Ива н Шуст: зна­ет 5 язы­ков и пи­шет ме­му­а­ры

Segodnya (National) - - ИСТОРИЯ ДНЯ -

Ра­бо­чий день 95-лет­не­го уче­но­го-мор­фо­ло­га (на­у­ка о фор­ме и стро­е­нии ор­га­низ­мов) из Тер­но­по­ля Ива­на Ва­си­лье­ви­ча Шу­ста тра­ди­ци­он­но на­чи­на­ет­ся в 6:00. Несколь­ко про­стых упраж­не­ний для бод­ро­сти, вод­ные про­це­ду­ры и зав­тра­кать. «Мы с су­пру­гой жа­во­рон­ки, ведь ро­ди­лись и вы­рос­ли в се­ле. Вот и про­сы­па­ем­ся с пер­вы­ми лу­ча­ми солн­ца», — при­зна­ет­ся со­бе­сед­ник и взды­ха­ет: ухо­дят си­лы, здо­ро­вье уже не то... Еще в про­шлом го­ду он хо­дил с же­ной на ры­нок, а те­перь вот 88-лет­ней Га­лине Фи­лип­повне при­хо­дит­ся са­мой тя­нуть сум­ки с про­дук­та­ми. «Да нам мно­го не на­до: муж зав­тра­ка­ет, как ис­тин­ный ан­гли­ча­нин: яй­цо всмят­ку, бу­тер­бро­дик и чер­ный ко­фе с мо­ло­ком. Но в 11:00 — вто­рой зав­трак: ов­сян­ка, сно­ва ко­фе или чай с бу­тер­бро­дом», — рас­сек­ре­чи­ва­ет ре­цепт дол­го­ле­тия же­на.

Несколь­ко лет на­зад су­пру­ги ре­ши­ли по­стить­ся, пол­но­стью от­ка­за­лись от мя­са и чув­ству­ют се­бя пре­крас­но, но све­жий са­лат, ово­щи и фрук­ты обя­за­тель­ны каж­дый день. Пор­ции неболь­шие, но едят 5 раз в день. «Ска­жем, на обед я ва­рю нам две боль­шие кар­то­фе­ли­ны, под­жа­ри­ваю лук на рас­ти­тель­ном мас­ле и по­ли­ваю свер­ху. Ну и обя­за­тель­но суп­чик или бу­льон», — до­пол­ня­ет су­пру­га уче­но­го. И, улы­ба­ясь, при­зна­ет­ся: «Ду­маю, дол­го­ле­тие му­жа — это моя за­слу­га».

Иван Ва­си­лье­вич был един­ствен­ным ре­бен­ком в се­мье, рос очень бо­лез­нен­ным. Бу­ду- Уче­ный. щий уче­ный — из пат­ри­ар­халь­ной кре­стьян­ской се­мьи, в ста­рой гли­но­бит­ной из­бе жи­ли дед и ба­буш­ка, отец с ма­те­рью и Иван. Воз­ле до­ма был боль­шой огород и сад. Отец Василь умел при­ви­вать де­ре­вья, по­это­му со всей окру­ги об­ра­ща­лись к нему за са­жен­ца­ми. А еще он са­мо­заб­вен­но лю­бил те­атр, и где бы ни бы­вал, обя­за­тель­но хо­дил на спек­так­ли мест­ных ак­те­ров. Не про­пус­кал он и до­ма пред­став­ле­ния стран­ству­ю­щих те­ат­ров, а на все вы­ступ­ле­ния обя­за­тель­но брал с со­бой сы­на. Так что вско­ре Иван на­учил­ся ма­сте­рить из па­пье-ма­ше мас­ки для пред­став­ле­ний, ко­то­рые ста­вил на сель­ской сцене отец.

Но тя­жел и из­ну­ри­те­лен кре­стьян­ский труд. Иван был под- В мо­ло­до­сти. рост­ком, ко­гда глав­ный кор­ми­лец тя­же­ло за­бо­лел. «Ду­маю, у от­ца был арт­рит: су­ста­вы рук и ног опух­ли, боль­но бы­ло дви­гать­ся. Мать — в сле­зы: «Жат­ва на­чи­на­ет­ся, пше­ни­ца осы­па­ет­ся, кто нам все ско­сит?» — вспо­ми­на­ет со­бе­сед­ник. То­гда невы­со­кий, ху­день­кий Ва­ня мол­ча взял от­цов­скую ко­су и по­шел в по­ле...

Не­смот­ря на все невзго­ды, род­ные очень хо­те­ли, что­бы маль­чик учил­ся, вот и от­да­ли в сель­скую шко­лу. «В ком­на­те сто­ял гул, как в пче­ли­ном улье, ведь од­но­вре­мен­но за­ни­ма­лось 2 клас­са — де­во­чек и маль­чи­ков. Пе­ри­о­ди­че­ски гул пре­ры­ва­ли уда­ры ли­ней­кой по пар­те и паль­цам нера­ди­вых уче­ни­ков и дет­ские кри­ки. Осо­бен­но усерд- Ра­бо­та. ство­вал свя­щен­ник на за­коне Бо­жьем. Учи­лись мы 7 лет: в 3-м клас­се обу­че­ние про­дол­жа­лось 2 го­да, а в 4-ом — три», — про­дол­жа­ет дол­го­жи­тель. По­мол­чав, при­зна­ет­ся: «Я так хо­тел иметь сред­нее об­ра­зо­ва­ние, но уче­ба в гим­на­зии сто­и­ла до­ро­го». То­гда Иван за­нял­ся са­мо­об­ра­зо­ва­ни­ем — брал кни­ги у ро­вес­ни­ков­гим­на­зи­стов и хо­дил в со­сед­нее се­ло к дя­де Иг­на­ту, со­брав­ше­му скром­ную биб­лио­те­ку.

Неиз­вест­но, как бы сло­жи­лась судь­ба спо­соб­но­го пар­ня, ес­ли бы не Вто­рая ми­ро­вая. Сна­ча­ла за­бра­ли от­ца, а уже на сле­ду­ю­щий день при­шла по­вест­ка и сы­ну. Во­е­вал на 1-ом Укра­ин­ском фрон­те, вой­ну за­кон­чил в Гер­ма­нии, в Ниж­ней Си­ле­зии. С дет­ства Иван Шуст лю­бил жи­вот­ных и, на­блю­дая за ве­те­ри­на­ром, меч­тал по­ни­мать язык зве­ру­шек, на­учить­ся их ле­чить. Но на войне, уви­дев ты­ся­чи смер­тей, ре­шил: «Ес­ли вы­жи­ву, обя­за­тель­но вы­учусь на ме­ди­ка». Вер­нув­шись с по­бе­дой до­мой, по­ехал во Ль­вов. В при­ем­ной ко­мис­сии мед­ин­сти­ту­та по­тре­бо­ва­ли справ­ку о мо­би­ли­за­ции, и Иван вдруг ис­пу­гал­ся, что без до­ку­мен­та его мо­гут сно­ва за­брать в ар­мию. «То­гда я пе­ре­стра­хо­вал­ся, и по­шел в ветеринарный ин­сти­тут», — при­зна­ет­ся Иван Ва­си­лье­вич. К сча­стью, там до­ку­мен­ты при­ня­ли без­ого­во­роч­но, а по­сле окон­ча­ния ему как от­лич­ни­ку пред­ло­жи­ли остать­ся на од­ной из ка­федр. Че­рез несколь­ко лет он за­щи­тил кан­ди­дат­скую, учил ино­стран­ные (все­го зна­ет их 5).

В 1958 г. пе­ре­вел­ся в Тер­но­поль­ский мед­ин­сти­тут (ныне — ме­ду­ни­вер­си­тет им. И. Гор­ба­чев­ско­го), где и про­ра­бо­тал 13 лет, в том чис­ле — про­рек­то­ром по на­уч­ной ра­бо­те. С 1971 г. и до вы­хо­да на пен­сию (28 лет) про­фес­сор И.В. Шуст воз­глав­лял ка­фед­ру ана­то­мии и фи­зио­ло­гии че­ло­ве­ка Тер­но­поль­ско­го пе­да­го­ги­че­ско­го ин­сти­ту­та. Но и на за­слу­жен­ном отдыхе уче­ный про­дол­жа­ет на­уч­ную ра­бо­ту, осо­бен­но гор­дит­ся мо­но­гра­фи­ей о кро­ве­нос­ных со­су­дах, на­пи­сан­ной вме­сте с дву­мя сы­но­вья­ми (оба — ме­ди­ки). Кро­ме то­го, он из­дал свои ме­му­а­ры, сбор­ник сти­хов и несколь­ко книг юмо­ра. В про­цес­се на­пи­са­ния — еще один на­уч­ный труд.

Меч­тал о медицине

Еще не бро­са­ет на­у­ку

На­пи­сал 20 книг

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.