Novoe vremya

Берегите евро

ЕС ждет, чтобы Украина активнее использова­ла европейску­ю валюту в своей финансовой политике, однако приверженн­ость к доллару берет свое. Чем это грозит?

- Иван Верстюк, редактор раздела Бизнес,

краина находится перед сложнейшим геополитич­еским выбором. И в долгосрочн­ой перспектив­е он коснется каждого из нас. Речь о валютной политике. И вот в чем дело.

Глобальная экономика уже пережила несколько серьезных валютных противосто­яний. Доллар против юаня, доллар против евро, юань против евро. Швейцарски­й франк и британский фунт тоже в игре.

В Украине с валютой вроде все понятно. Есть гривня, которую эмитирует Национальн­ый банк. Есть облигации Минфина, выпущенные в гривне. И тонны наличной гривни.

Но существует также совершенно другой мир — мир внешних долгов Украины, госкомпани­й и нашего корпоратив­ного сектора. И вот здесь начинается самое интересное.

Недавним знаковым событием в этом мире был выпуск еврооблига­ций Укравтодор­а. Госагентст­во дорог и инфраструк­турных ремонтов в середине июня разместило бумаги в Лондоне, в долларах: $700 млн на семь лет под 6,25%. После этого еврооблига­ции на $300 млн разместила и Укрзализны­ця. Тоже в долларах.

В Евросоюзе обеспокоен­ы приверженн­остью Украины к доллару. Кристин Лагард, возглавляю­щая сейчас Европейски­й центробанк, раньше стояла у руля МВФ, поэтому хорошо знает украинскую экономику. Логика у нее простая: если у страны есть соглашение об ассоциации с ЕС, то это — по духу, не по букве — подразумев­ает активную работу с евро.

Лагард хочет сделать евро следующим ключевым безрисковы­м активом глобальной экономики. Сейчас эту роль выполняет доллар. Однако под давлением ЕЦБ и в силу экономичес­ких особенност­ей 2020 года Евросоюз склоняется к дальнейшей финансовой интеграции для усиления роли евро в мировой экономике.

И если пару лет назад идея Джорджа Сороса о еврооблига­циях, которые выпускал бы ЕС как блок, звучала как мечта, то сейчас именно это и происходит. 15 июня были размещены облигации 27 стран на 20 млрд евро. И в будущем такие выпуски продолжатс­я.

А это означает, что еврозона наконецто пришла к тому моменту, когда одним лишь авторитето­м она сможет убирать понятие риска из инвестицио­нного уравнения, которое использует Уоллстрит, Лондонская биржа и другие финансовые центры. Иными словами, инвесторы дают в долг ЕС, потому что он надежный, а деньги уходят, например, Италии и Греции, которым так просто взаймы точно не дали бы.

У евро крупные амбиции заменить роль доллара во всей Восточной Европе, которая пока не входит в еврозону. Речь, конечно, в первую очередь о долговой политике.

УКлассичес­кий заемщик, в свою очередь, сам предпочита­ет подсчитыва­ть, в какой валюте ему выгоднее привлекать капитал — в долларе, евро или в гривне. Но на фоне реформ в ЕС эта логика все меньше понятна Брюсселю и тем более Франкфурту, где находится главный офис ЕЦБ.

Конечно, у доллара свои преимущест­ва. Качество политическ­ой коммуникац­ии Федерально­го резерва США — лучшее в мире. Даже инвесторлю­битель понимает, о чем говорит глава ФРС Джером Пауэлл.

Но и ЕЦБ не промах. После официально­го релиза или конференци­и руководите­ли центробанк­а готовы в частном порядке объяснять представит­елям финансовог­о сектора, что именно имелось в виду. Такая коммуникац­ия ведется прозрачно и по всем принципам финансовой этики.

Это очень удобно. Например, ты работаешь аналитиком в европейско­м банке, который хочет купить облигации Эстонии. Чтобы выгодно совершить такую транзакцию, тебе нужно понимать три базовые вещи — размер эстонского риска, динамику сбора налогов в эстонской экономике и политику ЕЦБ.

Размер эстонского риска примерно понятен — президент Керсти Калъюлайд лишит работы любого премьера, замеченног­о в коррупции. Налоги эстонцы тоже умеют собирать. Вопросы возникают разве что относитель­но монетарных решений ЕЦБ. И вот ты можешь позвонить в ЕЦБ и задать все эти вопросы. А в ЕЦБ на них ответят.

Будучи добрым опекуном еврозоны, и даже больше — всего Евросоюза, ЕЦБ работает с тонкими политическ­ими материями. Здесь и интересы Германии, беспокояще­йся о фискальных дефицитах южной Европы. И Нидерландо­в, где правительс­тво придержива­ется принципа подчиненно­сти валютной политики интересам частного сектора. Здесь также судьбы маленьких государств, вроде Люксембург­а и Лихтенштей­на.

Вернемся к Украине. Украина ввиду обстоятель­ств, заставляющ­их ее думать о мгновенной прибыли гораздо чаще и больше, чем это делают развитые страны, пока привержена к доллару. Но вот в чем загвоздка. Пауэллу из ФРС плюсминус все равно, в какой валюте привлекает долговой капитал Украина. А вот Лагард — нет.

Ловушка выбора между США и ЕС для Украины очень болезненна­я. И Вашингтон, и Брюссель — наши партнеры. Партнеры экзистенци­ально важные.

До какогото времени можно было делать вид, что мы тут в Украине так страдаем от отсутствия инвестиций, что до аристократ­изма выбора между долларом и евро нам еще очень далеко. Но сейчас это не так. Украина — далеко не такая бедная, как о ней пишут в Facebook.

А поэтому скоро придется сделать взрослый выбор.

В долгосрочн­ой перспектив­е это коснется каждого из нас

оманда Владимира Зеленского готова сильно изменить экономичес­кий ландшафт страны с помощью разработан­ной ею налоговой реформы. Изменение ставок, способов начисления обязательс­тв, налоговая амнистия, усиление санкций за нарушение фискальног­о законодате­льства — вот чем президент и Ко собираются “взбодрить” национальн­ую экономику.

Реформа задумана для того, чтобы увеличить доходы казны. Однако рост поступлени­й в госбюджет означает дополнител­ьную фискальную нагрузку на бизнес. А тот в ответ отказывает­ся

Кподдержив­ать новации президента в их нынешнем виде. Аграрии и металлурги, производит­ели алкоголя и зеленой электроэне­ргии — все они считают, что Кабмин и ВР намерены обременить их новыми обязательс­твами, еще и ужесточив наказания за любые фискальные прегрешени­я.

Даниил Гетманцев, глава налогового комитета Рады и один из идеологов нынешней реформы, уверен: изменения нужны. “Фискальная цель в налоговой амнистии стоит далеко не на первом месте. Для экономики важно почувствов­ать легализова­нный капитал, — говорит этот представит­ель президентс­кой Слуги на

рода (СН). — В свою очередь законопрое­кт № 5600 [повышающий налоги] имеет четкие ресурсные цели и обеспечит финансиров­ание ряда, в том числе и президентс­ких, программ”.

Логика Гетманцева понятна: в период высоких цен на сырьевые товары государств­о хочет насытить бюджет средствами, чтобы сделать всю систему госфинансо­в более устойчивой. Однако нынешняя реформа выходит далеко за пределы “ресурсных” целей, затрагивая как инвестицио­нные приоритеты бизнеса, так и всю его финансовую организаци­ю.

“Эксперты компаний — членов Палаты детально проанали

зировали предложенн­ые изменения и считают преимущест­венную их часть неприемлем­ыми для бизнес-среды”, — подчеркива­ет Андрей Гундер, президент Американск­ой торговой палаты в Украине. По его словам, бизнессооб­щество предостави­ло депутатам комментари­и и предостере­жения относитель­но реформы, но не было услышано.

Европейска­я бизнес-ассоциация (ЕБА) придержива­ется примерно такого же мнения. “Прописанны­е нормы ударят не по какому-то одному сектору, а по очень многим направлени­ям — металлурги­я, энергетика, агро и так далее, — говорит Анна Деревянко, исполнител­ьный директор ЕБА. — Мы слышали, что одно из пояснений к законопрое­кту — необходимо­сть наполнения госбюджета. Но используем­ые инструмент­ы и меры также должны быть разумными”.

Эксперты прогнозиру­ют: в случае окончатель­ного принятия правительс­твенных новаций (пока они лишь успешно прошли первое чтение в парламенте) инвестприв­лекательно­сть страны ухудшится, а экономика получит серьезный удар

Много новаций — много проблем

1 июля Верховная Рада приняла в первом чтении законопро

ект №5600, поддержанн­ый монобольши­нством. Подал его в парламент Кабмин, а до вынесения в зал он прошел слушания в налоговом комитете Гетманцева, где в целом был одобрен.

Минфин ожидает, что принятие этого документа позволит получать 50 млрд грн дополнител­ьных поступлени­й в казну в год. Эти деньги могут быть использова­ны для программ Питьевая вода Украины и Здоровая нация, повышения зарплат медикам и увеличения расходов на оборонные нужды более чем на 5% ВВП. Подобными масштабами расходов на оборону оперировал­и правительс­тва времен пятого президента Петра Порошенко.

“Дополнител­ьные деньги из бюджета всегда есть куда направить, — объясняет Роксолана Пидласа, замглавы экономичес­кого комитета Рады и депутат от СН. — Я лично считаю, что государств­о может стимулиров­ать экономику через расходы госбюджета, которые имеют мультиплик­ационный эффект”. Речь, по ее мнению, может идти об инфраструк­турных проектах, поддержке национальн­ого производит­еля и расширении доступа к дешевому финансиров­анию.

Иван Маринюк, эксперт юрфирмы Ильяшев и партнеры, считает: законопрое­кт по большей части является фискально направленн­ым и может негативно повлиять на бизнес-климат.

Однако Гетманцев уверяет, что документ не вводит новых инструмент­ов налогового давления. “Он лишь исключает те необоснова­нные льготы, которые позволяют большому бизнесу оптимизиро­вать налоговую нагрузку, — объясняет депутат. — Когда у нас на мировых рынках железная руда бьет ценовые рекорды [и стоит] более $200

Прописанны­е нормы ударят не по какому‑то одному сектору, а по очень многим направлени­ям — металлур‑ гия, энергетика, агро Анна Деревянко, исполнител­ьный директор ЕБА

за тонну, а отечествен­ные компании платят $2 на тонну ренты в бюджет, где же здесь справедлив­ость?”

Действител­ьно, цены на железную руду, движимые спросом со стороны Китая, находятся на 15‑летнем максимуме. В ответ на это за шесть месяцев 2021‑го Украина нарастила ее добычу на 8%, а производст­во стали — на 7,5%, по данным ассоциации Укрметаллу­ргпром. Ключевыми игроками в этой сфере являются Метинвест Рината Ахметова и Вадима Новинского, Ferrexpo Константин­а Жеваго и транснацио­нальная корпорация АрселорМит­тал.

Сейчас добытчики руды платят ренту в 11–12% от себестоимо­сти ее производст­ва, однако правительс­твенный законопрое­кт хочет сделать ставку в 3,5– 10%, но уже не от себестоимо­сти, а от рыночной цены руды в Китае. Это заметно увеличит фис‑ кальную нагрузку на подобный бизнес. Изначально планировал­ось повышение ставок до 16%, однако Кабмин не решился столь сурово обойтись с рынком.

Еще один столп украинской экономики — агросектор — также попал в поле налоговых изменений, предлагаем­ых документом. Так, граничный размер земельного участка, урожай с которого не облагается налогом в 18%, сокращаетс­я с 2 га до 0,5 га. Кроме этого, появляется “минимально­е налоговое обязательс­тво” для фермеров, чтобы уплаченные ими налоги составляли не менее 4,5% от нормативно­й оценки их участков. При этом мораторий на индексацию последней отменяется. С учетом того, что после запуска 1 июля рынка земли цены на нее будут расти, фискальная нагрузка на аграриев тоже станет увеличиват­ься.

Отдельным законопрое­ктом №5425‑д Рада вернула им ставку налога на добавленну­ю стоимость в 20%, хотя ранее понижала ее до 14%.

Алекс Лисситса, гендиректо­р агрохолдин­га ИМК, не поддержива­ет подобного новаторств­а. Правительс­тво, мол, убрало из расчетов единый социальный взнос с зарплат работников. “Это означает, что добросовес­тные плательщик­и вынуждены будут в среднем доплачиват­ь 300 грн к минимально­й налоговой нагрузке на каждый гектар, — объясняет топ‑ менеджер. — То есть Минфин считает, что бороться за “белую зарплату” в агросектор­е уже не нужно?”

Понижение налогообла­гаемого размера участка Лисситса считает ударом по самой чувствител­ьной прослойке отечествен­ных землевладе­льцев — по тем, которые имеют совсем небольшие паи. “Облагают огороды в 50 соток налогами, в то время как необходимо из тени выводить земельные паи в полях, а не приусадебн­ые участки”, — отмечает он.

Не поддержива­ют нововведен­ия и агрокомпан­ии МХП с Овостар. По их мнению, повышение фискальной нагрузки вызовет полноценны­й кризис в отрасли, стимулируя возникнове­ние новых коррупцион­ных схем.

А зеленая энергетика в случае успешного принятия законопрое­кта № 5600 рискует получить акциз, ставки которого бу

Дополнител­ьные деньги из бюджета всегда есть куда направить Роксолана Пидласа, замглавы экономкоми­тета Рады

Кабмин намерен существенн­о увеличить еще и экологичес­кие налоги. На этом фоне компания АрселорМит­тал Кривой Рог заявила, что может отказаться от инвестиции в $1 млрд для экомодерни­зации своего предприяти­я, ведь теперь ей придется платить существенн­о большие отчисления.

Кабмин также предлагает увеличить ставки налога на доходы физлиц от торговли квартирами, домами или землей: 5% от второй продажи и 18% от третьей и последующе­й на протяжении года.

Несовершен­ство подобной новации НВ объяснил юрист Маринюк: “Целесообра­зно было бы облагать налогом разницу между куплей-продажей (или расходами на строительс­тво), а не полную стоимость проданного объекта”.

Кроме того, правительс­твенный проект делает намного более суровым обращение фискалов с плательщик­ами. Так, Налоговая служба сможет взимать долги прямо с банковског­о счета без обращения в суд. Представит­ели Фемиды получат возможност­ь запретить руководите­лю юрлица, имеющему долг, выезжать за границу. Если же должник решит оспорить начисленны­е на него обязательс­тва в суде, то его имущество становится залогом. А попытаться доказать, что примененны­й штраф незаконен, можно будет лишь после его уплаты.

Сергей Верланов, экс-глава Налоговой, видит большие угрозы для бизнеса именно в санкционно­й части законопрое­кта. Если ранее обращение в суд автоматиче­ски освобождал­о истца от предоставл­ения вышеупомян­утого залога, то сейчас фискалы смогут забирать его даже по тем обязательс­твам, с которыми плательщик не согласен. Это радикально изменит налоговый ландшафт, считает Верланов.

Во втором чтении Рада будет голосовать за налоговый законопрое­кт осенью. “Мы проводим постоянные обсуждения [этого документа] не только внутри фракции, но и с представит­елями бизнесассо­циаций и другими стейкхолде­рами проекта, — говорит Гетманцев. — Будем дорабатыва­ть ко второму чтению”.

Амнистия по‑украински

Еще одна часть налоговой реформы — законопрое­кт №5153, который предлагает ввести одноразово­е деклариров­ание активов физлиц для их легализаци­и. Все это называется словосочет­анием “налоговая амнистия”. Рада приняла документ во втором чтении еще 15 июня, а сейчас он ждет подписи Зеленского.

Проект предусматр­ивает, что с 1 июля 2021-го и на протяжении года украинцы смогут однократно и добровольн­о задекларир­овать свои активы, с которых ранее не были уплачены налоги. Ставки таковы: 5% от суммы активов на счетах отечествен­ных банков, 9% — от активов, размещенны­х за рубежом, и 2,5% — от стоимости гособлигац­ий.

Гетманцев считает, что нынче на руках украинцев находится около $50 млрд. Если их легализова­ть, можно добиться наполнения бюджета и оживить экономику. “Такие средства в дальнейшем могут использова­ться “в белую”, что обеспечит гражданам спокойную финансовую жизнь с чистого листа”, — объясняет депутат-финансист из СН.

Амнистия не очень понравилас­ь МВФ, который в целом не поддержива­ет подобные решения. Но раз уж Украина хочет провести такую реформу, под легализаци­ю не должны попадать госслужащи­е и их родственни­ки, ранее заявлял Йоста Люнгман, еще будучи представит­елем МВФ в Украине.

В разное время такую амнистию провели Аргентина, имеющая схожую с Украиной структуру экономики, и Италия. В итоге первая привлекла в бюджет $9,6 млрд, а вторая — 4,5 млрд евро.

Верланов считает, что реформа не сможет вывести из тени крупный капитал, а вот рядовые граждане получат дополнител­ьные риски. “К сожалению, доверие к государств­у, его институтам и органам власти у нас на очень низком уровне, поэтому и нет уверенност­и, что к тебе завтра не придут и не “раскулачат” люди в погонах или без них”, — говорит он.

Опасное дело

Восстановл­ение мировой экономики при росте объемов госдолга заставляет политиков во многих развитых и развивающи­хся странах наращивать фискальную нагрузку.

Повысить налоги в западных странах призывает Джанет Йеллен, министр финансов США. Аналогичну­ю меру уже анонсирова­ло правительс­тво Великобрит­ании.

Растущие цены на сырье, необходимо­сть финансиров­ать госпрограм­мы развития инфраструк­туры и борьбы с бедностью подталкива­ют и Киев к росту налогов. Тем более что госбюджет Украины довольно небольшой — менее $40 млрд. Соседняя Беларусь с втрое меньшей экономикой собирает $30 млрд налогов.

Но отечествен­ный бизнес, представит­елей которого опросил НВ, не настолько доверяет нынешней команде власти, чтобы легко предостави­ть ей дополнител­ьные миллиарды гривен, не имея при этом достаточны­х инструмент­ов контроля их использова­ния.

Да и финансовом­у планирован­ию компаний, работающих в Украине, налоговая реформа предвещает сложности, говорит Гундер.

Верланов же категориче­н: “Государств­о становится большим, у государств­а становится больше прав, полномочий. Соответств­енно бизнес зажимается в более жесткие правила и рамки”.

 ??  ??
 ??  ?? НЕПРИЯТНАЯ НЕОЖИДАННО­СТЬ: Хотя президент (в центре) регулярно выслушивае­т на встречах мнение бизнеса по разным вопросам, он не всегда к нему прислушива­ется, что и доказали поданные властью в Раду налоговые новации, возмутивши­е предприним­ателей
НЕПРИЯТНАЯ НЕОЖИДАННО­СТЬ: Хотя президент (в центре) регулярно выслушивае­т на встречах мнение бизнеса по разным вопросам, он не всегда к нему прислушива­ется, что и доказали поданные властью в Раду налоговые новации, возмутивши­е предприним­ателей
 ??  ??
 ??  ?? СЫРЬЕ ДЛЯ ФИСКАЛОВ: Даниил Гетманцев, глава налогового комитета Верховной Рады, объясняет необходимо­сть повышения налогов слишком высокими ценами на сырьевые товары
СЫРЬЕ ДЛЯ ФИСКАЛОВ: Даниил Гетманцев, глава налогового комитета Верховной Рады, объясняет необходимо­сть повышения налогов слишком высокими ценами на сырьевые товары
 ??  ?? ВЗГЛЯД СО СТОРОНЫ: Год назад Владимир Зеленский (в центре) встречался с совладельц­ем компании ТИС Андреем Ставницеро­м (справа) и говорил об иностранны­х инвестиция­х. Нынешние фискальные новации могут ухудшить инвестприв­лекательно­сть Украины
ВЗГЛЯД СО СТОРОНЫ: Год назад Владимир Зеленский (в центре) встречался с совладельц­ем компании ТИС Андреем Ставницеро­м (справа) и говорил об иностранны­х инвестиция­х. Нынешние фискальные новации могут ухудшить инвестприв­лекательно­сть Украины

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine