«воз­вра­щен­цы»: «при­е­ха­ли об­рат­но под об­стре­лы»

Segodnya (National) - - УКРАИНА -

Не все пе­ре­се­лен­цы мо­гут рас­ска­зать, что их ис­то­рия за­вер­ши­лась счаст­ли­во. Зна­чи­тель­ная часть (по дан­ным раз­лич­ных соцо­про­сов — от 30 до 40%) вер­ну­лась об­рат­но в ок­ку­па­цию. При­чи­на у всех бы­ла од­на — для них не на­шлось ни жи­лья, ни ра­бо­ты. «Ле­том 2014го мы уеха­ли в Дне­про­пет­ровск, про­сто пе­ре­ждать. Ду­ма­ли, что вой­на за­кон­чит­ся мак­си­мум за па­ру недель, — рас­ска­за­ла дон­чан­ка Еле­на Мыш­ко. — День­ги, ко­то­рые мы со­би­ра­ли на от­пуск, поз­во­ли­ли нам снять на ме­сяц квартиру за 2500 гри­вен. Но день­ги кон­ча­лись, а вой­на нет. Муж на­шел под­ра­бот­ку ма­ля­ром, я устро­и­лась на пол­став­ки убор- щи­цей в мест­ный су­пер­мар­кет, ед­ва по­лу­ча­лось за­ра­ба­ты­вать 5000 гри­вен на дво­их. Во­об­ще, мы оба с му­жем — шахт­ные ин­же­не­ры. Но о при­выч­ной ра­бо­те не при­хо­ди­лось да­же и меч­тать. По­чти два го­да мы мы­ка­лись по раз­ным фир­мам, ни­кто не хо­тел брать нас к се­бе. На мир­ной тер­ри­то­рии для нас не на­шлось ра­бо­ты, при­шлось воз­вра­щать­ся под об­стре­лы. Каж­дую ночь мы слы­шим ка­но­на­ду и на­де­ем­ся, что ко­гда-ни­будь «ДНР» уй­дет из До­нец­ка и вер­нет­ся спо­кой­ствие», — рас­ска­за­ла дон­чан­ка Еле­на.

Се­мья Вик­то­ра Не­ме­ро­ви­ча из Лу­ган­ска оста­ва­лась в го­ро­де до по­след­не­го, по­ка в со­сед­ний дом не при­ле­тел и не взо­рвал­ся сна- ряд. «Уже в го­ро­де не бы­ло во­ды, све­та, мо­биль­ной связи, га­за, лю­ди го­то­ви­ли еду на ко­страх у подъ­ез­дов. Каж­дый день ле­та­ли сна­ря­ды, до­ма дро­жи­ли от взры­вов. По­сле несколь­ких пе­ре­жи­тых об­стре­лов у же­ны тряс­лись ру­ки, она бы­ла в ис­те­ри­ке и не мог­ла прий­ти в се­бя. Мы до по­след­не­го не хо­те­ли уез­жать из Лу­ган­ска, нам по­про­сту бы­ло не к ко­му ехать. Но по­сле оче­ред­но­го об­стре­ла, ко­гда бы­ло по­па­да­ние в со­сед­ний дом, мы се­ли в ма­ши­ну и по­еха­ли на­угад в Ки­ев. Первую неде­лю, по­ка ис­ка­ли квартиру, но­че­ва­ли пря­мо в ав­то­мо­би­ле, как ка­кие-то цы­гане. Ки­ев­ляне, ко­гда узна­ва­ли, что мы лу­ган­ские, от­ка­зы­ва­лись сда- вать жи­лье. Кое-как на окра­ине на­шли квартиру за 4900 гри­вен плюс ком­му­наль­ные. Что­бы опла­тить пер­вый и по­след­ний ме­сяц, при­шлось за­ло­жить в лом­бард зо­ло­тую це­поч­ку и укра­ше­ния же­ны. В Лу­ган­ске я ра­бо­тал ме­не­дже­ром по про­да­жам, но най­ти по­доб­ную ра­бо­ту в Ки­е­ве бы­ло невоз­мож­но. Устро­ил­ся так­си­стом, ра­бо­тал прак­ти­че­ски круг­ло­су­точ­но, но денег все рав­но не хва­та­ло. Боль­шая часть до­хо­да ухо­ди­ла толь­ко на опла­ту жи­лья. На воз­вра­ще­нии в Лу­ганск на­сто­я­ла же­на, за­явив, что об­стре­лы уже пре­кра­ти­лись, и у нас там оста­лась квар­ти­ра, ко­то­рую мо­гут «от­жать» ес­ли в ней не жить».

Дон­басс. Сю­да воз­вра­ща­ют­ся лю­ди

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.