Су­пер­мен из ин­тер­не­та

Novoe vremya - Style (Novogo Vremeny) - - СОДЕРЖАНИЕ - ОЛЬ­ГА ДУХНИЧ

Ан­дрей Ло­гвин, со­вла­де­лец Kasta, круп­ней­ше­го на­ци­о­наль­но­го ин­тер­нет-про­дав­ца одеж­ды и обу­ви, рас­кры­ва­ет свои биз­нес-це­ли, для до­сти­же­ния ко­то­рых ра­бо­та­ет по 12 ча­сов в сут­ки шесть дней в неде­лю

Ан­дрей Ло­гвин, со­вла­де­лец Kasta, круп­ней­ше­го на­ци­о­наль­но­го ин­тер­нет­про­дав­ца одеж­ды и обу­ви, рас­кры­ва­ет свои биз­нес-це­ли, для до­сти­же­ния ко­то­рых ра­бо­та­ет по 12 ча­сов в сут­ки шесть дней в неде­лю, утвер­жда­ет, что за­ви­сим от еже­днев­ных за­ня­тий спор­том, и вспо­ми­на­ет о недав­нем от­ды­хе — двух­ме­сяч­ном кур­се по управ­ле­нию в Ст­эн­форд­ском уни­вер­си­те­те

Ка­би­нет ге­не­раль­но­го ди­рек­то­ра и со­вла­дель­ца ком­па­нии Kasta Ан­дрея Ло­гви­на — де­ко­ра­ции к иде­аль­ной квар­ти­ре хо­ло­стя­ка в сти­ле лофт. Ве­ло­тре­на­жер-си­му­ля­тор по­след­ней мо­де­ли, мно­же­ство книг, удоб­ные крес­ла. Мо­ти­ва­ци­он­ные пла­ка­ты и порт­ре­ты ос­но­ва­те­лей Amazon и Alibaba на сте­нах. Ло­гвин призна­ет­ся, что большую часть сво­ей жиз­ни про­во­дит на ра­бо­те. И делает это весь­ма эф­фек­тив­но: укра­ин­ский он­лайн­ре­тей­лер Kasta — на­ци­о­наль­ный ли­дер по про­да­жам одеж­ды и обу­ви с ори­ен­ти­ро­воч­ной до­лей рын­ка в 30%. Про­ве­дя реб­рен­динг и пре­вра­тив­шись в пол­но­цен­ный мар­кет­плейс, ком­па­ния с 6 млн по­сто­ян­ных под­пис­чи­ков про­дол­жа­ет рас­ти. Об этом Ло­гвин с удо­воль­стви­ем рас­ска­зы­ва­ет, про­во­дя экс­кур­сию за ку­ли­са­ми сво­е­го он­лайн-ма­га­зи­на в по­ме­ще­ни­ях быв­ше­го за­во­да на окра­ине Ки­е­ва. Огром­ные скла­ды одеж­ды, 12 фо­то­сту­дий и 35 мо­де­лей в шта­те, каж­дая из ко­то­рых при­ме­ря­ет бо­лее 200 на­име­но­ва­ний одеж­ды в день, — это толь­ко вер­ши­на айс­бер­га, ко­то­рый сам вла­де­лец упор­но име­ну­ет IT-ком­па­ни­ей. Ведь фун­да­мент успе­ха Kasta, уве­рен ее основатель, — в правильно раз­ра­бо­тан­ной плат­фор­ме мар­кет­плей­са.

Для фо­то­сес­сии с НВ глав­ный он­лайн-про­да­вец одеж­ды в стране от­ка­зы­ва­ет­ся ме­нять об­ра­зы и призна­ет­ся, что пе­ре­оде­вать­ся он не лю­бит, а вот за бе­се­дой за­си­жи­ва­ет­ся до­позд­на.

По­сре­ди обу­че­ния в Ст­эн­фор­де у нас был дол­гий уи­кенд, я взял в ру­ки кайт­борд и шесть ча­сов бо­рол­ся с оке­а­ном

— Вы недав­но про­ве­ли реб­рен­динг, пе­ре­шли от про­да­жи ак­ци­он­ной одеж­ды к по­сто­ян­но­му ас­сор­ти­мен­ту и рас­ши­ри­ли его. Тор­гу­е­те не толь­ко одеж­дой, но и де­ко­ром, на­пит­ка­ми, пред­ме­та­ми бы­та. Пред­по­ла­га­е­те стать вто­рой Rozetka?

— Во-пер­вых, я глу­бо­ко убеж­ден, что в Укра­ине кон­ку­рен­ции в e-commerce и яв­ных ли­де­ров нет. По­то­му что Укра­и­на од­на из по­след­них стран в ми­ре по про­ник­но­ве­нию элек­трон­ной ком­мер­ции в ре­тейл. Ес­ли в Ко­рее это про­ник­но­ве­ние 25%, в Ан­глии и Ки­тае не бо­лее 20%, в США — око­ло 12%, то в Укра­ине не вы­ше 5%. У нас огром­ная стра­на, 40 млн на­се­ле­ния, и про­ник­но­ве­ние в 5% озна­ча­ет, что все толь­ко на­чи­на­ет­ся.

Во-вто­рых, в клю­че­вых ка­те­го­ри­ях у нас до сих пор нет яв­ных ли­де­ров, ес­ли мы бе­рем ка­те­го­рии офлайн и он­лайн вме­сте. В элек­тро­ни­ке есть несколь­ко силь­ных офлайн-иг­ро­ков, в одеж­де несколь­ко. И он­лайн по про­да­жам еще не при­бли­зил­ся к офлай­ну. То же са­мое в про­дук­тах пи­та­ния, ме­бе­ли и да­же в кос­ме­ти­ке и ак­сес­су­а­рах. Офлайн зна­чи­тель­но боль­ше. Это не ко­нец иг­ры с огла­ше­ни­ем фи­на­ли­стов, это ее на­ча­ло.

— Есть круп­ные меж­ду­на­род­ные ком­па­нии Alibaba, Amazon, eBay. Есть укра­ин­ские поч­то­вые сер­ви­сы, ко­то­рые кон­ку­ри­ру­ют друг с дру­гом за до­став­ку их то­ва­ра, а зна­чит, це­на до­став­ки бу­дет сни­жать­ся. Это опас­ные кон­ку­рен­ты для вас?

— Кон­ку­рен­ция на уровне он­лайн-плат­форм — это хо­ро­шо. Та ин­фра­струк­ту­ра, ко­то­рую по­лу­чи­лось вы­стро­ить за по­след­ние го­ды, силь­но упро­ща­ет вход на ры­нок но­вых офлайн-иг­ро­ков. Еще се­мь­во­семь лет на­зад укра­ин­ский ре­тейл не был го­тов к раз­ви­тию e-commerce ни мо­раль­но, ни фи­зи­че­ски. Чем силь­нее нам удаст­ся разо­греть внут­рен­ний ры­нок с точ­ки зре­ния кон­ку­рен­ции, тем мень­ше мы будем ин­те­рес­ны ком­па­ни­ям, ко­то­рые вы упо­мя­ну­ли. Я не го­во­рю о спе­ци­фи­ке укра­ин­ско­го пра­во­во­го по­ля, оно для них срав­ни­мо с джун­гля­ми. В этих джун­глях мы точ­но уме­ем ори­ен­ти­ро­вать­ся луч­ше. С дру­гой сто­ро­ны, мы не ви­дим сни­же­ния цен у ве­ду­щих поч­то­вых опе­ра­то­ров — мы ви­дим по­вы­ше­ние цен. По­это­му мы стро­им свою до­став­ку по стране, что­бы по­вли­ять на по­ве­де­ние ос­нов­ных иг­ро­ков в этом сер­ви­се. И мы до­воль­ны ре­а­ли­за­ци­ей дан­но­го на­прав­ле­ния.

— И все же ва­ши скид­ки — это скид­ки от укра­ин­ских ма­га­зи­нов. Ес­ли кли­ент ку­пит, на­при­мер, джин­сы на за­ру­беж­ном сай­те де­шев­ле и по­лу­чит их од­ним из поч­то­вых сер­ви­сов, пусть за две неде­ли, он ведь не ку­пит их у вас?

— Да, это воз­мож­но, но 75% по­ку­пок в ка­те­го­рии джин­сы воз­вра­ща­ют­ся об­рат­но. Обувь и одеж­да — 30-35%. И ес­ли вы не по­па­де­те в раз­мер, то вам при­дет­ся да­рить эту вещь ма­ме или по­друж­кам, а ес­ли она неде­ше­вая, то вам бу­дет жаль это де­лать. Об­рат­но за­ру­беж­но­му ре­тей­ле­ру вы ее воз­вра­щать вряд ли бу­де­те — слож­но и дол­го. И в этом на­ше глав­ное пре­иму­ще­ство: ес­ли кли­ент воз­вра­ща­ет то­вар в на­ши от­де­ле­ния, то воз­врат де­нег на кар­точ­ку про­изой­дет в те­че­ние че­ты­рех ми­нут. В Укра­ине воз­врат де­нег в ин­тер­нет-ма­га­зине в луч­шем случае — два-три дня. У нас до конца го­да бу­дет 100 от­де­ле­ний KastaPost по Укра­ине, 41 го­род.

— Со­бы­тия по­след­них лет — при­ход 4G, из­вест­ных офлай­но­вых ре­тей­ле­ров одеж­ды, без­ви­зо­вый ре­жим с ЕС — вли­я­ют на укра­ин­ских он­лайн-иг­ро­ков?

— Ко­неч­но, все из­ме­нил при­ход 3G: бла­го­да­ря это­му ры­нок дей­стви­тель­но рас­тет, и мы вполне уже в бли­жай­шие го­ды вполне мо­жем до­стичь ро­ста он­лайн-по­ку­пок до 9% рын­ка, как в Поль­ше. Я не знаю, как по­вли­ял без­виз, в Ки­е­ве нас по­ку­па­ют 22-23% кли­ен­тов, ре­ги­о­ны — боль­ше, и не ду­маю, что ре­ги­о­ны пер­вы­ми по­е­ха­ли за ру­беж. Все-та­ки есть то­ва­ры пер­вой необ­хо­ди­мо­сти, и де­тей нуж­но оде­вать в шко­лу, ча­сто ме­ня­ет­ся по­го­да. Жен­щи­на не на­де­нет каж­дый день од­но и то же пла­тье. По всем этим по­во­дам не на­ез­дишь­ся за гра­ни­цу. А при­ход но­вых ре­тей­ле­ров толь­ко раз­ви­ва­ет ры­нок. Тот же H&M учит, что мож­но за неболь­шие день­ги ку­пить класс­ный то­вар, а не низ­ко­ка­че­ствен­ную ки­тай­скую вещь на рын­ке. Круп­ные офлай­но­вые ре­тей­ле­ры при­уча­ют лю­дей с раз­ны­ми бюд­же­та­ми оде­вать­ся мод­но и ин­те­рес­но. Они фор­ми­ру­ют в со­зна­нии по­тре­би­те­ля пра­виль­ное со­от­но­ше­ние це­на/ка­че­ство. И это то, что мы хо­тим раз­ви­вать в на­шей ка­те­го­рии про­дук­тов, — value for money, при­ход та­ких то­ва­ри­щей нам очень по­мо­га­ет.

— Сей­час мно­гие он­лай­но­вые ма­га­зи­ны от­кры­ва­ют ма­га­зи­ны офлайн. Вам это ин­те­рес­но?

— Есть та­кие экс­пе­ри­мен­ты, но пол­но­цен­ных и по­нят­ных биз­нес-мо­де­лей еще нет. За­ко­но­да­тель мод в этом трен­де — Amazon, ко­то­рый го­во­рит, что да, мы пой­дем из он­лай­на в офлайн, но при усло­вии, ес­ли мы прин­ци­пи­аль­но из­ме­ним по­ве­де­ние по­ку­па­те­ля в офлайне. И их пер­вый ма­га­зин Amazon Go ме­ня­ет это по­ве­де­ние. В нем нет кас­си­ров и касс, есть толь­ко ре­ги­стра­ция при вхо­де, вы вы­би­ра­е­те ка­кие-то то­ва­ры, скла­ды­ва­е­те в кор­зи­ну и вы­хо­ди­те, а по­сле это­го к вам при­хо­дит чек-на­по­ми­на­ние, что с ва­шей кар­ты спи­са­ны день­ги.

Это силь­но ме­ня­ет ал­го­ритм на­ших обыч­ных по­ку­пок. Я был в этом ма­га­зине в Си­эт­ле, и для ме­ня опыт по­куп­ки бур­ге­ра и ко­лы был срав­ним с пер­вым опы­том по­езд­ки на Uber. Очень это по­хо­же на ма­гию, как и Amazon Go. И за­чем де­лать та­кое, я по­ни­маю. А для он­лай­н­ма­га­зи­нов одеж­ды со­зда­вать пло­щад­ки офлайн по­ка ли­ше­но смыс­ла. Та­ких успеш­ных опы­тов в ми­ре мы по­ка не ви­дим.

— Как вы­гля­дит куль­ту­ра он­лайн-по­треб­ле­ния в Укра­ине и в чем мы от­ли­ча­ем­ся от дру­гих стран?

— Укра­и­на не силь­но от­ли­ча­ет­ся, как бы нам ни хо­те­лось, от осталь­но­го ми­ра, от трен­дов про­ник­но­ве­ния элек­трон­ной ком­мер­ции. Сна­ча­ла лю­ди при­вы­ка­ют по­ку­пать циф­ро­вые кни­ги, по­том при­об­ре­та­ют элек­тро­ни­ку, за­тем сле­ду­ют одеж­да, обувь, еда. А на­по­сле­док — ме­бель и стро­и­тель­ные ма­те­ри­а­лы. На­ши трен­ды очень по­хо­жи на трен­ды, ко­то­рые есть во всем ми­ре.

Ка­ких-то пред­по­чте­ний в мар­ках и сти­лях одеж­ды у укра­ин­цев то­же нет. Нет, ни­кто не по­ку­па­ет спор­тив­ные ко­стю­мы од­ной мар­ки, как это бы­ло в 90-х. Про­дав­цам одеж­ды в Укра­ине силь­но по­вез­ло в дру­гом. Не важ­но, ка­кая на ули­це по­го­да, глав­ное, что­бы она ме­ня­лась. В Укра­ине она ме­ня­ет­ся по­сто­ян­но, и это огром­ное ры­ноч­ное пре­иму­ще­ство. Мы по­чти сра­зу ви­дим, как ме­ня­ют­ся про­да­жи вслед за по­го­дой. Ес­ли бы мы жи­ли в Крем­ни­е­вой до­лине, нам бы­ло бы на­мно­го слож­нее про­да­вать одеж­ду: там ста­биль­ные 23 °С, и все хо­дят в фут­бол­ках вне за­ви­си­мо­сти от се­зо­на.

— Что про­ис­хо­дит с трен­дом Made in Ukraine? Укра­ин­цы ста­ли ча­ще по­ку­пать одеж­ду сво­их про­из­во­ди­те­лей?

— Тренд оче­вид­но не спал, про­из­вод­ство в Укра­ине раз­ви­ва­ет­ся и рас­тет, при этом про­ис­хо­дит мо­мент взрос­ле­ния из­го­то­ви­те­ля. Он на­чи­на­ет по­ни­мать, что вы­пуск одеж­ды — это не толь­ко ма­стер­ство. Глав­ные слож­но­сти свя­за­ны с про­из­вод­ствен­ны­ми про­цес­са­ми — ор­га­ни­зо­вать за­куп­ку ма­те­ри­а­лов, по­шив, мар­ке­тинг, до­став­ку, ло­ги­сти­ку. Это слож­нее, чем при­ду­мать ди­зайн фут­бол­ки. Не все вы­сто­я­ли, но из са­мых пред­при­им­чи­вых ре­бят вы­рас­та­ют очень ин­те­рес­ные ком­па­нии.

— Са­мый за­пом­нив­ший­ся вам урок в биз­не­се?

— Я чи­таю мно­го биз­нес-ли­те­ра­ту­ры и ча­сто ви­жу, что пред­при­ни­ма­те­ли хотят най­ти некий уни­вер­саль­ный сек­рет, игол­ку Ко­щея Бес­смерт­но­го в яй­це. Сло­мал — и ты уже по­бе­ди­тель. Я сла­бо ве­рю в та­кую уда­чу. Я не ве­рю, что есть один уни­вер­саль­ный биз­нес-сек­рет, ко­то­рый пред­при­ни­ма­тель при­ме­нит и сра­зу ста­нет боль­шим.

Для ме­ня лич­но са­мы­ми мо­ти­ви­ру­ю­щи­ми бы­ли кри­зи­сы, ко­то­рые про­хо­ди­ла ком­па­ния. Кри­зис во вре­ме­на Май­да­на — это се­рьез­ное ис­пы­та­ние. Вы­ход ос­нов­но­го ак­ци­о­не­ра, от­сут­ствие де­нег, за­кры­тие бюд­же­тов. Ты стро­ишь ма­ши­ну, а по­том ока­зы­ва­ет­ся, что те­бе нужна лод­ка, по­то­му что по­ме­ня­лось все во­круг, а де­нег на из­ме­не­ния нет. И ты вро­де на­би­рал во­ди­те­лей, а нуж­ны мо­ря­ки. Ни­что так не отрезв­ля­ет че­ло­ве­ка, как бли­зость смер­ти, ни­что так не отрезв­ля­ет ком­па­нию, как ме­сяч­ное от­сут­ствие де­неж­ных по­ступ­ле­ний. Са­мые ори­ги­наль­ные идеи при­хо­дят в кри­зис, свер­ху­си­лия по­мо­га­ют, мыш­ца рас­тет, ко­гда она нем­но­го над­ры­ва­ет­ся.

— Вам как ге­не­раль­но­му ди­рек­то­ру и со­вла­дель­цу вряд ли ин­те­рес­но за­ра­бо­тать оче­ред­ные $100 тыс. Что вам лич­но ин­те­рес­но в биз­не­се сей­час?

— Мне ин­те­рес­но ме­нять пра­ви­ла иг­ры. У нас, у всей стра­ны, есть та­кой ком­плекс непол­но­цен­но­сти — при­том что мы ум­ные и тру­до­лю­би­вые, мы се­бя не лю­бим и не це­ним. Укра­и­на — огром­ная стра­на, но она оста­ет­ся вне кар­ты при­ня­тия ре­ше­ний в ми­ро­вом мас­шта­бе. Я не по­ни­маю, по­че­му в та­кой ум­ной стране нет ком­па­ний с ми­ро­вым уров­нем и име­нем. В Укра­ине нет ни од­ной мил­ли­ард­ной ком­па­нии. У ма­лень­кой Эсто­нии есть, а у нас нет. Мы хо­тим этот недо­ста­ток ис­пра­вить. Это ин­те­рес­ная за­да­ча.

— Как вы от­ды­ха­е­те и про­во­ди­те сво­бод­ное вре­мя?

— Я с за­ви­стью смот­рю на ре­бят, ко­то­рые в пять или шесть ве­че­ра уже сво­бод­ны, а в семь са­дят­ся ужи­нать с се­мьей. В ре­тей­ле ди­на­ми­ка другая. Я про­сы­па­юсь в шесть утра, в семь уже на­чи­на­ет­ся спорт, в 8:59 мы про­во­дим ле­туч­ку в ком­па­нии, за­кан­чи­вать ра­бо­ту мо­гу и в пол­де­ся­то­го ве­че­ра, а в пол-один­на­дца­то­го мне уже нуж­но спать. Так про­хо­дит пять дней в неде­лю. Ше­стой день неде­ли — это под­ве­де­ние ито­гов, и я все равно ра­бо­таю. Я ста­ра­юсь вы­де­лить вос­кре­се­нье для се­мьи.

Ра­бо­та за­ни­ма­ет очень большую часть мо­ей жиз­ни. Но в этом го­ду я сде­лал се­бе хо­ро­ший по­да­рок — по­сту­пил на са­мую се­рьез­ную про­грам­му по управ­ле­нию в Ст­эн­форд­ском уни­вер­си­те­те — Stanford executive program. Она длит­ся семь недель, и в ней при­ни­ма­ют уча­стие 220 че­ло­век из 70 стран ми­ра. Ми­ни­стры, топ-ме­не­дже­ры, пред­при­ни­ма­те­ли са­мо­го вы­со­ко­го уров­ня со­би­ра­ют­ся на два ме­ся­ца, что­бы по­го­во­рить об ин­стру­мен­тах улуч­ше­ния биз­не­са, о куль­ту­рах ком­па­ний, и это со­бы­тие, ме­ня­ю­щее жизнь.

Это был се­рьез­ный шаг в сторону из биз­не­са, что­бы по­смот­реть на него со сто­ро­ны. В Ст­эн­фор­де ритм жиз­ни был еще вы­ше. Ес­ли пер­вые неде­ли я еще что-то ста­рал­ся под­ру­ли­вать по ра­бо­те здесь, в Укра­ине, то по­том уже занимался уче­бой и зна­ком­ства­ми. И с огром­ным удо­воль­стви­ем вер­нул­ся в успеш­но ра­бо­та­ю­щую ком­па­нию — а я ду­мал, что все без ме­ня умрет.

От­дых — это про сме­ну де­я­тель­но­сти. По­сре­ди обу­че­ния у нас был дол­гий уи­кенд, я взял в ру­ки кайт­борд и шесть ча­сов бо­рол­ся с оке­а­ном. С точ­ки зре­ния те­ла это ма­ло­при­ят­ная ис­то­рия, а с точ­ки зре­ния пси­хо­ло­гии ты при­ез­жа­ешь пол­но­стью об­нов­лен­ным, хо­тя спишь на­мно­го мень­ше.

— Есть две-три ве­щи в по­все­днев­ной жиз­ни, без ко­то­рых не об­хо­дит­ся ваш день?

— Толь­ко спорт. Ес­ли с утра его нет, то это про­бле­ма.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.