«ТЕ­ПЕРЬ ДОЛ­ЖЕН БЫТЬ ВЫБРИТЫМ»

Segodnya (National) - - СПОРТ - Еле­на пав­ло­ва

С гим­на­стом Оле­гом Вер­ня­е­вым встре­ти­лись на ра­дио­стан­ции в Ки­е­ве, по­это­му пер­вый во­прос ка­сал­ся его му­зы­каль­ных вку­сов.

— Ча­сто слу­шаю ра­дио. В ма­шине обыч­но зву­чит моя му­зы­ка — что-то бо­лее клуб­ное, тех­но, транс. Та­кое, что­бы в баш­ню би­ло (сме­ет­ся), — от­ве­тил Олег.

— Вы на­ча­ли су­дить кон­кур­сы кра­со­ты. Как по­па­ли в жю­ри?

— Спа­си­бо за при­гла­ше­ние Ле­ше Ди­ве­е­ву, он ме­ня по­звал и на «Мисс Укра­и­на-Все­лен­ная», и на «Мисс Укра­и­на». Вер­нее, Аня Фи­ли­мо­но­ва (гла­ва орг­ко­ми­те­та кон­кур­са. — Авт.) при­гла­си­ла ме­ня в жю­ри че­рез Ле­шу. На «Мисс Все­лен­ная» я впер­вые ока­зал­ся су­дьей кон­кур­са кра­со­ты. Бы­ло ин­те­рес­но. Тя­же­ло ли су­дить? Да ни­че­го тя­же­ло­го. По­нра­ви­лась кон­кур­сант­ка — ста­вишь бал­лы, не по­нра­ви­лась — нет. — Ва­ша фа­во­рит­ка по­бе­ди­ла? — Нет. Де­вуш­ка, ко­то­рая, как я ду­мал, долж­на вы­иг­рать, ста­ла 2-й. Недав­но я был на от­бо­ре к сле­ду­ю­ще­му кон­кур­су, ска­за­ли, что сно­ва ме­ня по­зо­вут. Ес­ли бу­ду в Ки­е­ве, то с удо­воль­стви­ем пой­ду: это дру­гая жизнь, немнож­ко от­вле­ка­ет, раз­гру­жа­ет от спор­та. Но нет та­ко­го, что: «А-а-а-а! Мо­де­ли!» — и на­до быст­ро на них бе­жать смот­реть (сме­ет­ся). Про­сто ин­те­рес­но да­же по­быть в ком­па­нии жю­ри, ко­то­рая под­би­ра­ет­ся се­рьез­ная. В про­шлом го­ду я так по­зна­ко­мил­ся с на­шим экс-фут­бо­ли­стом Же­ней Лев­чен­ко, жи­ву­щим в Гол­лан­дии. При­ят­ный че­ло­век, под­дер­жи­ва­ем связь че­рез соц­се­ти. Все­гда по­здрав­ля­ет ме­ня с по­бе­да­ми. Он уже та­кой чи­сто ев­ро­пе­ец. По­это­му с ним то­же ин­те­рес­но об­щать­ся.

— В по­след­нее вре­мя у вас мно­го зна­ко­мых фут­бо­ли­стов. Недав­но к вам в зал при­хо­дил экс-за­щит­ник «Шах­те­ра» Вя­че­слав Шев­чук.

— Он очень креп­кий, фи­зи­че­ски нере­аль­но здо­ро­вый. За­ле­зал на сна­ря­ды: угол, под­тя­ги­ва­ние — это все фиг­ня. А он за­лез на коль­ца и сра­зу по­ста­рал­ся крест за­дер­жать. Мы ему го­во­рим: «Да­вай те­бя тре­нер под­дер­жит». Он: «Нет, отой­ди­те, я сам!» А за­лезть вот так на коль­ца и за­дер­жать крест, я вам ска­жу, очень тя­же­ло! Он про­сто ма­ши­на! А во­об­ще при­ят­ный му­жик, се­мей­ный, вид­но, что не раз­дол­бай, а се­рьез­ный. При­шел к нам — и сра­зу: «Я сде­лаю то, то, то...» Кон­крет­но зна­ет, ку­да при­хо­дит и что бу­дет де­лать.

— Вы из­вест­ный бо­лель­шик «Шах­те­ра». «Гор­ня­ки» не при­гла­ша­ли вас на ка­кую-то сов­мест­ную тре­ни­ров­ку немнож­ко по­бе­гать?

— Да нет, я не хо­чу вле­зать в этот про­цесс, по­то­му что сам знаю, что это та­кое — неудоб­но и неком­форт­но, ко­гда кто-то при­хо­дит: на­до уде­лять это­му че­ло­ве­ку вре­мя, вни­ма­ние, сю­сю­кать­ся, ко­ро­че, от­вле­кать­ся от про­цес­са. Тем бо­лее у них се­зон, у ме­ня се­зон, мы все ра­бо­та­ем. — Во­об­ще в фут­боль­чик бе­га­е­те? — Да, мы по суб­бо­там у се­бя в за­ле иг­ра­ем. Ле­гень­ко. — А вам мож­но? — Мы ста­ра­ем­ся ак­ку­рат­но, без это­го дур­но­го фа­на­тиз­ма, что­бы не бить друг дру­га по но­гам. Есть у нас там не­ко­то­рые мо­ло­дые, ко­то­рые за­ря­дят­ся, а так все осталь­ные ра­зум­ные — усту­пят, отой­дут. — Вы фор­вард или за­щит­ник? — Да мы все ме­ня­ем­ся. У нас ко­вер этот наш ма­лень­кий, и мы че­ты­ре на че­ты­ре но­сим­ся, как дур­ные, вес го­ня­ем, гру­бо го­во­ря.

— Мне ка­жет­ся, вам осо­бо и не нуж­но го­нять...

— Ой, на от­ды­хе на­брал силь­но, на­до бы­ло сбра­сы­вать. Про­сто не бы­ло тре­ни­ро­вок, я 10 дней в Из­ра­и­ле от­ды­хал. А ко­гда ку­ша­ешь что хо­чешь и ни­че­го не де­ла­ешь, оно по­лу­ча­ет­ся по-дру­го­му. Из­ра­иль? По­нра­ви­лось. Лю­ди ка­кие-то спо­кой­ные, все доб­ро­же­ла­тель­ные, ну, по край­ней ме­ре из то­го, что я ви­дел. И на Мерт­вом мо­ре по­бы­вал. Очень по­нра­ви­лось. А свя­тые ме­ста мы по­се­ща­ли еще до это­го. В про­шлом го­ду несколь­ко раз бы­ли на со­рев­но­ва­ни­ях и то­гда все объ­ез­ди­ли, осмот­ре­ли, по­се­ти­ли Ие­ру­са­лим.

— При­ка­зом Ми­но­бо­ро­ны вам при­сво­и­ли «млад­ше­го лей­те­нан­та». Как чув­ству­е­те се­бя офи­це­ром?

— Един­ствен­ное из­ме­не­ние — мне ска­за­ли, что я те­перь дол­жен быть по­сто­ян­но бри­тым. На всех офи­ци­аль­ных ме­ро­при­я­ти­ях те­перь на­до вы­бри­вать­ся, быть кра­си­вым, гла­день­ким. Прав­да, вру­че­ние млад­ше­го лей­те­нан­та по­лу­чи­лось спон­тан­но, и я за­был по­брить­ся. Ай! Ме­ня мой на­чаль­ник ко­гда уви­дел... Ко­ро­че, и смеш­но по­лу­чи­лось, и не очень. — Эти зва­ния для вас важ­ны? — Это пер­спек­ти­ва на бу­ду­щее. По­ка ты в спор­те, мо­жешь до­слу­жить­ся, до­пу­стим, до то­го же май­о­ра. А по­том — раз! — пе­рей­ти в ар­мию и там про­дол­жать свой жиз­нен­ный путь. — К че­му сей­час го­то­ви­тесь? — В ав­гу­сте у нас Уни­вер­си­а­да (19—30.08. — Авт.). Это пер­вые се­рьез­ные со­рев­но­ва­ния ко­ман­дой. Тре­нер дал цель вы­иг­ры­вать, так что все бу­дем рвать и ме­тать. На «Аст­ру».

Шев­чук — ма­ши­на. За­лез на коль­ца и ста­рал­ся крест за­дер­жать

Опыт — у Бо­г­да­но­ва Ша­ран и Ко при­бы­ли в Ру­мы­нию в хо­ро­шем на­стро­е­нии

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.