Как охра­ня­ли Фи­де­ля Ка­стро

Под­пол­ков­ник 9-го управ­ле­ния КГБ ссср сер­гей Го­ло­сов: «в два ча­са но­чи ме­ня проин­фор­ми­ро­ва­ли о том, что Фи­дель хо­чет со­вер­шить по­е­зд­ку по но­чной Мо­скве»

Sovershenno sekretno Spetsvyipusk (Ukraine) - - Персона - Сер­гей ГО­ЛО­СОВ Спе­ци­аль­но для «Со­вер­шен­но се­кре­тно»

Мы про­дол­жа­ем на­ча­тый на­ми цикл пу­бли­ка­ций, осно­ван­ных на во­спо­ми­на­ни­ях Сер­гея Яков­ле­ви­ча Го­ло­со­ва, под­пол­ков­ни­ка 9-го управ­ле­ния КГБ СССР, слу­жив­ше­го в эли­тном по­дра­зде­ле­нии, за­ни­мав­шем­ся ор­га­ни­за­ци­ей ли­чной охра­ны пер­вых лиц СССР и их го­стей – ли­де­ров со­ци­а­ли­сти­че­ских стран. За три де­ся­ти­ле­тия ра­бо­ты в ор­га­нах си­сте­мы гос­бе­зо­па­сно­сти Го­ло­со­ву при­хо­ди­лось охра­нять и на­ших, и ино­стран­ных ру­ко­во­ди­те­лей. Ну а по­сколь­ку он за­кон­чил фа­куль­тет Высшей шко­лы КГБ с изу­че­ни­ем испан­ско­го языка, его слу­жба была во мно­гом свя­за­на с испа­но­я­зычным кон­тин­ген­том. Ему по­сча­стли­ви­лось близ­ко знать Фи­де­ля и Ра­у­ля Ка­стро, Луи­са Кор­ва­ла­на. Отме­тим в скоб­ках, что с ле­ген­дар­ным Лу­чо, ру­ко­во­ди­те­лем ком­пар­тии Чи­ли, Сер­гей Го­ло­сов про­во­дил пра­кти­че­ски всё вре­мя, бу­ду­чи на­чаль­ни­ком его охра­ны.

Ко­гда мы на­ча­ли ра­зго­ва­ри­вать с Сер­ге­ем Яков­ле­ви­чем о Фи­де­ле Ка­стро, он вспом­нил та­кой мо­мент из соб­ствен­ной би­о­гра­фии: «На­ча­ло 1960-х. Я, двад­ца­ти­ле­тний па­ре­нёк из Туль­ской обла­сти, выхо­жу из ме­тро на стан­ции «Пло­щадь Ре­во­лю­ции» и ви­жу боль­шое ко­ли­че­ство лю­дей, ра­до­стно при­вет­ству­ю­щих про­е­зжа­ю­щий ми­мо пра­ви­тель­ствен­ный кор­теж. Я поин­те­ре­со­вал­ся, ко­го встре­ча­ют мо­скви­чи, и мне объя­сни­ли, что в СССР с офи­ци­аль­ным ви­зи­том при­был Фи­дель Ка­стро. Кем был Фи­дель для со­вет­ских гра­ж­дан, объя­снять, на­вер­ное, не ну­жно. Ге­ро­ем, при­ме­ром для по­дра­жа­ния, все­об­щим лю­бим­цем. Мог ли я то­гда ду­мать, что че­рез де­сять лет бу­ду не толь­ко ви­деть его ря­дом, об­ща­ться с ним и да­же обе­спе­чи­вать его без­о­па­сность? Но так слу­чи­лось, что Фи­дель нав­се­гда во­шёл в мою жизнь и остал­ся у ме­ня в па­мя­ти…»

исто­рия со скуль­пту­рой

– Как вы, Сер­гей Яков­ле­вич, по­зна­ко­ми­лись с Фи­де­лем, как во­об­ще лю­ди по­па­да­ли на ра­бо­ту с го­су­дар­ствен­ными ли­де­ра­ми?

– Си­сте­ма «по­дво­да» к пер­вым ли­цам не­про­стая. У нас, быва­ло, охра­ня­е­мые ли­ца и ан­ке­ты пре­дла­га­е­мых со­тру­дни­ков чи­та­ли, и фо­то­гра­фии смо­тре­ли… Я не сра­зу стал ра­бо­тать с Фи­де­лем близ­ко в ка­че­стве при­кре­плён­но­го или зам­на­чаль­ни­ка охра­ны. Сна­ча­ла был на не­ко­то­ром рас­сто­я­нии, ра­бо­тал в си­сте­ме вые­здной охра­ны. В 1972 го­ду, ко­гда он при­е­хал с ви­зи­том в СССР и по­се­тил не­сколь­ко го­ро­дов, я был на под­хва­те. В одной ма­ши­не с ним то­гда не ездил, был, как у нас го­во­рят, «на хво­сте». Ну и выпол­нял я обычные для нас ви­ды ра­бо­ты, охра­нял, за­крывал пе­ри­метр и так да­лее. Но близ­ко его, ко­не­чно, ви­дел, как и он ме­ня.

По-на­сто­я­ще­му узна­вать ме­ня он стал по­сле слу­чая в Га­ва­не во вре­мя мо­ей оче­ре­дной по­е­зд­ки на Ку­бу. Шёл 1978 год, а на остро­ве Сво­бо­ды про­хо­дил Все­мир­ный фе­сти­валь мо­ло­дёжи и сту­ден­тов. Со­вет­скую де­ле­га­цию во­зглав­лял се­кре­тарь ЦК и член По­лит­бю­ро Пётр Ми­ро­но­вич Ма­ше­ров. И он за­пла­ни­ро­вал для хо­зя­ев сюр­приз.

– Но мне ка­за­лось, что во вре­мя по­до­бных встреч охра­на со­гла­су­ет все де­та­ли, что­бы как раз без «сюр­при­зов» обо­шлось…

– Сюр­приз дол­жен был быть для Фи­де­ля. Его вро­де бы по­обе­ща­ли дер­жать в не­ве­де­нии. При­гла­ша­ет ме­ня Ма­ше­ров, по­ка­зыва­ет брон­зо­вую скуль­птур­ную ком­по­зи­цию и го­во­рит: «Вот это прои­зве­де­ние искус­ства ну­жно не­за­ме­тно до­ста­вить в ка­би­нет Фи­де­ля Ка­стро, что­бы по­сле пе­ре­го­во­ров я сде­лал этот по­да­рок как сюр­приз. Спра­ви­шься?»

– А что за ком­по­зи­ция была?

– Дей­стви­тель­но не­о­быкно­вен­ная. Два брон­зо­вых изо­бра­же­ния Фи­де­ля. Пер­вое – мо­ло­дой пар­ти­зан с вин­тов­кой за спи­ной, изва­ян­ный в пол­ный рост. Высо­та – при­мер­но пол­ме­тра. А вто­рое было вдвое боль­ше – бюст во­ждя ку­бин­ской ре­во­лю­ции в зре­лом во­зра­сте, где он вы­гля­дел как по­ли­тик и мысли­тель. За­да­ча скуль­пто­ра, по сло­вам Ма­ше­ро­ва, была по­ка­зать, как Ка­стро из пар­ти­за­на стал ру­ко­во­ди­те­лем го­су­дар­ства и выда­ю­щим­ся по­ли­ти­че­ским де­я­те­лем.

– Ва­ши дей­ствия? – Обра­тил­ся к ку­бин­ской слу­жбе без­о­па­сно­сти, объя­снил про­бле­му. Со­гла­со­ва­ли всё. Но вот ко­гда я, в стро­гом со­о­твет­ствии с про­то­ко­лом встре­чи Ка­стро – Ма­ше­ров и ра­зра­бо­тан­ным пла­ном, на­хо­дил­ся уже в ка­би­не­те Фи­де­ля и пе­ре­став­лял мо­ну­мент с ме­ста на ме­сто (смо­трел, отку­да он бу­дет вы­гля­деть лу­чше), а та­кже ре­пе­ти­ро­вал, как с не­го бу­дут сдёр­ги­вать по­крыва­ло, то по­чув­ство­вал на се­бе чей-то взгляд. Обер­нул­ся. По­за­ди ме­ня сто­ял ко­ман­дан­те с ре­воль­ве­ром на по­ясе и с си­га­рой в ру­ке. Я что-то про­ле­пе­тал ему, а он с лю­бо­пыт­ством стал ра­з­гля­дывать фи­гу­ры. Я, кста­ти, знал, что это был пер­вый его па­мя­тник. Ско­рее все­го, он ему пон­ра­вил­ся. Во вся­ком слу­чае, ко­ман­дан­те по­до­шёл, по­жал мне ру­ку и по­хло­пал ме­ня по пле­чу.

Хо­тя то­гда я свою мис­сию не выпол­нил пол­но­стью – пол­но­цен­но­го сюр­при­за не по­лу­чи­лось, но я ду­маю, что, по­сколь­ку мы всё со­гла­со­выва­ли с его охра­ной, ему ше­пну­ли, что пла­ни­ру­е­тся та­кое ме­ро­при­я­тие

– А ведь мог бы, зай­дя в ка­би­нет и уви­дев по­сто­рон­не­го, и паль­нуть, че­ло­век-то Фи­дель был го­ря­чий…

– Мог. Если бы дей­стви­тель­но ни­че­го не знал. А встре­ча была ин­те­ре­сная. Ма­ше­ров с Фи­де­лем, как два быв­ших пар­ти­за­на, об­щий язык на­шли.

– На­ши во­жди Ка­стро выде­ля­ли сре­ди дру­гих глав соц­стран?

– К Ку­бе нель­зя было отно­си­ться так же про­сто, как к на­шим са­тел­ли­там ти­па Бол­га­рии или Мон­го­лии. И Фи­дель все­гда вы­гля­дел бо­лее са­мо­сто­я­тель­ным, не­за­ви­си­мым, зна­чи­тель­ным. Встре­чать его в аэро­порт по­сыла­ли са­мых ува­жа­е­мых чле­нов По­лит­бю­ро. И при­ни­ма­ли на высшем уров­не.

Во­зв­ра­ща­ясь к со­быти­ям 1978 го­да, я отме­чу, что с тех пор ко­ман­дан­те стал ме­ня не толь­ко узна­вать, но и при­вет­ство­вать, и я по­чув­ство­вал к се­бе осо­бое его отно­ше­ние. Опи­сать это сло­жно, но ощу­ще­ние было со­вер­шен­но то­чным…

– Как вы обра­ща­лись к ку­бин­ским ли­де­рам? По име­ни?

– Нет, ко­не­чно. Обра­ще­ние к Фи­де­лю было «ка­ма­ра­де ко­ман­дан­те», к Ра­у­лю – «ка­ма­ра­де ми­ни­стре».

ко­ман­дан­те с ре­воль­ве­ром

– Вы го­во­ри­те, что во вре­мя ва­шей пер­вой близ­кой встре­чи у Фи­де­ля на по­ясе был ре­воль­вер…

– Все­гда был. И на Ку­бе, и здесь, в СССР.

– И во вре­мя встреч с Бре­жне­вым? Ваш кол­ле­га ге­не­рал Ти­тков рас­ска­зывал, как ему пе­ред встре­чей с Ле­о­ни­дом Ильи­чом при­шлось «ра­зо­ру­жать» Яси­ра Ара­фа­та…

– Я знаю эту исто­рию. Но то две ра­зные фи­гу­ры и по зна­че­нию, и по мен­та­ли­те­ту, и по об­ще­му уров­ню ра­зви­тия. Фи­дель пре­кра­сно по­ни­мал, ку­да мо­жно ид­ти с пи­сто­ле­том, а ку­да нель­зя. Но ему было го­ра­здо спо­кой­нее не рас­ста­ва­ться с ору­жи­ем, и у се­бя в га­ван­ской ре­зи­ден­ции, и да­же на на­ших охра­ня­е­мых объе­ктах.

– Изве­стно, что, ко­гда бра­тья Ка­стро при­е­зжа­ли на охо­ту в СССР, они при­во­зи­ли свои вин­тов­ки М-14. В ва­ши вре­ме­на де­ло так же об­сто­я­ло?

– С Фи­де­лем я на охо­те не был, а вот с Ра­у­лем – не­о­дно­кра­тно. Он поль­зо­вал­ся на­шим ору­жи­ем.

– А чле­ны По­лит­бю­ро? Своё при­во­зи­ли или бра­ли для них при­го­тов­лен­ные ру­жья?

– На­ши охра­ня­е­мые при­е­зжа­ли со свои­ми ру­жья­ми, при­стре­лян­ными, те­ми, что счи­та­ли лу­чши­ми. У ка­ждо­го чле­на По­лит­бю­ро их было мно­го. У Бре­жне­ва, у Гре­чко – со­тни ство­лов. А в охо­тхо­зяй­стве то­же были и ру­жья, и ка­ра­би­ны. Там выби­ра­ли в за­ви­си­мо­сти от ста­ту­са го­стя. Если ты боль­шой ру­ко­во­ди­тель – лу­чшее да­ва­ли, если по­про­ще, то и ору­жие со­о­твет­ству­ю­щее.

– Ваш кол­ле­га Але­ксей Але­ксе­е­вич Саль­ни­ков рас­ска­зывал мне, что в хру­щёв­ские вре­ме­на они как-то выле­те­ли из Пи­цун­ды яко­бы в Яро­славль, а ока­за­лись в Се­ве­ро­мор­ске, отку­да ко­ман­дан­те уже отпра­ви­ли на ро­ди­ну. У вас быва­ли та­кие слу­чаи?

– Со­вер­шен­но пра­виль­но. Так де­ла­ли и мы. Я пом­ню, ко­гда Фи­дель в 1981 го­ду был на съе­зде, а в 1982 го­ду на похо­ро­нах Бре­жне­ва, я его два­жды отправ­лял до­мой на

Ку­бу. В прес­се да­ва­лась ин­фор­ма­ция, что он выле­та­ет, ска­жем, из Ше­ре­ме­тье­во. На са­мом де­ле и аэро­порт выле­та, и са­мо­лёт для Фи­де­ля, и мар­шрут были за­се­кре­че­ны. Охо­тни­ков до по­ку­ше­ний на во­ждя ку­бин­ской ре­во­лю­ции было пре­до­ста­то­чно.

– Не­дав­но наш пре­зи­дент рас­ска­зывал, что, ко­гда он бе­се­до­вал с Фи­де­лем о по­ку­ше­ни­ях на не­го и о том, как ему уда­лось избе­жать тра­ги­че­ских по­след­ствий, тот отве­тил: «Де­ло в том, что сво­ей без­о­па­сно­стью я все­гда за­ни­мал­ся сам».

– Вер­но. Моё на­блю­де­ние. Где-то в осо­бня­ке или ре­зи­ден­ции соби­ра­ю­тся чле­ны ку­бин­ской де­ле­га­ции и свои во­про­сы об­су­жда­ют. Обычно в ки­но­за­ле. Си­ту­а­ция спо­кой­ная, кон­тро­ли­ру­е­мая, ведь де­ло прои­схо­дит на стро­го охра­ня­е­мом объе­кте. И в ка­кой-то мо­мент мне ну­жно вой­ти и объя­вить, что по­ра, допу­стим, вые­зжать или кто-то к ним при­е­хал. Их си­де­ло че­ло­век пять-шесть. Я за­хо­жу и ви­жу, что ни­кто, кро­ме Фи­де­ля, на звук открыв­шей­ся две­ри не ре­а­ги­ру­ет. Тут же за­ме­ча­е­шь его вни­ма­тель­ный взгляд. Что бы там ни ше­ло­хну­лось, он всё за­ме­чал. Он все­гда был на­сто­ро­же. Кста­ти, он ни­ко­гда ни­ко­го не по­свя­щал в свои пла­ны, как бы близ­ко че­ло­век к не­му ни сто­ял.

– Го­во­рят, на Ку­бе у не­го были де­ся­тки ре­зи­ден­ций и ни­кто не знал, в ка­кой из них он бу­дет но­че­вать…

– Он по­сто­ян­но ме­нял их, это прав­да. Да­же у нас в стра­не во вре­мя дру­же­ствен­ных ви­зи­тов его не­во­змо­жно было най­ти утром в тех апар­та­мен­тах, ко­то­рые были для не­го по­дго­тов­ле­ны. Мне, прав­да, было пре­кра­сно изве­стно, где и с кем най­ти Фи­де­ля, но для по­сто­рон­них ме­сто его но­чёв­ки было за­се­кре­че­но, при­чём им са­мим. Вспо­ми­наю его ви­зит в СССР в 1972 го­ду по мар­шру­ту Мо­сква – За­ви­до­во – Во­ро­неж – Минск. В ре­зи­ден­ци­ях ка­ждо­му из го­стей в со­о­твет­ствии с его по­ло­же­ни­ем выде­ля­лись апар­та­мен­ты. Но искать ка­ждо­го по от­дель­но­сти было бе­спо­ле­зно. Утром я обна­ру­жи­вал ку­бин­ских го­стей, спав­ших как по­па­ло, ино­гда да­же в са­мой ма­лень­кой ком­на­те. В основ­ном вме­сте с Фи­де­лем были его сын Хо­се, по­мо­щник Чо­ми Ба­ру­экос и ми­нистр вну­трен­них дел и без­о­па­сно­сти Хо­се Абран­тес. И так было по­сто­ян­но.

За­пре­тная кра­сная ли­ния

– Ещё раз о зна­ком­стве и на­ча­ле бо­лее пло­тной ра­бо­ты. Как ра­зви­ва­е­тся про­цесс? На­сколь­ко близ­ки­ми мо­гут быть отно­ше­ния охра­ня­е­мо­го и охран­ни­ка? Они мо­гут чай пить, за­столь­ную бе­се­ду ве­сти?

– Здесь на­до сра­зу сде­лать ра­з­гра­ни­че­ние. Если ты ра­бо­та­е­шь со своим охра­ня­е­мым,

Жен­щи­ны все­гда пи­та­ли к Фи­де­лю осо­бый ин­те­рес. На ро­ди­не он по­лу­чил про­зви­ще Же­ре­бец. У не­го было до­ста­то­чно де­тей, в том чи­сле, как счи­та­ют, и у нас в стра­не

то это одни усло­вия, если с ино­стран­ным го­стем – дру­гие. Про­ве­ду сей­час та­кую па­рал­лель. Але­ксандр Кор­жа­ков сей­час книж­ку на­пи­сал, «Бе­сы». Он, ко­не­чно, во всех книж­ках, что на­зыва­е­тся, гря­зи на­ва­лил, но тут уж осо­бен­но. Вот в его слу­чае отно­ше­ния с Ель­ци­ным ста­ли не­д­опу­сти­мо близ­ки­ми. Та­кие отно­ше­ния ме­жду охран­ни­ком и охра­ня­е­мым ли­цом дол­жны быть исклю­че­ны. С учётом не­мо­щно­сти и опре­де­лён­ных не­до­ста­тков Ель­ци­на, Кор­жа­ков стал про­сто его по­дме­нять. И Ель­цин пра­виль­но сде­лал, что уво­лил его. Осо­бен­но если учесть осо­бен­но­сти ли­чно­сти Але­ксан­дра Ва­си­лье­ви­ча.

– А вы ра­бо­та­ли с Кор­жа­ко­вым?

– В то по­дра­зде­ле­ние, где он ра­бо­тал, Кор­жа­ков по­пал с мо­ей по­да­чи. Сам-то он об этом, на­вер­ное, уже не пом­нит. В 1975 го­ду я был на­зна­чен отве­чать за бо­е­вую и фи­зи­че­скую по­дго­тов­ку в Управ­ле­нии ли­чной охра­ны. Это ко­гда я в опа­ле был. Но ру­ко­вод­ство на­ше­го 18-го от­де­ле­ния ко мне хо­ро­шо отно­си­лось, и Гер­ман Ана­то­лье­вич Ро­ма­нен­ко ска­зал: «Сер­гей, ты всё рав­но сей­час бу­де­шь ка­кое-то вре­мя не у дел, смо­же­шь – под­тя­ни физ­по­дго­тов­ку». А сло­жи­лась у нас та­кая си­ту­а­ция: из 12 по­дра­зде­ле­ний 9-го управ­ле­ния КГБ по спор­ту мы за­ня­ли по­сле­днее ме­сто. И ге­не­рал Шор­ни­ков, по­дво­дя ито­ги, ска­зал: «Во­об­ще-то, на­до по­смо­треть, ко­му мы до­ве­ря­ем жизнь на­ших ли­де­ров, если они да­же под­тя­ну­ться не мо­гут…» Для на­ча­ла мы на сле­ду­ю­щей спар­та­ки­а­де свои­ми си­ла­ми вышли с по­сле­дне­го ме­ста на ше­стое. А по­том ста­ли бо­ро­ться за пер­вые ме­ста. Кор­жа­ко­ва я «при­гля­дел» для на­шей во­лей­боль­ной ко­ман­ды… А во­зв­ра­ща­ясь к отно­ше­ни­ям с охра­ня­е­мыми ли­ца­ми – есть кра­сная за­пре­тная ли­ния, ко­то­рую пе­ре­сту­пать нель­зя. А Кор­жа­ков её пе­ре­сту­пил.

– Ино­гда ведь со­тру­дни­ку охра­ны мо­гло по­ка­за­ться, что его осо­бо отме­ча­ют, что охра­ня­е­мое ли­цо про­яв­ля­ет к не­му боль­ше вни­ма­ния, чем к дру­гим…

– Все­гда дол­жен быть вну­трен­ний ба­рьер. Фа­ми­льяр­ность, па­ни­брат­ство тут не­д­опу­сти­мы. Осо­бен­но в ра­бо­те с ино­стран­ными го­стя­ми.

– Вы в шко­ле КГБ учи­лись на фа­куль­те­те с изу­че­ни­ем испан­ско­го языка. На­сколь­ко се­рьёзной там была по­дго­тов­ка?

– По ко­ли­че­ству уче­бных ча­сов мы нем­но­го от­ста­ва­ли от иня­за. От двух до че­тырёх в день.

– А ра­бо­та­ли с ва­ми но­си­те­ли языка или на­ши?

– С на­ми за­ни­ма­лись пре­по­да­ва­те­ли, учив­ши­е­ся у «на­сто­я­щих» испан­цев, тех, кто при­е­хал в СССР во вре­мя Испан­ской вой­ны.

– Ко­гда вы смо­гли сво­бо­дно об­ща­ться по-испан­ски с на­ши­ми го­стя­ми?

– Вы очень ин­те­ре­сный во­прос за­да­ли. По­это­му отве­чаю откро­вен­но. При­е­хал к нам Фи­дель, а в рам­ках ви­зи­та наш ге­не­рал встре­чал­ся с со­о­твет­ству­ю­щим ему по дол­жно­сти ку­бин­цем. И взял ме­ня, толь­ко-толь­ко за­кон­чив­ше­го шко­лу КГБ, в ка­че­стве пе­ре­вод­чи­ка. Ра­зго­вор­ная пра­кти­ка (име­е­тся в ви­ду с но­си­те­ля­ми языка) у ме­ня по­чти отсут­ство­ва­ла, да и во­об­ще на пе­ре­го­во­ры бе­рут пе­ре­вод­чи­ков-син­хро­ни­стов, а это дру­гой уро­вень. И я по-на­сто­я­ще­му «плыл». Сво­бо­дным у ме­ня испан­ский стал, ко­гда я с утра до но­чи ра­бо­тал с Луи­сом Кор­ва­ла­ном. Но той ба­зы, ко­то­рую да­ва­ли нам в шко­ле КГБ, было впол­не до­ста­то­чно для обычной ра­бо­ты на уров­не об­ще­ния с ку­бин­ски­ми со­тру­дни­ка­ми охра­ны, их на­чаль­ни­ка­ми. Для ор­га­ни­за­ции про­цес­са обе­спе­че­ния без­о­па­сно­сти, взаи­мо­по­ни­ма­ния и взаи­мо­дей­ствия это­го впол­не хва­та­ло.

как Бе­ре­гли «ку­бин­ско­го же­реб­ца»

– Фи­дель Ка­стро был край­не по­пу­ля­рен в СССР, при­чём, как мне ка­же­тся, боль­ше у пре­кра­сной по­ло­ви­ны. При­хо­ди­лось огра­ждать его от по­клон­ниц? И сам он как к ним отно­сил­ся?

– Жен­щи­ны все­гда пи­та­ли к Фи­де­лю осо­бый ин­те­рес. На ро­ди­не, вы зна­е­те, он по­лу­чил про­зви­ще Же­ре­бец. У не­го было до­ста­то­чно де­тей, в том чи­сле, как счи­та­ют, и у нас в стра­не. Его кон­та­ктам я не пре­пят­ство­вал и не способ­ство­вал, это не вхо­ди­ло в мои фун­кции. Но же­ла­ю­щих быть к не­му по­бли­же было не­ма­ло.

А быва­ли слу­чаи, что от по­клон­ни­ков его при­хо­ди­лось по-на­сто­я­ще­му за­щи­щать. Я имею в ви­ду, на­при­мер, ви­зит Фи­де­ля на XXVI съезд КПСС в 1981 го­ду. – Что это были за со­бытия?

– В тот раз на мои пле­чи ле­гла охра­на ку­бин­ской де­ле­га­ции в пол­ном объёме. Очень сло­жно было прив­ле­чь ну­жное ко­ли­че­ство ква­ли­фи­ци­ро­ван­ных со­тру­дни­ков. На съезд при­было до­воль­но мно­го го­стей со ста­ту­сом охра­ны по на­ше­му ве­дом­ству, по­это­му мы ра­спо­ла­га­ли огра­ни­чен­ными си­ла­ми.

В те­че­ние двух не­дель мне при­хо­ди­лось бес­смен­но на­хо­ди­ться на ра­бо­те. И ва­жная осо­бен­ность: наш глав­ный охра­ня­е­мый был отно­си­тель­но мо­ло­до­го во­зра­ста. По­жи­лые се­кре­та­ри брат­ских ком­пар­тий, не го­во­ря уж о на­ших, во­зв­ра­ща­лись к се­бе в ре­зи­ден­цию и боль­ше ни­ку­да не вые­зжа­ли, тем бо­лее но­чью. У нас об­ста­нов­ка была дру­гая. А ещё из-за ра­зни­цы в ча­со­вых по­ясах ку­бин­цам было удо­бнее ра­бо­тать но­чью, так что нам спать осо­бен­но не при­хо­ди­лось – два-три ча­са в су­тки.

Исто­рии были с ку­бин­ским ли­де­ром ра­зные. В 1972 го­ду он при­е­хал к нам из ГДР со здо­ро­вен­ным си­ня­ком на ли­це. Офи­ци­аль­ная вер­сия – го­нял в ба­скет­бол и упал...

– Ку­бин­цы в ре­зи­ден­ции си­де­ли или вые­зжа­ли по но­чам?

– Во­об­ще-то, про­грам­ма ни­ка­ких но­чных вые­здов не пре­ду­сма­три­ва­ла, но в неё при­хо­ди­лось вно­сить кор­ре­кти­вы. Одна­жды я отпу­стил по­чти всю охра­ну, и тут ку­бин­цы устрои­ли мне про­вер­ку на про­ф­при­го­дность. В два ча­са но­чи ме­ня проин­фор­ми­ро­ва­ли о том, что Фи­дель хо­чет со­вер­шить по­е­зд­ку по но­чной Мо­скве. В прин­ци­пе, за­да­ча была не очень сло­жной, если бы не один мо­мент. Мне по­ка­за­лось, что ко­ман­дан­те ре­шил «пой­ти в на­род», что­бы по­чув­ство­вать, на­сколь­ко его пом­нят со­вет­ские лю­ди. А наш на­род это­го яр­ко­го по­ли­ти­че­ско­го ли­де­ра ни­ко­гда и не за­бывал.

По прось­бе Фи­де­ля мы сде­ла­ли оста­нов­ку на смо­тро­вой пло­щад­ке Ле­нин­ских гор, где, не­смо­тря на по­зднее вре­мя, было до­воль­но мно­го лю­дей. Тут же они окру­жи­ли нас, на­ча­лись здра­ви­цы в честь со­вет­ско-ку­бин­ской дру­жбы. Мно­гие, осо­бен­но де­ву­шки, пыта­лись ки­ну­ться в объя­тия к Фи­де­лю. Было тру­дно сдер­жи­вать на­пор тол­пы, но, под­тя­нув ре­зерв и мо­би­ли­зо­вав ку­бин­ских охран­ни­ков, мы су­ме­ли ор­га­ни­зо­вать пло­тное коль­цо. Прав­да, без пу­го­виц на паль­то оста­лись, но что де­лать… Я вре­мя от вре­ме­ни ко­сил гла­зом на Фи­де­ля, и мне ка­за­лось, что он оце­ни­ва­ет на­шу ра­бо­ту.

Уже под утро, ко­гда мы по­дво­ди­ли ито­ги с на­чаль­ни­ком ку­бин­ской охра­ны, он ска­зал, что Фи­дель оце­нил на­шу ра­бо­ту на «отли­чно» и по на­ка­лу срав­нил эту опе­ра­цию с ин­ци­ден­том в Нью-йор­ке в 1960 го­ду, ко­гда во вре­мя встре­чи Хру­щёва и Ка­стро спе­ци­аль­но по­до­бран­ная тол­па пыта­лась вме­ша­ться в про­цесс. То­гда со­вет­ской охра­не при­шлось ид­ти вру­ко­па­шную. Осо­бен­но, как го­во­рят, отли­чил­ся на­чаль­ник управ­ле­ния дву­хме­тро­вый ги­гант ге­не­рал За­ха­ров. Но слу­чай на Лен­го­рах всё-та­ки был в дру­же­ствен­ной стра­не…

– Ве­те­ра­ны «де­вя­тки» рас­ска­зыва­ли, что в хру­щёв­ские вре­ме­на ку­бин­ские ли­де­ры одна­жды не­сан­кци­о­ни­ро­ван­но по­ки­ну­ли ре­зи­ден­цию и отпра­ви­лись гу­лять по Мо­скве. Было та­кое?

– Я то­же об этом слышал, но, ко­гда я ра­бо­тал с ни­ми, ни­че­го не­шта­тно­го мы ста­ра­лись не до­пу­скать. О не­о­жи­дан­ной по­е­зд­ке на Лен­го­ры я рас­ска­зал, но там мы всё кон­тро­ли­ро­ва­ли. Исто­рии были с ку­бин­ским ли­де­ром ра­зные. В 1972 го­ду он при­е­хал к нам из ГДР со здо­ро­вен­ным си­ня­ком на ли­це. Офи­ци­аль­ная вер­сия – го­нял в ба­скет­бол и упал…

– Кста­ти, о спор­те… На­сколь­ко я знаю, его ча­сто при­гла­ша­ли на фут­бол и хок­кей. Ему это нра­ви­лось?

– Мне не при­хо­ди­лось со­про­во­ждать Фи­де­ля в Лу­жни­ки. Ра­у­ля – да. Ему нра­ви­лись оба ви­да спор­та.

– В по­сле­дние го­ды жи­зни Ка­стро ча­сто ви­де­ли на те­ле­экра­нах в ади­да­сов­ском спор­тив­ном ко­стю­ме. А как он хо­дил в до­ма­шних усло­ви­ях в 1970-е – 1980-е?

– Исклю­чи­тель­но в во­ен­ной фор­ме. Или в по­ле­вой, или в па­ра­дной. Но зим­не­го го­лов­но­го убо­ра со­о­твет­ству­ю­ще­го у не­го не было. У нас он обычно в ушан­ке хо­дил.

– Фи­де­лю были свой­ствен­ны опре­де­лён­ные вре­дные при­вычки: си­га­ры, ал­ко­голь. Что пи­ли и ку­ри­ли ку­бин­ские го­сти?

– На­счёт стар­ше­го Ка­стро не мо­гу то­чно ска­зать, мне ка­же­тся, что в те го­ды – ви­но. Ра­уль пил вод­ку, но нем­но­го.

– Сер­гей Яков­ле­вич, а как ку­бин­ские ли­де­ры отме­ча­ли на­ших со­тру­дни­ков за пон­ра­вив­шу­ю­ся им ра­бо­ту? И за что во­об­ще мо­жно было ожи­дать по­о­щре­ния?

– Во­об­ще-то мы ра­бо­та­ли не за по­хва­лу, а про­сто про­фес­си­о­наль­но выпол­ня­ли свою ра­бо­ту. А по­о­щре­ния по­лу­ча­ли за то­чное выпол­не­ние за­да­ний, за опе­ра­тив­ность, за ра­бо­ту в сло­жных усло­ви­ях. Вот при­мер. Во вре­мя XXVI съе­зда КПСС мы были с Ка­стро в Одес­се. Его со­про­во­ждал Хо­се Абран­тес, уже член По­лит­бю­ро в то вре­мя. Он по­до­шёл ко мне и ска­зал, что ему ну­жно до­сро­чно уе­хать. По­ка они рас­се­ля­лись, я всё ор­га­ни­зо­вал и го­во­рю ему: «Вот би­лет ваш, вылет то­гда-то». Он то­гда взял ме­ня за ру­ку, по­двёл к Фи­де­лю и го­во­рит: «Ну и ко­мис­сар у вас! Как он ра­бо­та­ет!»

По­сле ка­ждо­го ви­зи­та охран­ни­ков чем­то отме­ча­ли, на­гра­жда­ли. По­сле то­го ви­зи­та под­хо­дит ко мне по­мо­щник Фи­де­ля и го­во­рит: «Те­бя при­ка­за­но осо­бен­но на­гра­дить». Я го­во­рю: «Ни­че­го не на­до, у ме­ня есть фо­то­гра­фия с Фи­де­лем на па­мять».

– А что на ней на­пи­са­но?

– «По-брат­ски обни­маю!» И для ме­ня эта фо­то­гра­фия ста­ла са­мой лу­чшей на­гра­дой… n

Бе­се­до­вал Але­ксей Богомолов

В 1960 го­ду в Нью-йор­ке во вре­мя встре­чи Хру­щёва и Ка­стро спе­ци­аль­но по­до­бран­ная тол­па пыта­лась вме­ша­ться в про­цесс. То­гда со­вет­ской охра­не при­шлось ид­ти вру­ко­па­шную

ку­бин­ский ли­дер Был Бу­кваль­но оча­ро­ван рус­ски­ми Ба­ле­ри­на­ми Боль­шо­го те­а­тра

в 1986 го­ду фи­дель уча­ство­вал в XXVII съе­зде кпсс

фи­дель ка­стро с сер­ге­ем го­ло­со­вым

та са­мая фо­то­гра­фия от фи­де­ля с над­пи­сью «по-брат­ски обни­маю» из ар­хи­ва сер­гея го­ло­со­ва

Newspapers in Ukrainian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.