Об­мен про­во­ка­ци­я­ми

Бй­орн Гель­д­хоф уже 10 лет зна­ко­мит ки­ев­лян и го­стей го­ро­да с ра­ди­каль­ны­ми пред­ста­ви­те­ля­ми ев­ро­пей­ско­го ар­та, а так­же по­мо­га­ет эпа­таж­ным украинским ху­дож­ни­кам об­ре­сти свой го­лос за рубежом Оль­га Дух­нич

Novoe vremya - Karta Novogo Vremeny - - БЕЛЬГИЯ -

Си­дя за сто­ли­ком в киевском ка­фе, мы го­во­рим с Бй­ор­ном Гель­д­хо­фом, арт­ди­рек­то­ром цен­тра со­вре­мен­но­го ис­кус­ства PinchukArtCentre, о дра­ма­ти­че­ских вы­зо­вах в ев­ро­пей­ском ис­кус­стве во­об­ще и бель­гий­ском в част­но­сти. “На­ша ма­лень­кая стра­на ока­за­лась уди­ви­тель­но бо­га­той на при­знан­ные в ев­ро­пей­ской куль­ту­ре име­на,— небез­осно­ва­тель­но хва­ста­ет­ся Гель­д­хоф.— В каж­дом ис­то­ри­че­ском пе­ри­о­де с ша­гом в 50 лет, на­чи­ная от Сред­не­ве­ко­вья, мы име­ли по несколь­ку ныне из­вест­ных ма­сте­ров”. От­сю­да и первый во­прос.

— Со­вре­мен­ное бель­гий­ское искусство сто­ит на ше­дев­рах фла­манд­ской шко­лы. За­мет­на ли пре­ем­ствен­ность меж­ду ста­ры­ми ма­сте­ра­ми и ны­неш­ни­ми ху­дож­ни­ка­ми?

— То, о чем вы го­во­ри­те,— все­го лишь од­на ху­до­же­ствен­ная ли­ния, а их мно­го. Ес­ли вы спра­ши­ва­е­те ме­ня о пре­ем­ствен­но­сти, то она исходит от фла­манд­ских при­ми­ти­ви­стов, от Бос­ха или фла­манд­ско­го ба­рок­ко. Но в этой тра­ди­ции есть неиз­мен­ная со­став­ля­ю­щая, ак­ту­аль­ная и се­го­дня — вос­пе­ва­ние во­об­ра­же­ния, а так­же осо­бо­го ро­да бру­таль­ность работ, в них часты те­мы агрес­сии и на­си­лия. Исто­ри­че­ская пре­ем­ствен­ность осо­бен­но сильно вид­на в ра­бо­тах со­вре­мен­но­го бель­гий­ско­го ху­дож­ни­ка Яна Фа­б­ра — его про­из­ве­де­ния об­ра­ще­ны к фла­манд­ским при­ми­ти­ви­стам, на­при­мер к Бос­ху. Но и у бо­лее мо­ло­до­го по­ко­ле­ния воз­ра­ще­ние к ис­то­кам так­же за­мет­но.

— В на­ча­ле свой карьеры здесь, в Укра­ине, вы го­во­ри­ли о том, что укра­ин­цы и бель­гий­цы по-раз­но­му вос­при­ни­ма­ют со­вре­мен­ное искусство. В чем бы­ло это раз­ли­чие и есть ли оно сей­час?

— Для от­ве­та на этот во­прос нам нуж­но вер­нуть­ся об­рат­но в 2009 год (сме­ет­ся). То­гда со­вре­мен­ное искусство для Укра­и­ны бы­ло чем-то новым. Это вре­мя от- кры­тия ар­та как спе­ци­фи­че­ско­го спо­со­ба мыш­ле­ния. В то же вре­мя, ес­ли вы посмот­ри­те на Бель­гию, здесь искусство — часть нашего сред­не­го об­ра­зо­ва­ния. Это стан­дарт для ре­бен­ка — по­бы­вать ми­ни­мум в двух му­зе­ях, по­раз­мыш­лять над экс­по­зи­ци­я­ми, вы­ра­бо­тать взгляд на мир че­рез искусство как жиз­нен­ную при­выч­ку. Но раз­ли­чия дав­но в про­шлом.

Ес­ли вы посмот­ри­те на Укра­и­ну се­го­дня, то уви­ди­те, что искусство го­раз­до ин­тен­сив­нее уко­ре­ня­ет­ся в об­ще­стве, во­вле­чен­ность в пе­ре­жи­ва­ние арт-объ­ек­тов в Укра­ине неимо­вер­ная. Это за­мет­но по то­му, как лю­ди об­суж­да­ют уви­ден­ное, вы­би­ра­ют ар­гу­мен­ты и пе­ре­осмыс­ля­ют уви­ден­ное в про­цес­се дис­кус­сий. По­сколь­ку на­ша ин­сти­ту­ция на­хо­дит­ся в са­мом цен­тре го­ро­да, мы все­гда ста­ра­ем­ся най­ти спо­со­бы сде­лать искусство яр­ким и во­вле­ка­ю­щим в ак­ту­аль­ные кон­тек­сты об­ще­ства.

А вот в За­пад­ной Европе это сде­лать го­раз­до слож­нее. В той же Бельгии слож­но на­столь­ко ак­тив­но во­влечь че­ло­ве­ка в экс­по­зи­цию. По­то­му мы по­лу­ча­ем раз­ную ре­ак­цию и раз­ный опыт

то­го, как ауди­то­рия ре­а­ги­ру­ет на со­вре­мен­ное искусство здесь и в Бельгии.

— Очень мно­гие лю­ди ис­кус­ства в Укра­ине го­во­рят о том, что здесь им ра­бо­тать интереснее. Мо­ло­дые го­су­дар­ства, от­ста­и­ва­ю­щие свое пра­во на су­ве­ре­ни­тет, де­мо­кра­ти­че­ский вы­бор, рож­да­ют боль­ше смыс­лов, чем старая Ев­ро­па, вы со­глас­ны? — Нет, не со­гла­сен. На­при­мер, ес­ли вы посмот­ри­те на вы­став­ку, ко­то­рая сей­час про­хо­дит в PinchukArtCentre, то уви­ди­те, что мно­гие вы­став­лен­ные здесь ху­дож­ни­ки жи­вут в стра­нах так на­зы­ва­е­мой старой Ев­ро­пы. Но их идеи все так­же ост­ры, про­во­ка­тив­ны и силь­ны для украинского зри­те­ля.

С чем я со­гла­шусь, так это то, что ны­неш­ние об­сто­я­тель­ства су­ще­ство­ва­ния Укра­и­ны та­ко­вы, что ху­дож­ни­кам важ­но брать на се­бя часть граж­дан­ской от­вет­ствен­но­сти и де­лать дей­стви­тель­но силь­ные про­ек­ты. В то же вре­мя си­ту­а­ция в Европе ме­ня­ет­ся, и важ­ность ис­кус­ства для ев­ро­пей­цев так­же рас­тет. Мы все на­хо­дим­ся в си­ту­а­ции вы­со­ких рис­ков, угроз тер­ро­риз­ма, и ху­дож­ни­ки долж­ны при­ни­мать эти вы­зо­вы и от­вет­ствен­ность и со­зда­вать дис­курс, на­прав­лен­ный, на­при­мер, на раз­об­ла­че­ние по­пу­лиз­ма, по­яв­ле­ние бо­лее слож­ных дис­кус­сий и бо­лее глу­бо­ко­го по­ни­ма­ния о со­вре­мен­ном ми­ре.

На на­шей ны­неш­ней вы­став­ке Де­мо­кра­тия. Сно­ва? мы за­да­ем важ­ные во­про­сы укра­ин­ской ауди­то­рии. Застав­ля­ем по­ду­мать об от­вет­ствен­но­сти, ко­то­рая есть у каж­до­го из нас, жи­ву­щих в гра­ни­цах де­мо­кра­ти­че­ско­го об­ще­ства. Так­же мы об­ра­ща­ем­ся к цен­но­стям Ев­ро­пы, мно­гие из ко­то­рых про­ве­ря­ют­ся се­го­дня здесь.

— Бель­гия — слож­ное го­су­дар­ство, где присутствуют и вал­лон­ская, и фландрий­ская ча­сти, несколь­ко раз за недав­нюю ис­то­рию це­лост­ность го­су­дар­ства бы­ла под вопросом. Со­вре­мен­ное бель­гий­ское искусство об­ра­ща­ет­ся к этой те­ме?

— Точ­нее три ча­сти: Брюс­сель, Вал­ло­ния и Фланд­рия (улы­ба­ет­ся). Это боль­ше по­ли­ти­че­ская тема, чем куль­тур­ная. Бель­гий­ские ху­дож­ни­ки не осо­бен­но этим обес­по­ко­е­ны, у всех нас силь­ная бель­гий­ская иден­тич­ность. Прак­ти­че­ские про­бле­мы ор­га­ни­за­ции стра­ны — это не ме­та­фи­зи­че­ский во­прос для ху­дож­ни­ков. Дру­гое де­ло, что эта ор­га­ни­за­ция го­су­дар­ства и об­ще­ства очень слож­на, но при этом дей­ствен­ная. По­это­му ме­та­фи­зи­че­ско­го во­про­са о це­лост­но­сти или раз­де­ле­нии об­ще­ства не воз­ни­ка­ет. По­сле дол­гой ис­то­ри­че­ской ра­бо­ты мы по­лу­чи-

ли для на­шей на­ции очень слож­ную, хо­ро­шо скон­стру­и­ро­ван­ную си­сте­му управ­ле­ния, и она поз­во­ля­ет нам гор­дить­ся куль­тур­ным раз­но­об­ра­зи­ем внут­ри стра­ны.

— Брюс­сель — од­на из при­знан­ных сто­лиц ев­ро­пей­ской ин­те­гра­ции, а она ис­пы­ты­ва­ет немало по­тря­се­ний в по­след­ние го­ды. Вдох­нов­ля­ют ли политические рис­ки Ев­ро­пы бель­гий­ских ху­дож­ни­ков на про­ек­ты?

— Ху­дож­ни­ков все­гда волнуют боль­шие те­мы — на­при­мер, ку­да дви­жет­ся об­ще­ство? Де­ла­ем мы вы­бор в поль­зу от­кры­то­го об­ще­ства или нет? Мы, ко­неч­но, чув­ству­ем те рис­ки, ко­то­рые пе­ре­жи­ва­ет весь кон­ти­нент. Ес­ли вы посмот­ри­те на ра­бо­ты бель­гий­ско­го ху­дож­ни­ка Фран­си­са Али­са, то уви­ди­те, что они на­пря­мую свя­за­ны с те­ма­ми ми­гра­ции, людь­ми, ко­то­рые тонут, не до­плы­вая до бе­ре­гов ев­ро­пей­ских го­су­дарств. В сво­их ра­бо­тах он спрашивает, го­то­вы ли мы быть от­кры­тым об­ще­ством, ка­кую от­вет­ствен­ность несут ев­ро­пей­цы за сло­жив­шу­ю­ся си­ту­а­цию, ведь исто­ри­че­ская от­вет­ствен­ность у нас точ­но есть. Ка­кую безопасность мы мо­жем га­ран­ти­ро­вать этим лю­дям и об­ще­ству в це­лом? Это важ­ные во­про­сы. Ху­до­же­ствен­ные об­ра­зы, ко­то­рые их пе­ре­да­ют, поз­во­ля­ют дис­кус­сии слу­чить­ся.

— Со­вре­мен­ное бель­гий­ское искусство ста­но­вит­ся ча­стью со­вре­мен­но­го го­род­ско­го ланд­шаф­та? Ра­бо­ты ка­ких со­вре­мен­ни­ков мож­но уви­деть се­го­дня на ули­цах бель­гий­ских го­ро­дов?

— Искусство иг­ра­ет важ­ную роль в го­род­ском пространстве, оно опре­де­ля­ет это про­стран­ство и од­но­вре­мен­но про­во­ци­ру­ет его. Та­ки­ми ра­бо­та­ми из­ве­стен Ян Фабр, чьи ра­бо­ты ча­сто мож­но уви­деть и здесь, в Укра­ине. Один из его про­ек­тов — В по­ис­ках уто­пии — огромная брон­зо­вая че­ре­па­ха, на ко­то­рой си­дит всадник, уста­нов­ле­на на од­ной из цен­траль­ных пло­ща­дей го­ро­да. Дру­гая его ра­бо­та — огромная 23-мет­ро­вая иг­ла, на ко­то­рую на­ко­лот жук,— рас­по­ло­же­на у зда­ния биб­лио­те­ки уни­вер­си­те­та в го­род­ке Ле­вен, и эта ра­бо­та очень про­ти­во­ре­чи­вая, она вно­сит но­вый дис­курс в об­ще­ство.

Искусство поз­во­ля­ет нам по-ино­му ду­мать о го­род­ском пространстве, вно­сит в него те ак­ту­аль­ные смыс­лы, ко­то­рые не успе­ва­ют от­ра­зить сте­ны дав- но сто­я­щих зда­ний. Так­же оно за­став­ля­ет нас за­ду­мать­ся о на­шей кол­лек­тив­ной от­вет­ствен­но­сти за ме­сто, где мы жи­вем друг с другом каж­дый день.

— Ес­ли бы вас по­про­си­ли со­ста­вить свой соб­ствен­ный куль­тур­ный тур по Бельгии, ка­кие му­зеи вы ре­ко­мен­до­ва­ли бы по­се­тить?

— Для это­го ту­ра по­на­до­би­лись бы ме­ся­цы! У нас так мно­го все­го пре­крас­но­го. Я бы по­со­ве­то­вал го­стям по­се­тить за­ме­ча­тель­ный му­зей Гру­нин­ге в го­ро­де Брюг­ге. А в Ант­вер­пене бук­валь­но в эти ме­ся­цы про­хо­дит прекрасная вы­став­ка Sanguine — Bloedrood, ку­ра­тор ко­то­рой, бель­гий­ский ху­дож­ник Люк Тюй­манс, ча­сто вы­став­ля­ет­ся в PinchukArtCentre в Ки­е­ве. Не про­пу­сти­те так­же один из наи­бо­лее вли­я­тель­ных цен­тров со­вре­мен­но­го ис­кус­ства Wiels в Брюс­се­ле.

Но и в дру­гих го­ро­дах Бельгии есть на что по­смот­реть.

Для ту­ра по стране я со­ве­тую взять в арен­ду неболь­шой автомобиль, проехать по всем на­шим го­ро­дам, по­про­бо­вать мест­ное пи­во. Оно у нас вез­де хо­ро­шее и раз­ное, как и кух­ня. И, ко­неч­но же, по­се­тить му­зеи го­род­ской ар­хи­тек­ту­ры, по­то­му что все, уви­ден­ное в Бельгии,— это ис­то­рия, с ко­то­рой мож­но вза­и­мо­дей­ство­вать непо­сред­ствен­но.

Искусство иг­ра­ет важ­ную роль в го­род­ском пространстве

ПОСРЕДНИК:Бель­гий­ский ку­ра­тор PinchukArtCentre Бй­орн Гель­д­хоф пре­зен­ту­ет в Ки­е­ве ра­бо­ты со­оте­че­ствен­ни­ков

ПОНИМАЙ КАК ХО­ЧЕШЬ:На­про­тив Ле­вен­ско­го уни­вер­си­те­та вы­став­ле­на ра­бо­та ху­дож­ни­ка Яна Фа­б­ра — 23-мет­ро­вая иг­ла, на ко­то­рую на­ни­зан жук

БРОНЗОВЫЙ ВСАДНИК:В по­ис­кахуто­пии — так на­зы­ва­ет­ся ком­по­зи­ция Яна Фа­б­ра, вы­став­лен­ная в Ам­стер­да­ме (Ни­дер­лан­ды). Вер­хом на че­ре­па­хе си­дит сам ав­тор ком­по­зи­ции

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.