В го­стях у Джу­дит Гоф

По­сол Ве­ли­ко­бри­та­нии в Укра­ине, де­мон­стри­руя свою ре­зи­ден­цию, рас­ска­зы­ва­ет об осо­бен­но­стях жиз­ни в Ки­е­ве, рас­суж­да­ет о глав­ных от­ли­чи­ях бри­тан­цев от укра­ин­цев и призна­ет­ся, что уже на­ча­ла го­то­вить­ся к Рож­де­ству

Novoe vremya - Style (Novogo Vremeny) - - СОДЕРЖАНИЕ - ОЛЬ­ГА ДУХНИЧ

По­сол Ве­ли­ко­бри­та­нии в Укра­ине в сво­ей ре­зи­ден­ции рас­суж­да­ет об осо­бен­но­стях ки­ев­ской жиз­ни и глав­ных от­ли­чи­ях бри­тан­цев от укра­ин­цев

Bось­мой по­сол Ве­ли­ко­бри­та­нии в Укра­ине Джу­дит Гоф встре­ча­ет НВ в две­рях сво­ей ки­ев­ской ре­зи­ден­ции в са­мом цен­тре сто­ли­цы, непо­да­ле­ку от мо­ну­мен­та Ро­ди­не­ма­те­ри. За этим неболь­шим рай­о­ном част­ной за­строй­ки дав­но за­кре­пи­лось неофи­ци­аль­ное зва­ние ди­пло­ма­ти­че­ско­го. Ста­рые до­ми­ки со­вет­ских вре­мен здесь че­ре­ду­ют­ся с про­стор­ны­ми со­вре­мен­ны­ми особ­ня­ка­ми, в ко­то­рых и обу­стра­и­ва­ют свои ре­зи­ден­ции гла­вы диппред­ста­ви­тельств. Бли­жай­шие со­се­ди Гоф — по­слы Швей­ца­рии и Но­р­ве­гии.

— За­меть­те, се­год­ня на­ша встре­ча го­раз­до теп­лее, — c улыб­кой при­вет­ству­ет нас гос­по­жа Гоф, вспо­ми­ная свое про­шло­год­нее ин­тер­вью НВ. То­гда, в ка­нун Но­во­го го­да, мы встре­ча­лись на мо­роз­ной Со­фий­ской пло­ща­ди под глав­ной ел­кой стра­ны и по­ряд­ком за­мерз­ли.

Гоф, вось­мой Чрез­вы­чай­ный и пол­но­моч­ный по­сол Со­еди­нен­но­го Ко­ро­лев­ства, ра­бо­та­ет в Укра­ине уже бо­лее трех лет. За ее ка­ден­цию со­труд­ни­че­ство Лон­до­на и Ки­е­ва су­ще­ствен­но рас­ши­ри­лось: кро­ме под­держ­ки ре­форм пра­ви­тель­ство Ве­ли­ко­бри­та­нии со­труд­ни­ча­ет с Укра­и­ной в во­про­сах ки­бер­без­опас­но­сти, ока­зы­ва­ет гу­ма­ни­тар­ную по­мощь и под­держ­ку жи­ву­щим на ли­нии раз­гра­ни­че­ния, а та­к­же по­мо­га­ет укра­ин­ским во­ен­ным пе­ре­ни­мать луч­шие во­ен­ные прак­ти­ки сво­их бри­тан­ских кол­лег. Опыт­ный ди­пло­мат, спе­ци­а­ли­зи­ру­ю­щий­ся на стра­нах Во­сточ­ной Ев­ро­пы и Цен­траль­ной Азии, Гоф до Укра­и­ны бо­лее двух лет про­ра­бо­та­ла гла­вой бри­тан­ской ди­пмис­сии в Гру­зии. По­это­му мно­гие про­бле­мы, с которыми стал­ки­ва­ет­ся ны­неш­няя Укра­и­на, ей зна­ко­мы не по­на­слыш­ке.

При­гла­сив НВ прой­ти в дом, Гоф пред­ла­га­ет на­чать с неболь­шой экс­кур­сии. По­чти сра­зу мы по­па­да­ем в про­стор­ную го­сти­ную вы­со­той два эта­жа с ок­на­ми во всю сте­ну. Здесь про­хо­дит боль­шин­ство офи­ци­аль­ных ме­ро­при­я­тий посла Ве­ли­ко­бри­та­нии, в том чис­ле рож­де­ствен­ские при­е­мы.

— Под Рож­де­ство здесь, по­верь­те, на­мно­го ве­се­лее, — оце­ни­ва­ю­щим взгля­дом Гоф оки­ды­ва­ет сдер­жан­ный ин­те­рьер ком­на­ты. — В уг­лу мы ста­вим огром­ную ел­ку, из­бав­ля­ем­ся от лиш­ней ме­бе­ли и кра­си­во де­ко­ри­ру­ем все про­стран­ство гир­лян­да­ми.

Сле­дуя за по­слом, НВ успе­ва­ет за­гля­нуть в сто­ло­вую и неболь­шой ка­би­нет. Я пред­ла­гаю зай­ти и на кух­ню, а Гоф с улыб­кой, но твер­до воз­ра­жа­ет:

— О нет, мой сын толь­ко за­кон­чил пол­дник, и там со­всем не тот по­ря­док, ко­то­рый нуж­но де­мон­стри­ро­вать на фо­то в жур­на­ле.

Воз­вра­ща­ясь в го­сти­ную, мы об­суж­да­ем кар­ти­ны и пред­ме­ты ис­кус­ства, вы­став­лен­ные в до­ме. Мно­гие из них — соб­ствен­ность МИДа Ве­ли­ко­бри­та­нии. Гоф призна­ет­ся, что в боль­шей ме­ре об­жи­ла свои апар­та­мен­ты на вто­ром эта­же ре­зи­ден­ции. Впро­чем, и на пер­вом есть лич­ные ве­щи се­мьи.

Мы за­дер­жи­ва­ем­ся воз­ле неболь­шой чер­но­бе­лой фо­то­гра­фии в рам­ке, на ко­то­рой изоб­ра­же­на баш­ня Spinnaker — до­сто­при­ме­ча­тель­ность пор­то­во­го го­ро­да Портс­ми­та в граф­стве Хэмп­шир.

— Моя парт­нер­ша — один из ав­то­ров это­го про­ек­та, — с за­мет­ной гор­до­стью по­яс­ня­ет Гоф.

Мы воз­вра­ща­ем­ся в го­сти­ную, где нас уже ждут тра­ди­ци­он­ный ан­глий­ский чай и пи­рож­ные, а та­к­же удоб­ные крес­ла для раз­го­во­ра. Как ра­душ­ная хо­зяй­ка Гоф пред­ла­га­ет по­про­бо­вать бра­у­ни. — Не стес­няй­тесь, они по­тря­са­ю­ще вкус­ные, — при­гла­ша­ет она по­сле­до­вать своему при­ме­ру. Пи­рож­ные ока­зы­ва­ют­ся дей­стви­тель­но на вы­со­те, и, рас­пра­вив­шись с ни­ми, мы на­ко­нец пе­ре­хо­дим к бе­се­де.

— Как вы­гля­дит ва­ша по­все­днев­ная жизнь в Ки­е­ве? За го­ды, про­ве­ден­ные здесь, у вас по­яви­лись лю­би­мые ме­ста, за­ве­де­ния или при­выч­ные ри­ту­а­лы? — спра­ши­ваю я.

И в от­вет по­лу­чаю за­ра­зи­тель­ный смех со­бе­сед­ни­цы.

— Ри­ту­ал один: встал с утра — ра­бо­тай, за­тем еще боль­ше ра­бо­тай!

Гоф по­яс­ня­ет, что как у посла од­ной из стран Боль­шой се­мер­ки у нее очень на­пря­жен­ная ра­бо­та. Мно­го вре­ме­ни она про­во­дит не в ре­сто­ра­нах, а на де­ло­вых встре­чах и в ра­бо­чих по­езд­ках.

— Мы мно­го делаем, что­бы по­мочь Укра­ине транс­фор­ми­ро­вать­ся. Лич­но я мно­го вкла­ды­ваю в эту ра­бо­ту. А в то вре­мя, ко­гда я не ра­бо­таю по­слом, я ра­бо­таю ма­мой пя­ти­лет­не­го по­движ­но­го маль­чи­ка, ко­то­рый лю­бит тен­нис, фут­бол и за­ни­мать­ся всем на све­те, — вновь улы­ба­ет­ся она.

Во­круг ин­те­ре­сов сы­на ор­га­ни­зо­ва­на боль­шая часть до­су­га мо­ей со­бе­сед­ни­цы. Ее ча­сто мож­но встре­тить в Пи­ро­го­ве, ки­ев­ских му­зе­ях и да­же в ку­коль­ном те­ат­ре, спек­так­ли ко­то­ро­го с удо­воль­стви­ем смот­рит ее сын.

Впро­чем, рас­сла­бив­шись, гос­по­жа по­сол вспо­ми­на­ет о лю­би­мом семейном ри­туа­ле. Как и мно­гие бри­тан­цы, в кон­це ок­тяб­ря се­мья Гоф на­чи­на­ет го­то­вить ан­глий­ский рож­де­ствен­ский пи­рог.

— В этом го­ду мы за­ня­лись им на неде­лю поз­же, чем нуж­но, — с со­жа­ле­ни­ем по­яс­ня­ет по­сол, а даль­ше рас­кры­ва­ет ре­цепт тра­ди­ци­он­но­го бри­тан­ско­го де­сер­та, ко­то­рый на­ста­и­ва­ет­ся на брен­ди до го­тов­но­сти по­чти два с по­ло­ви­ной ме­ся­ца. По ее увле­чен­но­му то­ну по­нят­но, что это дей­стви­тель­но лю­би­мое се­мей­ное за­ня­тие.

— А как вам укра­ин­ская кух­ня? Что-то по­нра­ви­лось? — поль­зу­ясь слу­ча­ем, спра­ши­ваю я.

— О, ба­нош — это мой тай­ный грех! — призна­ет­ся Гоф в люб­ви к гу­цуль­ской ку­ку­руз­ной ка­ше и по­яс­ня­ет, что мог­ла бы пи­тать­ся ба­но­шем несколь­ко дней под­ряд.

По­ста­вив га­стро­но­ми­че­скую те­му на па­у­зу, я спра­ши­ваю ее о том, как в Укра­ине чув­ству­ет се­бя бри­тан­ский биз­нес.

— В по­след­нее вре­мя я ви­жу боль­ше оп­ти­миз­ма в сре­де бри­тан­ских биз­не­сме­нов, ра­бо­та­ю­щих в Укра­ине, — осто­рож­но от­ве­ча­ет Гоф. — Все же си­ту­а­ция в стране ста­ла нем­но­го про­зрач­нее, а это все­гда хо­ро­ший за­лог воз­рож­де­ния до­ве­рия. Оно так необ­хо­ди­мо стране, за­ин­те­ре­со­ван­ной во внеш­них ин­ве­сти­ци­ях.

Гоф тут же рас­ска­зы­ва­ет об укра­ин­ской неде­ле в Лон­доне, ко­то­рую она по­се­ти­ла. Укра­ин­ский биз­нес-день в из­вест­ном лон­дон­ском оте­ле Savoy, по ее мне­нию, удал­ся.

— Я ду­маю, го­раз­до боль­ше бри­тан­цев се­год­ня го­то­вы ви­деть в Укра­ине стра­ну, где мож­но де­лать биз­нес, — уве­ре­на она.

—Ва­п­ре­ле сле­ду­ю­ще­го го­да Ве­ли­ко­бри­та­ния офи­ци­аль­но нач­нет про­цесс вы­хо­да из ЕС. Че­го ожи­дать от это­го со­бы­тия укра­ин­цам? — ме­няю я те­му раз­го­во­ра, от­пи­вая чай.

— В Бри­та­нии есть та­кая по­го­вор­ка: ни­че­го не сде­ла­но, ес­ли это не сде­ла­но до конца, — улы­ба­ет­ся по­сол и по­яс­ня­ет, что в слож­ных пе­ре­го­во­рах, ко­то­рые се­год­ня Ве­ли­ко­бри­та­ния ве­дет с 27 дру­ги­ми го­су­дар­ства­ми — чле­на­ми ЕС, мно­гие ас­пек­ты вы­хо­да стра­ны из ев­ро­пей­ской зо­ны все еще об­суж­да­ют­ся.

— Но од­но со­вер­шен­но яс­но: под­держ­ка Ве­ли­ко­бри­та­ни­ей Укра­и­ны оста­нет­ся не­из­мен­ной, — уве­ря­ет по­сол. — Мы и даль­ше будем со­дей­ство­вать Укра­ине в вос­ста­нов­ле­нии ее су­ве­ре­ни­те­та и тер­ри­то­ри­аль­ной це­лост­но­сти.

С чаш­кой чая в ру­ках Гоф по­яс­ня­ет, что и укра­ин­ским пред­при­ни­ма­те­лям та­к­же не сто­ит пе­ре­жи­вать: как толь­ко Ве­ли­ко­бри­та­ния по­ки­нет ЕС, она тут же под­пи­шет но­вое тор­го­вое со­гла­ше­ние с Укра­и­ной.

Мы вновь на­пол­ня­ем чаш­ки ча­ем, и я на­по­ми­наю по­слу о мас­штаб­ных про­те­стах, про­шед­ших в Лон­доне па­ру недель на­зад. Со­брав­ши­е­ся тре­бо­ва­ли про­ве­сти вто­рой ре­фе­рен­дум по во­про­су вы­хо­да из ЕС с на­деж­дой остать­ся в Со­ю­зе. Гоф быст­ро ре­а­ги­ру­ет на мой неза­дан­ный во­прос.

— Как по­сол я пред­став­ляю здесь по­зи­цию пра­ви­тель­ства стра­ны, ко­то­рое, осо­зна­вая на­стро­е­ния ча­сти об­ще­ства, сто­ит на твер­дой по­зи­ции. Ре­ше­ние при­ня­то в 2016 го­ду, и вто­ро­го ре­фе­рен­ду­ма не бу­дет.

Мы пре­ры­ва­ем­ся на па­ру ми­нут для оче­ред­ной се­рии фо­то­гра­фий, а вер­нув­шись, го­во­рим уже об Укра­ине. Рас­по­ло­жив­шись на ди­ване у боль­шо­го ка­ми­на, я спра­ши­ваю Гоф о том, что се­год­ня, накануне но­во­го элек­то­раль­но­го цик­ла в Укра­ине, бо­лее все­го вол­ну­ет и за­бо­тит за­пад­ных ди­пло­ма­тов.

На мгно­ве­ние моя со­бе­сед­ни­ца за­ду­мы­ва­ет­ся. — Мы все ви­дим, как за че­ты­ре с по­ло­ви­ной го­да в Укра­ине про­изо­шло огром­ное ко­ли­че­ство по­ло­жи­тель­ных из­ме­не­ний и ре­форм.

Воз­мож­но, боль­ше, чем за весь преды­ду­щий пе­ри­од неза­ви­си­мо­сти стра­ны. По­это­му накануне пре­зи­дент­ских, а за­тем пар­ла­мент­ских вы­бо­ров глав­ный во­прос — на­сколь­ко необ­ра­ти­мы эти по­ло­жи­тель­ные из­ме­не­ния? Бу­дет ли стра­на двигаться впе­ред, вы­стра­и­вая се­бя даль­ше на уже до­стиг­ну­том?

Оста­вив во­про­сы без от­ве­та, Гоф за­ме­ча­ет, что за­пад­ные ди­пло­ма­ты, ко­неч­но, хо­те­ли бы ви­деть боль­ше успе­хов го­су­дар­ства в борь­бе с кор­руп­ци­ей и бо­лее ак­тив­ную под­держ­ку и за­щи­ту ан­ти­кор­руп­ци­он­ных ор­га­нов стра­ны.

— И, ко­неч­но, нас очень бес­по­ко­ят ата­ки на журналистов и граж­дан­ских ак­ти­ви­стов. Но опять сто­ит от­ме­тить, в Укра­ине есть сво­бо­да сло­ва. Мы ви­дим не сплош­ной нега­тив — недав­но жур­на­ли­сты вы­иг­ра­ли се­рьез­ное де­ло по за­щи­те сво­их ис­точ­ни­ков и дан­ных в Ев­ро­пей­ском су­де по пра­вам че­ло­ве­ка. — По­сол ста­вит пу­стую чаш­ку на под­нос. Я сле­дую ее при­ме­ру.

Вго­сти­ную по­соль­ской ре­зи­ден­ции за­гля­ды­ва­ет ску­пое ок­тябрь­ское солн­це, со­всем не ме­шая на­шей бе­се­де. — Как че­ло­век извне в чем вы ви­ди­те глав­ные куль­тур­ные от­ли­чия укра­ин­цев от бри­тан­цев? — спра­ши­ваю я.

— Ду­маю, глав­ная раз­ни­ца все же обу­слов­ле­на гео­гра­фи­ей, — за­ме­ча­ет Гоф по­сле па­ры се­кунд раз­ду­мий. — Ве­ли­ко­бри­та­ния — ост­ров, и это да­ет нам осо­бое ощу­ще­ние за­щи­ты, мы ни ра­зу не бы­ли за­хва­че­ны или ок­ку­пи­ро­ва­ны на­чи­ная с 1066 го­да. Та­кая ис­то­рия са­ма по се­бе да­ет силь­ную уве­рен­ность в се­бе. Как ост­ров­ное го­су­дар­ство мы на про­тя­же­нии мно­гих лет пу­те­ше­ство­ва­ли и тор­го­ва­ли с осталь­ным ми­ром, а зна­чит, смог­ли по­смот­реть на мир и на се­бя со сто­ро­ны.

А вот укра­ин­ская гео­гра­фия та­ит в се­бе го­раз­до боль­ше вы­зо­вов, уве­ре­на по­сол.

— Рас­по­ла­га­ясь в цен­тре Ев­ро­пы, вы по­сто­ян­но под­вер­га­е­тесь рис­ку быть ата­ко­ван­ны­ми. И это раз­ви­ло в вас од­но­вре­мен­но и уди­ви­тель­ную стой­кость, и важ­ное стрем­ле­ние со­хра­нить свою иден­тич­ность. Это до­ро­го­го сто­ит, — за­вер­ша­ет мысль Гоф.

По­сол призна­ет­ся, что с удо­воль­стви­ем пу­те­ше­ству­ет по ме­стам укра­ин­ской ис­то­рии, по­бы­ва­ла во мно­гих зам­ках и теперь ре­ко­мен­ду­ет по­се­тить их сво­им зна­ко­мым и дру­зьям, при­ез­жа­ю­щим в Укра­и­ну.

— А есть ли что-то из бри­тан­ской жиз­ни, че­го вам по-на­сто­я­ще­му не хва­та­ет в Укра­ине? — ин­те­ре­су­юсь я.

— Ес­ли ты ди­пло­мат, те­бе долж­но нра­вить­ся жить вне до­ма в но­вых усло­ви­ях и куль­ту­рах, и но­сталь­гия для нас ред­кое яв­ле­ние. Боль­шин­ство ди­пло­ма­тов при­хо­дят в меж­ду­на­род­ную служ­бу, ве­до­мые лю­бо­пыт­ством и же­ла­ни­ем узнать жизнь за пре­де­ла­ми сво­ей стра­ны.

Тут же Гоф ого­ва­ри­ва­ет­ся, что един­ствен­ная бы­то­вая вещь, о ко­то­рой она по­рой жа­ле­ет, это дол­гие про­гул­ки на ве­ло­си­пе­де.

— Я за­яд­лый ве­ло­си­пе­дист, и до­ма, в род­ном го­род­ке, мо­гу под­нять­ся по­рань­ше с утра и до­ста­точ­но дол­го ехать вдаль, ни о чем не ду­мая. Так я от­ды­хаю. Ва­ши до­ро­ги, на мой взгляд, все же рис­ко­ван­ны для та­ких по­ез­док.

По­ни­мая, что вре­мя ин­тер­вью под­хо­дит к кон­цу, я спра­ши­ваю Гоф о том, есть ли что-то, что раз­дра­жа­ет ее в Укра­ине.

— Каж­дый день я ви­жу так мно­го укра­ин­цев, ко­то­рые страст­но хотят из­ме­не­ний и раз­ви­тия стра­ны. Они го­то­вы мно­гое для это­го де­лать, они хотят уви­деть окон­ча­ние вой­ны и мир­ную ин­те­гра­цию стра­ны. Един­ствен­ное, что ме­ня мо­жет раз­дра­жать, так это то, что все это про­ис­хо­дит не так быст­ро, как всем нам бы хо­те­лось. Я очень хо­чу, что­бы Укра­и­на до­би­лась успе­ха, — за­клю­ча­ет по­сол.

Мы вста­ем, что­бы по­про­щать­ся, и я не удер­жи­ва­юсь от по­след­не­го во­про­са о боль­шом ка­мине за спи­ной Гоф — в ра­бо­чем ли он со­сто­я­нии.

— Ко­неч­но, — улы­ба­ет­ся она. — А еще каж­дое Рож­де­ство че­рез него в дом по­па­да­ет Сан­таКлаус. Мы с сы­ном за­ра­нее остав­ля­ем ему мо­ло­ко, печенье, мор­ковь и бо­кал шер­ри. К утру обыч­но все съе­де­но и вы­пи­то.

— Про шер­ри как часть ри­ту­а­ла я не зна­ла, — вто­ря по­слу, за­ме­чаю я.

— Что вы, шер­ри — обя­за­тель­ная часть ри­ту­а­ла, — со сме­хом за­ме­ча­ет Гоф.

Мы про­ща­ем­ся и по­ки­да­ем ре­зи­ден­цию.

В по­след­нее вре­мя я ви­жу боль­ше оп­ти­миз­ма в сре­де бри­тан­ских биз­не­сме­нов, ра­бо­та­ю­щих в Укра­ине

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.