18 ДОБ­РЫХ ДЕЛ: ПО­МО­ЖЕМ СИ­РО­ТАМ ОБ­РЕ­СТИ МЕЧ­ТУ

Па­ра­лим­пи­ец Се­ре­жа из Харь­ко­ва очень ждет фо­то­ка­ме­ру, а ин­тер­на­ту не хва­та­ет учеб­ни­ков и спорт­ин­вен­та­ря

Segodnya (National) - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА -

В учеб­но-вос­пи­та­тель­ном ком­плек­се №8 для де­тей с ДЦП и по­след­стви­я­ми по­лио­ми­е­ли­та с осо­бым теп­лом го­во­рят о сво­ем вы­пуск­ни­ке Се­ре­же Загоруйко, ко­то­рый сра­жа­ет­ся за жизнь с са­мо­го рож­де­ния. Ма­ма оста­ви­ла его в род­до­ме — маль­чик ро­дил­ся без но­ги.

«Я по­явил­ся на свет в Харь­ко­ве, но мать увез­ла ме­ня в Зми­ев­ской рай­он, что­бы обо мне не узна­ли… Ей то­гда еще не бы­ло 18 лет, но уже был один сын. А так как я ро­дил­ся без ле­вой но­ги, она, ви­ди­мо, по­бо­я­лась ме­ня оста­вить. Про­те­зы до­ро­гие, а до­би­вать­ся че­го-то от го­су­дар­ства она, как по мне, не за­хо­те­ла и на­пи­са­ла от­каз прак­ти­че­ски сра­зу по­сле мо­е­го рож­де­ния», — рас­ска­зы­ва­ет Сер­гей Загоруйко. Вы­рос маль­чик ско­рее не в дет­ском до­ме, а в боль­ни­цах, так как ча­сто нуж­дал­ся в опе­ра­ци­ях: кость ле­вой но­ги рос­ла быст­рее, чем мяг­кие тка­ни.

«Все это вре­мя я рос один, по­то­му что кро­ме ма­те­ри о мо­ем су­ще­ство­ва­нии ни­кто не знал. Но когда мне бы­ло 14, в соц­се­тях ме­ня отыс­кал стар­ший брат. То­гда мне ка­за­лось, что это об­ман, но мне хо­те­лось ве­рить в прав­ди­вость слов это­го че­ло­ве­ка, по­то­му что, по су­ти, он был един­ствен­ным род­ствен­ни­ком за всю мою жизнь, — вспо­ми­на­ет Се­ре­жа. — Я на­чал рас­спра­ши­вать о се­мье, о сво­ем здо­ро­вье, а его сло­ва про­ве­рял по до­ку­мен­там, ко­то­рые по­про­сил у соц­ра­бот­ни­ка. Все со­шлось, он го­во­рил прав­ду». Так в жиз­ни под­рост­ка по­яви­лись два бра­та, ба­буш­ка, де­душ­ка, отец и мать, ко­то­рая по­про­си­ла про­ще­ния за свой по­сту­пок. Впро­чем, об­ре­сти се­мью у Се­ре­жи не вы­шло: ма­му он так и не смог про­стить, а с объ­явив­ши­ми­ся род­ствен­ни­ка­ми об­ща­ет­ся до­воль­но ред­ко.

Сей­час па­рень жи­вет в сту­ден­че­ском об­ще­жи­тии пе­ду­ни­вер­си­те­та име­ни Ско­во­ро­ды, окон­чив ко­то­рый бу­дет учи­те­лем физ­куль­ту­ры. И несмот­ря на то, что с по­лу­то­ра лет Се­ре­жа хо­дит с по­мо­щью про­те­за, с фи­зи­че­ски­ми на­груз­ка­ми он справ­ля­ет­ся на­равне с од­но­группни­ка­ми. Ведь, сколь­ко се­бя пом­нит, он за­ни­ма­ет­ся спор­том. «С вось­ми лет я ез­дил на все­укра­ин­ские со­рев­но­ва­ния по лег­кой атлетике для спортс­ме­нов с огра­ни­чен­ны­ми воз­мож­но­стя­ми. Про­тез был еще нетя­же­лым, и я мог быст­ро бе­гать и пры­гать в дли­ну. В 11 лет увлек­ся на­столь­ным тен­ни­сом. А че­ты­ре го­да на­зад тре­нер по фех­то­ва­нию на ко­ляс­ках при­гла­сил ме­ня в свою груп­пу, и уже на пер­вых тре­ни­ров­ках мне ска­за­ли, что в этом спор­те у ме­ня есть бу­ду­щее», — рас­ска­зы­ва­ет Сер­гей. О сво­их пер­вых ме­да­лях по фех­то­ва­нию па­рень го­во­рит с осо­бым тре­пе­том. Те­перь уже брон­зо­вый при­зер чем­пи­о­на­та Укра­и­ны и кан­ди­дат в ма­сте­ра спор­та меч­та­ет о том, что по­па­дет в на­ци­о­наль­ную сбор­ную по фех­то­ва­нию. «Я уже тре­ни­ро­вал­ся вме­сте с командой и мо­гу с уве­рен­но­стью ска­зать, что две неде­ли сбо­ров за­ме­ня­ют пол­го­да тре­ни­ро­вок в обыч­ном за­ле», — уве­ря­ет спортс­мен.

По­ми­мо до­сти­же­ний в спор­те у Сер­гея Загоруйко есть нема­ло дру­гих це­лей в жиз­ни. Несмот­ря на юный воз­раст, пер­во­курс­ник уже за­ду­мы­ва­ет­ся о со­зда­нии соб­ствен­ной се­мьи. А од­но из за­вет­ных же­ла­ний, ко­то­рое вряд ли осу­ще­стви­мо без по­мо­щи дру­гих, — об­за­ве­стись соб­ствен­ной про­фес­си­о­наль­ной фо­то­ка­ме­рой.

Та­лант. Уже на пер­вой тре­ни­ров­ке тре­нер уви­дел в Се­ре­же по­тен­ци­ал Меч­ты. Хо­чет фо­то­гра­фи­ро­вать про­фес­си­о­наль­но

Ак­тив­ная жизнь. За­ни­ма­ет­ся спор­том с ма­лых лет

Сер­гей. Стал фех­то­валь­щи­ком без од­ной но­ги

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.