Ген­на­дий Кир­ке­вич: вер­нул раз­во­ро­ван­ное в укра­и­ну

Segodnya (National) - - ИСТОРИЯ ДНЯ -

У Ген­на­дия Кир­ке­ви­ча — уди­ви­тель­ная био­гра­фия. Он ро­дил­ся неза­дол­го до ре­во­лю­ции, 7 сен­тяб­ря 1916 г., на Кре­ща­ти­ке в до­ме №38, — cей­час на этом ме­сте зда­ние Ки­евра­ды. В 1940 г. окон­чил Ки­ев­ский по­ли­тех­ни­че­ский ин­сти­тут, и вско­ре, бу­дучи лей­те­нан­том, был при­зван в ар­мию. Слу­жил в Мол­да­вии, там и встре­тил вой­ну. Все, что Ген­на­дию Алек­сан­дро­ви­чу при­шлось ис­пы­тать в те­че­ние 1941-го, он и се­го­дня вспо­ми­на­ет со сле­за­ми на гла­зах: из мо­ло­день­ких лей­те­нан­тов, сра­жав­ших­ся на пе­ре­до­вой, до Дня По­бе­ды до­жи­ли еди­ни­цы. «Вот уже 10 лет, как нет в жи­вых ни­ко­го из мо­их од­но­пол­чан, я един­ствен­ный остал­ся, — груст­но взды­ха­ет ве­те­ран. — Вся­кое слу­ча­лось: бы­ва­ло, бе­жим по дну овра­га, а свер­ху нем­цы из тан­ков по нам, как в ти­ре! Днем от­си­жи­ва­лись в ле­со­по­сад­ках без еды и во­ды, а пе­ре­дви­га­лись по но­чам. Два­жды полз­ком пе­ре­се­ка­ли ли­нию фрон­та при вы­хо­де из окру­же­ний. Бы­ло, что и мест­ные нас сда­ва­ли».

В бою под Ка­хов­кой лей­те­нант Кир­ке­вич по­лу­чил се­рьез­ное ра­не­ние, был на­прав­лен во­ен­ной ко­мис­си­ей в Са­ра­тов на кур­сы ко­ман­ди­ров ба­та­льо­нов. Ме­ди­цин­ская ко­мис­сия при­зна­ла его огра­ни­чен­но год­ным к стро­е­вой служ­бе в об­л­во­ен­ко­ма­те Ро­сто­ва, но, слег­ка окреп­нув, уже спу­стя год Кир­ке­вич на­про­сил­ся в дей­ству­ю­щую ар­мию к сво­им. Толь­ко в мае 1944-го Ген­на­дий Алек­сан­дро­вич, ос­но­ва­тель­но из­му­чен­ный вой­ной и ра­на­ми, был уво­лен в за­пас и вер­нул­ся в род­ной Ки­ев. «Го­род бы­ло не узнать: до­ма раз­ру­ше­ны, цен­траль­ные ули­цы пре­вра­ти­лись в уз­кие троп­ки меж­ду груд кир­пи­чей, а по бо­кам сто­я­ли осто­вы зда­ний... Дом, где про­шло мое дет­ство, пре­вра­тил­ся в раз­ва­ли­ны», — вспо­ми­на­ет ста­ро­жил.

ЖУ­КОВ, ПИ­ВО И ТЕ ХНИ КА. Ра­бо­тать Ген­на­дию Алек­сан­дро­ви­чу до­ве­лось в Сов­нар­ко­ме Укра­и­ны. Там он в бук­валь­ном смыс­ле по кро­хам со­би­рал раз­во­ро­ван­ную эко­но­ми­ку рес­пуб­ли­ки: то­гдаш­ний пред­се­да­тель Сов­нар­ко­ма Ни­ки­та Хру­щев при­нял ре­ше­ние разыс­кать и вер­нуть в Укра­и­ну все, что в го­ды вой­ны из нее вы­вез­ли, и эту за­да­чу по­ста­ви­ли лич­но пе­ред Ген­на­ди­ем Кир­ке­ви­чем. Со­труд­ни­чать пред­сто­я­ло с мар­ша­лом Жу­ко­вым, ко­то­рый в 1945-ом уже был ко­ман­ду­ю­щим I Бе­ло­рус­ским фрон­том. «От­прав­ля­юсь я к мар- ша­лу. А Ни­ки­та Сер­ге­е­вич его и спра­ши­ва­ет: что, мол, из Укра­и­ны пе­ре­дать? «Все у ме­ня есть, — от­ве­тил Жу­ков, — толь­ко дав­но меч­таю об укра­ин­ском пи­ве», — рас­ска­зы­ва­ет ве­те­ран вой­ны. — Шут­ки шут­ка­ми, а в са­мо­лет та­ки за­гру­зи­ли два ящи­ка луч­ше­го ки­ев­ско­го пи­ва, ко­то­рые я и до­ста­вил пол­ко­вод­цу. Вза­мен по­лу­чил удо­сто­ве­ре­ние: «Во­ен­ный Со­вет I Бе­ло­рус­ско­го фрон­та». С этим ман­да­том Кир­ке­вич с со­труд­ни­ка­ми об­ша­ри­ли все ме­стеч­ки, где скры­ва­лось вы­ве­зен­ное ок­ку­пан­та­ми обо­ру­до­ва­ние, со­ста­ви­ли точ­ный пе­ре­чень и от­пра­ви­ли в Ки­ев — все­го око­ло сот­ни эше­ло­нов с тех­ни­кой.

Еще це­лый год Ген­на­дий Кир­ке­вич ру­ко­во­дил от­де­лом Управ­ле­ния по воз­вра­ту обо­ру­до­ва­ния, про­кон­тро­ли­ро­вал сот­ни со­ста­вов с дра­го­цен­ны­ми стан­ка­ми и трак­то­ра­ми, а по­том с од­ним че­мо­дан­чи­ком и по­тре­пан­ным ра­дио­при­ем­ни­ком вер­нул­ся до­мой. Хо­тя, го­во­рит, бы­ли и та­кие, что и фрон­та не ню­ха­ли, а при­во­зи­ли из Гер­ма­нии це­лые ва­го­ны тро­фе­ев. «Та­ким бес­среб­ре­ни­ком отец был всю жизнь, да­же за­ни­мая важ­ные долж­но­сти. Он 28 лет про­ра­бо­тал в Со­ве­те Ми­ни­стров УССР, 8 — пред­ста­ви­те­лем Укра­и­ны в ко­ми­те­те по га­зу в Ко­мис­сии ООН в Же­не­ве, ку­ри­ро­вал стро­и­тель­ство га­зо­про­во­да «Да­ша­ва—Ки­ев», по ко­то­ро­му сто­ли­ца рес­пуб­ли­ки по­лу­чи­ла свой пер­вый газ, — рас­ска­зы­ва­ет сын ве­те­ра­на Вик­тор Ген­на­дье- вич. — При его уча­стии Укра­и­на об­за­ве­лась га­зо­вы­ми хра­ни­ли­ща­ми для за­кач­ки го­лу­бо­го топ­ли­ва. И спу­стя 40 лет, ко­гда на­ча­лась «га­зо­вая вой­на» с Рос­си­ей, каж­до­му яс­но, на­сколь­ко они важ­ны».

ВИТАМИН ЗДОРО ВЬЯ . Не по­след­нюю роль в дол­го­ле­тии Ген­на­дия Алек­сан­дро­ви­ча сыг­ра­ла ум­ствен­ная ак­тив­ность. «Он по­сто­ян­но чи­та­ет кни­ги, смот­рит те­ле­ви­зор, ин­те­ре­су­ет­ся де­ла­ми го­ро­да и стра­ны. Бук­валь­но на днях (а ему уже по­шел 101-й год) по­про­сил ме­ня пе­ре­дать на­ше­му мэ­ру, что необ­хо­ди­мо вос­ста­но­вить за­кры­тые трол­лей­бус­ные марш­ру­ты, по­то­му что трол­лей­бу­сы не за­гряз­ня­ют сто­лич­ный воз­дух», — го­во­рит Вик­тор Ген­на­дье­вич. Сей­час де­душ­ка, недав­но от­ме­тив­ший 100-лет­ний юби­лей, прак­ти­че­ски ни­че­го не слы­шит: ска­за­лась дав­няя фрон­то­вая кон­ту­зия. Од­на­ко до по­след­не­го он, по сло­вам сы­на, ни на ко­го не по­ла­гал­ся и все по до­му де­лал сам. Сей­час пра­вну­ки при­но­сят ему на дом про­дук­ты, но го­то­вит и уби­ра­ет Ген­на­дий Алек­сан­дро­вич са­мо­сто­я­тель­но. «Всю жизнь по утрам де­лал за­ряд­ку, и сей­час про­во­дит еже­днев­ную про­це­ду­ру — мас­саж рук, — рас­ска­зы­ва­ет Вик­тор Кир­ке­вич. — Но сек­рет дол­го­ле­тия, ду­маю, не в этом: про­сто отец все­гда очень лю­бил и ува­жал лю­дей. Он — уди­ви­тель­но по­зи­тив­ный че­ло­век».

При Со­ю­зе Кир­ке­вич участ­во­вал в по­строй­ке га­зо­хра­ни­лищ

Юби­ляр. Сек­рет дол­го­ле­тия — лю­бить и ува­жать дру­гих лю­дей

Во вре­мя вой­ны

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.