КАК ШЬЮТ: ПУ­ГО­ВИ­ЦЫ НА СЧЕТ И ЮГОСЛАВСКИ­Е СЕК­РЕ­ТЫ

Segodnya (National) - - СПЕЦРЕПОРТ­АЖ -

Са­мые цен­ные парт­не­ры «Крем­тек­са», по сло­вам «ста­ро­жи­ла» На­деж­ды Шо­лу­дь­ко, — из­вест­ные немец­кие брен­ды, та­кие как Gerry Weber, Jean Paul, Blacky Dress. Они шлют в Кре­мен­чуг за­ка­зы уже бо­лее 10 лет и не на­ме­ре­ны ме­нять при­вы­чек да­же в тре­вож­ное во­ен­ное вре­мя. Хо­тя на фаб­ри­ке чуть бы­ло не по­те­ря­ли за­каз­чи­ков — ведь мно­гим кол­ле­гам ев­ро­пей­цы да­ли от­бой до луч­ших вре­мен, по­ка «у вас все не на­ла­дит­ся». «Наш со­лид­ный парт­нер по­тер­пел огром­ные убыт­ки, ко­гда боль­шая пар­тия от­ши­тых из­де­лий за­стря­ла в Лу­ган­ске — все от­то­го, что та­мош­ний ру­ко­во­ди­тель до по­след­не­го скры­ва­ла от нем­цев прав­ду о на­рас­та­ю­щих про­бле­мах. До сих пор моз­гу­ют, как вы­вез­ти то­вар! Хо­зя­ин то­гда ре­шил боль­ше ни­ка­ких ма­шин в Укра­и­ну не слать. В этом «по­мог­ло» и немец­кое те­ле­ви­де­ние: в ту пору по всем ка­на­лам толь­ко и но­во­стей бы­ло, что про на­ши бо­е­вые дей­ствия, ору­жие, агрессию России, — рас­ска­зы­ва­ет На­деж­да Шо­лу­дь­ко. — При­шлось дол­го убеж­дать их и объ­яс­нять­ся, что­бы работа воз­об­но­ви­лась. Но за все вре­мя, что в Укра­ине неспо­кой­но, нем­цы сю­да ни но­гой — а рань­ше ой как лю­би­ли ез­дить в ко­ман­ди­ров­ки! Це­ни­ли пол­тав­ское го­сте­при­им­ство».

НА­УЧИ­ЛИ ШИТЬ. В неза­ви­си­мой Укра­ине «Крем­текс» за­ни­мал­ся по­ши­вом лег­кой жен­ской одеж­ды и счи­тал ее до­стой­ной про­дук­ци­ей — по­ка со­труд­ни­че­ство с ев­ро­пей­ца­ми не по­ка­за­ло, как да­ле­ки со­вет­ские стан­дар­ты ка­че­ства от ми­ро­вых. Да что там — трем­пе­ля в гла­за ни­кто не ви­дел! А жен­щи­ны, над­ры­ва­ясь, тас­ка­ли на глаж­ке трех- и пя­ти­ки­ло­грам­мо­вые утю­ги. «В 1995-м нем­цы при­сла­ли нам сво­их тех­ни­ков, что­бы на­ла­дить пошив (это бы­ли юго­сла­вы, ко­то­рые ра­нее са­ми ши­ли на да­валь­че­ском сы­рье, по­ка уро­вень жиз­ни и зар­пла­ты не вы­рос­ли). Они-то и на­учи­ли нас, как нуж­но ра­бо­тать, до сих пор бла­го­да­рим, — вспо­ми­на­ет На­деж­да Шо­лу­дь- ко. — Мы же, на­при­мер, рань­ше утю­жи­ли ха­ла­ты, как про­сты­ни до­ма: на обыч­ном сто­ле, по­том в бу­ма­гу за­во­ра­чи­ва­ли — и в кон­тей­нер (все в Со­ю­зе так де­ла­ли). А ока­за­лось, что план­ки нель­зя рас­тя­ги­вать — толь­ко ак­ку­рат­но утюж­ком при­да­вить под от­со­сом, что­бы сутю­жи­лись, а не ра­з­утю­жи­лись». Рань­ше на фаб­ри­ке си­де­ла спе­ци­аль­ная «руч­ни­ца» с де­ре­вян­ной па­лоч­кой вро­де руч­ки, вы­ре­зан­ной ме­ха­ни­ком дя­дей Ва­сей, и про­ты­ка­ла ими угол­ки во­рот­ни­ков, что­бы вы­вер­ну­лись, при­чем не­ред­ко до дыр. А юго­сла­вы под­ска­за­ли, что при по­ши­ве нуж­но про­сто оста­вить в угол­ке ни­точ­ку. А ко­гда вы­вер­ну­ли во­рот­ник ли­це­вой сто­ро­ной — про­сто по­тя­нуть за нее, и он бу­дет, как лез­вие — иде­аль­но­го ка­че­ства.

БОРЬ­БА ЗА КАЧЕСТВО. Одеж­ду кре­мен­чу­жан­ки от­ши­ва­ют не абы ка­кую, а бу­ти­ко­вую (неко­то­рых мо­де­лей все­го по 20—50 еди­ниц). То есть со­лид­ную, для тол­сто­го ев­ро­пей­ско­го ко­шель­ка. Нем­ки, по сло­вам ди­рек­то­ра фаб­ри­ки Дмит­рия Мыс­ни­ка, дав­но «при­корм­ле­ны» на яр­лыч­ки «Made in Ukraine» и уве­рен­но по­ку­па­ют одеж­ду (за семь ме­ся­цев те­ку­ще­го го­да от­гру­же­но уже 77,5 тыс. из­де­лий). Но та­кое до­ве­рие да­ет­ся «Крем­тек­су» непро­сто — ра­бо­тать при­хо­дит­ся, как по струн­ке. «При­сы­ла­ют нам все: от те­хусло­вий до упа­ко­воч­ных па­ке­тов, тка­ни, фур­ни­ту­ру от­лич­но­го ита­льян­ско­го ка­че­ства — ана­ло­га не най­дешь. Из на­ших ма­те­ри­а­лов вы­шла бы яв­ная хал­ту­ра», — рас­ска­зы­ва­ет Шо­лу­дь­ко. Что­бы сдать из­де­лие немец­ко­му ОТК, при­хо­дит­ся из­ряд­но по­по­теть: к каж­дой мо­де­ли есть опи­са­ние тре­бо­ва­ний, ко­то­рые до дыр изу­ча­ет каж­дый кон­тро­лер. А по­том с ли­не­еч­кой в ру­ках про­ве­ря­ет ши­ри­ну швов и гу­сто­ту строч­ки — до мил­ли­мет­ра! Утюж­ка без про­дав­ли­ва­ний, ни­ка­ких стя­ну­тых стро­чек и неосто­рож­ных сле­дов от игол­ки — пре­зен­та­ция на трем­пе­ле долж­на вы­гля­деть иде­аль­но, ма­лей­ший про­мах — от­по­роть де­таль и за­ме­нить.

СТРО­ГИЙ ОРД­НУНГ. Ес­ли на пар­тию по­ла­га­ет­ся 1 тыс. пу­го­виц, то их от­пра­вят ров­но 1 тыс. И про­сле­дят, что­бы в та­мо­жен­ной де­кла­ра­ции с го­то­вым то­ва­ром циф­ры то­же бы­ли «тю­тель­ка в тю­тель­ку». Тка­ней при­хо­дит ров­но столь­ко, сколь­ко нуж­но — оста­ют­ся лишь мел­кие об­рез­ки. «Спе­ци­аль­ные «гла­за­стые» кон­тро­ле­ры до­тош­но про­ве­ря­ют каж­дый ру­лон на пред­мет бра­ка: ес­ли то­чеч­ки, ни­точ­ки не в цвет — уже шить нель­зя, — рас­ска­зы­ва­ет тех­ни­че­ский ди­рек­тор «Крем­тек­са». — Но посколь­ку ма­те­ри­а­ла впри­тык, при­хо­дит­ся моз­го­вать — нель­зя ли рас­кро­ить так, что­бы мел­кие де­фек­ты по­па­ли в вы­тач­ки, швы, вы­ре­зы, тща­тель­но при­ме­рять и при­ки­ды­вать». Се­рьез­ный брак по­ло­же­но со­би­рать до ку­соч­ка, при­ла­гать яр­лы­ки и но­мер­ки кон­тро­ле­ров и от­прав­лять хо­зя­е­вам — один раз в Кре­мен­чуг ита­льян­цы при­ез­жа­ли лич­но, что­бы убе­дить­ся, что про­пу­сти­ли пло­хое сы­рье: до­ку­мен­там не по­ве­ри­ли. Со­труд­ни­цы це­ха обя­за­ны мыть ру­ки пять раз в день, что­бы не остав­лять пя­тен на неж­ных тка­нях. За ги­ги­е­ной сле­дят ма­сте­ра лич­но, а ру­ко­вод­ство вы­де­ля­ет день­ги на тон­ны жид­ко­го мы­ла под это де­ло.

На­ря­ды. Про­дук­ция «Крем­текс» — ред­кий гость в на­ших ма­га­зи­нах

До по­ши­ва. Изъ­я­ны в тка­ни вы­смат­ри­ва­ют ед­ва ли не под лупой

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.