ДЕНЬ СРЕДИ СКЕЛЕТОВ

МУЗЕЙ АНАТОМИИ: ЧЕРЕП ВРЕ­МЕН КНЯГИНИ ОЛЬГИ И ХОБОТ СЛОНА БОЯ

Segodnya (National) - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - НА­ТА­Лья МА­МЧуР, АНАТОЛИй БОй­КО ( фо­то)

ВКи­е­ве есть музей, о су­ще­ство­ва­нии ко­то­ро­го мно­гие да­же не до­га­ды­ва­ют­ся. По­се­ти­те­ли здесь бы­ва­ют не так ча­сто, как в других му­зе­ях, хо­тя экс­по­на­ты со­бра­ны по­ис­ти­не уни­каль­ные. Это музей анатомии на ул. Пол­ков­ни­ка По­те­хи­на, 16. Его со­здал на ка­фед­ре анатомии жи­вот­ных им. ака­де­ми­ка Ка­сья­нен­ко На­цу­ни­вер­си­те­та био­ре­сур­сов и при­ро­до­поль­зо­ва­ния про­фес­сор Олег Мель­ник. Имен­но сю­да по­па­да­ют по­сле смер­ти жи­вот­ные из Ки­ев­ско­го зоо­пар­ка, а все­го здесь со­бра­но боль­ше по­лу­то­ра ты­сяч ана­то­ми­че­ских экс­по­на­тов: ске­ле­ты, ко­сти, че­ре­па, фраг­мен­ты тел и да­же внут­рен­ние ор­га­ны раз­лич­ных пред­ста­ви­те­лей фа­у­ны. Есть среди экс­по­на­тов и че­ло­ве­че­ские остан­ки. К при­ме­ру, череп вре­мен княгини Ольги, ске­ле­ты, об­на­ру­жен­ные при про­ве­де­нии ра­бот по ре­кон­струк­ции в цен­тре Ки­е­ва. Все бо­гат­ство, со­бран­ное за бо­лее чем 25 лет, за­ни­ма­ют од­ну боль­шую ком­на­ту. Но экс­по­на­тов уже на­столь­ко мно­го, что «жил­пло­щадь» про­сит рас­ши­ре­ния.

ЧЕ­РЕ­ПА СО­БАК И МИНИАНТИЛО­ПА. Как толь­ко пе­ре­сту­па­ешь по­рог му­зея анатомии — гла­за раз­бе­га­ют­ся. Че­ре­па ка­ба­нов, дым­ча­то­го лео­пар­да, си­бир­ско­го ко­зе­ро­га, па­у­ко­об­раз­ной обе­зья­ны. Ске­лет пе­ли­ка­на очень на­по­ми­на­ет ка­ко­го­то древ­не­го пте­ро­дак­ти­ля. На от­дель­ном стен­де со­бра­ны че­ре­па со­бак раз­лич­ных по­род: буль­дог, ко­кер-спа­ни­ель, кол­ли, ов­чар­ка, дог, сен­бер­нар... «К сло­ву, сей­час к нам ве­зут остан­ки со­бак ХI ве­ка, ко­то­рых об­на­ру­жи­ли ар­хео­ло­ги на Поч­то­вой пло­ща­ди. Про­во­дим ис­сле­до­ва­ния, в том чис­ле и ге­не­ти­че­ские, что­бы уста­но­вить, ка­ких они бы­ли по­род», — го­во­рит ас­си­стент ка­фед­ры анатомии Алек­сей Мель­ник, ко­то­рый про­во­дит для нас экс­кур­сию.

Ря­дом с экс­по­на­та­ми ви­сят кар­ти­ны, на ко­то­рых на­ри­со­ва­ны жи­вот­ные, что­бы мож­но бы­ло по­смот­реть, как они вы­гля­дят в жиз­ни. Среди уни­каль­ных эк­зем­пля­ров — череп дик­ди­ка — са­мой ма­лень­кой ан­ти­ло­пы в ми­ре, рост ко­то­рой — все­го несколь­ко де­сят­ков сан­ти­мет­ров, а вес — око­ло 5,5 кг. Для срав­не­ния, череп этой ан­ти­ло­пы по раз­ме­ру та­кой же, как у зай­ца. Ря­дом — че­лю­сти и фраг­мент го­ло­вы слона: ма­куш­ка на­по­ми­на­ет ди­ко­вин­ный гриб. Непо­да­ле­ку, у са­мо­го по­тол­ка, раз­ме­ще­ны уши аф­ри­кан­ско­го слона, по сво­ей фор­ме они на­по­ми­на­ют Аф­ри­ку. На шка­фах — вы­су­шен­ные хо­бо­ты аф­ри­кан­ско­го и ин­дий­ско­го сло­нов. «У аф­ри­кан­ско­го — ворс очень жест­кий, мож­но да­же па­лец про­ко­лоть, и два «паль­чи­ка» на хо­бо­те. У ин­дий­ско­го — один «паль­чик», а ворс бо­лее мяг­кий», — по­ка­зы­ва­ет наш гид. «Все экс­по­на­ты в му­зее про­ну­ме­ро­ва­ны, ве­дет­ся спецкни­га, где за­пи­са­но, при ка­ких об­сто­я­тель­ствах и ко­гда в музей по­пал тот или иной эк­зем­пляр», — рас­ска­зы­ва­ет Алек­сей. Ока­зы­ва­ет­ся, сю­да по до­го­во­ру «пе­ре­ез­жа­ют» все умер­шие в сто­лич­ном зоо­пар­ке жи­вот­ные — от мыш­ки до слона. Про­во­дит­ся их вскры­тие, уста­нав­ли­ва­ет­ся при­чи­на смер­ти, по­сле че­го зве­ри ста­но­вят­ся экс­по­на­та­ми.

Но не толь­ко зоо­пар­ков­ские. Есть и эк­зо­ти­че­ские «до­маш­ние» зве­руш­ки, на­при­мер рысь. Жи­вот­ное жи­ло до­ма у обыч­ных лю­дей. По­сле смер­ти они при­вез­ли рысь на вскры­тие в уни­вер­си­тет и оста­ви­ли. В ито­ге ко­шеч­ка ока­за­лась в кол­лек­ции му­зея в ви­де чу­че­ла. Бы­ва­ет, пре­зен­ту­ют что-то уни­каль­ное ар­хео­ло­ги, го­сти или быв­шие уче­ни­ки. Сде­лать экс­по­нат (будь то ске­лет, чу­че­ло или что-то дру­гое) — де­ло непро­стое. Про­цесс мо­жет за­нять и ме­сяц, и пол­го­да, и год — в за­ви­си­мо­сти от раз­ме­ра объ­ек­та. К при­ме­ру, пи­то­на дли­ной в несколь­ко мет­ров зав­ка­фед­рой Олег Мель­ник со­би­рал пол­го­да в пря­мом смыс­ле слова по ко­сточ­кам. За­то по­лу­чи­лось про­сто впе­чат­ля­ю­ще! БОй С КАРАНДАШОМ. Жи­вот­ных, оби­тав­ших в раз­ное вре­мя в Ки­ев­ском зоо­пар­ке, в му­зее очень мно­го. К при­ме­ру, здесь со­бран пол­ный ске­лет но­со­ро­га Джон­ни, спут­ни­ка зна­ме­ни­той Тре­во­ги, ко­то­рый умер в да­ле­ком 1992 го­ду. Жи­вот­ное то­гда сло­ма­ло реб­ро, у него на­ча­лось внут­рен­нее кро­во­те­че­ние, и спа­сти его не уда­лось. «А вот и слон Бой, — Алек­сей ука­зы­ва­ет на хобот, уши и хвост, при­над­ле­жав­шие зна­ме­ни­то­му сло­ну, умер­ше­му в 2010 го­ду. — Его хобот не вы­су­шен по­сле фик­са­ции фор­ма­ли­ном, как дру­гие. В се­ре­дине бы­ло все вы­чи­не­но, а по­сле это­го он был на­тя­нут на кар­кас. Мы его ви­дим в на­ту­раль­ную ве­ли­чи­ну».

Ря­дом с Бо­ем — ки­тай­ский ал­ли­га­тор. «Ему, на­вер­ное, око­ло ста лет! В 1954 го­ду он при­е­хал в Ки­ев­ский зоо­парк уже во взрос­лом воз­расте. Умер несколь­ко лет на­зад, по­сле че­го по­пал к нам», — го­во­рит наш гид. Сю­да же по­пал по­след­ний ки­ев­ский та­пир Ка­ран­даш. Он оби­тал в зве­рин­це с 1991 го­да, а умер в 2014 го­ду от ста­ро­сти. Из его го­ло­вы сде­ла­ли чу­че­ло. А вот ста­рей­ший но­со­рог Ев­ро­пы Тре­во­га, ко­то­рая умер­ла в мар­те в воз­расте 48 лет, еще не об­ре­ла свое ме­сто в му­зее. Так же, как и 58-лет­няя сам­ка бе­ге­мо­та Бре­ста, скон­чав­ша­я­ся в мае. Экс­пер­ти­за и вскры­тие бы­ли за­кон­че­ны, но те­ла еще про­хо­дят про­цесс «пре­вра­ще­ния» в экс­по­нат и по­ка за­мо­ро­же­ны в на­уч­ных фон­дах ка­фед­ры.

с поч­то­вой: «Уста­нав­ли­ва­ем, со­ба­ки ка­ких по­род жи­ли в хІ ве­ке»

Музей. Ас­си­стент ка­фед­ры анатомии жи­вот­ных Алек­сей Мель­ник по­ка­зы­ва­ет ске­лет но­со­ро­га, быв­ше­го оби­та­те­ля зоо­пар­ка

Из зоо­пар­ка. Хобот слона Боя и го­ло­ва та­пи­ра Ка­ран­да­ша

Ма­куш­ка слона. На­по­ми­на­ет что-то эк­зо­ти­че­ское

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.