С НАТАЛЬЕЙ ЮСУПОВОЙ

Poradnycya (Russian) - - ПОРАДНИЦКАЯ ГОСТИНАЯ -

— За вре­мя, что я в гос­пи­та­ле, мы в сво­ей се­мье со­кра­ти­ли рас­хо­ды до ми­ни­му­ма — на ве­щи, пу­те­ше­ствия, от­дых. Огра­ни­че­ния се­бя в чем-то по­лез­ны и для ду­ши. Ска­жем, за­чем бу­ду по­ку­пать лиш­нюю по­ма­ду за ты­ся­чу гри­вен, — луч­ше за эти день­ги куп­лю несколь­ко пар брюк для ребят. И это пра­виль­но!

Мой сын вы­рос в до­стат­ке, учил­ся в част­ных шко­лах. При этом очень скром­ный. На­вер­ное, это то­же пе­ре­да­ет­ся ге­не­ти­че­ски. И ко­гда при­ез­жа­ет до­мой, за эти 4 го­да ни­где не раз­вле­кал­ся да­же. По­то­му что, го­во­рит, нехо­ро­шо: ты в гос­пи­та­ле, там ре­бя­та ра­не­ные — а я в ноч­ном клу­бе. Счи­таю, что у него до­стой­ное вос­пи­та­ние, куль­ту­ра. А еще бла­го­дар­на сы­ну и сво­ей ма­ме за по­ни­ма­ние то­го, чем за­ни­ма­юсь.

— В той, дру­гой ва­шей жиз­ни бы­ли съем­ки в те­ле­про­ек­те «Бо­га­тые то­же пла­чут», по ко­то­ро­му мно­гие вас и за­пом­ни­ли…

— А то­гда все ру­га­ли этот про­ект. Но это бы­ло фак­ти­че­ски ки­но, ведь шоу — это и есть ки­но.

— Я по­че­му вспом­ни­ла об этом — от че­го се­го­дня мо­же­те за­пла­кать вы? Знаю, что в гос­пи­та­ле слез не лю­бят. Как сдер­жи­ва­е­тесь?

— Сле­зы там не нуж­ны. Раз­ве что сле­зы ра­до­сти. Ко­гда впер­вые при­шла в гос­пи­таль, па­рень­ка из ре­ани­ма­ции при­вез­ли в па­ла­ту: ви­жу, ка­кая-то тру­боч­ка при­со­еди­не­на, кровь по ней те­чет — чуть в об­мо­рок не упа­ла. Про­шло вре­мя. Пом­ню, Юру Ми­тя­ги­на при­вез­ли по­сле ра­не­ния, но­га в кро­ви, ему пло­хо по­сле опе­ра­ции, на­до ко­му-то си­деть ря­дом, что­бы не уснул. Вот и си­де­ла. Лю­ди за­хо­дят в па­ла­ту, а Юсу­по­ва бу­тер­брод ест. Ко все­му при­вы­ка­ли. Моя ма­ма все­гда пла­кать на­чи­на­ет, но каж­дый раз про­сит: «Мож­но, зай­ду в па­ла­ту? Не бу­ду пла­кать, чест­но». Да где там!

— Что дер­жит вас, не да­ет внут­ренне вы­го­рать?

— Преж­де все­го ре­бя­та и дер­жат. Вот ко­му по-на­сто­я­ще­му тя­же­ло, они си­дят в хо­лод­ных око­пах, под пу­ля­ми. А как я сдам­ся здесь? По­ка в стране идет вой­на, по­сто­ян­но бу­ду в гос­пи­та­ле.

— Ка­кая она, на­ша ар­мия, гла­за­ми, серд­цем, умом во­лон­те­ра?

— В ней слу­жат на­сто­я­щие ге­рои. Я все­гда пре­ду­пре­ждаю, что со­гла­шусь на ин­тер­вью при усло­вии, ес­ли бу­дем го­во­рить о во­и­нах, по­то­му что они — мое вдох­но­ве­ние. Не­ве­ро­ят­ные!

Вот они — на­сто­я­щие пат­ри­о­ты. На­ша Укра­и­на вы­рас­ти­ла та­ких сы­но­вей.

— Ли­на Ко­стен­ко пи­са­ла: «Что­бы вос­пи­тать на­сто­я­щих муж­чин, нуж­но воспитывать на­сто­я­щих жен­щин». Ви­дим, что на­сто­я­щих жен­щин мно­го. А рань­ше ча­сто жа­ло­ва­лись на вред жен­ско­го вос­пи­та­ния маль­чи­ков, де­скать, раз­ве из них мо­гут вырасти на­сто­я­щие муж­чи­ны?! На­вер­ня­ка ведь сре­ди во­и­нов мно­го вос­пи­тан­ных толь­ко ма­ма­ми. Но это не по­ме­ша­ло им стать на­сто­я­щи­ми за­щит­ни­ка­ми.

— Ко­го толь­ко ма­мы, а ко­го и ба­буш­ки вос­пи­ты­ва­ли. Но они дей­стви­тель­но вы­рос­ли муж­чи­на­ми, ста­ли ге­ро­я­ми.

— «Про­сти­те сво­их вра­гов, но ни­ко­гда не за­бы­вай­те их име­на», — го­во­рил Джон Кен­не­ди. Воз­мож­но ли про­ще­ние тех, кто при­вел вой­ну на на­шу зем­лю? Мо­гут ли те, ко­го вы эти го­ды в гос­пи­та­ле под­дер­жи­ва­ли, про­стить? Мо­же­те ли вы, ви­дя еже­днев­но несколь­ко лет под­ряд страш­ные ра­ны вой­ны, про­стить ее ви­нов­ни­ков?

— Ну, как го­во­рит­ся, про­стить мож­но, а за­быть — нет. А как это раз­гра­ни­чить? И раз­ве та­кое мож­но за­быть?! Тя­же­ло это. По­то­му что до сих пор ре­бя­та уми­ра­ют от ран, кон­ту­зий, бо­лез­ней. На­ша неуто­ми­мая пчел­ка Ве­роч­ка Ти­мо­шен­ко каж­дый раз так ры­да­ет, что у ме­ня серд­це раз­ры­ва­ет­ся. Она мно­го по­мо­га­ет, ча­сто об­ща­ет­ся с во­и­на­ми. Они ей зво­нят, де­лят­ся пе­чаль­ны­ми но­во­стя­ми. А та­кие лю­ди ухо­дят! Как это за­быть? Как за­быть раз­го­во­ры о том, что всех хох­лов на­до сжечь, за­бро­сать бом­ба­ми? Мой сын по­ехал на уче­бу в Ан­глию и по­на­ча­лу ра­до­вал­ся, что там есть ре­бя­та из Рос­сии, бу­дет с кем дру­жить. А че­рез пол­го­да го­во­рит, что да­же не об­ща­ет­ся с ни­ми. По­че­му? По­то­му что они ина­че как хох­ла­ми нас не на­зы­ва­ют, плю­ют на наш флаг.

— На­ме­рен вер­нуть­ся в Укра­и­ну, что­бы стать по­ли­ти­ком? Вы это­го хо­ти­те?

— Очень хо­чу. Мне ка­жет­ся, имен­но та­ких здесь не хва­та­ет — с об­ра­зо­ва­ни­ем, ев­ро­пей­ским мен­та­ли­те­том, не при­учен­ных ко все­доз­во­лен­но­сти, к то­му, что все мож­но ку­пить. Са­ша изу­ча­ет по­ли­ти­ку, эко­но­ми­ку, он очень гра­мот­ный. Там мощ­ная си­сте­ма об­ра­зо­ва­ния. Ни­кто не мо­жет за­пла­тить и ку­пить уро­ки, нель­зя ни­где спи­сать, до все­го дол­жен до­ду­мать­ся сам, на­до уметь ана­ли­зи­ро­вать, ори­ен­ти­ро­вать­ся.

— Ка­кой ви­ди­те свою жизнь по­сле вой­ны? Да­вай­те хоть немно­го по­меч­та­ем.

— Ко­неч­но!

— Как же ва­ши ве­чер­ние пла­тья без вы­хо­дов в свет?

— Ви­сят в фу­тляр­чи­ках, ино­гда на них по­гля­ды­ваю. Но все­му свое вре­мя.

— Чем бу­де­те за­ни­мать­ся по­сле вой­ны? Хо­тя, ра­зу­ме­ет­ся, все бе­ды че­ло­ве­че­ские на этом не за­кон­чат­ся, и в по­мо­щи кто-то да бу­дет нуж­дать­ся.

— Я от это­го не отой­ду. А недав­но ре­бя­та на­пи­са­ли: «Мо­жет, бу­дешь ру­ко­во­дить на­шим со­ю­зом ве­те­ра­нов?» — «Но я ведь не ве­те­ран». — «Так бу­дешь нас пред­став­лять». Да нет, го­во­рю, ме­ня еще по­ми­до­ра­ми за­бро­са­ют.

— Где ва­ши го­су­дар­ствен­ные на­гра­ды, На­та­лья?

— Нет ни од­ной. Мне один че­ло­век ска­зал: «Ес­ли у вас нет ор­де­нов, зна­чит, не за­слу­жи­ли».

Я от­ка­за­лась от ор­де­на кня­ги­ни Оль­ги — как мо­гу при­нять его, ко­гда да­же не у всех во­е­вав­ших, рис­ко­вав­ших жиз­нью ребят, есть на­гра­ды?! За что мне ор­ден?

— Есть ли у вас мо­раль­ные ав­то­ри­те­ты?

— Для ме­ня та­кой ав­то­ри­тет — Ли­на Ко­стен­ко. Ко­гда она до­ба­ви­лась в мои дру­зья на Фейс­бу­ке, я бы­ла про­сто по­ра­же­на.

— Кста­ти, Ли­на Ва­си­льев­на не раз от­ка­зы­ва­лась от го­су­дар­ствен­ных на­град.

— Да, ска­за­ла, что та­кой би­жу­те­рии не но­сит…

— Что бы вы по­со­ве­то­ва­ли на­шим чи­та­те­лям, сре­ди ко­то­рых на­вер­ня­ка есть и ва­ши зна­ко­мые, их род­ные?

— Не хо­чу го­во­рить гром­кие сло­ва. Про­из­но­сить ло­зун­ги — это при­о­ри­тет по­ли­ти­ков или лю­дей, ко­то­рые хо­тят ими стать.

На­вер­ное, в этом так­же мис­сия че­ло­ве­ка на этой зем­ле. На­до ве­рить в свою стра­ну и обя­за­тель­но под­креп­лять эту ве­ру доб­ры­ми по­ступ­ка­ми. А еще — жить по­ло­жи­тель­ны­ми эмо­ци­я­ми. Что бы ни про­ис­хо­ди­ло, вслед за пло­хим все­гда при­хо­дит хо­ро­шее.

— Дай Бог нам всем и на­шей Укра­ине до­ждать­ся хо­ро­ше­го. Это очень важ­но — жить по­зи­ти­вом и ве­рить в свою стра­ну. Спа­си­бо, На­та­лья, за от­кро­вен­ный раз­го­вор, за ва­ше нерав­но­душ­ное серд­це. Бу­дем на­де­ять­ся, что во вре­мя сле­ду­ю­щей встре­чи те­мой на­шей бе­се­ды бу­дут со­всем дру­гие ас­пек­ты жиз­ни. Ми­ра нам!

ТА­КИ­МИ НУЖ­НО НЕ ПРО­СТО ГОР­ДИТЬ­СЯ — ИХ НА­ДО ЕЖЕ­ДНЕВ­НО ПО­КА­ЗЫ­ВАТЬ ПО ТЕЛЕВИЗОРУ, ЦИТИРОВАТЬ, УЧИТЬ­СЯ У НИХ. ЭТО ПРО­СТЫЕ, СКРОМНЫЕ ЛЮ­ДИ. ОНИ ИДУТ НА ФРОНТ, РИСКУЮТ ЖИЗ­НЬЮ, ВЫТАСКИВАЮТ ПОБРАТИМОВ ИЗ­ПОД ОГ­НЯ, ЗА­ЩИ­ЩА­ЮТ РО­ДИ­НУ! МАЛЬЧИШКИ, ЕД­ВА ОКОНЧИВШИЕ ШКО­ЛУ, А ТА­КОЙ БО­Е­ВОЙ ДУХ! НО СЧИ­ТАЮ, ЧТО НИ ОДИН ВО­ЛОН­ТЕР НЕ ДОЛ­ЖЕН ПРИ­НИ­МАТЬ ИХ, ПО­ТО­МУ ЧТО ВО­ЛОН­ТЕР­СТВОМ ЗА­НИ­МА­ЛИСЬ ТЫ­СЯ­ЧИ ЛЮ­ДЕЙ. ЕС­ЛИ НА­ГРАЖ­ДАТЬ, ТО ВСЕХ! Я БЫ ПОЖЕЛАЛА ЛЮ­ДЯМ ВЕ­РИТЬ В СВОЮ СТРА­НУ, ЛЮ­БИТЬ ЕЕ. А ЭТО ЗНА­ЧИТ И ПО­МО­ГАТЬ ДРУГ ДРУ­ГУ, И УВА­ЖАТЬ, И ДОБ­РЫЕ ДЕ­ЛА ДЕ­ЛАТЬ. ДА­ЖЕ ЕС­ЛИ ВАМ СКАЖУТ, ЧТО ЭТО ПИ­АР — НЕ ОБРАЩАЙТЕ ВНИ­МА­НИЯ. КАЖ­ДЫЙ НЕПРЕМЕННО ДОЛ­ЖЕН ОТ­ДА­ВАТЬ ЧАСТИЧКУ СВО­Е­ГО СЕРД­ЦА БЛИЖНЕМУ.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.