Фа­во­ри­тка Ген­се­ка

Сде­лав Бре­жне­ва нар­ко­ма­ном, она фа­кти­че­ски управ­ля­ла стра­ной

Sovershenno sekretno Spetsvyipusk (Ukraine) - - Секреты Личной Жизни - Ш. АЛЕКСЕЕВ, С. СОКОЛОВ, С. ПЛУЖНИКОВ Спе­ци­аль­но для «Со­вер­шен­но се­кре­тно»

Мы жи­вем в уди­ви­тель­ной стра­не. В стра­не, ко­то­рой управ­ля­ют или ди­кта­то­ры, или нар­ко­ма­ны, или горь­кие пья­ни­цы. То ли пра­ви­те­ли нам та­ки­ми до­ста­ю­тся, то ли ве­ли­кий мо­гу­чий рус­ский на­род их так пе­ре­ма­лыва­ет. Но факт оста­е­тся фа­ктом – це­лые стра­ни­цы исто­рии им­пе­рии СССР, де­мо­кра­ти­че­ской Рос­сии дав­но по­ра если не пе­ре­пи­сывать, то до­пол­нять с то­чки зре­ния вра­чей и пси­хи­а­тров.

Со­бытия, ко­то­рые исто­ри­ки и по­ли­то­ло­ги объя­сня­ли клас­со­вой бо­рьбой и по­ли­ти­че­ской не­даль­но­ви­дно­стью, за­ча­стую прои­схо­ди­ли из-за по­ро­чной де­гра­да­ции, ши­зо­фре­ни­че­ских изъя­нов мо­зга и бо­ле­знен­ной бе­спо­мо­щно­сти ру­ко­во­ди­те­лей на­ше­го го­су­дар­ства. Пом­ни­те ве­ли­кое про­ти­во­сто­я­ние двух су­пер­дер­жав СССР и США, же­ле­зный за­на­вес, угро­зу ядер­ной и ней­трон­ной войн, СНВ-1 и 2, ОСВ и мас­су про­чих угро­жа­ю­щих по­ли­ти­че­ских аб­бре­ви­а­тур? Хи­тро­ум­ные ра­зве­дыва­тель­ные опе­ра­ции ЦРУ и КГБ, глу­бо­ко­мыслен­ные выво­ды за­па­дных со­ве­то­ло­гов и крем­ле­но­ло­гов, прои­ски Кис­син­дже­ра? И чуть бли­же – ис­сле­до­ва­ния ве­ду­щих ге­рон­то­ло­гов ми­ра, обви­ня­ю­щих на­ше По­лит­бю­ро в стар­че­ском ма­ра­зме, не­ма­ло по­сп­особ­ство­вав­шем ра­зва­лу Со­ю­за? А ку­хон­ные ра­зго­во­ры на­ших дис­си­ден­тов, не­до­уме­ние ин­тел­ли­ген­ции и здра­во­мысля­щих чле­нов КПСС? Все было вер­но, все скла­дно, но если бы все они зна­ли, что их высо­ко­ло­бые ра­змышле­ния и до­кла­ды в свое вре­мя не учи­тыва­ли один фа­ктор – Фа­ктор Мед­се­стры, кра­са­ви­цы из 4-го глав­но­го управ­ле­ния Мин­здра­ва СССР.

Ску­пые упо­ми­на­ния о ро­ли таин­ствен­ной Мед­се­стры в исто­рии со­вет­ско­го го­су­дар­ства встре­ча­ю­тся в ме­му­а­рах наи­бо­лее при­бли­жен­ных к Ле­о­ни­ду Ильи­чу Бре­жне­ву лю­дей. Но ни­кто не ра­скрывал ее ин­ко­гни­то. По-пре­жне­му эта жен­щи­на оста­е­тся одной из са­мых за­га­до­чных фи­гур эпо­хи за­стоя. Ле­ген­да и миф Крем­ля.

Жур­на­ли­сты по­про­бо­ва­ли на­пря­мую за­дать во­прос об этой жен­щи­не сыну Бре­жне­ва Юрию Ле­о­ни­до­ви­чу и его же­не Лю­дми­ле Вла­ди­ми­ров­не:

«Хо­дит мно­го слу­хов, что у Ле­о­ни­да Ильи­ча ра­бо­та­ла ка­кая-то мед­се­стра, ко­то­рую, как утвер­жда­ют, он лю­бил...

Ю.Л. И до­ктор был по­сто­ян­ный, и мед­се­стра. Но то, что он ее лю­бил, это со­вер­шен­но пу­стая бол­тов­ня.

Л.В. Да, была мед­се­стра. И да­же если она при нем при­сут­ство­ва­ла, то ни­кто – ни жур­на­ли­сты, ни же­на Ле­о­ни­да Ильи­ча, ни его де­ти – не до­ка­жет, что у не­го с ней что-то было, при этом ни­ко­гда тре­тий не при­сут­ству­ет. Прав­да ведь?»

Че­стно го­во­ря, нас ма­ло ин­те­ре­су­ет, ко­го лю­бил Ле­о­нид Ильич и ка­кие у не­го с кем были отно­ше­ния. По боль­шо­му сче­ту не ин­те­ре­со­ва­ла ли­чная жизнь Бре­жне­ва и пред­се­да­те­ля КГБ Ан­дро­по­ва, и чле­нов По­лит­бю­ро. Бе­спо­кои­ло их дру­гое – то, о чем опре­де­лен­но ска­зал толь­ко в 1994 го­ду в ин­тер­вью жур­на­лу «Обо­зре­ва­тель» ли­чный ле­ча­щий врач ген­се­ка Ми­хаил Ко­са­рев: «Бре­жнев был нар­ко­ма­ном».

Мы не зна­ем, сам ли Бре­жнев на­чал эк­спе­ри­мен­ты с пси­хо­тро­пными сред­ства­ми или его к это­му под­тол­кну­ли. Но то­чно изве­стно, что пер­вый врач Бре­жне­ва Ни­ко­лай Ро­ди­о­нов в на­ча­ле 70-х уже был смер­тель­но бо­лен (рак лег­ких), пра­кти­че­ски от­стра­нил­ся от дел и не­за­ме­тно ли­чные сим­па­тии ген­се­ка при­ве­ли к то­му, что вра­ча за­ме­ни­ла Мед­се­стра, у ко­то­рой лу­чшим ре­це­птом от всех бо­ле­зней ста­ли нар­ко­со­дер­жа­щие та­бле­тки и инъе­кции. Как же так слу­чи­лось и к че­му это при­ве­ло?

про­тив нее Был Бес­си­лен да­же ан­дро­пов

Ев­ге­ний ЧАЗОВ, ака­де­мик:

«На­чи­ная с ве­сны 1973 го­да у не­го (Бре­жне­ва. – Ред.) изред­ка, ви­ди­мо, в свя­зи с пе­ре­у­том­ле­ни­ем, на­ча­ли по­яв­ля­ться пе­ри­о­ды сла­бо­сти фун­кции цен­траль­ной нерв­ной си­сте­мы, со­про­во­ждав­ши­е­ся бес­сон­ни­цей. Он пытал­ся изба­ви­ться от нее при­е­мом успо­каи­ва­ю­щих и сно­твор­ных средств. В этот пе­ри­од и прои­зо­шла ро­ко­вая для Бре­жне­ва встре­ча с мед­се­строй Н . ... Ее бли­зость к Бре­жне­ву при­не­сла ей не­ма­ло льгот – тре­хком­на­тную квар­ти­ру в одном из до­мов ЦК КПСС, опре­де­лен­ное не­за­ви­си­мое по­ло­же­ние, ма­те­ри­аль­ное бла­го­по­лу­чие, быстрый взлет от ка­пи­та­на до ге­не­ра­ла ее не­да­ле­ко­го во всех отно­ше­ни­ях му­жа. К со­жа­ле­нию, я сли­шком по­здно, да и, откро­вен­но го­во­ря, слу­чай­но, узнал всю па­гу­бность ее вли­я­ния на Бре­жне­ва...

Что­бы выя­снить все по­дро­бно­сти и по­пыта­ться испра­вить по­ло­же­ние, я встре­тил­ся с ле­ча­щим вра­чом Бре­жне­ва Н. Ро­ди­о­но­вым...

Ока­за­лось, что имен­но он, ко­то­рый дол­жен был стро­го сле­дить за ре­жи­мом и ре­гу­ли­ро­вать ле­кар­ствен­ную те­ра­пию, пе­ре­до­ве­рил все это се­стре Н . ... и лов­кая ме­ди­цин­ская се­стра, исполь­зуя сла­бость Бре­жне­ва, осо­бен­но пе­ри­о­ды апа­тии и бес­сон­ни­цы, ко­гда он ну­ждал­ся в ле­кар­ствен­ных сред­ствах, фа­кти­че­ски от­стра­ни­ла вра­ча от на­блю­де­ния за ним. Мой ви­зит к Бре­жне­ву не дал ни­ка­ких ре­зуль­та­тов – он на­о­трез отка­зал­ся ра­зго­ва­ри­вать...

Ре­аль­но оце­ни­вая скла­дыва­ю­щу­ю­ся си­ту­а­цию, я стал искать со­ю­зни­ков в бо­рьбе за здо­ро­вье Бре­жне­ва... К мо­е­му удив­ле­нию, ме­ня жда­ло пол­ное ра­зо­ча­ро­ва­ние в во­змо­жно­сти прив­ле­чь же­ну Бре­жне­ва в со­ю­зни­ки. Она со­вер­шен­но спо­кой­но про­ре­а­ги­ро­ва­ла и на мое за­ме­ча­ние о па­гу­бном вли­я­нии Н . ... В двух сло­вах ответ мо­жно сфор­му­ли­ро­вать так: «Пор­тить отно­ше­ния с му­жем не хо­чу...»

Не по­лу­чив под­держ­ки в се­мье Бре­жне­ва, я обра­тил­ся к един­ствен­но­му че­ло­ве­ку в ру­ко­вод­стве стра­ны, с ко­то­рым у ме­ня сло­жи­лись до­ве­ри­тель­ные отно­ше­ния, – к Ан­дро­по­ву... По ме­ре мо­е­го рас­ска­за о сло­жно­стях, во­зни­ка­ю­щих с со­сто­я­ни­ем здо­ро­вья Бре­жне­ва... улыб­ка схо­ди­ла с ли­ца Ан­дро­по­ва, и во взгля­де, в са­мой по­зе по­яви­лась ка­кая-то ра­сте­рян­ность. Он вдруг ни с то­го ни с се­го на­чал пе­ре­би­рать бу­ма­ги, ле­жав­шие на его сто­ле.

Ко­ро­тко суть по­став­лен­ных во­про­сов сво­ди­лась к сле­ду­ю­ще­му: ка­ким обра­зом во­здей­ство­вать на Бре­жне­ва, что­бы он вер­нул­ся к пре­жне­му ре­жи­му и при­ни­мал успо­каи­ва­ю­щие сред­ства толь­ко под кон­тро­лем вра­чей? Как уда­лить Н. из его окру­же­ния?.. На­до ли ин­фор­ми­ро­вать По­лит­бю­ро?..

Ан­дро­пов до­воль­но дол­го мол­чал... а по­том... на­чал скру­пу­ле­зно ана­ли­зи­ро­вать по­ло­же­ние... «Не мо­гу я вам ни­чем по­мо­чь с уда­ле­ни­ем Н. из его окру­же­ния. Я как буд­то бы ме­жду про­чим рас­ска­зал Бре­жне­ву о Н . ... И зна­е­те, что он мне отве­тил? «Зна­е­шь, Юрий, это моя про­бле­ма, и про­шу ее боль­ше ни­ко­гда не за­тра­ги­вать». Так что, как ви­ди­те, мои во­змо­жно­сти по­мо­чь вам край­не огра­ни­чен­ны, их по­чти нет... Эта ин­фор­ма­ция мо­жет вно­вь акти­ви­зи­ро­вать бо­рьбу за власть в По­лит­бю­ро... основ­ная фи­гу­ра – По­дгор­ный... Не исклю­че­но, что и Ки­ри­лен­ко мо­жет вклю­чи­ться в бо­рьбу... Вот по­че­му для спо­кой­ствия стра­ны и пар­тии, для бла­го­по­лу­чия на­ро­да нам на­до сей­час мол­чать и, бо­лее то­го, по­ста­ра­ться скрывать не­до­ста­тки Бре­жне­ва...»

По­сле со­сто­яв­ше­го­ся ра­зго­во­ра с Ан­дро­по­вым я ре­шил еще раз откро­вен­но по­го­во­рить с Бре­жне­вым... Бре­жнев не отма­хнул­ся от ме­ня... «Если на­до, ка­ждый день бу­ду пла­вать в бас­сей­не. – Толь­ко в этом он сдер­жал сло­во. – В отно­ше­нии успо­каи­ва­ю­щих средств ты по­ду­май с про­фес­со­ра­ми, что на­до сде­лать, что­бы у ме­ня не по­яв­ля­лась бес­сон­ни­ца. Ты зря на­па­да­е­шь на Н. Она мне по­мо­га­ет...»

Пер­вый до­ста­то­чно се­рье­зный срыв прои­зо­шел... на­ка­ну­не ви­зи­та Бре­жне­ва в Поль­шу... За два дня до отъе­зда но­вый ли­чный врач Бре­жне­ва М.Т. Ко­са­рев с тре­во­гой со­об­щил, что, при­е­хав на да­чу, за­стал Бре­жне­ва в асте­ни­че­ском со­сто­я­нии... На­до было сро­чно по­ста­ра­ться выве­сти Бре­жне­ва из это­го со­сто­я­ния. С боль­шим тру­дом это уда­лось сде­лать, и 19 ию­ля во­стор­жен­ная Вар­ша­ва встре­ча­ла ру­ко­во­ди­те­ля брат­ско­го Со­вет­ско­го Со­ю­за... На сле­ду­ю­щий день пред­по­ла­га­лось вы­сту­пле­ние Бре­жне­ва на тор­же­ствен­ном за­се­да­нии, и мы про­си­ли его выдер­жать на­ме­чен­ный ре­жим, при­чем пре­ду­пре­ди­ли и при­сут­ство­вав­шую при ра­зго­во­ре Н. об ответ­ствен­но­сти мо­мен­та. В ответ была бур­ная ре­а­кция Бре­жне­ва в наш с Ко­са­ре­вым адрес с угро­за­ми, кри­ка­ми... он за­пре­тил пу­скать нас в свою ре­зи­ден­цию... Без нас ве­че­ром Бре­жнев при­нял успо­каи­ва­ю­щие сред­ства, по­лу­чен­ные от ко­го-то из окру­же­ния, ве­ро­я­тнее все­го от Н., ко­то­рая оста­ва­лась с ним. Что было даль­ше, опи­сыва­ет Э. Ге­рек в своих «Во­спо­ми­на­ни­ях», в ко­то­рых Бре­жнев пред­ста­ет как стран­ный и нев­ме­ня­е­мый че­ло­век. Мне боль­ше, чем ему, было стыдно, ко­гда Бре­жнев на­чал ди­ри­жи­ро­вать за­лом, по­ю­щим «Ин­тер­на­ци­о­нал»... По­до­бные си­ту­а­ции во­зни­ка­ли в даль­ней­шем не раз в ответ­ствен­ные мо­мен­ты по­ли­ти­че­ских и ди­пло­ма­ти­че­ских со­бытий... Тя­же­лей­ший срыв прои­зо­шел в по­е­зде, ко­гда Бре­жнев по­е­хал в Мон­го­лию с офи­ци­аль­ным ви­зи­том... впер­вые не вра­чи и охра­на, а вся де­ле­га­ция ви­де­ла Бре­жне­ва в нев­ме­ня­е­мом, асте­ни­че­ском со­сто­я­нии... По­сле Фран­ции Бре­жнев пе­ре­стал обра­щать вни­ма­ние на на­ши ре­ко­мен­да­ции, не сте­сня­ясь, под лю­бым пре­дло­гом стал при­ни­мать силь­но­дей­ству­ю­щие успо­каи­ва­ю­щие сред­ства, ко­то­рыми его сна­бжа­ли Н. и не­ко­то­рые его дру­зья... Са­мыми стра­шными для всех нас, осо­бен­но для охра­ны, были мо­мен­ты, ко­гда, отправ­ля­ясь в За­ви­до­во, он сам са­дил­ся за руль ав­то­ма­ши­ны... Одна­жды ма­ши­на, ко­то­рую он вел, чуть не сва­ли­лась с обрыва...

При­гла­шая, на­при­мер, в За­ви­до­во своих, как ему ка­за­лось, дру­зей-охо­тни­ков Н. По­дгор­но­го и Д. По­лян­ско­го, он не толь­ко уса­жи­вал за стол мед­се­стру Н., но и об­су­ждал в ее при­сут­ствии го­су­дар­ствен­ные про­бле­мы.

К ав­гу­сту 1975 го­да было по­дго­тов­ле­но зна­ме­ни­тое Со­гла­ше­ние по без­о­па­сно­сти в Ев­ро­пе. Под­пи­са­ние со­гла­ше­ния, о ко­то­ром так ме­чтал Бре­жнев, дол­жно было со­сто­я­ться в Хель­син­ки... Мы по­ста­ви­ли усло­вие: что­бы во вре­мя по­е­зд­ки и в пе­ри­од пре­быва­ния в Фин­лян­дии у Бре­жне­ва были бы толь­ко офи­ци­аль­ные встре­чи – и ни Н., ни кто­ли­бо дру­гой не встре­чал­ся с ним на­е­ди­не... Во­зв­ра­ще­ние в стра­ну было три­ум­фаль­ным, а для нас пе­чаль­ным... Опять успо­каи­ва­ю­щие сред­ства, асте­ния, де­прес­сия...»

Из кни­ги «Здо­ро­вье и власть»

КГБ, Мвд и Мин­здрав: опе­ра­ция «ли­кви­да­ция»

Из во­спо­ми­на­ний Вла­ди­ми­ра МЕДВЕДЕВА, ли­чно­го охран­ни­ка Ле­о­ни­да Ильи­ча

Бре­жне­ва и Ми­хаи­ла Сер­ге­е­ви­ча Гор­ба­че­ва, ге­не­ра­ла КГБ СССР:

«...Ку­да бы мы ни еха­ли, в порт­фе­ле обя­за­тель­но ве­зли бу­тыл­ку «Зу­бров­ки»... «Зу­бров­ка» ста­ла для не­го нар­ко­ти­ком. Пил он по­не­множ­ку, одной бу­тыл­ки хва­та­ло на не­сколь­ко дней, но ведь и ор­га­низм был дря­хлый, ра­зва­ли­ва­ю­щий­ся... Голь на выдум­ки хи­тра. Мы до­ду­ма­лись ра­зво­дить «Зу­бров­ку» ки­пя­че­ной во­дой... Бре­жнев по­сле выпи­той рюм­ки ино­гда на­сто­ра­жи­вал­ся: – Что-то не бе­рет... Утром мне по­зво­нил по­мо­щник Ан­дро­по­ва, по­про­сил при­е­хать: – На­до кое-что взять. Я по­нял, о чем идет ре­чь... – Ле­о­нид Ильич зво­нил, го­во­рил, что у вас про­бле­мы с этим на­пи­тком. – Ан­дро­пов про­тя­нул мне свер­ток. – Я пе­ре­даю это вам, но у ме­ня прось­ба, что­бы он как-то по­мень­ше упо­тре­блял...

Я рас­ска­зал, что мы ра­збав­ля­ем этот на­пи­ток впо­ло­ви­ну и что ри­ску­ем ока­за­ться ра­зо­бла­чен­ными... Пу­стышки ста­ли по­сту­пать нам имен­но по­сле это­го ра­зго­во­ра, во вся­ком слу­чае, пе­ре­бо­ев с ни­ми, как пре­жде, не было...

Что­бы упо­ря­до­чить при­ем ле­карств, Чазов, ви­ди­мо, не без со­ве­та с Ан­дро­по­вым, ре­шил уста­но­вить при Ге­не­раль­ном ме­ди­цин­ский пост. Хо­ро­шая идея в дур­ном испол­не­нии при­не­сла обра­тные ре­зуль­та­ты. Вна­ча­ле ра­бо­та­ли две смен­ные мед­се­стры. Но, как это ча­сто слу­ча­е­тся, одна выжи­ла дру­гую... Ме­жду Бре­жне­вым и ми­ло­ви­дной мед­се­строй уста­но­ви­лись, как при­ня­то го­во­рить, «осо­бые отно­ше­ния», и он объя­вил: «Пусть бу­дет одна». Бе­скон­троль­ность ста­ла пол­ной. Мо­ло­дая жен­щи­на с бро­ской вне­шно­стью, на­вер­ное, была в ря­ду хо­ро­ших мед­се­стер в 4-м глав­ном управ­ле­нии. Де­ло свое зна­ла, с обя­зан­но­стя­ми справ­ля­лась лег­ко. Вна­ча­ле она дер­жа­лась скром­но – ти­ше во­ды, ни­же тра­вы... Как-то не­за­ме­тно и быстро она обре­ла власть. При­шла она еще при до­кто­ре Ро­ди­о­но­ве... он пе­ре­дал весь на­бор сно­твор­ных мед­се­стре и по­чти пе­ре­стал по­яв­ля­ться на слу­жбе. Это его бо­лее чем устраи­ва­ло. Устраи­ва­ло и мед­се­стру, став­шую пол­ной хо­зяй­кой, устраи­ва­ло и Ле­о­ни­да Ильи­ча Бре­жне­ва, при­хо­ти ко­то­ро­го она без­ро­по­тно выпол­ня­ла... Тот без нее не мог сту­пить ша­гу и очень бо­ял­ся, как бы ее от не­го не от­стра­ни­ли. Она по-хо­зяй­ски вме­ши­ва­лась в ра­бо­ту вра­ча-ди­е­то­ло­га, са­ма за­ка­зыва­ла блю­да, по­ва­рам под­ска­зыва­ла, как го­то­вить пи­щу, офи­ци­ан­там – ко­гда, сколь­ко и что по­да­вать к сто­лу ген­се­ка.

Ви­кто­рия Пе­тров­на ви­де­ла все это и очень нерв­ни­ча­ла. Ко­не­чно, мед­се­стра по­пор­ти­ла ей нер­вы и уж то­чно – нам­но­го уко­ро­ти­ла жизнь Ле­о­ни­ду Ильи­чу Бре­жне­ву. У Ни­ны Ар­ка­дьев­ны были своя се­мья, ре­бе­нок, до­ма­шние хло­по­ты. Она спо­кой­но до­бав­ля­ла в ра­ци­он одну-две та­бле­тки сно­твор­но­го. Ле­о­нид Ильич на па­ру ча­сов за­сыпал, а она мо­гла отправ­ля­ться по своим ли­чным де­лам...

Я и те­перь счи­таю, что на Бре­жне­ва во­здей­ство­вать было мо­жно... Мо­жет быть, на­пу­гать – за­бо­ле­ет тем-то, отка­жет та­кой­то ор­ган... Ведь, в кон­це кон­цов, хоть и с тру­дом, но бро­сил же он ку­рить, исп­угав­шись за здо­ро­вье...

Пыта­ясь отлу­чить Бре­жне­ва от мед­се­стры, его ста­ли обма­нывать: зав­тра ее не бу­дет – мол, муж за­бо­лел, ре­бе­нок за­бо­лел, еще там что-то до­ма не­ла­дно. В кон­це кон­цов де­ло за­шло да­ле­ко, и, что­бы окон­ча­тель­но ра­злу­чить их, по­над­о­би­лось про­во­дить це­лую опе­ра­цию с уча­сти­ем ру­ко­вод­ства КГБ, МВД и Ми­ни­стер­ства здра­во­о­хра­не­ния. Пря­мо не мед­се­стра, а Ма­та Ха­ри ка­кая-то... Муж ее, слу­жив­ший в по­гра­ни­чных вой­сках... по­гиб в до­ро­жной ава­рии в 1982 го­ду – в год смер­ти Бре­жне­ва. То­же, ви­ди­мо, при­шлось ей по­том пе­ре­жить не­ма­ло го­ря в жи­зни.

По­сле нее ста­ло лег­че вли­ять на Бре­жне­ва, по край­ней ме­ре, за­пи­вать ле­кар­ства «Зу­бров­кой» Ле­о­нид Ильич пе­ре­стал...»

Из кни­ги «Че­ло­век за спи­ной»

пу­стышки для Ген­се­ка

Ми­хаил КО­СА­РЕВ, ли­чный врач Ле­о­ни­да Ильи­ча Бре­жне­ва:

«...В 1975 го­ду, ко­гда я его при­нял, он был уже пе­ре­гру­жен успо­кои­тель­ными се­да­тив­ными сред­ства­ми и при­вык к этим пре­па­ра­там. На ме­ди­цин­ском языке это на­зыва­е­тся «ле­кар­ствен­ная за­ви­си­мость», а в оби­хо­де – нар­ко­ма­ния. Во­здей­ство­вать на его пси­хи­ку было уже до­воль­но сло­жно. Убе­дить его в том, что на­до со­кра­щать до­зы, мне не пред­став­ля­лось по­на­ча­лу во­змо­жным, по­то­му что бо­лее при­бли­жен­ным к не­му че­ло­ве­ком из ме­ди­цин­ской сре­ды была мед­се­стра, ко­то­рая, в об­щем-то, и ве­да­ла выда­чей этих пре­па­ра­тов, что ме­ня, ко­не­чно, очень уди­ви­ло.

По­сте­пен­но мне уда­лось узнать, что она име­ла к ним сво­бо­дный до­ступ с ра­зре­ше­ния высше­го на­чаль­ства. Она взя­ла на се­бя мно­гие фун­кции: за­ни­ма­лась мас­са­жем, изме­ря­ла дав­ле­ние, де­ла­ла инъе­кции...

Вся «прои­звод­ствен­ная де­я­тель­ность» Ле­о­ни­да Ильи­ча – встре­чи, ви­зи­ты, кру­пные ме­ро­при­я­тия – за­ви­се­ла от его за­гру­жен­но­сти эти­ми пре­па­ра­та­ми. И мы с Ча­зо­вым все­гда пла­ни­ро­ва­ли и по­да­ва­ли его по­мо­щни­кам гра­фик, ко­гда выход Ле­о­ни­да Ильи­ча на лю­ди был не­во­змо­жен...

Все шло от при­е­ма этих пре­па­ра­тов: и ско­ван­ная по­ход­ка, и за­тор­мо­жен­ность, и вя­лая ре­чь!..

По моим ощу­ще­ни­ям, он был уже от все­го от­стра­нен вот этим своим со­сто­я­ни­ем... Нас все­гда стра­ши­ло, чтоб он в бас­сей­не не уто­нул – под эти­ми-то пре­па­ра­та­ми... Два че­ло­ве­ка охра­ны с ним по­сто­ян­но были в во­де...

Он бу­кваль­но вымо­гал эти пре­па­ра­ты у своих кол­лег, у чле­нов По­лит­бю­ро. Я сам при­сут­ство­вал одна­жды при та­ком ра­зго­во­ре, ко­гда си­де­ли его по­мо­щни­ки – Ру­са­ков, Ино­зем­цев – и он спра­ши­вал у них, кто что при­ни­ма­ет для сна. Ну, лю­ди ему со­вер­шен­но откро­вен­но отве­ча­ли. А он: «Дай­те мне по­про­бо­вать ва­ши пре­па­ра­ты, хоть не­мно­же­чко дай­те!» Ну и они без зло­го умысла ему да­ва­ли... Не­ко­то­рые, ко­не­чно, кон­суль­ти­ро­ва­лись с на­ми. В ча­стно­сти, Ан­дро­пов – с Ча­зо­вым. И толь­ко по­лу­чив от Ча­зо­ва ка­кие-то пре­па­ра­ты – ча­ще все­го это были пу­стышки, – он их по­сылал Ле­о­ни­ду Ильи­чу. Эти пу­стышки спе­ци­аль­но изго­тов­ля­лись по на­ше­му за­ка­зу, Ев­ге­ний Ива­но­вич обра­щал­ся в ино­стран­ные фир­мы, и они де­ла­ли эти пу­стышки то­чно та­ко­го цве­та, то­чно та­кой фор­мы, в тех же упа­ков­ках, что и на­сто­я­щие ле­кар­ства...»

Из ин­тер­вью жур­на­лу «Обо­зре­ва­тель»

сла­ва XXV съе­зду!

Ев­ге­ний ЧАЗОВ, ака­де­мик:

«Что же де­лать? – не раз спра­ши­вал Ан­дро­пов, обра­ща­ясь боль­ше к са­мо­му се­бе... Оста­е­тся одно – со­брать весь ма­те­ри­ал с ра­зго­во­ра­ми и мне­ни­я­ми о его бо­ле­зни, не­де­е­сп­осо­бно­сти, во­змо­жной за­ме­не. При всей сво­ей апа­тии ли­ша­ться по­ста ли­де­ра пар­тии и го­су­дар­ства он не за­хо­чет, и на этой по­ли­ти­че­ской ам­би­ции на­до сыграть».

Ко­не­чно, Ан­дро­пов в опре­де­лен­ной сте­пе­ни ри­ско­вал. Толь­ко что по­до­зри­тель­ный Бре­жнев от­да­лил от се­бя одно­го из са­мых пре­дан­ных ему лиц – сво­е­го пер­во­го по­мо­щни­ка Г.Э. Цу­ка­но­ва. Го­во­ри­ли, что сыгра­ли роль на­ве­ты опре­де­лен­ных лиц, и да­же опре­де­лен­но­го ли­ца. Сам Ге­ор­гий Эм­ма­нуи­ло­вич го­во­рил, что прои­зо­шло это не без уча­стия мед­се­стры Н.

К мо­е­му удив­ле­нию, план Ан­дро­по­ва удал­ся... А мне Бре­жнев пря­мо ска­зал: «Пред­стоит XXV съезд пар­тии, я дол­жен хо­ро­шо на нем вы­сту­пить... Да­вай по­ду­май, что на­до сде­лать». Пер­вое усло­вие, ко­то­рое я по­ста­вил, – уда­лить из окру­же­ния Н.

Что­бы отор­вать Н. от Бре­жне­ва, был ра­зра­бо­тан спе­ци­аль­ный гра­фик ра­бо­ты мед­пер­со­на­ла. Н. за­яви­ла, что не уе­дет в отпуск без то­го, что­бы не про­сти­ться с Бре­жне­вым. Узнав об этом, рас­стро­ен­ный на­чаль­ник охра­ны А. Ря­бен­ко ска­зал мне: «Ев­ге­ний Ива­но­вич, ни­че­го из этой за­теи не вый­дет. Не устоит Ле­о­нид Ильич, не­смо­тря на все ва­ши уго­во­ры. И все оста­не­тся по-пре­жне­му...»

Ка­валь­ка­да, вышед­шая из до­ма нав­стре­чу Н., вы­гля­де­ла, по край­ней ме­ре, стран­но. Ген­се­ка я дер­жал под ру­ку, а во­круг, те­сно при­жав­шись, шла охра­на... По­чув­ство­вав, как за­ме­шкал­ся Бре­жнев, ко­гда Н. на­ча­ла с ним про­ща­ться, не дав ей до­го­во­рить, мы по­же­ла­ли ей хо­ро­ше­го от­дыха. Кто-то из охра­ны ска­зал, что ма­ши­на уже ждет. Оки­нув всех нас, сто­я­щих сте­ной во­круг Бре­жне­ва, со­о­твет­ству­ю­щим взгля­дом, Н. уе­ха­ла...

Что я че­тко уя­снил из сло­жных по­ли­ти­че­ских кол­ли­зий, про­шед­ших на моих гла­зах, так это то, что ра­ди поль­зы стра­ны и на­ро­да ру­ко­во­ди­тель не дол­жен оста­ва­ться на сво­ем по­сту бо­лее де­ся­ти лет. Уй­ди Бре­жнев с по­ста ли­де­ра в 1976 го­ду, он оста­вил бы по­сле се­бя хо­ро­шую па­мять...»

Из кни­ги «Здо­ро­вье и власть»

все тай­ное ста­но­ви­тся яв­ным

Так кто же эта за­га­до­чная мед­се­стра Н.? Кто эта жен­щи­на, пе­ред ко­то­рой заи­ски­ва­ли да­же все­мо­гу­щие чле­ны По­лит­бю­ро, одно­го сло­ва ко­то­рой по­рой было до­ста­то­чно для то­го, что­бы Ге­не­раль­ный се­кре­тарь ЦК КПСС при­нял то или иное ре­ше­ние?

Мы иска­ли ле­ген­дар­ную Мед­се­стру по­чти год. Пре­жде все­го для то­го, что­бы пе­ре­про­ве­рить во­спо­ми­на­ния име­ни­тых ака­де­ми­ков и ге­не­ра­лов о Ле­о­ни­де Бре­жне­ве. Ведь со­гла­си­тесь: так лег­ко сва­лить соб­ствен­ные про­ва­лы на стре­ло­чни­ка, на ми­фи­че­скую Мед­се­стру. Ведь по­лу­ча­е­тся, про­сто ка­кая-то жен­щи­на-вамп по­са­ди­ла ген­се­ка на иглу и «ко­ле­са», уло­жи­ла его в кро­вать – вот те­бе и за­стой...

На­ко­нец в кон­це октя­бря 1997 го­да нам по­ве­зло. Во вре­мя ра­зго­во­ра за обе­ден­ным сто­лом с одним из высо­ко­по­став­лен­ных чи­нов­ни­ков мы услыша­ли дол­го­ж­дан­ное: «Нин­ка? Ко­ро­вя­ко­ва? Как же – за­ста­ви­ла она нас по­ра­бо­тать. Лю­би­мая жен­щи­на ме­ха­ни­ка Гав­ри­ло­ва, по­ни­ма­е­шь. Це­лую опе­ра­цию на пло­ща­ди Дзер­жин­ско­го при­шлось ра­зра­ба­тывать, что­бы ее от­стра­нить от те­ла ген­се­ка».

На на­ше сча­стье, Ко­ро­вя­ко­вых в Мо­скве ока­за­лось нем­но­го – две­над­цать се­мей. Круг пои­ска сра­зу су­зил­ся по­сле то­го, как мы узна­ли, что мед­пер­со­нал ЦКБ по­лу­чал квар­ти­ры в Крылат­ском. Так что вско­ре мы узна­ли и ее пол­ное имя, и да­же адрес.

Мы сде­ла­ли все во­змо­жное для то­го, что­бы уго­во­рить Ни­ну Ко­ро­вя­ко­ву дать ин­тер­вью. Мы го­то­вы были на­пе­ча­тать все, что она рас­ска­жет о сво­ей ра­бо­те в Крем­ле. Ни в ка­кую. Отка­за-лась ре­ши­тель­но и ка­те­го­ри­чно – нет! Но по­сколь­ку ре­чь идет об исто­рии го­су­дар­ства – стра­на дол­жна знать своих ге­ро­ев.

…Че­тыре дня у по­дъе­зда две­над­ца­ти­эта­жно­го кир­пи­чно­го до­ма на Ма­ло­фи­лев­ской ули­це не­у­стан­но и без выхо­дных де­жу­ри­ла на­ша ре­пор­тер­ская бри­га­да. Но пре­жде не­де­ля ушла на поиск под­хо­дов, на то, что­бы узнать Ни­ну Ар­ка­дьев­ну в ли­цо. За­да­ча не из про­стых, учи­тывая, что дом охра­ня­е­тся ве­сьма бди­тель­ными ва­хте­ра­ми. Две ма­ши­ны, ра­ции, ра­ди­о­те­ле­фон, са­мые мо­щные фо­то­объе­кти­вы. Еже­днев­ное де­жур­ство на во­сьмом эта­же стро­я­ще­го­ся на­про­тив до­ма.

Стра­на дол­жна знать своих ге­ро­ев. Мо­жет быть, для ко­го-то се­го­дня Ни­на Ар­ка­дьев­на – без­о­би­дная по­жи­лая жен­щи­на, ко­то­рая ка­ждый день в две­над­ца­том ча­су выхо­дит из до­ма со сво­ей сум­кой-ко­ля­ской в ма­га­зин за по­ку­пка­ми. Да так и есть. Ма­ло ли что было в про­шлом? Толь­ко вот на­ше про­шлое не та­кое без­о­би­дное. По­че­му мы с та­кой лег­ко­стью го­то­вы выма­рывать на­шу па­мять и исто­рию? И ко­гда из ин­тер­вью ли­чно­го ле­ча­ще­го вра­ча Бре­жне­ва мы узна­ем, как ака­де­мик Чазов за­ка­зывал на За­па­де для Ле­о­ни­да Ильи­ча та­бле­тки-пу­стышки в то­чно та­ких же упа­ков­ках или ко­гда ге­не­рал Ме­две­дев ра­збав­лял для ген­се­ка «Зу­бров­ку», сра­зу вспо­ми­на­е­тся ма­шин­ка для за­ка­тки вод­ки ге­не­ра­ла Кор­жа­ко­ва, ко­то­рый, по соб­ствен­ным во­спо­ми­на­ни­ям, ли­чно изго­тав­ли­вал для Бо­ри­са Ни­ко­ла­е­ви­ча Ель­ци­на до пре­де­ла ра­збав­лен­ную вод­ку. Или ко­гда в Поль­ше Бре­жнев стал ди­ри­жи­ро­вать за­лом, по­ю­щим «Ин­тер­на­ци­о­нал», тру­дно не вспом­нить бер­лин­скую эпо­пею Бо­ри­са Ни­ко­ла­е­ви­ча, ди­ри­жи­ру­ю­ще­го ме­стным ор­ке­стром и по­ю­ще­го «Ка­лин­ку­ма­лин­ку». К со­жа­ле­нию, длин­ный пе­ре­чень па­рал­ле­лей мо­жно про­дол­жать до бе­ско­не­чно­сти.

Ни­на Ар­ка­дьев­на Ко­ро­вя­ко­ва ка­те­го­ри­че­ски отка­за­лась в 1997 го­ду да­вать ин­тер­вью и тем бо­лее фо­то­гра­фи­ро­ва­ться. Она счи­та­ет, что все это – ее ли­чное де­ло, ее ли­чная жизнь. Мо­жет быть, и так, если бы в свое вре­мя от одно­го ее сло­ва или же­ста не за­ви­се­ла су­дьба, как это при­ня­то сей­час го­во­рить, мил­ли­о­нов про­стых рос­си­ян. И, ко­не­чно же, по­ня­тно, что де­ло не толь­ко в сим­па­ти­чной мед­се­стре Ни­не Ар­ка­дьев­не Ко­ро­вя­ко­вой... n

Ма­те­ри­ал по­дго­тов­лен от­де­лом рас­сле­до­ва­ний «Со­вер­шен­но се­кре­тно»

ле­о­нид ильич Бре­жнев. 1973 год

да­же на от­дыхе ген­сек не рас­ста­вал­ся с сим­па­ти­чной мед­се­строй ни­ной ко­ро­вя­ко­вой. крым, ни­жняя оре­ан­да, гос­да­ча. 1973 г

Newspapers in Ukrainian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.