МЕ­НЯ­ЛИ НА ЕДУ: СО­ВЕТ­СКИЙ СО­ЮЗ

Segodnya (National) - - ИСТОРИЯ ДНЯ -

Во вре­ме­на СССР очень мно­гие укра­ин­ские цен­но­сти пе­ре­ко­че­ва­ли в му­зеи РФ. На­при­мер, со­всем не­дав­но, в 2000 г. в Эр­ми­та­же про­хо­ди­ла круп­ней­шая меж­ду­на­род­ная вы­став­ка ис­лам­ско­го ис­кус­ства — ее сим­во­лом ста­ла скульп­ту­ра «Шир­ван­ский водолей» 1206 г. По офи­ци­аль­ной ин­фор­ма­ции, этот «ак­ва­ма­нил» был му­зею по­да­рен. На са­мом же де­ле, бесценная ста­ту­эт­ка бы­ла вы­ве­зе­на из му­зея Бо­г­да­на и Вар­ва­ры Ха­нен­ко, как и мно­гие дру­гие про­из­ве­де­ния ис­кус­ства. То­гда, в 1928 г. в му­зее на­ча­ла свою ра­бо­ту ко­мис­сия Гос­тор­га, цель ко­то­рой бы­ла отобрать пред­ме­ты ис­кус­ства для про­да­жи на за­ру­беж­ных аук­ци­о­нах, а за вы­ру­чен­ные день­ги ку­пить про­до­воль­ствие для го­ло­да­ю­щей мо­ло­дой стра­ны. Что-то про­да­ли, а вот «Водолей» стал укра­ше­ни­ем Ле­нин­град­ско­го му­зея. Ан­на Рудик рас­ска­зы­ва­ет: «У нас есть все до­ку­мен­ты о том, что «Водолей» был ото­бран неза­кон­но». Но ко­гда в 30-е го­ды под­ня­ли во­прос о воз­вра­ще­нии со­кро­ви­ща, то­гдаш­ний ди­рек­тор от­ве­тил: «Ну что вы, эта вещь до­стой­на толь­ко Эр­ми­та­жа». В му­зее Лос- Ан­дже­ле­са хра­нит­ся еще од­но со­кро­ви­ще из кол­лек­ции Ха­нен­ко: «Адам и Ева» Лу­ка­са Кра­на­ха Стар­ше­го, ко­то­рый был про­дан на аук­ци­оне за $3 тыс. Его так­же ото­бра­ли из му­зея. Сей­час сто­и­мость этой кар­ти­ны ис­чис­ля­ет­ся мил­ли­о­на­ми дол­ла­ров.

ВО ВРЕ­МЕН­НОЕ ПОЛЬ­ЗО­ВА­НИЕ.

Вто­рой ва­ри­ант «от­жи­ма ценностей» был хит­рым и про­стым: экс­по­на­ты бра­ли «вре­мен­но» на вы­став­ку, а по­том не воз­вра­ща­ли. Имен­но так Укра­и­на по­те­ря­ла бес­цен­ную мо­за­и­ку «Дмит­рий Со­лун­ский»

из ре­лик­вий Ми­хай­лов­ско­го Зла­то­вер­хо­го. Сер­гей Кот рас­ска­зал об ис­сле­до­ва­нии, ко­то­рое он про­вел со сво­им кол­ле­гой, ис­кус­ство­ве­дом Юри­ем Ко­ре­ню­ком: «В Ки­е­ве до сих пор хра­нят­ся ак­ты о пе­ре­да­че этих ценностей, с пе­ча­тью Тре­тья­ков­ской га­ле­реи. Для мос­ков­ской вы­став­ки, по­свя­щен­ной 750-ле­тию «Сло­ва о пол­ку Иго­ре­ве» в 1938 г. от­би­ра­ли це­лый ряд пред­ме­тов из Укра­и­ны, ко­то­рые обя­зы­ва­лись, со­глас­но бу­ма­гам, вер­нуть че­рез три ме­ся­ца. Укра­и­на вспом­ни­ла о про­па­же толь­ко в 1941 г., неза­дол­го до на­ча­ла вой­ны — ко­гда пла­ни­ро­ва­ли со­здать боль­шой му­зей укра­ин­ско­го мо­ну­мен­таль­но­го ис­кус­ства. На­ча­лась дол­гая пе­ре­пис­ка с Тре­тья­ков­кой (эти пись­ма до сих пор хра­нят­ся в ее ар­хи­вах) с прось­бой вер­нуть, но в от­вет по­лу­чи­ли от­каз. Мол, у нас боль­ше нет по­доб­ных па­мя­ток до­мон­голь­ско­го пе­ри­о­да, и ес­ли мы их от­да­дим, то у нас бу­дет непра­виль­но по­ка­за­на ис­то­рия Древ­ней Ру­си (обра­ти­те вни­ма­ние — не Ки­ев­ской)» Т. е., фак­ти­че­ски Укра­и­на име­ет до­ка­за­тель­ную ба­зу для то­го, что­бы вер­нуть эти со­кро­ви­ща до­мой, но ни­кто этим сей­час не за­ни­ма­ет­ся».

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.