ИС­ТО­РИИ: АФ­РИ­КА, КРЫМ И «КУК»

Segodnya (National) - - СПЕЦРЕПОРТ­АЖ -

С Аф­ри­кой у ко­ман­ды во­об­ще свя­за­но мно­го вос­по­ми­на­ний. От­ли­чил­ся, к при­ме­ру, боль­шой ры­жий ко­ра­бель­ный кот Вась­ка — од­на­жды его на неде­лю оста­ви­ли на бе­ре­гу. Так он, как и по­до­ба­ет жи­вот­но­му с во­ен­но­го флаг­ма­на, умуд­рил­ся не про­сто вы­жить в суровых усло­ви­ях, но и построить всех бе­ре­го­вых котов и за­ста­вить их хо­дить по стру­ноч­ке.

А еще там бы­ла це­лая олим­пи­а­да: эки­паж де­лил­ся на ко­ман­ды, де­лал уни­фор­му, фла­ги и гер­бы, и со­рев­но­вал­ся в пе­ре­тя­ги­ва­нии ка­на­та, под­тя­ги­ва­нии, во­лей­бо­ле. Да­же факел сде­ла­ли — из бан­ки из-под тушенки, обер­ну­той фоль­гой, в ко­то­рую за­тол­ка­ли про­мас­лен­ную ве­тошь. Волейбол на ко­раб­ле вы­гля­дел стран­но: вме­сто сет­ки на­тя­ну­ли ве­рев­ку, да и мяч при­вя­за­ли, что­бы не вы­пал за борт.

«Ста­ра­ем­ся раз­вле­кать се­бя, — го­во­рит зам­ко­ман­ди­ра по вос­пи­та­тель­ной ра­бо­те, ка­пи­тан вто­ро­го ран­га Вла­ди­мир Ма­ме­дов. — Все-та­ки дол­го в мо­ре — штор­мы, за­мкну­тое про­стран­ство, ме­талл — это тя­же­ло для че­ло­ве­ка. Да и с водой слож­но.

С водой ре­ша­ли так: за­па­са­ли в ка­ю­тах и куб­ри­ках пла­сти­ко­вые бу­тыл­ки с водой, ко­то­рую на­би­ра­ли из двух опрес­ни­тель­ных уста­но­вок. Мы­лись мор­ской, по­том об­ли­ва­лись прес­ной: «пол­то­раш­ки», по сло­вам зам­ко­ман­ди­ра, хва­та­ло и по­мыть­ся, и нос­ки по­сти­рать.

К сло­ву, зна­ме­ни­тое фото, где эки­паж вы­стро­ил­ся на кор­ме в фор­ме тре­зуб­ца, то­же сде­ла­ли в Аф­ри­ке — один из флеш­мо­бов для ко­ман­ды. Это уже по­том кто-то в соц­се­тях за­явил, что это про­изо­шло во вре­мя воз­вра­ще­ния в Укра­и­ну и на­ча­ла ан­нек­сии Кры­ма. «То­гда мы воз­вра­ща­лись на вой­ну, — вс­по­ми­на­ет ко­ман­дир ко­раб­ля. — Вре­ме­ни на по­доб­ные ве­щи не бы­ло: ко­рабль на­хо­дил­ся в пол­ной бо­е­вой го­тов­но­сти».

Воз­вра­ще­ние бы­ло тя­же­лым. Что про­ис­хо­дит в Кры­му, то­гда ма­ло по­ни­ма­ли да­же в Укра­ине, не го­во­ря уже о ко­ман­де, ко­то­рая про­ве­ла пол­го­да у бе­ре­гов дру­го­го кон­ти­нен­та. По­сле за­хо­да в Одес­су фре­гат вы­шел к мысу Тар­хан­кут, где его встре­ти­ли че­ты­ре рос­сий­ских ко­раб­ля, на ко­то­рых под­ни­ма­ли флаг Рос­сии. По флот­ско­му это — сиг­нал к бою. «Вы входите в тер­ри­то­ри­аль­ные во­ды Кры­ма», — пе­ре­да­ва­ли они. «Это тер­ри­то­ри­аль­ные во­ды Укра­и­ны», — от­ве­ча­ли на­ши во­ен­ные мо­ря­ки. Но да­же в та­кой се­рьез­ный мо­мент не обо­шлось без тон­ко­го трол­лин­га с на­шей сто­ро­ны: ко­гда на рос­сий­ских су­дах объ­яви­ли бо­е­вую тре­во­гу, укра­ин­цы свя­за­лись с ни­ми и ука­за­ли, что с раз­дра­ен­ны­ми бор­та­ми ни­кто не во­ю­ет. Эки­паж был уве­рен в се­бе: они на­хо­ди­лись в пол­ной бо­е­вой го­тов­но­сти. Паль­цы ле­жа­ли на кноп­ках. Но при­шел при­каз от­сту­пить, и фре­гат вер­нул­ся до­мой.

Ин­ци­дент с аме­ри­кан­ским эс­мин­цем «До­нальд Кук» и рос­сий­ским са­мо­ле­том то­же про­ис­хо­дил на их гла­зах. Как вы­яс­ни­лось, са­мо­лет от­сле­жи­ва­ли, вел­ся пе­ре­хват ра­дио­пе­ре­дач, и ни­ка­кой угро­зы он не пред­став­лял. Ма­ло то­го: ко­ман­дир ко­раб­ля США был на­столь­ко спо­ко­ен, что в мо­мент по­ле­та «суш­ки» по­тя­ги­вал фрап­пе.

Все эти ин­ци­ден­ты, впро­чем, ни­как не по­вли­я­ли на ат­мо­сфе­ру на ко­раб­ле. Мо­ря­ки все так же, как и рань­ше, вы­бра­сы­ва­ют за борт счаст­ли­вых ро­ди­те­лей, у ко­то­рых ро­ди­лась дочь. Все так же зо­вут ве­ник «го­ля­ком», а вед­ро — «кон­дей­кой». Все так же дра­ят па­лу­бу три ра­за на день. Все так же по­ят но­вич­ков мор­ской водой (да­же ин­спек­ция Ген­шта­ба про­шла че­рез это по­свя­ще­ние-«омо­ря­чи­ва­ние»). И все так же, на эн­ту­зи­аз­ме и пат­ри­о­тиз­ме, го­то­вы к сво­им «де­ся­ти ми­ну­там».

Ко­ра­бель­ный кот Ва­ся успеш­но «стро­ил» аф­ри­кан­ских со­бра­тьев, ко­гда его на неде­лю за­бы­ли на бе­ре­гу

Олим­пи­а­да. Иг­ра­ли в волейбол при­вя­зан­ным мя­чом

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.