«ВИКТОРИЯ»: 1-Я СМЕ­НА ПО­СЛЕ ТРА­ГЕ­ДИИ

ПО­СЛЕ ТРА­ГЕ­ДИИ ЛА­ГЕРЬ ВПЕР­ВЫЕ ПРИ­НЯЛ ШКОЛЬ­НИ­КОВ. ЕСТЬ СИГНАЛИЗАЦ­ИЯ И ОХРАНА

Segodnya (Kyiv) - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - МАРИЯ ДМИТРЕНКО (ФО­ТО АВ­ТО­РА)

Одес­ский ла­герь «Виктория» впер­вые при­нял де­тей по­сле по­жа­ра в сен­тяб­ре 2017-го, ко­то­рый унес жиз­ни трех де­во­чек. В ла­ге­ре уве­ря­ют: недо­че­ты по по­жар­ной без­опас­но­сти ис­пра­ви­ли. Пер­вая сме­на по­сле по­жа­ра на­ча­лась в пят­ни­цу. На от­дых при­бы­ли 103 ре­бен­ка, их за­се­ли­ли в ка­мен­ный кор­пус, а де­ре­вян­ные до­ми­ки оста­ют­ся под аре­стом. «Се­го­дня» по­бы­ва­ли в «Вик­то­рии» и узна­ли, что те­перь там под за­пре­том утюж­ки для во­лос и фе­ны.

Одес­ский ла­герь «Виктория» впер­вые при­нял на от­дых де­тей по­сле тра­ги­че­ско­го по­жа­ра. На­пом­ним, в сен­тяб­ре 2017-го огонь, вспых­нув­ший в од­ном из де­ре­вян­ных кор­пу­сов, унес жизнь трех де­во­чек — Сне­жа­ны Ар­пен­тий, Со­фии Ма­зур и Ана­ста­сии Ку­ли­нич. Те­перь в ла­ге­ре уве­ря­ют: все недо­че­ты по по­жар­ной без­опас­но­сти ис­пра­ви­ли. «Се­го­дня» по­бы­ва­ли в «Вик­то­рии».

Пер­вая сме­на по­сле по­жа­ра на­ча­лась в ла­ге­ре в пят­ни­цу и про­длит­ся до 29 ав­гу­ста. На от­дых при­бы­ли 103 ре­бен­ка, боль­шин­ство из ко­то­рых — льгот­ни­ки. Как рассказала ис­пол­ня­ю­щая обя­зан­но­сти ди­рек­то­ра ла­ге­ря Ири­на Стрель­цо­ва, де­тей за­се­ли­ли в один ка­мен­ный кор­пус. Де­ре­вян­ные до­ми­ки оста­ют­ся под аре­стом и об­не­се­ны за­бо­ром.

По­ка ди­рек­тор по­ка­зы­ва­ет нам ла­герь, юные от­ды­ха­ю­щие изу­ча­ют Пра­ви­ла до­рож­но­го дви­же­ния с пат­руль­ны­ми. Ди­рек­тор тем вре­ме­нем го­во­рит, что в ла­ге­ре при­ня­ли все необ­хо­ди­мые ме­ры про­ти­во­по­жар­ной без­опас­но­сти. «Был про­ве­ден ин­струк­таж с вос­пи­та­те­ля­ми и детьми. Этой те­ме уде­ля­ет­ся очень боль­шое вни­ма­ние, — рас­ска­зы­ва­ет Стрель­цо­ва. — У нас бы­ли спе­ци­а­ли­сты ГСЧС, они все пол­но­стью про­ве­ри­ли. У нас ра­бо­та­ет вез­де сигнализац­ия, оформ­ле­ны все по­жар­ные щи­ты, кран-ком­плек­ты и план эва­ку­а­ции». По ее сло­вам, с детьми эва­ку­а­цию от­ра­бо­та­ли, а тер­ри­то­рию ла­ге­ря те­перь пат­ру­ли­ру­ет охран­ная фир­ма.

Осмат­ри­вая жи­лой кор­пус, мы убе­ди­лись, что на каж­дом эта­же дей­стви­тель­но есть по­жар­ные щи­ты с под­ве­ден­ным про­ти­во­по­жар­ным во­до­снаб­же­ни­ем и ог­не­ту­ши­те­ли. На сте­нах ви­сят

пла­ка­ты с пла­ном эва­ку­а­ции и пра­ви­ла­ми по­жар­ной без­опас­но­сти. В ком­на­тах — дат­чи­ки ды­ма и спе­ци­аль­ные дет­ские мас­ки (ре­спи­ра­то­ры) на слу­чай по­жа­ра. От­вет­ствен­ный за по­жар­ную без­опас­ность Алек­сандр Дем­чен­ко по­яс­ня­ет: в каж­дой ком­на­те ко­ли­че­ство ма­сок со­от­вет­ству­ет ко­ли­че­ству де­тей. «Вре­мя за­щит­но­го дей­ствия рас­счи­та­но до по­лу­ча­са. Но, в слу­чае че­го, не дай Бог, долж­на быть быст­рая эва­ку­а­ция. В те­че­ние пя­ти—се­ми ми­нут тут уже не долж­но ни­ко­го быть», — го­во­рит Дем­чен­ко.

Эва­ку­а­ция из кор­пу­са долж­на про­хо­дить че­рез два вы­хо­да. Од­на­ко на­руж­ные по­жар­ные лест­ни­цы в стро­е­нии от­сут­ству­ют. Вы­хо­дит, ес­ли в слу­чае по­жа­ра огонь пе­ре­кро­ет до­ступ к обыч­ным лест­ни­цам, на­хо­дя­щим­ся в трех­этаж­ном зда­нии не оста­нет­ся ни­че­го дру­го­го, кро­ме как вы­пры­ги­вать из окон. В от­вет на этот во­прос в ла­ге­ре лишь раз­во­дят ру­ка­ми. Ди­рек­тор несколь­ко раз по­вто­ря­ет: «По пра­ви­лам по­жар­ной без­опас­но­сти долж­но быть два вы­хо­да, они у нас есть». На­чаль­ник хо­зяй­ствен­но­эко­но­ми­че­ско­го от­де­ла гор­де­пар­та­мен­та об­ра­зо­ва­ния Ека­те­ри­на Коль­ва за­яви­ла, что все на­ру­ше­ния и пунк­ты, ко­то­рые бы­ли ука­за­ны в пред­пи­са­нии ГСЧС, они устра­ни­ли. Ра­нее в об­лу­прав­ле­нии ГСЧС за­яви­ли, что ка­мен­ный кор­пус про­ве­ри­ли, и все тре­бо­ва­ния на тот мо­мент дей­стви­тель­но бы­ли вы­пол­не­ны.

Де­ти, с ко­то­ры­ми нам уда­лось по­об­щать­ся, уве­рен­но озву­чи­ва­ют ме­ха­низм дей­ствий на слу­чай по­жа­ра. Те, кто по­стар­ше, го­во­рят, что зна­ют о слу­чив­шей­ся тра­ге­дии, но от­ды­хать тут не бо­ят­ся. «При по­жа­ре нуж­но на­де­вать мас­ки, быст­ро стро­ить­ся и вы­хо­дить по оче­ре­ди», — от­че­ка­нил маль­чик по име­ни Са­ша. Де­ти го­во­рят, что им за­пре­ти­ли дер­жать при се­бе и ис­поль­зо­вать на­гре­ва­тель­ные при­бо­ры, в том чис­ле утюж­ки для во­лос и фен. «Раз­ре­ша­ют толь­ко за­ря­жать те­ле­фо­ны, но толь­ко днем. У неко­то­рых по­доб­ные ве­щи за­бра­ли на хра­не­ние и от­да­дут по­сле сме­ны», — го­во­рит школь­ни­ца Настя.

Рес­пи­ра­тор на каж­до­го ре­бен­ка

ЗА ЗА­БО­РОМ. Де­ре­вян­ные кор­пу­са, один из ко­то­рых сго­рел в 2017-м

В ЛА­ГЕ­РЕ. На тер­ри­то­рии сно­ва слы­шен смех де­тей

ОТ­ДЫ­ХА­Ю­ЩИЕ. Ре­бя­та рас­ска­зы­ва­ют о без­опас­но­сти

КОМНАТЫ. Де­тей за­се­ли­ли в один ка­мен­ный кор­пус

СЦЕНА. Урок ПДД от пат­руль­ных по­ли­цей­ских

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.