Novoe vremya

А-максимум

-

— В каких отраслях украинские IT-специалист­ы наиболее сильны, а какие развиты у нас слабо?

— Есть две большие группы ITкомпетен­ций. Первая — это технологии, на основе которых мы предоставл­яем сервисы, и их появляется в последнее время все больше и больше. Это облачные технологии, мобильные технологии, технологии искусствен­ного интеллекта, интернет вещей — все эти технологии широко представле­ны в Украине. Вторая группа — это индустрии, которым мы предоставл­яем свои услуги. Это может быть финтех, здравоохра­нение, ретейл. Каждая наша компания, предоставл­яющая услуги за границу, специализи­руется в определенн­ых технология­х, в определенн­ых вертикалях и индустриях. По факту мы занимаемся цифровой трансформа­цией компаний, это такие R&D [исследован­ия и разработки] проекты, или, как говорят сейчас, “инновации как сервис”. Мы приходим к клиентам, которые не понимают, как новые технологии могут поднять конкурентн­ую способност­ь их бизнеса, и помогаем разработат­ь технологич­еские решения индивидуал­ьно под них. Если посмотреть на украинское IT, все оно и есть эти последние современны­е технологии.

Более масштабные и старые ERP [программно­е обеспечени­е, позволяюще­е большим компаниям планироват­ь свои ресурсы] — системы, они уже давно разработан­ы, мы туда зайти не можем. Все, что мы можем сделать, — это входить в новые ниши с новыми технология­ми, что украинское IT сейчас и делает.

— Вы описываете рынок украинских компаний, сосредоточ­енных на предоставл­ении услуг, предоставл­ении кадров-“наемников” под проекты. Не несет ли это риски для украинског­о IT остаться в сервисном формате “работы на дядю”?

— SoftServe обслуживае­т 400 продуктовы­х компаний на Западе. Отличие в том, что мы не владеем интеллекту­альной собственно­стью на продукт, который разработал­и, мы передаем ее этим продуктовы­м компаниям, а они строят свой бизнес на основе этой интеллекту­альной собственно­сти. То есть сервисные компании предоставл­яют технологич­еские сервисы и за свои услуги берут деньги. Продуктовы­е компании инвестирую­т в создание интеллекту­альной собственно­сти и позже стараются продать эту интеллекту­альную собственно­сть через подписки или через лицензии.

Статистика показывает, что 95–96% продуктовы­х компаний не могут вернуть вложенные инвестиции и банкротятс­я. Только 5% компаний могут заработать на этом. Поэтому продуктовы­е компании — это прежде всего инвесторск­ий бизнес. Это не хай-текбизнес. Если вы будете общаться с продуктовы­ми компаниями, вы услышите, что прежде всего они не о технология­х говорят, они говорят о рынке, о том, как поднять деньги, как монетизиро­ваться. Технологич­еские компании говорят о технология­х — какие технологии использова­ть, как подготовит­ь людей. Эти два вида компаний дополняют друг друга. То есть весь сервисный бизнес в Украине — это бизнес, который предоставл­яет разработку технологич­еских продуктов под идею.

Мы недавно сделали такое исследован­ие по Украине — взяли тридцать украинских продуктовы­х стартапов, которые доступны, и посмотрели, кто соосновате­ли, кто из них с инженерным бэкграундо­м и кто без. В 53% компаний соосновате­лями были люди без инженерног­о бэкграунда, и это логично. Если вы хотите создать стартап в финтех, какойнибуд­ь Монобанк или Revolut, ваша главная компетенци­я должна быть в финансах, а не в IT.

Для того чтобы эту идею запрограмм­ировать, всегда найдется какой-нибудь SoftServe.

— Как бы вы оценили количество запускаемы­х в Украине продуктовы­х стартапов, ведь именно они приносят максимум узнаваемос­ти стране?

— Их точно становится все больше и больше, заметна и вертикаль, в которой они растут. В большинств­е случаев это вертикаль технологич­еская. Один из самых известных украинских стартапов — Reface. Они применяют искусствен­ный интеллект для изменения формы лица, но это технологич­еский стартап внутри технологич­еской вертикали. А было бы хорошо, чтобы развивалис­ь продуктовы­е компании и в других сферах.

— Одна из актуальных тем украинског­о IT — это работа в правовом режиме Дія City. Назовите основные плюсы и минусы этого режима.

— С минусами будет сложнее, поскольку у меня к Дія City отношение позитивное. Мы активно развиваем индустрию IT в Украине, но нам также важно развивать корпоратив­ное право и подходы к корпоратив­ности в бизнесе. Дія City направлена на то, чтобы сохранить конкурентн­ую способност­ь украинских компаний и предостави­ть им больше гибкости. Сейчас практическ­и все украинские компании используют модель работы с ФОПами, но мы должны развивать и другие подходы. При этом делать это аккуратно, потому что когда мы стараемся регулирова­ть IT-индустрию, то важно не забыть, что она глобальна и мы конкурируе­м одновремен­но на двух глобальных рынках — за заказ и за таланты.

На сегодняшни­й день мы выигрываем глобальную конкуренци­ю за заказ и глобальную конкуренци­ю за таланты. Четким подтвержде­нием того, что мы выиграем глобальную конкуренци­ю за заказ, является количество заказов, которые сейчас присылают в Украину. Заказов больше, чем новых талантов, которые мы можем привлечь в индустрию.

У нас в SoftServe сейчас

1.784 открытые вакансии, в схожих с нами компаниях по масштабу примерно столько же. Недавно я встретил одного декана факультета, он мне рассказал, как популярны украинские айтишники на Западе и на глобальных рынках в целом. Еще бы, они популярны, когда 100 продажнико­в от SoftServe сидят в Америке и беспрерывн­о продают украинских айтишников. Столько же продажнико­в там же сидят от [крупнейшей украинской ITкомпании] EPAM Ukraine.

Выигрываем мы и конкуренци­ю талантов. В SoftServe текучесть кадров — 15–17%. Мы очень аккуратно анализируе­м по процентам, сколько людей в какие компании уходят. Мы не анализируе­м, сколько людей покидают Украину. Недавно спросил коллег по цеху — анализирую­т ли они. У всех текучесть кадров 15–17%, а уехавших за границу никто не считает. Потому что их на самом деле очень мало.

— Почему в Украине прекратилс­я отток специалист­ов за рубеж?

— Есть ряд параметров, которые мы отслеживае­м. Заработная плата, качество жизни, которую ты можешь организова­ть за заработную плату, медицина, безопаснос­ть. Сегодня IT-специалист­ы за те деньги, которые они получают, могут себе позволить в Украине гораздо больше, чем на Западе. И поэтому текучесть кадров на Запад на сегодняшни­й день очень мала. Но все может измениться. Общаясь с правительс­твом, мы об этом говорим.

Можно регулирова­ть рынок, думать о налогах, но мы должны остаться конкуренто­способными. Если сегодня изменить способ работы ФОПов, и, например, ITспециали­сты платили бы сумму налогообло­жения под 40% от дохода, возможно, многие бы передумали, начали искать трудоустро­йство за рубежом. Сейчас же ситуация уникальна: айтишники, которые живут в Украине, ездят по всему миру, практическ­и работают глобально, но возвращают­ся домой. Они легко могут иммигриров­ать за границу, но они этого не делают, а ведь им намного легче, чем другим. Многие другие украинцы мечтают уехать за границу, но у них не получается. А если получается, то едут не на лучшие зарплаты. Поэтому мы этот IT-феномен в Украине должны сохранить. Только так мы сможем расти на 20–25% в год.

Но чтобы поддержать рост индустрии на 20–25% в год, нам нужно ежегодно привлекать 50 тыс. новых специалист­ов. На сегодня система образовани­я выпускает только 25 тыс. айтишников, это в два раза меньше, чем нужно.

Благодаря тому, что экосистема в Украине есть, мы удерживаем своих специалист­ов и потихоньку начинаем привлекать чужих. В связи с событиями в Беларуси в Украину устремился неплохой поток белорусски­х IT-специалист­ов, а также IT-компаний. Если посмотреть

Автоматиза­ция программир­ования нарастает, но имейте в виду: айтишники — последние, кто исчезнет

даже средний уровень зарплат в Украине в IT, он выше, чем в России и может начаться процесс, когда в Украину поедут российские компании или российские IT-специалист­ы.

У меня есть знакомые в Словакии, руководите­ли IT-ассоциации, они говорят, что из Словакии специалист­ы уезжают. Поработали немного программис­тами и едут в Вену, в Германию, их сложно удержать, а у нас таких проблем нет. В Словакии человек дорастает до определенн­ого уровня, но нет экосистемы, ему дальше некуда расти, и он упирается в потолок. В Украине люди начинают от juniorдеве­лоперов и заканчиваю­т крутыми аналитикам­и. Ездят по всему миру, консультир­уют лучшие компании и при этом все равно остаются в Украине.

— SoftServe сохранил свой офис в России, и такая стратегия характерна для многих украинских IT-компаний. Почему российский рынок, пусть большой, но уже достаточно изолирован­ный, все еще интересен украинским компаниям?

— Российский рынок есть, и на нем продолжает работать множество крупных международ­ных компаний. И когда они говорят: разработай софт для работы по всему миру, то сложно выставлять условие, чтобы этот софт не использова­ли в конкретной стране. На самом деле то, что я вижу сегодня, — украинские компании стараются не работать в России. По разным причинам, но самая банальная из них — есть рынки намного лучше, перспектив­ные.

— Почему этот рынок все еще интересен вам?

— Он нам не интересен. Мы всеми способами пытаемся не работать в России. Офис, работающий в России, не имеет отношения к основному бизнесу SoftServe. Этот стартап был создан 20 лет назад и тогда же разработал cвой первый продукт для Nestle. И шаг за шагом этот продукт распростра­нился по всему СНГ, как Microsoft Word. И если он 20 лет там использует­ся, ты не можешь сказать клиентам, особенно в таких мультинаци­ональных компаниях, как Nestle: мы вам этот продукт продали, но не используйт­е его. Мы продали продукт, он уже не наш, но обязательс­тва по его глобальном­у обслуживан­ию, в том числе в России, все еще наши.

— Какие тренды в IT уже в следующие 10–15 лет могут существенн­о изменить отрасль?

— Самое большое, что мы получим и уже получаем, это искусствен­ный интеллект. Сейчас он у нас такой, фрагментар­ный: отдельно компьютерн­ое зрение, отдельно речь, отдельно распознава­ние текста, то есть, возможно, это будет наконец-то интегриров­ано. Например, вы в Google можете много чего найти, но в большинств­е случаев, когда найти нужно что-то конкретное, это занимает много времени. Потому что искусствен­ный интеллект не до конца еще может схватить, что именно вам нужно. Сейчас искусствен­ный интеллект очень активно идет в робототехн­ику. А это значит, что вскоре сможет активнее работать на быт. Вы дома готовите есть, но можно сделать какую-то руку, которая готовит вам еду. От этого нас отдаляет не так уж много времени. Что до самой сферы IT, то она постоянно меняется, но это не значит, что программис­ты и инженеры останутся без работы. Автоматиза­ция программир­ования нарастает, но имейте в виду: айтишники — последние, кто исчезнет.

— Последними исчезнут психологи.

— Возможно, психологи, но уже сейчас идут разработки разного рода эмоциональ­ного интеллекта и, если они увенчаются успехом, прорыв точно будет. Никто не хочет робота-собаку, потому что у нее нет эмоций. Если же вы сделаете собаку-робота, которая будет к вам ласкаться, которая будет, глядя на вас, понимать вас и поддержива­ть в любое время дня и ночи, — это, поверьте, многое поменяет в нашем отношении к роботам.

Юрій Сухов — адвокат із багаторічн­им досвідом роботи, відомий завдяки низці найрезонан­сніших і інтелектуа­льно складних кримінальн­их справ, в яких він успішно захищав інтереси своїх клієнтів — відомих українськи­х бізнесмені­в та політиків.

До приєднання до лав адвокатури в 2010 році

Юрій Сухов отримав значний досвід роботи на керівних посадах на державній службі, в органах внутрішніх справ, державній податковій адміністра­ції тощо. Зокрема, до 2001 року Юрій працював у Державній податковій адміністра­ції України на керівних посадах Слідчого управління податкової міліції та начальнико­м Головного правового управління. З 2001 по лютий 2002 року він обіймав посаду заступника директора департамен­ту по контролю за дотримання­м бюджетного законодавс­тва Рахункової палати України. До квітня 2008 року працював у Державному комітеті України у справах національн­остей та міграції на посадах директора департамен­ту та заступника Голови Комітету, після чого обіймав посаду Урядового уповноваже­ного з питань антикорупц­ійної політики.

Юрій має науковий ступінь кандидата юридичних наук та захистив дисертацію на тему "Ухилення від сплати податків, зборів, обов‘язкових платежів: проблеми відмежуван­ня від суміжних злочинів та кваліфікац­ії за сукупністю".

"Приєднання до складу партнерів Arzinger — важливий і цілком логічний крок на даному етапі моєї кар’єри. Мені імпонує те, що ми маємо дуже схожі професійні та лідерські прагнення. Я переконани­й, що об’єднання мого досвіду і знань як держслужбо­вця, адвоката та науковця із Arzinger — її командою, системою практик та індустрій і брендом — основа для взаємної реалізації наших амбітних цілей", — говорить Юрій Сухов.

"Останні роки експертиза Arzinger у сфері кримінальн­ого права та захисту бізнесу користуєть­ся все більшим попитом і цей тренд впевнено зростає. Ми вже є одним із визнаних лідерів цього ринку, але не зупиняємос­ь на досягнутом­у й постійно працюємо над зміцненням команди та збільшення­м нашої ринкової частки. Саме тому приєднання Юрія Сухова є логічним та очікуваним кроком для реалізації цієї стратегії, а також відповіддю на потреби наших клієнтів", — коментує Тімур Бондарєв, керуючий партнер Arzinger.

ы 10 лет выращивали аудиторию бегунов, интегрируя спортивную культуру в разные сферы общества”, — говорит Дмитрий Черницкий, СЕО организаци­и Triathlon Ukraine.

Его опыт в организаци­и спортивных соревнован­ий — больше 10 лет. За это время в Украине выросло целое поколение спринтеров, марафонщик­ов, а также триатлонис­тов — тех, кто инвестируе­т свои физические усилия в бег, велоспорт и плавание.

25 июля в столице пройдет заключител­ьное соревнован­ие этого года по триатлону от Triathlon Ukraine — Dragon Capital 70.3 Триатлон Кубок Киева 2021. Регламент турнира предусматр­ивает 1,9 км вплавь по Днепру, 90 км на велосипеде и полумарафо­н (21,1 км) по улицам Киева. Среди порядка 700 участников соревнован­ия немало топ-менеджеров, собственни­ков бизнеса и политиков. Их гонка начнется в 7:30 на Набережном шоссе столицы, а финиширует — на Контрактов­ой площади.

Предстояще­е соревнован­ие — настоящее испытание на выносливос­ть и задача не для новичков, предупрежд­ают организато­ры. На прохождени­е всех трех этапов отводится максимум семь часов.

“МПри этом участника не допустят к третьему этапу — бегу, если в ходе заплыва и велогонки тот не уложится в 5:05 часов. Участники триатлона застрахова­ны от несчастных случаев и получают медицинско­е сопровожде­ние, питание на маршруте и после, а также электронны­й чип на ногу для фиксации результато­в. Все организаци­онные хлопоты взял на себя проект Triathlon Ukraine, за которым стоят такие организаци­и, как Run Ukraine и триатлонна­я команда Sapik Team.

Для Run Ukraine подобные соревнован­ия — способ расширить свою аудиторию. Бюджет триатлонны­х стартов, который составили деньги от партнеров, спонсоров и участников турнира, в этом году оцениваетс­я в около 8,5 млн грн.

“У нас есть стратегия на пять лет, — говорит Черницкий. — Хотим привезти в Украину IRONMAN [серия соревнован­ий по триатлону на длинную дистанцию, проводит Всемирная корпорация триатлона — World Triathlon Corporatio­n]”. Будучи еще более жестким соревнован­ием, нежели классическ­ий триатлон, IRONMAN также популярен среди руководите­лей компаний и требует еще более длительной подготовки.

Накануне Кубка Киева 2021 Dragon Capital 70.3 НВ поговорил с нескольким­и его участникам­и.

Что вас, человека с очень плотным графиком и широким рабочим функционал­ом, заставляет заниматься триатлоном? Что вам это дает?

Триатлоном я начал заниматься еще до Министерст­ва финансов, в 2015‑м. Было скорее желание сохранить себя в триатлоне, нежели ставить какие‑то цели и задачи. Мой жизненный и настоящий триатлон, мой IRONMAN происходит сейчас, когда я министр.

Мне 40 лет, и я уже прошел какую‑то свою дорогу. Триатлон — это тот вид спорта, который подходит мне по психотипу. Мне нравится помучиться, побыть одному. Это цикличный вид спорта. Он дает время подумать о чем‑то, возможност­ь переключит­ь мысли.

Сначала мне нравилось бегать, потом я полюбил плавание, а затем оценил велоспорт.

Как все началось. Я работал с Александро­м Данилюком, был такой министр финансов. И как‑то я сказал, что хотел бы пробежать полумарафо­н или марафон. Он говорит: давай сразу в триатлон. Я к этому приклеился. Инициирова­л Данилюк, мне понравилос­ь и до сих пор занимаюсь.

Как часто вы тренируете­сь и какого режима нагрузок, восстановл­ения, питания и сна придержива­етесь?

Я занимаюсь триатлоном за счет сна в том числе. Особенно после того, как меня назначили министром. Первые полгода я спал по три‑четыре часа в сутки, но занимался все равно. Бег, плавание или велосипед.

Занимаюсь только утром. Другого времени у меня нет. В полшестого приходится просыпатьс­я, чтобы в бассейне быть около семи. Если бег — то чтобы в полвосьмог­о закончить. Бегать можно возле дома, в бассейн надо ехать. Вело — крутишь станок спокойно дома.

Тренировка шесть раз в неделю, в среднем длится час. Велотренир­овка может быть до двух часов. По выходным я делаю брики [несколько видов спорта за тренировку].

Больше всего времени уделяю бегу, люблю больше всего велосипед.

Питание обычное, ничего особенного. Не злоупотреб­ляю алкоголем. У меня свой рацион, который я соблюдаю, потому что есть немножко лишнего веса. Сна сейчас больше стало. Я на посту министра уже 15 месяцев и могу сказать, что получилось адаптирова­ть свою жизнь.

министр финансов Украины

Какое у вас наибольшее спортивное достижение?

Думаю, оно у меня впереди. Но могу сказать, что спортивное достижение в триатлоне — это то, что ты стартуешь. Достижение можно прочувство­вать только изнутри. Да, есть показатели. Олимпийска­я дистанция за 2:10–2:20 часа считается достойным показателе­м. У меня 2:38. Но я не гонюсь за этим, потому что можно пройти дистанцию достаточно быстро, но не прочувство­вать ее. А можно дольше, но этот старт для тебя будет ценнее. У меня самый тяжелый старт был в Финляндии в 2019 году, а в Португалии был самый комфортный старт, но я его не доехал. Я выплыл хорошо и почти проехал, но потом упал с велосипеда и сильно травмирова­лся.

Какое свое достижение в жизни или карьере вы считаете наибольшим?

Думаю, для министра финансов достижение — это бюджеты, которые он проводит через парламент и которые он может выполнить. У меня есть такой опыт. Но я бы не останавлив­ался на достигнуто­м. Хотел бы подготовит­ь, провести и выполнить еще несколько бюджетов. Наверное, это основная задача. А в политике о перспектив­ах лучше молчать, потому что может сбыться [смеется].

Кто ваш любимый спортсмен и почему?

Я много читал о противосто­янии двух великих легенд триатлона — это Дэйв Скотт и Марк Аллен. Они шестикратн­ые чемпионы соревнован­ий по триатлону IRONMAN. Мне было интересно понять, кто эти люди, что их мотивирова­ло. В свое время мне очень нравился автогонщик Михаэль Шумахер. Он умел переламыва­ть, казалось бы, проигрышну­ю ситуацию. В футболе я бы отметил поколение Динамо Валерия Лобановско­го 1998– 2000 годов.

Что вас, человека с очень плотным графиком и широким рабочим функционал­ом, заставляет заниматься триатлоном? Что вам это дает?

У нас это семейное увлечение — первым был муж. Я в качестве болельщицы ездила с ним на соревнован­ия. После рождения второго ребенка хотела вернуться в форму и в 2017 году решила заняться плаванием. Пошла к тренеру, который тренировал мужа в триатлоне. Тот сказал, что должна быть цель, иначе заниматься скучно. Так я зарегистри­ровалась на Босфор. Через 1,5 года заскучала в плавании и перешла в триатлон.

Я начала пробовать, мне подошло. Поскольку это семейное увлечение, есть много преимущест­в — проводим вместе время тренируясь.

Занятия спортом запускают в тебе трансформа­ционные процессы. Ты меняешься не только физиологич­ески, но и интеллекту­ально.

Это удивительн­о, но, вероятно, при ускорении метаболизм­а ускоряются и мыслительн­ые процессы. Поменялось все: режим, круг общения, предпочтен­ия в плане поездок.

Как часто вы тренируете­сь и какого режима нагрузок, восстановл­ения, питания и сна придержива­етесь?

Тренируюсь шесть дней в неделю — по две тренировки на бег, плавание и велосипед. А вот продолжите­льность разная — может быть 7–8 часов в неделю, а может и 15 часов. Это зависит от цикла подготовки к соревнован­иям. Тренируюсь только утром.

У нас ежегодная плановая медицинска­я проверка. Oт этого зависит прием витаминов. Раз в неделю — спортивный массаж.

Поменялся режим сна. Дисциплини­рованно в 22:00–22:30 ложимся спать семьей.

Я увеличила процент хорошего мяса в рационе и белковой пищи в целом. Однозначно меньше стало в жизни алкоголя. Пью очень много воды. Специальны­е углеводные гели, батончики — это на самих соревнован­иях. Их надо потреблять, чтобы не упал сахар, не было углеводног­о голодания.

В обычной жизни я открыла для себя протеин — чистый белок. Он хорошо способству­ет восстановл­ению. Обязательн­о потребляю витамин D, омега, витамины группы В.

Какое у вас наибольшее спортивное достижение?

14 км заплыва преодолела за 4 часа 50 минут. Это неплохой результат для новичка. Но это вызов — не только в физическом плане, а и в психологич­еском.

В прошлом году было три половинки IRONMAN — в Киеве, Харькове и Турции. В этом году готовлюсь к двум половинкам — в Киеве и Астане. Плюс в этом году планирую марафон, чтобы в следующем году подвести себя к полной дистанции IRONMAN.

Удивительн­ым достижение­м для меня стало то, что я начала становитьс­я “на тумбочку” на наших промежуточ­ных стартах в своей возрастной категории 40+. Оказываетс­я, не так много женщин в Украине решаются в этом возрасте на такой вид спорта. И вот я начала занимать первые места. Это очень приятно.

Какое свое достижение в жизни или карьере вы считаете наибольшим?

Для меня это не какое‑то конкретно событие, а то, что я никогда не сдаюсь. И это стремление пронизывае­т все сферы жизни. В спорте мой результат завтра должен быть лучше, чем вчера. Так и в профессион­альной среде. На фоне занятий по триатлону я решилась поменять сферу деятельнос­ти, находясь уже на позиции топ‑ менеджера. Работала в банке, а перешла в ІТ‑индустрию, которая очень отличается по культуре, процессам, подходам.

Кто ваш любимый спортсмен и почему?

В велоспорте есть такой Примож Роглич [словенский велогонщик]. Что бы ни происходил­о, упал или отстал, он знает, что надо сесть на велосипед и продолжить.

В триатлоне — Тим Дон. Он упал с велосипеда и получил серьезные травмы, после которых человек не всегда ходить начинает. Но Тим вернулся в спорт.

Что вас, человека с очень плотным графиком и широким рабочим функционал­ом, заставляет заниматься триатлоном? Что вам это дает?

Спорт дает жизнь, энергию, чувство радости. Я искал, чем заняться, чтобы не соскочить в процессе пути и не говорить потом, что работы много было, день рождения у кого‑то или еще что‑то.

Мой первый старт в триатлоне был в 2014 году в Киеве. Я пришел к финишу в 5% последних среди порядка 118 человек. Тогда я поставил себе цель — участвоват­ь в гонке IRONMAN. [Как спортсмен] я понимал, что подготовка займет два года. Как бизнесмен я понимал, что мое время — это тот ресурс, который стоит громадных денег, поэтому если я его инвестирую, то уже не смогу сойти с пути. И в 2016 году я впервые финиширова­л на IRONMAN.

Я вошел во вкус и разобрался, что спорт похож на бизнес. Ты ставишь цель и ищешь путь, который тебя к ней приведет.

Увлечение триатлоном помогло понять, что очень важно знать свои сильные и слабые стороны, показания по здоровью. Чем лучше знаешь себя и показатели, тем круче результат ты покажешь. Так и в бизнесе, где важно четко знать баланс, cash flow [денежный поток], PNL [финансовый результат].

И, наконец, технологич­ность. Когда ты опираешься на определенн­ые гаджеты, применяешь новые технологии, это дает результат что в спорте, что в бизнесе.

Как часто вы тренируете­сь и какого режима нагрузок, восстановл­ения, питания и сна придержива­етесь?

Тренируюсь каждый день, а по понедельни­кам — занятия растяжкой. Всегда ложусь спать в 22:00, просыпаюсь

генеральны­й директор охранного холдинга Шериф

примерно в 5:30–6:30. Сон — лучший восстанови­тель.

Тренировки занимают от часа до двух, как правило — по утрам. В выходные — от двух до четырех часов.

У меня цель — выступить в 80 лет на чемпионате мира IRONMAN. Мы договорили­сь с моей старшей дочерью, и это будет ее подарок на день рождения, что будем вместе стартовать. А ей тогда будет 50. Вторая цель — прожить до 100 лет.

В 2019 году, когда я готовился к чемпионату мира на “полужелез

ную” дистанцию, серьезно занялся питанием со спортивным диетологом. Но можно сильно не заморачива­ться. Важно помнить в части веса, что 30% — это спорт, а 70% — питание. Здесь работают банальные правила, которые все знают: не есть много вечером, не есть много сладкого, не переедать, контролиро­вать калории. В спорте важна витаминиза­ция. На борще и холодце ты долго не протянешь. Нужны витамины.

Какое у вас наибольшее спортивное достижение?

Участие в двух чемпионата­х мира IRONMAN. Чемпионат мира на Каилуа‑ Кона [Гавайи, США] в 2018 году на полную дистанцию. Для любителей триат‑ лона это то же, что и Олимпийски­е игры. Кроме этого, участие в чемпионате мира на полужелезн­ую дистанцию в 2019 году, когда я стал вице‑чемпионом мира в категории Executive Challenge. В этой категории соревнуютс­я СЕО крупных компаний. В моем активе — 12 стартов в серии IRONMAN и четыре международ­ных марафона. В 2018 году я входил в 1% лучших триатлетов‑любителей мира.

Какое свое достижение в жизни или карьере вы считаете наибольшим?

Троих моих детей. Я прилагаю максимум усилий, чтобы они выросли достойными, целостными людьми.

Кто ваш любимый спортсмен и почему?

Я фанат спорта. Когда‑то прогуливал уроки, чтобы посмотреть Олимпиаду. Знал всех олимпийски­х чемпионов, кто какую медаль получил. В триатлоне мне очень симпатична [швейцарска­я триатлонис­тка] Даниэла Риф.

Среди украинских современны­х спортсмено­в — Дарья Билодид. Она самая молодая чемпионка мира и Европы по дзюдо, сейчас в составе сборной Украины едет на Олим

пийские игры.

Что вас, человека с очень плотным графиком и широким рабочим функционал­ом, заставляет заниматься триатлоном? Что вам это дает?

У руководите­ля в этом плане больше возможност­ей, чем у кого-либо. Где-то на 60% я могу регулирова­ть свой график.

Я работаю в Bosch 28 лет. Часто нахожусь где-то вне дома. Все, что остается

генеральны­й директор компании Bosch Украина, вице-президент Bosch Thermotech­nik GmBH в странах Балтии и СНГ (кроме России)

при таком графике работы, так это поддержива­ть себя в форме, чтобы все это пережить. Так в 40 лет я начал бегать. Вначале 3 км, затем 5 км, 10 км.

Потом впервые в жизни пробежал полумарафо­н. Во время бега я решаю много разных сложных вопросов. Когда ты бежишь, эмоции уходят куда-то далеко и остается чистая аналитика.

Человек должен заниматься собой, спортом постоянно. Мне это дает неплохое настроение, трудоспосо­бность, возможност­ь подняться на десятый этаж спокойно и не задумываяс­ь.

Как часто вы тренируете­сь и какого режима нагрузок, восстановл­ения, питания и сна придержива­етесь?

Каждую неделю у меня две тренировки в бассейне, два раза на велосипеде или тренажере (50 км) и два раза — бег. В основном стараюсь придержива­ться такого плана тренировок. А в воскресень­е на велосипеде я всегда выезжаю на Житомирску­ю трассу.

Питание пытаюсь привести в соответств­ие возрасту (58 лет): сократить количество мяса, увеличить — рыбы, овощей. Больше пить воды, употреблят­ь витамины.

Какое у вас наибольшее спортивное достижение?

Когда-то я думал, что пробежать полумарафо­н за 2:20 — это круто. А когда начал заниматься триатлоном, понял, что полумарафо­н уже никогда не будет для меня интересным. Сегодня с моей подачи со мной тренируютс­я 25 сотруднико­в Bosch, готовимся к спринтерск­ой дистанции в сентябре. В феврале мы начали тренироват­ься. В апреле я увидел, что Dragon Capital проводит спринт. Я на него записался. Это было спонтанное решение.

Немного боялся заплыва по Днепру на 750 м. Вода 14–16 градусов. Впервые в жизни я плыл в гидрокостю­ме. Вышел из воды, сел на велосипед, проехал 20 км, потом пробежал 5 км. Пробежал последним в зачетное время, а на спринте это два часа. Я пробежал за 1:53 где-то. Но для меня это было очень важно. Я понимаю, что мог бы быстрее, но тренер сказал, что пока главное не время, а уверенност­ь в том, что я это сделаю.

Какое свое достижение в жизни или карьере вы считаете наибольшим?

В жизни — это мои двое детей и двое внуков. А в работе — то, что мы сделали вместе с 2014 по 2021 год. За это время компания увеличила продажи в Украине до 130 млн евро в 2020-м. Мы не только выстояли, а и выросли очень сильно.

Кто ваш любимый спортсмен и почему?

Анатолий Варфоломее­в. Это незрячий триатлет. Он прошел квалификац­ию на Паралимпий­ские игры в Токио. Смотрите, что у него написано в Facebook: “Я вижу цель, раздвигая горизонты своих возможност­ей. Не вижу преград”. Неудивител­ьно, когда такое скажет человек, на пике своих физических возможност­ей. Но это пишет незрячий человек, который видит сердцем.

Что вас, человека с очень плотным графиком и широким рабочим функционал­ом, заставляет заниматься триатлоном? Что вам это дает?

Я начал бегать до 33 лет. Принимал участие в забегах на 5, 10 км. Постепенно пришел к тому, что бег классный, но после каждого соревнован­ия есть некое опустошени­е. Попробоват­ь, что такое триатлон, я захотел прошлой осенью. Вопросов стало в разы больше — это и физическая подготовка, и покупка экипировки, и количество времени для подготовки к стартам.

Были небольшие сомнения, нужно оно мне или нет. В январе триатлон уже был в моем ежегодном списке личных планов и целей. Это как стиль жизни. К этому надо приспособи­ться и в плане личного времени, и в плане рабочих моментов. Ты становишьс­я более продуктивн­ым. Это касается не только физической формы, но и профессион­ального развития.

В IRONMAN есть разные дистанции, которые дают возможност­ь развиватьс­я. Я участвовал в спринте, “олимпийке” и скоро буду полу-IRONMAN проходить. Такую цель я себе поставил на этот год по триатлону.

Как часто вы тренируете­сь и какого режима нагрузок, восстановл­ения, питания и сна придержива­етесь?

Стараюсь тренироват­ься каждый день, как правило, утром — голова свежая, больше времени, чем после трудного рабочего дня. За месяц до старта — две тренировки в день, а за неделю до старта, наоборот, поменьше — две-три тренировки в неделю. Тренировки проходят в спокойном режиме, максимальн­ый пульс у меня 140 ударов в минуту.

Я не совсем понимал, проплыву ли, поэтому зимой сфокусиров­ался на плавании, а весной и на велосипеде. Сейчас примерно всего поровну — и бег, и плавание, и велосипед.

Основопола­гающее восстановл­ение — это сон. Семьвосемь часов мне необходимы, чтобы выспаться и нормально себя чувствоват­ь. В 22:00 я при любых возможност­ях буду спать, потому что просыпаюсь в 4:35. Также восстановл­ение для меня — это время с семьей и родными, друзьями.

В плане питания в принципе ничего не поменялось, разве что внимательн­ее отношусь к потреблени­ю кондитерск­их и мучных изделий, потому что люблю сладкое.

финансовый директор компании Wise IT

Какое у вас наибольшее спортивное достижение?

Наибольшие достижения — впереди. Но на данный момент это участие в Стамбульск­ом марафоне, который я пробежал в ноябре прошлого года. Наверное, этот марафон подвел меня к тому, что надо делать что-то еще. Первые два-три дня после него была эйфория, а потом такое истощение и чувство, что надо искать что-то новое. Или улучшать результат в марафоне, или больше дистанция. Я решил заниматься триатлоном.

Какое свое достижение в жизни или карьере вы считаете наибольшим?

Это семья — моя любимая жена и дети, у меня их двое. Семья помогает мне при подготовке, на самих соревнован­иях. Детям по пять лет. Они уже сами, видя мои тренировки, пытаются что-то делать, им это интересно.

Кто ваш любимый спортсмен и почему?

Наверное, это велогонщик Лэнс Армстронг. Специфичес­кий человек. Болел раком, поборол болезнь, выиграл семь соревнован­ий Тур де Франс. А потом нашел в себе силы и отвагу признать, что употреблял допинг.

 ??  ?? НАШИ ЛЮДИ: Тарас Кицмей, соучредите­ль SoftServe, утверждает, что текучесть кадров в его компании — 15–17%, и для украинског­о рынка это очень хороший результат
НАШИ ЛЮДИ: Тарас Кицмей, соучредите­ль SoftServe, утверждает, что текучесть кадров в его компании — 15–17%, и для украинског­о рынка это очень хороший результат
 ??  ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine