ЭВО­ЛЮ­ЦИЯ СБОР­НОЙ

Ве­тер пе­ре­мен Ко­ман­да, рож­ден­ная в ни­ще­те, сей­час иг­ра­ет за мил­ли­о­ны

Segodnya (National) - - СПЕЦПРОЕКТ - АН­ДРЕЙ ТАНАСЮК

29 ап­ре­ля 1992 го­да сбор­ная Укра­и­ны по фут­бо­лу про­ве­ла пер­вый в сво­ей ис­то­рии матч. Со­пер­ни­ком вы­сту­пи­ла Вен­грия, од­на из пер­вых стран, при­знав­ших на­шу неза­ви­си­мость. Матч со­сто­ял­ся в Уж­го­ро­де на за­би­том до от­ка­за (13 тыс. зри­те­лей) ста­ди­оне «Аван­гард». Пер­вый блин вы­шел ко­мом: фи­наль­ный сви­сток ар­бит­ра из Бе­ла­ру­си Ва­ди­ма Жу­ка опо­ве­стил о по­бе­де вен­гров со сче­том 3:1, а един­ствен­ный гол у нас за­бил Иван Гецко. С тех пор мно­го во­ды утек­ло, че­рез сбор­ную стра­ны про­шли сот­ни фут­бо­ли­стов и де­сят­ки тре­не­ров. Был и вы­ход на ЧМ-2006, и до­маш­нее Ев­ро-2012, и пять фиа­ско в плей-офф... Ме­ня­лась и са­ма сбор­ная, и усло­вия ее За­шли, по­зна­ко­ми­лись с вен­гер­ски­ми фут­боль­ны­ми бос­са­ми, а пе­ре­во­дить по­мо­га­ла же­на Банникова, ко­то­рая зна­ла ан­глий­ский. Там и до­го­во­ри­лись о спар­рин­гах. Изна­чаль­но его хо­те­ли про­ве­сти в Ки­е­ве, но по­том, из со­об­ра­же­ний эко­но­мии, ре­ши­ли иг­рать в Уж­го­ро­де.

В на­ше вре­мя ор­га­ни­за­ци­ей то­ва­ри­ще­ских мат­чей для «си­не­жел­тых» за­ни­ма­ет­ся ком­мер­че­ский парт­нер ФФУ — «Укра­и­на Фут­бол Ин­тер­неш­нл». Мож­но вспом­нить и сбор­ную Гер­ма­нии на от­кры­тии «Олим­пий­ско­го» пе­ред Ев­ро-2012, и спар­ринг с Бра­зи­ли­ей в Дер­би в 2010-м. Ес­ли в по­след­нем слу­чае уда­лось до­го­во­рить­ся, что­бы со­пер­ник сыг­рал с на­ми без­воз­мезд­но, то в ря­де дру­гих при­хо­ди­лось вы­пла­чи­вать оп­по­нен­ту го­но­рар. На­при­мер, 400 ты­сяч ев­ро за при­езд в Харь­ков Уруг­вая или 150 ты­сяч — Ка­ме­ру­на в Ки­ев. Ис­пан­цы в 2011-м, по­го­ва­ри­ва­ют, про­си­ли 2 млн ев­ро и по­лу­чи­ли от­каз.

ЭМ­БЛЕ­МА. Оста­ет­ся неиз­мен­ной по сей день. В 1991-м ФФУ объ­яви­ла кон­курс на ло­го для но­вой ор­га­ни­за­ции. «Эс­ки­зов при­сы­ла­ли мно­го, но все бы­ло не то, — вспо­ми­на­ет Ана­то­лий Би­ден­ко, ко­то­рый то­гда был ви­це-пре­зи­ден­том ФФУ. — А неза­дол­го до это­го мы с Бан­ни­ко­вым бы­ли с ра­бо­чим ви­зи­том в Москве, где мне на гла­за по­па­лась кни­га с эм­бле­ма­ми клу­бов и на­ци­о­наль­ных ас­со­ци­а­ций. Ку­пил ее, а когда не мог­ли опре­де­лить­ся с ло­го­ти­пом ФФУ, ре­шил вдум­чи­во ее про­ли­стать. По­нра­ви­лась эм­бле­ма Ка­на­ды — мяч с кле­но­вым ли­стом. По­ка­за­ли ее ху­дож­ни­кам, они и на­ри­со­ва­ли ны­неш­ний ва­ри­ант, сов­ме­стив трезу­бец с мя­чом. Ин­те­рес­но, что эм­бле­ма ФФУ по­яви­лась на свет за несколь­ко ме­ся­цев до то­го, как трезу­бец был утвер­жден ВР в ка­че­стве на­ци­о­наль­но­го гер­ба Укра­и­ны». Ло­го­тип ФФУ не по­нра­вил­ся неко­то­рым вы­со­ким чи­нов­ни­кам из Гос­ком­с­пор­та из чис­ла тех, ко­то­рые ни­как не мог­ли сми­рить­ся с рас­па­дом СССР. При­шлось да­же вме­шать­ся неко­то­рым нар­де­пам, в част­но­сти — пред­ста­ви­те­лю Укра­ин­ско­го На­род­но­го Ру­ха Алек­сан­дру Гуды­ме. И ру­ко­вод­ство ФФУ за­ре­ги­стри­ро­ва­ло эм­бле­му в со­от­вет­ству­ю­щих ин­стан­ци­ях.

ДЕНЬ­ГИ. На за­ре неза­ви­си­мо­сти их в бюд­же­те ФФУ бы­ло — кот на­пла­кал, да и то в кар­бо­ван­цах. По­мо­га­ли лишь вре­мя от вре­ме­ни ме­це­на­ты. На­при­мер, пер­вый вы­езд сбор­ной в США в июне 1992-го опла­тил пре­зи­дент «Бо­ри­сфе­на» Дмит­рий Зло­бен­ко. Но несмот­ря на все труд­но­сти, день­ги за пре­мьер­ный матч про­тив Вен­грии фут­бо­ли­сты и тре­не­ры на­шей сбор­ной по­лу­чи­ли. «Я за­ни­мал­ся ор­га­ни­за­ци­ей то­го мат­ча и за несколь­ко дней до него по­ехал в Уж­го­род, — рас­ска­зы­ва­ет Би­ден­ко. — Там ме­ня по­зна­ко­ми­ли с ру­ко­во­ди­те­ля­ми од­но­го из мест­ных ком­мер­че­ских бан­ков. Они со­гла­си­лись сде­лать еди­но­ра­зо­вые де­неж­ные вы­пла­ты иг­ро­кам и тре­не­рам. Не вспом­ню точ­но, ка­кая сум­ма то­гда фи­гу- ри­ро­ва­ла, но это бы­ли вполне при­лич­ные день­ги на то вре­мя. В офи­се бан­ка каж­до­му и вы­да­ли по кон­вер­ту с день­га­ми».

В том же 1992-м вто­рая сбор­ная Укра­и­ны под ру­ко­вод­ством Ба­зи­ле­ви­ча, с Лео­нен­ко и Кан­да­у­ро­вым в со­ста­ве, от­пра­ви­лась на ав­то­бу­се из Ль­во­ва в За­мос­ць на то­вар­няк с по­ля­ка­ми. С командой по­еха­ли и мно­гие тре­не­ры клу­бов укра­ин­ской выс­шей ли­ги. «Я был в той по­езд­ке, — вспо­ми­на­ет из­вест­ный спор­тив­ный жур­на­лист Вик­тор Бра­ниц­кий, ра­бо­тав­ший то­гда пресс-сек­ре­та­рем ФФУ. — Сыг­ра­ли 2:2, а по до­ро­ге об­рат­но Мар­ке­вич, в ту по­ру тре­ни­ро­вав­ший «Кар­па­ты», по соб-

ствен­ной ини­ци­а­ти­ве ре­шил о т б л а г о д а р ит ь ре­бят за иг­ру. До­стал из порт­моне все на­лич­ные, ко­то­рые у него бы­ли, вы­шло где-то по семь дол­ла­ров на бра­та. Но фут­бо­ли­сты бы­ли ра­ды и этим день­гам». Го­раз­до бо­лее се­рьез­ную «пре­ми­ал­ку» иг­ро­ки сбор­ной по­лу­чи­ли во вре­мя во­я­жа в США в 1992-м. Укра­ин­ская диас­по­ра то­гда со­бра­ла день­ги (око­ло $18 тыс.) и пе­ре­да­ла их ко­ман­де. Каж­дый фут­бо­лист по­лу­чил на ру­ки око­ло ты­ся­чи бак­сов, а в сто­ли­це то­гда од­но­ком­нат­ная квар­ти­ра в спаль­ном рай­оне сто­и­ла пол­то­ры-две. Ста­биль­но вы­пла­чи­вать пре­ми­аль­ные глав­ной ко­ман­де Укра­и­ны ста­ли с 1996-го, когда ФФУ воз­гла­вил Ва­ле­рий Пу­сто­вой­тен­ко (в 1997—1999 гг. был пре­мьер­ми­ни­стром стра­ны).

Нын­че, да­же в усло­ви­ях эко­но­ми­че­ско­го кри­зи­са в стране, футболиста­м сбор­ной грех жа­ло­вать­ся на пре­ми­аль­ные. Толь­ко за вы­ход на Ев­ро-2016 им по­ло­же­на пре­мия в 1,25 млн ев­ро плюс бо­нус — 1 млн ев­ро. И за каж­дую по­бе­ду в от­бо­ре по­лу­ча­ют пре­мии — в сред­нем 10 тыс. ев­ро на бра­та.

1992. Пер­вый гол в ис­то­рии сбор­ной в во­ро­та вен­гров за­бил то­гдаш­ний фор­вард «Чер­но­мор­ца» Иван Гецко

2015. Гол №307, по­ка что по­след­ний — ма­ке­дон­ская за­слу­га Крав­ца

Уж­го­род. Пер­вый блин сбор­ной по­лу­чил­ся, как во­дит­ся, ко­мом

Ра­ри­тет. Про­грамм­ка с пре­мье­ры

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.