С РУСЛАНОЙ ЛЫЖИЧКО

Poradnycya (Russian) - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА -

Пе­ву­чая, энер­гич­ная, неуго­мон­ная, ха­риз­ма­тич­ная, на­сто­я­щая, как са­ма при­ро­да, – ка­кие толь­ко эпи­те­ты не про­сят­ся быть озву­чен­ны­ми, ко­гда вспо­ми­на­ешь, го­во­ришь или пи­шешь о ней. Но, на­вер­ное, и не най­дет­ся та­ко­го, ко­то­рый смог бы ее точ­но оха­рак­те­ри­зо­вать. Лишь ска­зать, что на­ша Руслана – это са­ма жизнь. Ка­жет­ся, го­то­ва и спо­соб­на за­ря­дить сво­ей энер­ги­ей мил­ли­о­ны лю­дей. И меч­ты у нее ам­би­ци­оз­ные – сде­лать на­шу пла­не­ту чи­стой, по-на­сто­я­ще­му зе­ле­ной, а лю­дей на ней – счаст­ли­вы­ми. И каж­дая ее но­вая пес­ня, как кто-то точ­но про­ком­мен­ти­ро­вал один из кли­пов певицы, – слов­но но­вое ды­ха­ние жиз­ни.

Се­год­ня на­ша «По­рад­ни­ця» осо­бен­но хо­ро­ша в День вы­ши­ван­ки, да еще и с та­кой го­стьей, на­род­ной ар­тист­кой Укра­и­ны, об­ще­ствен­ным де­я­те­лем Русланой Лыжичко. На этом сним­ке – она в необык­но­вен­ной со­роч­ке, име­ю­щей дав­нюю ис­то­рию, о ко­то­рой, как и о мно­гом дру­гом, рас­ска­за­ла Руслана на по­рад­ниц­кой го­сти­ной.

– Руслана, бе­се­ду­ем на­ка­нуне ва­ше­го дня рож­де­ния и Все­мир­но­го дня вы­ши­ван­ки. Кто-кто, а вы на­вер­ня­ка име­е­те со­лид­ную кол­лек­цию это­го на­ци­о­наль­но­го ко­стю­ма? Что для вас, соб­ствен­но, вы­ши­ван­ка?

– Бог по­да­рил нам, укра­ин­цам, соб­ствен­ный, непо­вто­ри­мый стиль. И имен­но вы­ши­ван­ка, как ни­ка­кой дру­гой ат­ри­бут, луч­ше все­го де­мон­стри­ру­ет его. По­это­му к вы­ши­ван­ке у ме­ня осо­бая лю­бовь, с дет­ства, ведь я к то­му же ро­ди­лась и вы­рос­ла во Ль­во­ве. Это – не про­сто од­на из важ­ней­ших де­та­лей гар­де­роба. И очень при­ят­но, что в по­след­ние го­ды для мно­гих укра­ин­цев вы­ши­ван­ка ста­ла не толь­ко сим­во­лом кра­со­ты, но и на­шей на­ци­о­наль­ной иден­тич­но­сти. Все боль­ше лю­дей зна­ет и празд­ну­ет этот день – тре­тий чет­верг мая, День вы­ши­ван­ки.

– Есть ли в ва­шей кол­лек­ции осо­бен­ная для вас, с ин­те­рес­ной ис­то­ри­ей?

– В 2013 го­ду, ко­гда мы бы­ли в экс­пе­ди­ции в Кар­па­тах, про­во­ди­ли съем­ку в се­ле Бо­г­дан Ра­хов­ско­го рай­о­на в до­ме се­мьи Фе­ренц. Хо­зя­е­ва да­ли вы­ши­ван­ку с бо­лее чем 100-лет­ней ис­то­ри­ей – се­мей­ную ре­лик­вию. Она очень по­нра­ви­лась мне и, на­вер­ное, они это по­чув­ство­ва­ли. Ко­гда мы уже уез­жа­ли, хо­зя­е­ва без лиш­них слов по­да­ри­ли эту со­роч­ку. Я сна­ча­ла от­ка­зы­ва­лась, не мог­ла взять та­кой цен­ный по­да­рок, но все же убе­ди­ли, что это вы­ши­ван­ка долж­на быть у ме­ня. Те­перь бе­ре­гу ее и на­де­ваю в ис­клю­чи­тель­ных слу­ча­ях.

– Не­ко­то­рые упро­щен­но трак­ту­ют: ес­ли я на­дел вы­ши­ван­ку, зна­чит, пат­ри­от. Но ведь не толь­ко вы­ши­ван­кой из­ме­ря­ет­ся лю­бовь к род­ной стране, на­ша укра­ин­скость?

– Я за то, что­бы укра­ин­ское бы­ло в на­шей по­все­днев­ной жиз­ни, но – без на­вя­зы­ва­ния. Что­бы все, что мы на­зы­ва­ем «укра­ин­ским», ста­ло на­шим смыс­лом. Не на один день по ука­за­нию на­де­вать вы­ши­ван­ки – это долж­но быть в на­шем серд­це. Так, как укра­ин­ские пес­ни долж­ны зву­чать на всех празд­ни­ках и со­бы­ти­ях лю­бо­го мас­шта­ба не по указ­ке, а вполне есте­ствен­но, по­то­му что не мо­жет быть ина­че. Укра­ин­ские ко­ляд­ки ста­нут неотъ­ем­ле­мой ча­стью укра­ин­ско­го Рож­де­ства на те­ле­ви­де­нии, ра­дио, в наших до­мах и серд­цах. Укра­ин­ские кни­ги ста­нут бест­сел­ле­ра­ми, а укра­ин­ские филь­мы – блок­ба­сте­ра­ми. Я за то, что­бы эти про­цес­сы про­ис­хо­ди­ли по­на­сто­я­ще­му. Они и так на­род­ные. Раз­ве на­ша Укра­и­на не про­укра­ин­ская?! Ка­кая ж еще? Те, кто счи­та­ют ина­че, они уже в про­шлом, и упу­сти­ли ис­то­ри­че­ский мо­мент, ко­гда «укра­ин­скость Укра­и­ны» ста­ла неот­вра­ти­мой и окон­ча­тель­ной. Да­же те ре­ги­о­ны, ко­то­рые до сих пор не го­во­ри­ли по-укра­ин­ски, за­го­во­ри­ли и на­ча­ли ду­мать на нем. Те лю­ди, ко­то­рые не пе­ли укра­ин­ские пес­ни, на­ча­ли их петь. Му­зы­кан­ты, не пи­сав­шие укра­ин­ской му­зы­ки, на­ча­ли ее пи­сать. Это огром­ный на­род­ный

про­гресс, дви­же­ние, ци­ви­ли­за­ци­он­ное на­прав­ле­ние. На­прав­ле­ние, от корней ро­до­во­го дре­ва к небу, Сво­бо­де, Са­мо­опре­де­ле­нию.

– Ка­кой ви­ди­те Укра­и­ну в бу­ду­щем, ка­кой се­бе ее на­меч­та­ли?

– Ко­неч­но, сво­бод­ной, счаст­ли­вой, ко­неч­но, пол­но­стью неза­ви­си­мой и бо­га­той.

– Та­ко­вой ее мо­жет сде­лать и ре­а­ли­зо­ван­ный про­ект «Чи­стая энер­гия», ко­то­ро­му от­да­е­те се­год­ня мно­го сил и вре­ме­ни?

– Два го­да на­зад в Ев­ро­пе мне вру­чи­ли сер­ти­фи­кат гло­баль­но­го ам­бас­са­до­ра воз­об­нов­ля­е­мой энер­гии в ми­ре. Об­ра­ща­ясь то­гда к го­стям Windenergy Hamburg, ко всем сво­им по­клон­ни­кам и дру­зьям, ко все­му че­ло­ве­че­ству, я по­обе­ща­ла, что бу­ду за­ни­мать­ся во­про­сом пе­ре­хо­да че­ло­ве­че­ства на сто про­цен­тов к воз­об­нов­ля­е­мым ис­точ­ни­кам энер­гии 24/7, что сде­лаю все от ме­ня за­ви­ся­щее, что­бы это про­изо­шло как мож­но ско­рее. Это озна­ча­ет от­каз от ядер­ной энер­гии, ис­поль­зо­ва­ния уг­ля, неф­ти и га­за, от этой тем­ной энер­гии и по­стро­ен­ной на ней си­сте­мы, раз­ру­ша­ю­щей на­шу жизнь. Моя мис­сия как ам­бас­са­до­ра – что­бы воз­об­нов­ля­е­мая энер­гия ста­ла са­мой по­пу­ляр­ной в ми­ре. И я знаю, как это сде­лать, в част­но­сти с по­мо­щью сво­е­го го­ло­са.

Сей­час пы­та­юсь са­мо­сто­я­тель­но с кол­ле­га­ми и парт­не­ра­ми фор­ми­ро­вать соб­ствен­ную мощ­ную дви­жу­щую си­лу Global 100RE Укра­и­ны, что под­толк­нет стра­ну к пе­ре­хо­ду на чи­стые ис­точ­ни­ки и зе­ле­ную эко­но­ми­ку. Это моя мис­сия и фи­ло­со­фия, как че­ло­ве­ка, пы­та­ю­ще­го­ся за­гля­нуть за ли­нию го­ри­зон­та.

Мы хо­тим про­дви­гать стиль жиз­ни на чи­стой энер­гии – на энер­гии солн­ца, вет­ра. Ко­гда пе­рей­дем на эти ви­ды энер­гии, за­бу­дем, что та­кое вой­ны, за­гряз­не­ние. Ведь се­год­ня пла­не­та пе­ре­пол­не­на му­со­ром и вред­ны­ми вы­бро­са­ми СО2. Про­ис­хо­дит гло­баль­ное по­теп­ле­ние, мы уже и без при­выч­ной зи­мы оста­ем­ся. Насту­па­ют неиз­вест­ные бо­лез­ни, неиз­вест­ные ви­ру­сы. Нам не нуж­ны все эти со­ци­аль­ные по­тря­се­ния. Я счи­таю, что лю­ди долж­ны пе­рей­ти на чи­стую энер­гию. Пусть это по­ка не всем по кар­ма­ну, ска­жем, ку­пить та­кие уста­нов­ки, но по край­ней ме­ре тот, у ко­го есть сред­ства, мог бы это сде­лать, не по­тра­тив день­ги еще на од­ну ма­ши­ну на бен­зине или га­зу, не ку­пив брил­ли­ан­тов.

Наш дом уже жи­вет на чи­стой энер­гии, ко­то­рую про­из­во­дят сол­неч­ные ба­та­реи и 12 вет­ря­ков.

– Рас­ска­жи­те о сво­ем уни­каль­ном до­ме.

– Он – пол­но­стью энер­го­не­за­ви­си­мый, энер­го­ак­тив­ный, «жи­вет» за счет энер­гии солн­ца, вет­ра и зем­ли. Бо­лее то­го, она да­же в из­быт­ке, не­смот­ря на боль­шую пло­щадь и объ­ем по­ме­ще­ний, где есть несколь­ко сту­дий, ре­кре­а­ци­он­ные по­ме­ще­ния, стек­лян­ные и спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ные па­ви­льо­ны. И вся моя му­зы­ка со­зда­ет­ся в этих сту­ди­ях на чи­стой энер­гии.

– Вот и этим ар­тист мо­жет по­мочь сво­ей стране.

А еще вы, Руслана, при­зы­ва­е­те бо­роть­ся за са­мих се­бя. За то, что внут­ри нас. С че­го на­чи­нать эту борь­бу?

– Мы все­гда, по­сто­ян­но про­тив че­го-то бо­ро­лись: про­тив кор­руп­ции, нечест­ной вла­сти, за чи­стую окру­жа­ю­щую сре­ду и так да­лее. Но со­всем за­бы­ли, что на­до бы­ло бо­роть­ся за се­бя, за то, что внут­ри нас, что­бы за­гряз­не­ния не про­изо­шло в наших серд­цах, ведь ни­че­го страш­нее это­го нет. И по­это­му се­го­дняш­нюю си­ту­а­цию в ми­ре вос­при­ни­маю как знак че­ло­ве­че­ству: эй, лю­ди, за­ду­май­тесь, как жи­вем, ку­да идем, за что бо­рем­ся, для че­го вся эта су­е­та?

Че­ло­ве­че­ство ве­ка­ми уби­ва­ло друг дру­га – за день­ги, за власть, а тут по­явил­ся ма­лень­кий ви­рус и на­чал уни­что­жать его. Воз­мож­но, нам на­до уже на­чи­нать се­бя вос­ста­нав­ли­вать, все­лять в се­бя мно­го насто­я­щей энер­гии?! Очень мно­го ис­кус­ствен­но­го по­яви­лось в на­шей жиз­ни в по­след­нее вре­мя. Я про­тив тех­но­ло­гий, ко­то­рые уни­что­жа­ют при­ро­ду че­ло­ве­ка, что фак­ти­че­ски яв­ля­ет­ся пре­ступ­ле­ни­ем про­тив него. Го­во­рю о тех тех­но­ло­ги­ях, ко­то­рые де­ла­ют нас пас­сив­ны­ми. Мы ду­ма­ем, вот да­дут сей­час таб­лет­ку от все­го – и ни­че­го не на­до уже де­лать, сидим се­бе спо­кой­нень­ко на ди­ва­нах. Это непра­виль­но. На­до най­ти сти­му­ля­тор внут­ри се­бя и на­чать ком­му­ни­ци­ро­вать, кон­так­ти­ро­вать с пла­не­той, быть с ней в син­хроне.

Со­ве­тую всем: зай­ми­тесь со­бой, слу­шай­те при­ро­ду, об­щай­тесь с ней. Иди­те ту­да, где мень­ше все­го ис­кус­ствен­но­го: воз­ду­ха, све­та, еды, где нет ис­кус­ствен­но­го, вир­ту­аль­но­го об­ра­за жиз­ни. Вот то­гда на кле­точ­ном уровне все нач­нет вы­стра­и­вать­ся так, как нам нуж­но. И, по­верь­те, очень быст­ро. Ведь со­зда­тель со­тво­рил нас так, что­бы не про­сто вы­жи­ли, но и са­ми со­зда­ли нечто неве­ро­ят­ное.

– Что хо­ро­ше­го на­хо­ди­те в ны­неш­ней ка­ран­тин­ной жиз­ни?

– Мне хо­чет­ся хо­ро­ших но­во­стей, про­яв­ле­ний по­зи­ти­ва, оп­ти­миз­ма лю­дей, ко­то­рые стре­мят­ся этот вы­зов пра­виль­но осмыс­лить и пра­виль­но вы­брать но­вый стиль, об­раз жиз­ни. И, сла­ва Бо­гу, та­кие про­яв­ле­ния, та­кие лю­ди есть.

Ко­неч­но, ску­чаю по дру­зьям, кол­ле­гам, да­же на вир­ту­аль­ное об­ще­ние не так мно­го вре­ме­ни.

Но долж­ны со­блю­дать все пра­ви­ла ка­ран­ти­на, ведь это – на­ша без­опас­ность, без­опас­ность стра­ны, ми­ра. Эти ка­ран­тин­ные дни по­ка­зы­ва­ют, на­сколь­ко уме­ем под­дер­жи­вать друг дру­га в слож­ных си­ту­а­ци­ях, как мо­жем че­му-то учить­ся, со­зда­вать что-то но­вое, кре­а­тив­ное.

На са­мом де­ле на­ше серд­це спо­соб­но из­лу­чать очень мно­го люб­ви, про­из­во­дить мно­го энер­гии, мо­жет быть силь­нее лю­бо­го ле­кар­ства. Глав­ное – не стрес­со­вать, не озлоб­лять­ся, воз­мож­но, мень­ше чи­тать пло­хие но­во­сти. По­ка си­ту­а­ция та­кая, ка­кая есть. Нам всем на­до ду­мать, ис­кать – а что бу­дет зав­тра. И что­бы это «зав­тра» бы­ло мощ­ным, се­год­ня не име­ем пра­ва рас­ки­сать, про­сто ле­жать на ди­ване. Вста­вай­те и на­чи­най­те дви­гать­ся – те­лом и ду­шой. В пря­мом и пе­ре­нос­ном смыс­ле.

Мне, на­при­мер, не на­до ду­мать, чем се­бя за­нять на ка­ран­тине. Он дал воз­мож­ность еще боль­ше скон­цен­три­ро­вать­ся на твор­че­стве, рож­да­ет­ся мно­го идей, мно­го му­зы­ки. Вре­мя про­сто ле­тит. Увле­че­на сей­час но­вым про­ек­том. Раз­ра­ба­ты­ваю продолжени­е ис­то­рии фан­та­сти­че­ско­го ро­ма­на «Ди­кая энер­гия. Ла­на». Очень ак­ту­аль­ная исто­рия. Эту кни­гу мы вы­пу­сти­ли еще в 2008 го­ду с су­пру­га­ми пи­са­те­ля­ми-фан­та­ста­ми Ма­ри­ной и Сер­ге­ем Дя­чен­ко, и клип сня­ли с Русла­ном Ба­до­е­вым. Я ста­ла про­то­ти­пом глав­ной ге­ро­и­ни ро­ма­на. Он – об ис­то­рии бу­ду­ще­го. А мы уже не раз ста­но­ви­лись сви­де­те­ля­ми то­го, что на­пи­сан­ное, сня­тое фан­та­ста­ми, – дей­стви­тель­но сбы­ва­ет­ся в ре­аль­ной жиз­ни че­ло­ве­че­ства.

– О чем ва­ша «Ди­кая энер­гия-2»?

– Му­зы­ка и Сти­хия мо­гут жить в Гар­мо­нии, впро­чем как мо­гут жить в гар­мо­нии Че­ло­век и При­ро­да. Мы хо­тим пред­ста­вить но­вый об­раз как сим­вол бу­ду­ще­го, что даст Че­ло­ве­ку бес­ко­неч­ную энер­гию и сво­бо­ду. Мы со­зда­ли му­зы­каль­ное ви­део, ко­то­рое сим­во­ли­зи­ру­ет Гар­мо­нию Че­ло­ве­ка и Сти­хии, бу­ду­щее на Чи­стой Энер­гии.

Энер­гия на­чи­на­ет­ся с на­ше­го серд­ца. У тех, у ко­го оно драй­во­вое. А раз­ве это жизнь без драй­ва? По­то­му что жизнь – пре­жде все­го ка­кая-то ди­на­ми­ка. Ты встал и те­бе че­го-то хо­чет­ся. И не име­ет зна­че­ния, сколь­ко те­бе лет. Вот та­кие же­ла­ния я на­зы­ваю драй­вом. А ко­гда нет ди­на­ми­ки, дви­же­ния, то же­ла­ние по­не­мно­гу вы­вет­ри­ва­ет­ся. Груст­но, ко­гда все пер­вые впе­чат­ле­ния про­жи­ты.

Ес­ли все вре­мя хо­ти­те хо­теть и все бо­лее на­пол­нять свою жизнь ре­аль­но драй­вом, на­до по­нять, что же та­кое на са­мом де­ле энер­гия для че­ло­ве­ка, из че­го мы со­сто­им, к че­му стремимся. И в этом плане солн­це, ве­тер и во­да – это так­же то, что те­чет в на­шей кро­ви. Вот так по­яв­лял­ся про­ект «Ди­кая энер­гия». Мы при­ду­ма­ли та­кую ис­то­рию бу­ду­ще­го.

– Что вас по­ве­ло на вет­ряк?

– Хо­те­лось пе­ре­дать эту энер­гию вет­ра ка­ки­ми-то фиш­ка­ми. Вот и под­ня­лись на вет­ряк, под Ка­хов­кой на Хер­сон­щине.

В свое вре­мя по­ня­ла, что го­лос и те­ло долж­ны быть неот­рыв­ны, по­ня­ла, что по­ра вы­ры­вать­ся из че­ты­рех сту­дий­ных стен на во­лю и там петь, тан­це­вать, вот то­гда уже бу­дут со­всем дру­гие ме­ло­дии.

Пре­зен­то­ван­ный в Ки­е­ве клип «Мы Ве­тер» сня­ли как раз на плат­фор­ме, сим­во­ли­зи­ру­ю­щей чи­стую энер­гию бу­ду­ще­го. Я взо­бра­лась на вет­ряк, по­то­му что по­ка­за­лось, это очень кру­то, он на­по­ми­на­ет сце­ну и в небе мож­но со­всем по-дру­го­му зву­чать.

– Руслана, вы – очень сме­лая, от­ча­ян­ная, ска­за­ла бы. Че­го сто­ят ва­ши кли­пы, где – вол­ки, гро­за, во­да, го­ры, вы­со­та. Неуже­ли ни ра­зу не при­бе­га­ли к услу­гам дуб­лер­ши?

– Ни­ко­гда! Для это­го я, по­верь­те, очень ам­би­ци­оз­на. А мо­ей под­го­тов­ки, си­лы, бес­ша­баш­но­сти, как го­во­ри­те, хва­тит на мно­гое!

– Так все-та­ки в кли­пе «Мы Ве­тер» не бы­ло спе­ц­эф­фек­тов, дуб­ле­ров, и вы не по­бо­я­лись та­кой вы­со­ты, та­кой нена­деж­ной сце­ны?

– Там 120 мет­ров. Кто-то, воз­мож­но, ска­жет: да раз­ве ж это вы­со­та?! Да, в го­рах и вы­ше ло­ка­ции бы­ва­ют. Но ко­гда сто­ишь на плат­фор­ме вет­ря­ка и ее слег­ка по­ка­чи­ва­ет, посколь­ку ве­тер при­лич­но ду­ет, экс­т­рим еще тот! Сни­ма­ли мы на рас­све­те, в те­че­ние трех дней. Та­кие вет­ро­вые по­то­ки бы­ли, что, ка­за­лось, вот-вот сду­ет ме­ня от­ту­да. А тан­це­ва­ла ж еще на пол­ную но­гу, так, что плат­фор­ма про­ги­ба­лась. Ко мне при­це­пи­ли тон­кую ве­рев­ку-стра­хо­воч­ку. К ми­ли­та­ри-ко­стю­му она еще кое-как под­хо­ди­ла, а вот к бе­ло­му пла­тью, в ко­то­ром то­же сни­ма­лась – ни­как. Я ти­хонь­ко сня­ла стра­хов­ку на эти несколь­ко дуб­лей, что­бы хо­ро­шо вы­гля­деть. Это тот экс­т­рим, ко­то­ро­го нам не хва­та­ет в жиз­ни. А я его обо­жаю и бы­ла про­сто счаст­ли­ва, стоя на вет­ря­ке, по­том еще мно­го дней жи­ла эти­ми неве­ро­ят­ны­ми эмо­ци­я­ми.

– По­сле по­чти че­ты­рех­лет­не­го мол­ча­ния по­клон­ни­ки со­ску­чи­лись по ва­шим пес­ням и об­ра­до­ва­лись по­яв­ле­нию Русла­ны на сцене в 2017 го­ду – уже пев­че­ской, да еще и с та­кой пре­крас­ной пес­ней – «Я Люб­лю». С чем бы­ла свя­за­на ва­ша дол­гая па­у­за?

– Зна­е­те, сколь­ко бы вре­ме­ни ни про­шло, аб­стра­ги­ро­вать­ся от со­бы­тий Ев­ро­май­да­на невоз­мож­но. И те по­тря­се­ния, ко­то­рые пе­ре­жи­ла во вре­мя Ре­во­лю­ции до­сто­ин­ства, не за­бы­лись. Из-за это­го и на сце­ну не мог­ла дол­го вый­ти. Нуж­но бы­ло вре­мя, что­бы как-то собрать се­бя в ку­чу, ведь очень мно­го раз­да­ла се­бя лю­дям.

– Не жа­ле­е­те о сво­ем Май­дане?

– Жа­лею ли? Я счаст­ли­ва, что хоть ка­кую-то поль­зу при­нес­ла лю­дям

кро­ме то­го, что пры­гать на сцене, и от­да­ва­ла им се­бя как раз в та­кой кри­ти­че­ский мо­мент. И моя ны­неш­няя му­зы­ка уже дру­гая. Да, хо­чет­ся не мень­ше драй­ва, чем в «Ди­ких тан­цах», но ко­гда су­ме­ла впу­стить в се­бя чу­жую боль, разделить с кем-то ка­кую-то про­бле­му, чьи-то сле­зы, ко­гда про­хо­дишь че­рез та­кое, то и му­зы­ка ме­ня­ет­ся. Хо­тя, от­кро­вен­но го­во­ря, мне хо­те­лось боль­ше вы­хо­дить на сце­ну с му­зы­кой, ко­то­рая от­вле­ка­ла бы лю­дей от пло­хих но­во­стей, со­бы­тий. И эта пес­ня «Я Люб­лю» ста­ла од­ной из та­ких.

– А недав­но по­ра­зи­ли, по­ра­до­ва­ли неве­ро­ят­ной му­зы­кой­ли­тур­ги­ей. Как рож­да­лась ва­ша «Мо­лит­ва све­та»?

– На эту Пас­ху ре­ши­ла пре­зен­то­вать ми­ни-ли­тур­гию, ко­то­рую за­пи­са­ли в Со­фии Ки­ев­ской, древ­ней­шем хра­ме Укра­и­ны, го­раз­до рань­ше, но до это­го вы­да­ли толь­ко од­ну из пя­ти мо­литв. На­вер­ное, они жда­ли сво­е­го ча­са. Та­ко­во мое ви­де­ние фраг­мен­та ка­но­ни­че­ской ли­тур­гии. Пять мо­литв, ко­то­рые за­ча­стую зву­чат в хра­мах, и ко­то­рые на­шли наи­боль­ший от­клик в мо­ем серд­це. Со­зда­ла нечто осо­бен­ное и для се­бя, что смог­ла – как му­зы­кант, как ве­ру­ю­щий че­ло­век. И на­зва­ла эту ли­тур­гию «Мо­лит­вой све­та». Сде­ла­ла это с лю­бо­вью к Бо­гу, к лю­дям. И знаю, что эта мо­лит­ва по­мо­жет каж­до­му, кто по­пы­та­ет­ся услы­шать нечто боль­шее, чем про­сто зву­ки, го­лос, гар­мо­нию. Это осо­бое ду­хов­ное со­сто­я­ние, это тот мо­мент, ко­гда мы сли­ва­ем­ся с Гос­по­дом.

– Ка­кое соб­ствен­ное тво­ре­ние за­ни­ма­ет осо­бое ме­сто в ва­шем серд­це?

– До­ро­го все, что рож­да­ет­ся во мне. Хо­тя бо­лее склон­на к му­зы­ке. Для ме­ня да­же луч­ше, ко­гда боль­ше ее, чем слов. Му­зы­ка о мно­гом мо­жет рас­ска­зать.

– Чем вас увлек­ла в свое вре­мя гу­цуль­ская тема?

– Всем – за­га­доч­но­стью, та­ин­ствен­но­стью, сво­ей эк­зо­тич­но­стью, сво­ей глу­бин­ной сущ­но­стью и си­лой.

Сла­ва Бо­гу, в Кар­па­тах есть еще нетро­ну­тые ме­ста, ко­то­рые осо­бен­но бе­ре­гут мест­ные, это некий кар­пат­ский ава­тар. Хо­ро­шо, что ту­ри­сты ту­да еще не по­па­да­ют, по­то­му что очень уж они за­со­ря­ют Кар­па­ты, за что мне обид­но и боль­но. Вот в та­кие ме­ста мне уда­ва­лось за­би­рать­ся для съе­мок.

Му­зы­ку на­до тво­рить на са­мом де­ле в драй­ве, и я все­гда на­хо­жу его в этих го­рах. А про се­бя мо­гу ска­зать, что я и есть те­перь кар­пат­ский эт­ни­че­ский семпл: мо­гу петь, как трем­би­та.

– Ми­сти­че­ское древ­нее пе­ние, гу­цуль­ское «ку­ги­кан­ня», ко­то­рое на­зы­ва­е­те осо­бой тех­ни­кой го­ло­са и те­ла, дей­стви­тель­но спо­соб­но ис­це­лять?

– Я узна­ла в Кар­па­тах неве­ро­ят­ное укра­ин­ское пе­ние. Это – осо­бые зву­ки, осо­бая тех­ни­ка пе­ния. Им дей­стви­тель­но ис­це­ля­ли, пе­ре­да­ва­ли чув­ства, из по­ко­ле­ния в по­ко­ле­ние пе­ре­да­ва­ли энер­ге­ти­ку на­ро­да, ро­да.

– Где луч­ше се­бя чув­ству­е­те, в ка­ком краю ва­ше ме­сто си­лы?

– Там, где мно­го солн­ца, вет­ра, там, где – чи­стая энер­гия.

– Что ска­же­те о тех, кто пы­та­ет­ся най­ти призна­ние в чу­жих кра­ях?

– В Укра­ине есть мно­го ра­бо­ты, здесь мно­го о чем мож­но меч­тать – меч­тать ве­ли­ко, как при­зы­вал в свое вре­мя Бо­г­дан Гав­ри­ли­шин, наш ве­ли­кий укра­и­нец, че­ло­век, мно­го­му ме­ня на­учив­ший.

– Вы оши­ба­лись в сво­ей жиз­ни?

– Не оши­ба­ет­ся лишь тот, кто ни­че­го не де­ла­ет.

– Руслана, го­ды, ка­жет­ся, вас не до­го­ня­ют, вы прак­ти­че­ски не из­ме­ни­лись внешне, с тех пор, как по­яви­лись на боль­шой сцене. От­ку­да столь­ко мо­ло­до­сти, драй­ва, сол­неч­но­сти?

– Это все – чи­стая энер­гия. (Сме­ет­ся.) Я мно­го ра­бо­таю над со­бой, мно­го ка­ча­юсь, бе­гаю. Еже­днев­но – око­ло 4 ча­сов фи­зи­че­ских на­гру­зок. Не мо­гу уже жить без хо­лод­но­го ду­ша, под ко­то­рый ста­нов­люсь каж­дый час. Эта при­выч­ка по­яви­лась, кста­ти, по­сле то­го, как на­ча­ла ку­пать­ся в ле­дя­ной гор­ной во­де. Сна­ча­ла это бы­ло хва­стов­ство пе­ред мо­ей ко­ман­дой во вре­мя наших гор­ных экс­пе­ди­ций, а по­том ста­ло по­треб­но­стью. Все эти вод­но-фи­зи­че­ские на­груз­ки не толь­ко бод­рят мой дух и те­ло, но и да­ют огром­ное вдох­но­ве­ние к тру­ду.

– В чем за­клю­ча­ет­ся ва­ша лич­ная «фи­ло­со­фия еды» и ваш осо­бый под­ход к пи­та­нию?

– Я ис­по­ве­дую эко­ло­ги­че­ский, здо­ро­вый об­раз жиз­ни. На­кор­мить Русла­ну – за­да­ча не из про­стых. Моя еда долж­на быть ис­клю­чи­тель­но здо­ро­вой и по­лез­ной. Не­смот­ря на то, что пе­ре­про­бо­ва­ла прак­ти­че­ски все кух­ни ми­ра, пред­по­чте­ние от­даю еде, ко­то­рую при­го­то­ви­ла са­ма. Очень тща­тель­но вы­би­раю про­дук­ты. Во­об­ще не упо­треб­ляю ал­ко­голь и воз­дер­жи­ва­юсь от сла­до­стей. Мо­гу поз­во­лить се­бе толь­ко на­ту­раль­ный чер­ный шо­ко­лад или ка­као-бо­бы в чи­стом ви­де. По­след­ние за­ни­ма­ют первую по­зи­цию в спис­ке мо­их лю­би­мых ла­комств.

Как уже ска­за­ла, это долж­на быть толь­ко ор­га­ни­че­ская пи­ща. По­это­му пред­по­чи­таю обыч­ные рын­ки, а не су­пер­мар­ке­ты. Жи­вя за го­ро­дом, мно­гие про­дук­ты по­ку­паю у ба­бу­шек из со­сед­не­го се­ла. Очень люб­лю тво­рог с ме­дом. В мо­ем днев­ном ра­ци­оне обя­за­тель­но при­сут­ству­ют до­маш­ний ко­зий сыр с ме­дом, ко­зье мо­ло­ко и ке­фир. Очень люб­лю все ово­щи в сы­ром ви­де и на па­ру, а так­же фрук­ты. Кро­ме это­го, обя­за­тель­но вы­пи­ваю очень мно­го во­ды. При­чем это струк­ту­ри­ро­ван­ная во­да, ко­то­рую на­ста­и­ваю на гор­ных кам­нях. Ее на­до вы­дер­жать на солн­це с вось­ми до один­на­дца­ти утра.

Не­смот­ря на на­гру­жен­ный гра­фик, позд­ние кон­цер­ты и т.д., свой день все­гда пла­ни­рую так, что­бы по­ужи­нать не позд­нее ше­сти ве­че­ра, хо­тя, долж­на при­знать­ся, не все­гда это уда­ет­ся.

– Кто ва­ши бли­жай­шие дру­зья?

– Мои род­ные. Я счаст­ли­ва, что моя ма­ма сей­час ря­дом, жи­вет с на­ми. Она – неве­ро­ят­ная. Мы все­гда с ней на од­ной волне. Ра­да, что у ме­ня та­кой муж, со­вет­чик, с ко­то­рым уже по­чти 25 лет в бра­ке. Да, мы оба – ли­де­ры, мо­жем ча­сто упор­но до­ка­зы­вать друг дру­гу свою точ­ку зре­ния, свою право­ту. Но мой Са­ша – че­ло­век с без­гра­нич­ным серд­цем, он – на­сто­я­щий, осо­бен­ный. (Алек­сандр Ксе­но­фон­тов – укра­ин­ский рок-му­зы­кант, му­зы­каль­ный про­дю­сер. – Авт.).

– Спа­си­бо, Руслана, за бе­се­ду! С на­сту­па­ю­щим днем рож­де­ния вас, пусть в ва­шей жиз­ни их бу­дет еще мно­го, что­бы успе­ли осу­ще­ствить все за­ду­ман­ное для се­бя и лю­дей, для на­шей пла­не­ты. По­рад­ниц­кую го­сти­ную про­ве­ла Та­тья­на ВЛАСЮК, глав­ный ре­дак­тор га­зе­ты «По­рад­ни­ця».

«Я за то, что­бы укра­ин­ское бы­ло в на­шей по­все­днев­ной жиз­ни, но – без на­вя­зы­ва­ния».

«Ма­ма – неве­ро­ят­ная. Мы все­гда с ней на од­ной волне».

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.