Мне ну­жен та­кой шо­пинг, что­бы все по 10 грн, но там ви­се­ла MaxMara

Оль­га Кудиненко, ос­но­ва­тель­ни­ца фон­да Таблеточки, рас­ска­зы­ва­ет, как убеж­да­ет боль­шой биз­нес по­мо­гать де­тям, где оде­ва­ет­ся и каким об­ра­зом сни­ма­ет стресс

Novoe vremya - Style (Novogo Vremeny) - - СОДЕРЖАНИЕ - ОЛЬ­ГА КУДИНЕНКО, ОСНОВАТЕЛЬ ФОН­ДА ТАБЛЕТОЧКИ

Удоб­но усев­шись на под­окон­ни­ке сво­е­го офи­са, Оль­га Кудиненко, ос­но­ва­тель­ни­ца бла­го­тво­ри­тель­но­го фон­да Таблеточки, по­зи­ру­ет фо­то­гра­фу НВ. У нее за спи­ной — весь Ки­ев, а на гру­ди, на фут­бол­ке, над­пись Рак, гуд­бай. Уже семь лет Кудиненко и со­труд­ни­ки ее фон­да по­мо­га­ют боль­ным ра­ком де­тям, и се­год­ня эта ко­ман­да счи­та­ет­ся од­ной из са­мых эф­фек­тив­ных в стране. Ес­ли на стар­те сво­ей де­я­тель­но­сти Кудиненко ра­до­ва­лась, ко­гда уда­ва­лось со­брать на ле­кар­ства боль­но­му ре­бен­ку несколь­ко ты­сяч гри­вен, то теперь в сред­нем Таблеточки со­би­ра­ют по 3,5 млн грн в ме­сяц. В це­лом за семь лет ра­бо­ты фонд ока­зал по­мощь на 131 млн грн. Для до­сти­же­ния це­ли Кудиненко и ее ко­ман­да ис­поль­зу­ют но­вые идеи, к при­ме­ру во­лон­тер­ский фандрей­зинг. Так, на свой день рож­де­ния Кудиненко про­сит дру­зей не да­рить ей по­дар­ки, а де­лать бла­го­тво­ри­тель­ные взно­сы в фонд. В этом го­ду в день 30-ле­тия Кудиненко ба­ланс ее Та­б­ле­то­чек по­пол­нил­ся на 1 млн грн. Та­кая же сум­ма бы­ла и в про­шлом го­ду.

Се­год­ня ее фонд, ко­то­рый на­чи­нал­ся как бла­го­тво­ри­тель­ная ини­ци­а­ти­ва, стал ге­не­ра­то­ром пе­ре­мен в стране. Среди из­ме­не­ний, ко­то­рые произошли при его ак­тив­ном уча­стии, — сво­бод­ный до­ступ близ­ких род­ствен­ни­ков к па­ци­ен­там ре­ани­ма­ций, за­кон о бла­го­тво­ри­тель­ных SMS и рас­ши­ре­ние спис­ка мед­пре­па­ра­тов для он­ко­боль­ных де­тей, ко­то­рые за­ку­па­ют­ся за го­су­дар­ствен­ные день­ги.

А Кудиненко это­го ма­ло. Теперь она за­ду­ма­лась над тем, что­бы построить дет­скую боль­ни­цу. Об этом Оль­га рас­ска­зы­ва­ет НВ Style, пред­ва­ри­тель­но не ху­же про­фес­си­о­наль­ной мо­де­ли от­ра­бо­тав фо­то­сес­сию для из­да­ния. Кудиненко уве­ре­на: ее соб­ствен­ная пуб­лич­ность — за­лог успе­ха фон­да.

— Как вам уда­ет­ся со­би­рать каж­дый ме­сяц мил­ли­о­ны? Как это луч­ше де­лать — ис­поль­зо­вать но­вые ме­то­ды сбо­ра средств, опро­бо­ван­ные на За­па­де, или, по­ка­зы­вая фо­то больных де­тей, да­вить на жа­лость?

— Это во­прос, на ко­то­рый у ме­ня сей­час нет от­ве­та. По­то­му что в дол­го­сроч­ной пер­спек­ти­ве да­вить на жа­лость [что­бы со­брать день­ги], неэф­фек­тив­но: лю­ди, ко­то­рые жерт­ву­ют на кон­крет­но­го ре­бен­ка, хотят, что­бы он вы­здо­ро­вел. Ес­ли ре­бе­нок уми­ра­ет, жерт­во­ва­тель ис­пы­ты­ва­ет глу­бо­кое разо­ча­ро­ва­ние и мо­жет на­дол­го вы­пасть из чис­ла бла­го­тво­ри­те­лей. Но ес­ли те­бе нуж­но быст­ро со­брать день­ги и у те­бя го­рят сро­ки, то ча­сто эф­фек­тив­нее да­вить на эмо­ции.

— А ка­кие из но­вых ме­то­дов са­мые эф­фек­тив­ные в фандрей­зин­ге?

— Лю­дям про­сто по­мо­гать, жи­вя при­выч­ной жиз­нью. По­это­му я считаю, что бу­ду­щее за двумя ве­ща­ми — ин­тер­не­том и ак­ци­я­ми с ре­тей­лом. У нас есть дол­го­сроч­ная ак­ция с се­тью за­пра­вок КЛО — 25 коп. с каж­до­го го­ря­че­го на­пит­ка АЗС на­прав­ля­ет в Таблеточки. А сей­час стар­то­ва­ли две кру­тые ак­ции. Біль­ше, ніж мо­ло­ко — Мо­лоч­ний аль­янс про­да­ет большую упа­ков­ку мо­ло­ка, 10 коп. с ко­то­рой идет на по­мощь под­опеч­ным фон­да Таблеточки. Вто­рая — #Жуй­Ди­вись­До­по­ма­гай: по всей се­ти ки­но­те­ат­ров Multiplex теперь мож­но ку­пить боль­шой поп­корн, 5 грн с ко­то­ро­го идут на счет фон­да.

— Мно­го ли мож­но со­брать на этих ко­пей­ках?

— С мо­ло­ка мы пла­ни­ру­ем со­брать 200 тыс. грн за три ме­ся­ца.

— Это мно­го или ма­ло?

— Ес­ли срав­ни­вать с опе­ра­ци­ей од­но­му ре­бен­ку за ру­бе­жом, ко­то­рая сто­ит бо­лее €100 тыс., то есть под 4 млн грн, ко­неч­но, очень ма­ло. Но, на­при­мер, пал­ли­а­тив­ная программа для 25 се­мей, ко­то­рые на­хо­дят­ся под опе­кой фон­да, в ме­сяц об­хо­дит­ся в 90 тыс. грн. Со­от­вет­ствен­но, 200 тыс. грн — это мно­го. На эту сум­му мож­но за­ку­пить ле­кар­ства на ме­сяц для од­но­го ре­ги­о­наль­но­го от­де­ле­ния. Или при­об­ре­сти два глаз­ных про­те­за. Что боль­ше — по­мощь на 1 млн грн или на 100 грн? Ко­неч­но, мил­ли­он боль­ше. Но с дру­гой сто­ро­ны, кто-то без этих 100 грн недо­по­лу­чит то, что мог бы по­лу­чить. Ма­лень­кой по­мо­щи не бы­ва­ет. Она или есть, или ее нет.

— А на чем фонд дер­жит­ся боль­ше — на част­ных по­жерт­во­ва­ни­ях или на ра­зо­вых круп­ных биз­нес-до­на­ци­ях?

— У нас по­ряд­ка 65% бла­го­тво­ри­те­лей — это фи­зи­че­ские ли­ца. Сред­ний чек — 350 грн, по дан­ным про­шло­го го­да. Для Укра­и­ны это вы­со­кий чек. На­де­юсь, что бла­го­тво­ри­тель­ные SMS силь­но сре­жут нам этот чек — до до­ступ­ных 50-100 грн.

— Вы про­во­ди­те мно­го пе­ре­го­во­ров с по­тен­ци­аль­ны­ми спон­со­ра­ми. Как убеж­да­е­те их по­мо­гать?

— Нет у ме­ня сек­ре­та. Ар­гу­мен­ты рож­да­ют­ся в хо­де бе­се­ды. Ко­гда я шла к Ев­ге­нию Чер­ня­ку [гла­ве на­блю­да­тель­но­го со­ве­та Global Spirit, вла­дель­цу ТМ Хор­ти­ця], я ду­ма­ла, сей­час он бу­дет мне го­во­рить, что ал­ко­голь­ная ком­па­ния не мо­жет под­дер­жи­вать де­тей. С этим ар­гу­мен­том я по­ра­бо­та­ла, но он да­же не всплыл на встре­че. Мы бе­се­до­ва­ли 2,5 ча­са, и Чер­няк в ито­ге по­мог на­ше­му фон­ду. Прав­да, ду­мал де­вять ме­ся­цев. Но я все это вре­мя не да­ва­ла о се­бе за­быть.

Или вот я при­хо­жу к од­но­му очень из­вест­но­му и со­сто­я­тель­но­му че­ло­ве­ку с пред­ло­же­ни­ем по­мочь, вой­ти в орг­ко­ми­тет бла­го­тво­ри­тель­но­го ве­че­ра, на ко­то­ром мы пла­ни­ру-

ем со­брать 5 млн грн, что­бы ку­пить мик­ро­скоп для про­ве­де­ния ней­ро­хи­рур­ги­че­ских опе­ра­ций для пер­во­го дет­ско­го ней­ро­хи­рур­ги­че­ско­го от­де­ле­ния в Ох­мат­де­те. А он го­во­рит: “У ме­ня есть свой бла­го­тво­ри­тель­ный фонд — за­чем мне по­мо­гать тво­е­му?” Но мы про­дол­жи­ли бе­се­ду, и вдруг вы­яс­ня­ет­ся, что этот че­ло­век был в Аме­ри­ке и очень ее лю­бит. Я ему го­во­рю, мол, а вы зна­е­те, что у Бил­ла Гейт­са есть свой фонд, но он при этом под­дер­жи­ва­ет дру­гие фон­ды? Этот ар­гу­мент для него сра­бо­тал.

— Во­об­ще бо­га­тые и зна­ме­ни­тые охот­но со­гла­ша­ют­ся по­мо­гать?

— У всех та­кая ил­лю­зия, буд­то я на­пи­са­ла, и сра­зу все от­клик­ну­лись. Но это не так. На­при­мер, ко­гда выш­ла пре­мия Лю­ди но­во­го вре­ме­ни, я на­пи­са­ла Ан­дрею Став­ни­це­ру: мол, здрав­ствуй­те, я Оля, мы с ва­ми вхо­дим в один спи­сок, я ду­маю, та­ким лю­дям нуж­но дер­жать­ся вме­сте, да­вай­те по­зна­ко­мим­ся. Встре­ти­лись мы толь­ко че­рез пол­го­да — это быст­ро еще. В ито­ге он со­гла­сил­ся нам по­мочь. Я мо­гу быть на­вяз­чи­вой, ко­гда до­би­ва­юсь встре­чи.

— До то­го как ос­но­вать и воз­гла­вить са­мый из­вест­ный бла­го­тво­ри­тель­ный фонд, вы ра­бо­та­ли в пи­а­ре. Каким вы пред­став­ля­ли се­бе бла­го­тво­ри­тель­ный сек­тор и каким он ока­зал­ся из­нут­ри?

— У ме­ня бы­ло убеж­де­ние, что бла­го­тво­ри­тель­но­стью за­ни­ма­ют­ся очень класс­ные лю­ди. И мое мне­ние не из­ме­ни­лось. Но из бо­лее чем 17 тыс. фон­дов я мак­си­мум де­ся­ток на­зо­ву, ко­то­рым до­ве­ри­ла бы день­ги, по­то­му как знаю, что точ­но не во­ру­ют. А тех, кто не во­ру­ет и делает что-то класс­ное, от си­лы пять. Нет стан­дар­тов сек­то­ра, лю­ди не под­дер­жи­ва­ют друг дру­га, не объ­еди­ня­ют­ся.

— На­сколь­ко я знаю, вы един­ствен­ный че­ло­век в Та­б­ле­точ­ках, ко­то­рый не по­лу­ча­ет зар­пла­ты. А сей­час, по­сле рож­де­ния до­че­ри, пол­но­стью за­ви­си­те фи­нан­со­во от му­жа. Не ду­ма­е­те что-то из­ме­нить?

— Теперь при­хо­жу к вы­во­ду, что да, я хо­чу вер­нуть­ся на ра­бо­ту. Хо­чу стар­то­вать с лич­ны­ми плат­ны­ми кон­суль­та­ци­я­ми по бла­го­тво­ри­тель­но­сти и фандрей­зин­гу. Не знаю, сколь­ко это бу­дет при­но­сить де­нег, но я хо­чу со­зда­вать для ком­па­ний стра­те­гии по кор­по­ра­тив­ной со­ци­аль­ной от­вет­ствен­но­сти, про­во­дить тре­нин­ги по фандрей­зин­гу для бла­го­тво­ри­тель­ных фон­дов и по по­стро­е­нию их мис­сии и стра­те­гии. Чув­ствую, что я в этом успеш­на и мо­гу это де­лать, хо­тя не знаю, на­сколь­ко это вос­тре­бо­ва­но.

— В ка­ком ре­жи­ме вы сей­час жи­ве­те?

— Я уже че­ты­ре го­да жи­ву на два го­ро­да [Ки­ев и Москва, от­ку­да ро­дом муж]. Ле­таю до­ста­точ­но мно­го. Я ле­та­ла мень­ше, ко­гда толь­ко ро­ди­ла, а сей­час Ве­ре уже 2,5 го­да, и я со­рва­лась со всех тор­мо­зов, ле­та­ла как ни­ко­гда мно­го — у ме­ня до но­яб­ря бу­дет еще две двух­днев­ные по­езд­ки, по­том в но­яб­ре на 2,5 неде­ли и еще раз в де­каб­ре.

— Это же на­вер­ня­ка уто­ми­тель­но и фи­зи­че­ски, и пси­хо­ло­ги­че­ски. Как вы рас­став­ля­е­те при­о­ри­те­ты?

— Се­год­ня утром я осо­зна­ла, что утра­ти­ла свой дар сна в са­мо­ле­тах. У ме­ня был вы­лет в 5:40, то есть я вста­ла в три но­чи. Каж­дый раз за­ре­ка­юсь ле­тать этим иди­от­ским рей­сом, но по­ни­маю, что на­до быть в Ки­е­ве утром, что­бы мак­си­маль­но эф­фек­тив­но про­ве­сти день. Уез­жать накануне днем — это не укла­ды­вать ре­бен­ка на ночь, те­рять вре­мя [ко­то­рое мож­но про­ве­сти] с ней. Я раз­ры­ва­юсь меж­ду тем, что­бы эф­фек­тив- но про­ве­сти день и уде­лить вни­ма­ние до­че­ри. Ба­ланс я по­ка не на­шла.

— Ду­маю, ва­ша ра­бо­та со­пря­же­на с эмо­ци­о­наль­ным вы­го­ра­ни­ем. Как под­за­ря­жа­е­те внут­рен­ние ба­та­рей­ки?

— Я очень муд­ро сде­ла­ла, ко­гда два го­да на­зад на­ня­ла CEO, и теперь мое об­ще­ние с ко­ман­дой фон­да сво­дит­ся толь­ко к об­ще­нию с ней. Та­к­же ра­бо­таю с от­де­лом фандрей­зин­га и ком­му­ни­ка­ций — про­сто это моя сфе­ра. И я ра­да это­му, по­то­му что не силь­на в том, что­бы вы­слу­ши­вать, под­дер­жи­вать со­труд­ни­ков, ко­гда у ко­го-то пло­хое на­стро­е­ние. Буду чест­ной: я от­кро­вен­но пло­ха в этом, и мне не нра­вит­ся это де­лать.

Тем не ме­нее вы­го­ра­ние на­ка­ты­ва­ет пе­ри­о­да­ми. Я очень рас­стра­и­ва­юсь, ко­гда не ре­а­ли­зу­ет­ся ка­кой-то про­ект, ме­ня это силь­но от­тал­ки­ва­ет на­зад.

— Как вы се­бя ба­лу­е­те? Шо­пинг, де­вич­ни­ки, SPA?

— Я не хо­жу в SPA, а на шо­пинг мне все­гда жал­ко де­нег. У ме­ня по­друж­ка от­кры­ла ма­га­зин он­лайн­шо­пин­га Кап­су­ла. Несколь­ко лет на­зад она по­до­бра­ла мне два или три гар­де­роба, и по­чти все ве­щи я но­шу до сих пор. Я шу­чу, что мне ну­жен та­кой шо­пинг, что­бы все по 10 грн, но там ви­се­ла MaxMara.

Един­ствен­ное, что я се­бе поз­во­ляю, — ма­ни­кюр в до­ро­гом са­лоне. В Москве есть очень класс­ный са­лон, я при­хо­жу ту­да и кай­фую. Там де­ла­ют ма­ни­кюр очень дол­го — два ча­са, и сто­ит он в два ра­за до­ро­же, чем вез­де. Они при­но­сят класс­ный ко­фе с кон­фе­та­ми или чай. Там у каж­до­го кли­ен­та свой те­ле­ви­зор, и ты мо­жешь вы­брать фильм, ко­то­рый хо­чешь по­смот­реть в на­уш­ни­ках. Это мои два ча­са ре­лак­са. Я ту­да еду це­ле­на­прав­лен­но по­ба­ло­вать се­бя.

— О чем вы меч­та­е­те?

— Я меч­таю построить в Укра­ине дет­скую боль­ни­цу бу­ду­ще­го. Чем даль­ше, тем боль­ше я при­хо­жу к вы­во­ду, что си­ту­а­цию со смерт­но­стью от ра­ка в Укра­ине кар­ди­наль­но не из­ме­нить, ес­ли не со­здать боль­ни­цу, ко­то­рой бу­дут управ­лять про­фес­си­о­на­лы, неза­ви­си­мые от го­су­дар­ства и по­ли­ти­ки. Этот про­ект бу­дет ре­а­ли­зо­ван на гран­ты, день­ги част­ных ин­ве­сто­ров и, воз­мож­но, ча­стич­но го­су­дар­ства. Ду­маю, это во­прос бли­жай­ших несколь­ких лет.

— А для се­бя — о чем?

— Ес­ли чест­но, о боль­шой квар­ти­ре — от 300 до 350 кв. м. Боль­ше не на­до и мень­ше не на­до.

Я раз­ры­ва­юсь меж­ду тем, что­бы эф­фек­тив­но про­ве­сти день и уде­лить вни­ма­ние до­че­ри

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.