Мой

Novoe vremya - - Последняя -

На Ки­ли­ман­джа­ро не пус­ка­ют ту­ри­стов без ко­ман­ды со­про­вож­де­ния, в ко­то­рую в обя­за­тель­ном по­ряд­ке вхо­дят ги­ды, по­вар, офи­ци­ант и но­силь­щи­ки.

Вот и на­ша груп­па из че­ты­рех че­ло­век во вре­мя вос­хож­де­ния вы­рос­ла до 16

пя­щий вул­кан Ки­ли­ман­джа­ро мож­но на­блю­дать из ил­лю­ми­на­то­ра са­мо­ле­та, из окна ав­то­бу­са — где бы вы ни бы­ли, в этой ча­сти Тан­за­нии он вид­не­ет­ся ото­всю­ду. Вы­со­чай­шая го­ра Аф­ри­ки сто­ит особ­ня­ком и со­че­та­ет ве­щи, несо­че­та­е­мые для аф­ри­кан­ско­го континента, — яр­кое па­ля­щее солн­це, жа­ру и снег. Ги­ды го­во­рят, что снеж­ная шап­ка по­сте­пен­но та­ет и че­рез два­дцать-трид­цать лет ис­чез­нет со­всем, но по­ка, под­няв­шись на вер­ши­ну, ее мож­но со­зер­цать во всем ве­ли­ко­ле­пии.

По срав­не­нию с дру­ги­ми глав­ны­ми вер­ши­на­ми пла­не­ты Ки­ли­ман­джа­ро — го­ра неболь­шая и недо­тя­ги­ва­ет да­же до ше­сти­ты­сяч­ни­ка — ее рост все­го 5.895 м. И тем не ме­нее ее ве­ли­чие впе­чат­ля­ет. Го­род Мо­ши, ле­жа­щий у под­но­жия, рас­по­ло­жен на вы­со­те 830 м над уров­нем мо­ря — то есть на 5 км ни­же. И ве­че­ром, когда штур­му­ю­щие Ки­ли­ман­джа­ро аль­пи­ни­сты рас­по­ла­га­ют­ся на от­дых в ла­ге­ре Ба­ра­фу, мож­но по­дой­ти к от­вес­но­му краю и из арк­ти­че­ской зо­ны с пя­ти­гра­дус­ным мо­ро­зом уви­деть огни ма­лень­ко­го го­род­ка с эк­ва­то­ри­аль­ным кли­ма­том и тем­пе­ра­ту­рой +25оС.

Ту­ри­сти­че­ская ин­ду­стрия Тан­за­нии пред­ла­га­ет шесть марш­ру­тов на го­ру. Раз­ли­ча­ют­ся они по уров­ню слож­но­сти, ко­ли­че­ству дней, ко­то­рое зай­мет подъ­ем, и тре­бо­ва­ни­я­ми к под­го­тов­ке. На­при­мер, марш­рут Ма­ран­гу, из­вест­ный как Coca-Cola route, име­ет дли­ну 64 км, но про­бе­га­ет­ся за че­ты­ре-пять дней, то­гда как са­мый слож­ный марш­рут, Ум­б­ве, по­чти вдвое ко­ро­че — 37 км, а для про­хож­де­ния тре­бу­ет неде­лю.

СМы вы­бра­ли Ма­ча­ме, или Whiskey route, — марш­рут сред­ней тя­же­сти. В от­ли­чие от Ма­ран­гу здесь нет обо­ру­до­ван­ных для но­че­вок до­ми­ков, и спать при­хо­дит­ся в па­лат­ках. Впро­чем, на неко­то­рых сто­ян­ках уже по­яви­лось элек­три­че­ство и мож­но под­за­ря­дить те­ле­фон и вски­пя­тить во­ду.

Ки­ли­ман­джа­ро — это на­ци­о­наль­ный парк. Сю­да не пус­ка­ют без ги­да и ко­ман­ды со­про­вож­де­ния. К на­шей груп­пе из че­ты­рех че­ло­век при­пи­са­ли двух ги­дов, по­ва­ра, офи­ци­ан­та и во­семь но­силь­щи­ков, так что в ито­ге кол­лек­тив вы­рос в че­ты­ре ра­за — до 16 че­ло­век.

Подъ­ем на Ки­ли­ман­джа­ро не тре­бу­ет спе­ци­аль­ной под­го­тов­ки и пред­ва­ри­тель­ной ак­кли­ма­ти­за­ции. Вы­со­та на­би­ра­ет­ся по­сте­пен­но, и че­ло­ве­че­ский ор­га­низм успевает к ней при­вык­нуть. Так ска­за­но в пу­те­во­ди­те­лях, и мы по­па­лись на эту удоч­ку.

Уже к ве­че­ру пер­во­го дня у мо­ей же­ны на­ча­лась гор­ная бо­лезнь и не пре­кра­ща­лась все то вре­мя, по­ка мы на­би­ра­ли вы­со­ту. Марш­рут на­чи­на­ет­ся с от­мет­ки 2.200 м, а пер­вая но­чев­ка — уже на уровне 3.000 м. К пе­ре­па­ду вы­сот до­бав­ля­ет­ся рез­кое па­де­ние тем­пе­ра­ту­ры: ес­ли в первую ночь бы­ло +13, то в по­след­нем ла­ге­ре — все­го -5, а на вер­шине к пя­ти ча­сам утра тем­пе­ра­ту­ра упа­ла до -15оС.

На Ки­ли­ман­джа­ро стро­го со­блю­да­ет­ся глав­ный прин­цип лю­бо­го вос­хож­де­ния — вый­ти нуж­но как мож­но рань­ше, что­бы успеть на вер­ши­ну к рас­све­ту. Мы стар­то­ва­ли в пол­ночь, в 5:30 бы­ли на вер­шине, а к по­лу­дню вер­ну­лись в ла­герь. По­сле это­го был час на то, что­бы по­спать, а за­тем мы от­пра­ви­лись вниз, осво­бож­дая ме­сто но­вым по­ко­ри­те­лям.

Вос­хож­де­ние на эту вер­ши­ну — слов­но пу­те­ше­ствие в дру­гой мир. Пред­ставь­те тем­ную ночь в го­рах, си­я­ю­щие в небе со­звез­дия Юж­но­го по­лу­ша­рия, кри­сталь­но чи­стый мо­роз­ный воз­дух и ру­че­ек све­тя­щих­ся ог­ней-фо­на­ри­ков, убе­га­ю­щий да­ле­ко впе­ред, к вер­шине, и од­но­вре­мен­но тя­ну­щий­ся по­за­ди. Всю эту магическую кра­со­ту со­про­вож­да­ют пес­ни, ко­то­рые на язы­ке су­а­хи­ли рас­пе­ва­ют ги­ды: “Ки­ли­ман­джа­роКи­ли­ман­джа­ро, ты — ко­ро­ле­ва гор. Мед­лен­но-мед­лен­но мы под­ни­ма­ем­ся. Мед­лен­но-мед­лен­но”. Это пе­ние спа­са­ет, уно­сит в бес­край­ние да­ли и при­да­ет сил.

Впро­чем, в те дни, что мы про­ве­ли, под­ни­ма­ясь на го­ру и спус­ка­ясь с нее, сил до­бав­ля­ли не толь­ко пес­ни. По­вар кор­мил нас рас­тво­ри­мы­ми су­па­ми и жа­ре­ной ку­ри­цей, в ка­че­стве осо­бо­го де­ли­ка­те­са пред­ла­гая ко­ка-ко­лу и печенье. А гид по име­ни Ла­ма­я­ни, огром­ный, по­чти двух­мет­ро­во­го роста ма­саи, обод­рял рас­ска­за­ми о жиз­ни сво­е­го на­ро­да. Он же раз­ве­ял и мои опа­се­ния по по­во­ду хищ­ни­ков в ни­зо­вьях на­ци­о­наль­но­го пар­ка.

По его сло­вам, хищ­ные зве­ри дей­стви­тель­но за­бре­да­ют ту­да, но толь­ко тран­зи­том: “А тран­зит­ные львы не на­па­да­ют”, — успо­ко­ил нас Ла­ма­я­ни. И это уте­ше­ние по­дей­ство­ва­ло, хо­тя и при­да­ло боль­шей рас­то­роп­но­сти, когда мы, спус­ка­ясь с го­ры, про­хо­ди­ли по джун­глям.

Ва­ле­рий До­рож­кин, док­тор пси­хо­ло­ги­че­ских на­ук, про­фес­сор Ин­сти­ту­та под­го­тов­ки кад­ров Го­су­дар­ствен­ной служ­бы за­ня­то­сти, по­бы­вал на вы­со­чай­шей вер­шине Аф­ри­кан­ско­го континента

Хо­ти­те рас­ска­зать ин­те­рес­ныефак­ты о сво­ем го­ро­де? Пи­ши­те нам на[email protected]

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.