать из-за вра­гов”. Для него это уже вто­рой вы­нуж­ден­ный пе­ре­езд. Впер­вые Али эми­гри­ро­вал в Иран в 1980 го­ду — по­сле то­го как вой­ска в Аф­га­ни­стан ввел Со­вет­ский Со­юз. То­гда род­ную стра­ну по­ки­ну­ли мил­ли­о­ны со­оте­че­ствен­ни­ков Али, и Аф­га­ни­стан за­нял пер­вое ме­сто среди стран, ко­то­рые по­ки­да­ют бе­жен­цы. Та­ко­вым го­су­дар­ство оста­ва­лось на про­тя­же­нии 32 лет, по­ка его ме­сто не за­ня­ла Си­рия. Первую вол­ну бе­жен­цев из Аф­га­ни­ста­на при­ня­ли у се­бя Па­ки­стан и Иран, при­ютив в об­щей слож­но­сти бо­лее 5 млн че­ло­век. В на­ча­ле 90-х мно­гие из них на­ча­ли воз­вра­щать­ся до­мой, а в 2002 го­ду опе­ра­цию по мас­со­вой ре­па­три­а­ции аф­ган­ских бе­жен­цев ини­ци­и­ро­ва­ло УВКБ ООН. За сле­ду­ю­щие пять лет на ро­ди­ну вер­ну­лись око­ло 4 млн аф­ган­цев, под­счи­ты­ва­ют в ор­га­ни­за­ции. Од­на­ко се­год­ня си­ту­а­ция в стране оста­ет­ся на­пря­жен­ной: зна­чи­тель­ная часть на­се­ле­ния стра­да­ет от дефицита пи­тье­вой во­ды, элек­тро­энер­гии, нехват­ки жилья и ра­бо­чих мест, а мест­ные вла­сти не справ­ля­ют­ся с кор­руп­ци­ей и без­за­ко­ни­ем. Уровень жиз­ни в Аф­га­ни­стане — один из са­мых низ­ких в ми­ре, кон­ста­ти­ру­ют спе­ци­а­ли­сты Цен­траль­но­го раз­ве­ды­ва­тель­но­го управ­ле­ния США. Не­уди­ви­тель­но, что к кон­цу 2015 го­да об­щее чис­ло аф­ган­ских бе­жен­цев в ми­ре до­стиг­ло 2,6 млн, сде­лав их вто­рой по­сле си­рий­цев круп­ней­шей груп­пой вы­нуж­ден­ных ми­гран­тов. На тре­тьем ме­сте среди стран, ко­то­рые по­ки­да­ют бе­жен­цы, оста­ет­ся Юж­ный Су­дан. Же­сто­кие во­ору­жен­ные столк­но­ве­ния и гу­ма­ни­тар­ный кри­зис пре­вра­ти­ли эту стра­ну в эпи­центр ми­гра­ции на Аф­ри­кан­ском кон­ти­нен­те. В 2011 го­ду по­сле мно­го­лет­ней граж­дан­ской войны Юж­ный Су­дан по­лу­чил неза­ви­си­мость, став са­мым мо­ло­дым го­су­дар­ством на кар­те ми­ра. Од­на­ко это до­сти­же­ние недол­го ра­до­ва­ло мест­ных жи­те­лей: уже в 2013 го­ду во­ору­жен­ный кон­фликт воз­об­но­вил­ся с но­вой си­лой. С тех пор эко­но­ми­че­ский кри­зис, на­си­лие, бо­лез­ни и го­лод об­ра­ти­ли в бег­ство каж­до­го четвертого граж­да­ни­на этой стра­ны. Все­го в со­сед­ние го­су­дар­ства вы­еха­ли бо­лее 2 млн юж­но­су­дан­цев, две тре­ти из них — несо­вер­шен­но­лет­ние, кон­ста­ти­ру­ют в УВКБ ООН. Еще при­мер­но столь­ко же пе­ре­се­ли­лись в бо­лее без­опас­ные рай­о­ны внут­ри стра­ны. “Путь был очень слож­ным. Рас­сто­я­ния очень боль­шие. У нас не бы­ло еды”, — де­лит­ся сво­ей ис­то­ри­ей с пред­ста­ви­те­ля­ми УВКБ ООН Са­дия. Вме­сте со сво­и­ми детьми она бе­жа­ла из Юж­но­го Су­да­на и ски­та­лась бо­лее ме­ся­ца, по­ка не на­шла убе­жи­ще в Су­дане. Глав­ным на­прав­ле­ни­ем ми­гра­ции для юж­но­су­дан­ских бе­жен­цев ста­ла гра­ни­ча­щая с их стра­ной Уган­да, еще часть от­пра­ви­лись в со­сед­ние Ке­нию, Эфи­о­пию, Кон­го, Су­дан и Цен­траль­но­аф­ри­кан­ску­юРес­пуб­ли­ку. Усло­вия в этих стра­нах су­ще­ствен­но от­ли­ча­ют­ся: ес­ли Уган­да, Эфи­о­пия и Ке­ния успеш­но ре­а­ли­зу­ют спе­ци­аль­ные про­грам­мы под­держ­ки бе­жен­цев, по­мо­гая им об­жить­ся и по­лу­чить образование, то в Кон­го и ЦАР юж­но­су­дан­цы за­се­ля­ют бед­ные ре­ги­о­ны со сла­бо раз­ви­той ин­фра­струк­ту­рой и вы­нуж­де­ны по­ла­гать­ся лишь на се­бя. В со­сед­ние стра­ны ча­ще все­го от­прав­ля­ют­ся и си­рий­ские бе­жен­цы. Вто­рым до­мом для 87% из них ста­ли гра­ни­ча­щие с Си­ри­ей Тур­ция, Ли­ван, Иор­да­ния и Ирак. Эти стра­ны уже при­ня­ли бо­лее 5 млн пе­ре­се­лен­цев. Еще несколь­ко сотен ты­сяч

си­рий­цев при­юти­ли у се­бя Гер­ма­ния, Еги­пет, Шве­ция, Ав­стрия и Ни­дер­лан­ды. И все же лидером по чис­лу при­быв­ших из Си­рии вы­нуж­ден­ных ми­гран­тов оста­ет­ся Тур­ция. По дан­ным УВКБ ООН, се­год­ня в этой 79-мил­ли­он­ной стране про­жи­ва­ют 3,3 млн за­ре­ги­стри­ро­ван­ных си­рий­ских бе­жен­цев. Они се­лят­ся на окра­и­нах по­сел­ков и го­ро­дов ли­бо же в ла­ге­рях для бе­жен­цев — в бло­ках оди­на­ко­вых двух­этаж­ных до­мов-кон­тей­не­ров. По­ми­мо мест­ных вла­стей и непра­ви­тель­ствен­ных ор­га­ни­за­ций, под­держ­ку си­рий­цам в Тур­ции обес­пе­чи­ва­ют Ев­ро­со­юз и ев­ро­пей­ские бла­го­тво­ри­тель­ные фон­ды. Здесь они мо­гут бес­плат­но по­лу­чать образование и ме­ди­цин­ские услу­ги. Прав­да, воз­мож­но­сти ле­галь­но­го тру­до­устрой­ства бе­жен­цев здесь огра­ни­че­ны, а ма­те­ри­аль­ная по­мощь со­став­ля­ет все­го 100 ту­рец­ких лир (чуть боль­ше $20) в ме­сяц на человека, да и офор­мить ее уда­ет­ся да­ле­ко не всем. Тем вре­ме­нем среди стран с наи­бо­лее успеш­ным опы­том при­е­ма бе­жен­цев экс­пер­ты на­зы­ва­ют Уган­ду, Ка­на­ду, Гер­ма­нию и Шве­цию. Так, за по­след­ние несколь­ко лет Уган­да при­ня­ла до мил­ли­о­на бе­жен­цев из Юж­но­го Су­да­на, предо­ста­вив им зем­лю и воз­мож­ность ра­бо­тать. Об­щи­ны, церк­ви и се­мьи по всей Ка­на­де спо­соб­ство­ва­ли при­бы­тию ты­сяч си­рий­ских бе­жен­цев и под­дер­жа­ли их адап­та­цию в но­вом об­ще­стве. А Гер­ма­ния и Шве­ция по­сле 2015 го­да вы­би- лись в ли­де­ры по го­сте­при­им­ству среди ев­ро­пей­ских стран: к кон­цу 2016 го­да чис­ло про­си­те­лей убе­жи­ща в 82-мил­ли­он­ной Гер­ма­нии до­стиг­ло 1,3 млн, то­гда как в Шве­ции с на­се­ле­ни­ем по­чти 10 млн че­ло­век та­ко­вых бы­ло за­ре­ги­стри­ро­ва­но бо­лее 300 тыс. По мне­нию Кри­спа, этим го­су­дар­ствам уда­лось вы­стро­ить эф­фек­тив­ную си­сте­му при­е­ма бе­жен­цев за счет силь­но­го по­ли­ти­че­ско­го ру­ко­вод­ства и ак­тив­ной со­ци­аль­ной по­зи­ции граж­дан. “Эти об­ще­ства при­зна­ли, что они несут от­вет­ствен­ность за под­держ­ку лю­дей, ко­то­рые бы­ли вы­нуж­де­ны по­ки­нуть свои стра­ны из-за пре­сле­до­ва­ний, на­ру­ше­ний прав человека и во­ору­жен­ных кон­флик­тов”, — под­чер­ки­ва­ет он.

Бу­ду­щее с огра­ни­че­ни­я­ми

В чу­жой стране бе­жен­цы стал­ки­ва­ют­ся с мас­сой про­блем: от по­те­ри иму­ще­ства, пло­хих бы­то­вых усло­вий в ла­ге­рях и незна­ния язы­ка до пе­ре­жи­ва­ний о си­ту­а­ции на ро­дине, кон­ста­ти­ру­ют экс­пер­ты. Они те­ря­ют кон­такт с близ­ки­ми и од­но­вре­мен­но мо­гут стал­ки­вать­ся с враж­деб­но­стью со сто­ро­ны но­во­го окру­же­ния. Про­бле­мы бе­жен­цев су­ще­ствен­но от­ли­ча­ют­ся в за­ви­си­мо­сти от ла­ге­ря, стра­ны и кон­ти­нен­та, где они на­хо­дят­ся. Од­на­ко есть ряд труд­но­стей, с ко­то­ры­ми при­хо­дит­ся столк­нуть­ся каж­до­му, кто вы­нуж­ден­но по­ки­да­ет род­ную стра­ну, де­лит­ся на­блю­де­ни­я­ми Кри­сп. Преж­де все­го та­ким лю­дям необ­хо­ди­мо по­лу­чить до­ку­мен­таль­ное под­твер­жде­ние сво­е­го ста­ту­са бе­жен­ца. Им нуж­но най­ти жи­лье и сделать все воз­мож­ное, что­бы обес­пе­чить се­бя, при­том что во мно­гих стра­нах до­ступ к рын­ку тру­да и зем­ле для них от­ре­зан, от­ме­ча­ет ис­сле­до­ва­тель. К тому же в чу­жой стране бе­жен­ца под­жи­да­ет ряд еже­днев­ных угроз: за­дер­жа­ние, де­пор­та­ция, экс­плу­а­та­ция со сто­ро­ны ра­бо­то­да­те­ля, при­ну­ди­тель­ная вер­бов­ка в си­ло­вые струк­ту­ры и ген­дер­ное на­си­лие. Жен­щи­ны и де­ти пред­став­ля­ют наи­бо­лее уяз­ви­мую груп­пу бе­жен­цев, под­чер­ки­ва­ют в УВКБ ООН: они риску­ют по­пасть в ру­ки тор­гов­цев людь­ми или стать жерт­вой до­мо­га­тельств в ла­ге­рях для бе­жен­цев, где тра­ди­ци­он­ные по­ве­ден­че­ские нор­мы и огра­ни­че­ния неред­ко на­ру­ша­ют­ся. “Бе­жен­цы ча­сто жи­вут в ме­стах, ко­то­рые на­ла­га­ют огра­ни­че­ния на их бу­ду­щее”, — до­бав­ля­ет Са­ра Драй­ден-Пе­тер­сон, до­цент Гар­вард­ской выс­шей шко­лы об­ра­зо­ва­ния, ко­то­рая за­ни­ма­ет­ся ис­сле­до­ва­ни­я­ми в об­ла­сти обу­че­ния бе­жен­цев. Та­кие огра­ни­че­ния за­клю­ча­ют­ся ино­гда в за­ко­нах и по­ли­ти­ке, а ино­гда — в от­но­ше­нии со сто­ро­ны при­ни­ма­ю­щих со­об­ществ, по­яс­ня­ет экс­перт. Юри­ди­че­ские пре­пят­ствия в сфе­ре тру­до­устрой­ства ста­вят бе­жен­цев в за­ви­си­мость от доб­рой во­ли при­ни­ма­ю­щей

Бе­жен­цы ча­сто жи­вут в ме­стах, ко­то­рые на­ла­га­ют огра­ни­че­ния на их бу­ду­щее Са­ра Драй­ден-Пе­тер­сон, до­цент Гар­вард­ской выс­шей шко­лы об­ра­зо­ва­ния

сто­ро­ны и гу­ма­ни­тар­ной по­мо­щи. А образование — по су­ти, един­ствен­ный шанс бе­жен­цев на до­стой­ное бу­ду­щее — при­ни­ма­ю­щие стра­ны ча­сто иг­но­ри­ру­ют, счи­тая его ма­ло­ак­ту­аль­ной за­да­чей на дол­го­сроч­ную пер­спек­ти­ву. “Во мно­гих слу­ча­ях де­ти-бе­жен­цы име­ют огра­ни­чен­ный до­ступ к низ­ко­ка­че­ствен­но­му об­ра­зо­ва­нию, — се­ту­ет Кри­сп. — Лишь немно­гие мо­гут про­дол­жать обу­че­ние по­сле на­чаль­ной шко­лы, и толь­ко неболь­шая часть бе­жен­цев во всем ми­ре мо­гут по­се­щать уни­вер­си­тет”. Тем не ме­нее в Уган­де, Ли­ване и Ке­нии уже есть успеш­ные при­ме­ры вклю­че­ния де­тей-бе­жен­цев в на­ци­о­наль­ную си­сте­му об­ра­зо­ва­ния. Имен­но та­кое вклю­че­ние поз­во­ля­ет при­об­ре­сти на­вы­ки и зна­ния, ко­то­рые по­мо­га­ют де­тям-бе­жен­цам и мо­ло­дым лю­дям со­зда­вать бу­ду­щее сво­ей меч­ты, под­чер­ки­ва­ет Драй­ден-Пе­тер­сон. По­ми­мо ин­те­гра­ции в при­ни­ма­ю­щей стране, у бе­жен­ца есть все­го два ва­ри­ан­та: вер­нуть­ся на ро­ди­ну ли­бо ис­кать убе­жи­ща в тре­тьем го­су­дар­стве. В слу­чае доб­ро­воль­ной ре­па­три­а­ции бе­жен­цы долж­ны быть хо­ро­шо осве­дом­ле­ны о си­ту­а­ции до­ма, а сам про­цесс воз­вра­ще­ния сле­ду­ет про­во­дить при со­труд­ни­че­стве род­но­го и при­няв­ше­го их го­су­дарств, под­чер­ки­ва­ют в УВКБ ООН. По дан­ным ор­га­ни­за­ции, в по­след­ние го­ды чис­ло вер­нув­ших­ся до­мой бе­жен­цев на­ча­ло рас­ти. На­при­мер, в 2016 го­ду их на­счи­ты­ва­лось 552,2 тыс. — вдвое боль­ше, чем го­дом ра­нее. При­чем бо­лее по­ло­ви­ны из них вер­ну­лись в Аф­га­ни­стан. И все же на фоне об­ще­го чис­ла бе­жен­цев такая ста­ти­сти­ка вы­гля­дит весь­ма скром­но. По мне­нию экс­пер­тов, мно­гие вы­нуж­ден­ные ми­гран­ты стре­мят­ся влить­ся в общество стра­ны, ко­то­рая их при­юти­ла, но для это­го им нуж­на по­мощь мест­ных вла­стей и об­щин. Ин­те­гра­цию бе­жен­цев при­ни­ма­ю­щим го­су­дар­ствам сле­ду­ет рас­смат­ри­вать как ин­ве­сти­цию в соб­ствен­ное раз­ви­тие, от­ме­ча­ют в от­че­те о ми­гра­ции спе­ци­а­ли­сты Ор­га­ни­за­ции эко­но­ми­че­ско­го со­труд­ни­че­ства и раз­ви­тия (OECD). “Преды­ду­щий опыт ми­гра­ци­он­ных кри­зи­сов под­твер­жда­ет: ми­гран­ты в ко­неч­ном сче­те мо­гут сделать цен­ный вклад в эко­но­ми­че­ское и со­ци­аль­ное бла­го­по­лу­чие [при­ни­ма­ю­щих] стран”, — за­клю­ча­ют в OECD.

КАРАВАН ИДЕТ: Каждую ми­ну­ту око­ло 20 жи­те­лей пла­не­ты вы­нуж­де­ны по­ки­дать свои до­ма из-за кон­флик­тов или пре­сле­до­ва­ний

В ТЕСНОТЕ, ДА НЕ В ОБИДЕ: Аф­га­нец На­д­жаф Али и трое его сы­но­вей бе­жа­ли от угроз Та­ли­ба­на в Ин­до­не­зию, где те­перь ютят­ся в од­ной ком­на­те с един­ствен­ной кро­ва­тью

ЛАГЕРНАЯ ЖИЗНЬ: С на­ча­ла войны в Юж­ном Су­дане со­сед­ний Су­дан при­нял 400 тыс. бе­жен­цев из са­мой мо­ло­дой стра­ны ми­ра, рас­се­лив по­ло­ви­ну из них в спе­ци­аль­но со­здан­ных ла­ге­рях

СПАСЕНЫ: Бе­же­нец из Си­рии несет сво­е­го ре­бен­ка к бе­ре­гу гре­че­ско­го ост­ро­ва Ле­с­бос. В 2017 го­ду мо­рем в Гре­цию при­бы­ли по­чти 30 тыс. вы­нуж­ден­ных ми­гран­тов

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.