ВО­ЛОН­ТЕ­РЫ: ПИ­О­НЕР­СКИЙ ЛА­ГЕРЬ, НО ДЛЯ ДУ­ШИ

Segodnya (National) - - СПЕЦПРОЕКТ -

На Ва­ла­ам мож­но по­пасть не толь­ко па­лом­ни­ком или ту­ри­стом, а и во­лон­те­ром. Ва­ла­ам­ский во­лон­тер — это че­ло­век, ко­то­рый го­тов ра­бо­тать за еду и про­жи­ва­ние в ра­бот­ном до­ме. Ра­бот­ный дом — это об­ще­жи­тие, не от­ре­мон­ти­ро­ван­ное, с ком­на­та­ми по де­вять че­ло­век, об­щей кух­ней и сан­уз­лом. Усло­вия остав­ля­ют же­лать луч­ше­го, да и ра­бо­ту пред­ла­гать могут са­мую раз­ную — от про­пол­ки гря­док до чист­ки туа­ле­тов и убор­ки на­во­за. Но же­ла­ю­щих предо­ста­точ­но. За­ез­дов все­го во­семь, в каж­дом — по 50 че­ло­век. Же­ла­ю­щие ре­ги­стри­ру­ют­ся на сай­те и за­пол­ня­ют ан­ке­ты за три-че­ты­ре ме­ся­ца, а то и пол­го­да!

«Сю­да при­ез­жа­ют лю­ди из раз­ных стран и раз­ных ве­ро­ис­по­ве­да­ний, — рас­ска­зы­ва­ет иеро­мо­нах Авер­кий, в чис­ле по­слу­ша­ний ко­то­ро­го — работа с во­лон­те­ра­ми. — Лю­ди не могут по­нять, по­че­му их сю­да тя­нет. Ведь ду­ша все­гда ищет сво­е­го Твор­ца. Суть — по­тру­дить­ся во сла­ву Бо­жию и по­мо­лить­ся, по­чув­ство­вать мо­на­стыр­скую ат­мо­сфе­ру, ко­гда все со­еди­не­ны вме­сте, а в ны­неш­нее вре­мя, ко­гда все раз­роз­нен­ны, это необ­хо­ди­мо». Отец Авер­кий уже 20 лет в мо­на­сты­ре. Го­во­рит, что по­пал на Ва­ла­ам слу­чай­но, при­е­хал по­ра­бо­тать в ка­че­стве стро­и­те­ля. Он да­же не был пра­во­слав­ным, увле­кал­ся во­сточ­ной фи­ло­со­фи­ей, а те­перь жиз­ни без мо­на­сты­ря не пред­став­ля­ет.

Нам уда­лось так­же по­об­щать­ся с во­лон­те­ром, ко­то­рая уже 5 лет ез­дит на Ва­ла­ам каж­дый год. Свет­лане Ни­ко­ла­евне 72 го­да. «Я чест­но ука­за­ла в ан­ке­те воз­раст и что у ме­ня есть про­бле­мы со здо­ро­вьем, но про­шу ра­бо­ту со­от­вет­ствен­но мо­е­му воз­рас­ту, — рас­ска­за­ла нам пен­си­о­нер­ка. — Я бы­ла и ту­ри­стом, и па­лом­ни­ком, но быть во­лон­те­ром го­раз­до ин­те­рес­ней. Во­лон­тер бо­лее сво­бо­ден, и мо­жет жить на Ва­ла­а­ме 21 день! Мы пер­вый день по­ло­ли свек­лу, по­том мор­ковь, по­том со­би­ра­ли огур­цы, пет­руш­ку, по­том яб­ло­ки. Нам ведь в мо­ло­до­сти за­пре­ща­ли го­во­рить о церк­ви, мы до­го­ня­ем то, что бы­ло упу­ще­но».

Ре­жим дня у во­лон­те­ров — в 8.30 зав­трак, с 9 до 12.30 — работа на по­лях, по­том обед и по­сле двух сно­ва по­слу­ша­ние до ужи­на. «Смысл не в ра­бо­те, а в ме­сте, — го­во­рят ре­бя­та. — Каж­дый при­ез­жа­ет со сво­и­ми во­про­са­ми, а уез­жа­ет с от­ве­та­ми. Тут как пионерском ла­ге­ре, но толь­ко для ду­ши».

Есть сре­ди во­лон­те­ров и ино­стран­цы. «Ва­ла­ам сде­лал ме­ня бо­лее храб­рой, — де­лит­ся Ли­ли из Гер­ма­нии. — Мысль о том, что я пе­ре­жи­ла Ва­ла­ам, бу­дет по­мо­гать мне лег­че справ­лять­ся с труд­но­стя­ми. Ведь здесь нуж­но стро­го сле­до­вать рас­пи­са­нию и усло­вия про­жи­ва­ния, как в ар­мии». «А я ску­чаю по вил­кам, — шу­тит лю­те­ран­ка На­та­ли из Ис­па­нии. — Тут ведь толь­ко лож­ка­ми едят, но пи­ща очень вкусная. Пер­вые дни я ду­ма­ла — ни­ко­гда боль­ше не при­еду. Те­перь очень по­лю­би­ла это ме­сто. Ва­ла­ам по­мог по­нять, что мно­гие труд­но­сти в мо­ей жиз­ни на са­мом де­ле — пу­стяк. На­при­мер, я очень пе­ре­жи­ва­ла об эк­за­ме­нах. Те­перь от­но­шусь к ним про­ще, и ду­маю, да­же бу­ду луч­ше учить­ся».

Отец Авер­кий:

«Лю­ди не зна­ют,

по­че­му их тя­нет

на Ва­ла­ам,

но мы зна­ем»

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.