Бе­сцен­ная кла­до­вая ва­ви­ло­ва

Выда­ю­щий­ся рус­ский учёный-ге­не­тик со­здал уни­каль­ный бан­ксе­ме­но­хра­ни­ли­ще. его кол­ле­кция ста­ла пер­вым в ми­ре бан­ком ге­нов

Sovershenno sekretno Spetsvyipusk (Ukraine) - - Персона - Ви­ктор МИШЕЦКИЙ Спе­ци­аль­но для «Со­вер­шен­но се­кре­тно»

Дар­ви­ном XX ве­ка на­зыва­ли Ни­ко­лая Ива­но­ви­ча Ва­ви­ло­ва. Его вклад в ми­ро­вую на­у­ку огро­мен, но ве­ли­кий учёный, ко­то­ро­му за­ви­до­ва­ли без­дар­ные ка­рье­ри­сты, по­пал под жер­но­ва не­ве­же­ствен­ной вла­сти. Тем не ме­нее до кон­ца своих дней Ва­ви­лов был убе­ждён: на­сто­я­щий учёный слу­жит не лю­дям, а исти­не. По­ми­мо выда­ю­щи­хся успе­хов в обла­сти изу­че­ния им­му­ни­те­та ра­сте­ний, открытия за­ко­на го­мо­ло­ги­че­ских ря­дов в на­след­ствен­ной измен­чи­во­сти, глав­ными до­сти­же­ни­я­ми Ни­ко­лая Ва­ви­ло­ва ста­ли со­бран­ная им кол­ле­кция се­мян и уче­ние о цен­трах прои­схо­жде­ния куль­тур­ных ра­сте­ний.

В 2006 го­ду под эги­дой ООН на остро­ве Шпиц­бер­ген был со­з­дан Все­мир­ный банк-се­ме­но­хра­ни­ли­ще. Цель бан­ка – со­хра­нить по­са­до­чный ма­те­ри­ал всех сель­ско­хо­зяй­ствен­ных ра­сте­ний, су­ще­ству­ю­щих в ми­ре, за­да­ча – не допу­стить уни­что­же­ния се­мян в слу­чае об­ще­ми­ро­вых ка­та­строф, та­ких как па­де­ние асте­рои­да, ядер­ная вой­на или гло­баль­ное по­те­пле­ние. Про­ект, рас­счи­тан­ный в бу­ду­щем на со­хра­не­ние 4,5 млн. образ­цов се­мян, был про­фи­нан­си­ро­ван Нор­ве­ги­ей и обо­шёл­ся в 9 млн. дол­ла­ров.

Вот толь­ко са­му идею со­з­да­ния се­ме­но­хра­ни­ли­ща впер­вые сфор­му­ли­ро­вал выда­ю­щий­ся рус­ский учёный Ни­ко­лай Ва­ви­лов. С 1923 по 1940 год Ва­ви­лов и его со­тру­дни­ки про­ве­ли 180 эк­спе­ди­ций, из них со­рок – в 65 за­ру­бе­жных стран. Прав­да, сам Ни­ко­лай Ива­но­вич на­чал эту де­я­тель­ность ещё в сту­ден­че­ские го­ды (эк­спе­ди­ция по Кав­ка­зу), а в 1916 го­ду он осу­ще­ствил эк­спе­ди­цию в Иран и Гор­ный Та­джи­ки­стан. Ре­зуль­та­та­ми эк­спе­ди­ций Ва­ви­ло­ва ста­ло со­з­да­ние при Все­рос­сий­ском ин­сти­ту­те ра­сте­ни­е­вод­ства (ВИР) кол­ле­кции се­мян и куль­тур­ных ра­сте­ний, на­счи­тывав­шей бо­лее 250 тыс. образ­цов. Кро­ме то­го, кол­ле­кция, ко­то­рую по пол­но­му пра­ву мо­жно на­звать Ва­ви­лов­ской, ста­ла пер­вым в ми­ре бан­ком ге­нов и на­шла ши­ро­кое при­ме­не­ние в се­ле­кци­он­ной ра­бо­те. Не ума­ляя зна­че­ния дру­гих на­прав­ле­ний де­я­тель­но­сти Ни­ко­лая Ва­ви­ло­ва, его кол­ле­кцию мо­жно на­звать по­длин­ным на­учным по­дви­гом ХХ ве­ка.

Что, если по­пыта­ться срав­нить мас­штаб Все­мир­но­го бан­ка XXI ве­ка и кол­ле­кции Ва­ви­ло­ва се­ре­ди­ны ХХ ве­ка? Во­споль­зу­ем­ся сле­ду­ю­щей ана­ло­ги­ей – по­ку­па­тель­ной спосо­бно­стью дол­ла­ра. С се­ре­ди­ны 1930-х го­дов она умень­ши­лась по­чти в 25 раз, но, да­же если в 15 раз, всё рав­но кол­ле­кция, со­бран­ная Ва­ви­ло­вым, со­о­тно­си­ма не с ныне­шней «кол­ле­кци­ей» Все­мир­но­го бан­ка, а с его пер­спе­ктив­ным объёмом. Бо­лее то­го, Ва­ви­лов, пи­сав­ший, что не­об­хо­ди­мо «до­быть, со­брать, изу­чить и ре­а­ли­зо­вать «за­ле­жи сор­то­вых руд», не толь­ко со­брал образ­цы се­мян и ра­сте­ний, но та­кже уста­но­вил бо­лее 60 агро­эко­ло­ги­че­ских обла­стей, из ко­то­рых се­мь обо­зна­чил глав­ными. Это основ­ные гео­гра­фи­че­ские цен­тры прои­схо­жде­ния куль­тур­ных ра­сте­ний: Южно­а­зи­ат­ский тро­пи­че­ский центр (око­ло 33% от об­ще­го чи­сла ви­дов куль­тур­ных ра­сте­ний – на­при­мер, огу­рец, ли­мон, ман­го, рис, ба­нан, ко­ко­со­вая паль­ма, чёр­ный пе­рец), Во­сто­чно­а­зи­ат­ский центр (20 % – про­со, соя, редь­ка, гре­цкий орех, ман­да­рин, хур­ма, бам­бук, жень­шень), Юго-за­па­дно­а­зи­ат­ский центр (14 % – пше­ни­ца, ячмень, ро­жь, сли­ва, фун­дук, фи­ни­ко­вая паль­ма), Сре­ди­зем­но­мор­ский центр (при­мер­но 11 % – овёс, лён, лавр, ви­но­град, ка­пу­ста, ка­ба­чок, пе­тру­шка, сель­де­рей, го­рох, бо­бы, мор­ко­вь, свёкла, ре­дис, мя­та, тмин, хрен, укроп), Эфи­о­пский центр (око­ло 4 % – ко­фе, сор­го, хло­пча­тник, кун­жут, ар­буз), Цен­траль­но­а­ме­ри­кан­ский центр (10 % – ку­ку­ру­за, фа­соль, тыква, ка­као, пе­рец, под­сол­не­чник, та­бак, то­пи­нам­бур, па­пайя) и Ан­дий­ский (Южно-аме­ри­кан­ский) центр (око­ло 8 % – кар­то­фель, по­ми­дор, ана­нас, ге­вея, ара­хис).

Как по­длин­ная на­учная те­о­рия, те­о­рия Ва­ви­ло­ва о гео­гра­фи­че­ских цен­трах по­дра­зу­ме­ва­ет, оста­ва­ясь не­зыбле­мой в осно­ве, во­змо­жность кор­ре­кти­ров­ки. Выдви­ну­тые им по­ло­же­ния о цен­трах куль­тур­ных ра­сте­ний уто­чня­лись его уче­ни­ка­ми и по­сле­до­ва­те­ля­ми. На­при­мер, были опи­са­ны цен­тры в Су­да­не, Но­вой Гви­нее. При этом ва­жно, что Ва­ви­ло­ва ин­те­ре­со­ва­ла не са­ма по се­бе ро­ди­на тех или иных куль­тур­ных ра­сте­ний, а то, что он на­зывал «зем­ле­дель­че­ской ду­шой» стра­ны, то, как и ка­ким обра­зом одна «ду­ша» со­о­тно­си­тся с дру­ги­ми «ду­ша­ми», а все они вме­сте со­став­ля­ют не­о­бычай­но бо­га­тую па­ли­тру куль­тур­но­го зем­ле­де­лия.

бар­ба­рис из стра­ны не­вер­ных

Ни­ко­лай Ва­ви­лов ро­дил­ся 25 но­я­бря 1887 го­да в се­мье мо­сков­ско­го ку­пца вто­рой гиль­дии Ива­на Ильи­ча Ва­ви­ло­ва, со­вла­дель­ца ма­ну­фа­ктур­ной ком­па­нии «Уда­лов и Ва­ви­лов». По во­ле отца Ни­ко­лай по­сту­пил в Мо­сков­ское ком­мер­че­ское учи­ли­ще, но ид­ти по сто­пам ро­ди­те­ля отка­зал­ся и в 1906 го­ду по­сту­пил в Мо­сков­ский сель­ско­хо­зяй­ствен­ный ин­сти­тут на агро­но­ми­че­ский фа­куль­тет, где его учи­те­ля­ми ста­ли ми­кро­би­о­лог и фи­зи­о­лог ра­сте­ний Ни­ко­лай Ху­дя­ков и агро­хи­мик и би­о­хи­мик Дми­трий Пря­ни­шни­ков. По окон­ча­нии ин­сти­ту­та Ва­ви­лов ста­жи­ро­вал­ся во Фран­ции и Гер­ма­нии, а по­том по­чти год, ме­жду 1913 и 1914 го­дом, про­вёл в Ве­ли­ко­бри­та­нии, в ла­бо­ра­то­рии Уи­лья­ма Бэтсо­на, пи­о­не­ра сов­ре­мен­ной ге­не­ти­ки, пер­во­го, кто ввёл в обо­рот сло­во «ге­не­ти­ка» в 1901 го­ду.

Ко­гда на­ча­лась Пер­вая ми­ро­вая вой­на, Ва­ви­лов был осво­бо­ждён от при­зыва по при­чи­не при­о­бре­тён­но­го ещё в дет­стве по­сле трав­мы де­фе­кта зре­ния. Тем не ме­нее он был прив­ле­чён в ка­че­стве эк­спер­та для опре­де­ле­ния при­чин мас­со­во­го отрав­ле­ния сол­дат рус­ско­го эк­спе­ди­ци­он­но­го кор­пу­са в Пер­сии. Ва­ви­лов выя­снил, что в ме­стной му­ке, из ко­то­рой пе­кли сол­дат­ский хлеб, со­дер­жа­лись ча­сти­цы се­мян сор­ня­ка пле­ве­ла опья­ня­ю­ще­го, а та­кже гриб­ки, выра­ба­тыва­ю­щие ядо­ви­тые ве­ще­ства, спосо­бные вызвать ле­таль­ный исход. По ре­ко­мен­да­ции Ва­ви­ло­ва рус­ское ко­ман­до­ва­ние отка­за­лось от за­ку­пки ме­стных про­ду­ктов, и слу­чаи отрав­ле­ний пре­кра­ти­лись.

В 1916 го­ду учёный отпра­вил­ся в пу­те­ше­ствие на Па­мир. В пе­ре­во­де с сан­скри­та Па­мир озна­ча­ет «по­дно­жье смер­ти». По­зднее Ва­ви­лов при­зна­вал­ся, что имен­но с «крыши ми­ра» про­тя­ну­лась пу­те­во­дная нить его даль­ней­ших изыска­ний, во­шед­ших в со­кро­ви­щни­цу на­у­ки. В этой эк­спе­ди­ции Ва­ви­лов открыл не­сколь­ко пре­жде неи­зве­стных на­у­ке ра­зно­ви­дно­стей пше­ни­цы и ржи, по­нял, что не­об­хо­ди­мо бу­дет изу­чать ва­жней­шие куль­ту­ры на ме­стах их прои­схо­жде­ния.

С са­мо­го на­ча­ла 1920-х го­дов Ни­ко­лай Ва­ви­лов на­чал го­то­вить агро­но­ми­че­скую эк­спе­ди­цию в Тур­ке­стан и Аф­га­ни­стан, со­сто­яв­шу­ю­ся в 1924 го­ду. Ис­сле­до­ва­те­ли пе­ре­хо­ди­ли че­рез гор­ные пе­ре­ва­лы, но­че­ва­ли по не­сколь­ко не­дель под открытым не­бом, но смо­гли со­брать свыше 7 тыс. образ­цов по­ле­вых, ого­ро­дных и пло­до­вых куль­тур, пол­но­стью выпол­нив на­ме­чен­ную про­грам­му. Одни­ми из пер­вых ев­ро­пей­цев Ва­ви­лов и его кол­ле­га Дми­трий Бу­ки­нич про­ни­кли в Ну­ри­стан, «стра­ну не­вер­ных», высо­ко­гор­ную про­вин­цию на гра­ни­це Аф­га­ни­ста­на и Па­ки­ста­на, до кон­ца XIX ве­ка за­крытую не толь­ко для ев­ро­пей­цев, но и для му­суль­ман из-за то­го, что там про­жи­ва­ли при­вер­жен­цы древ­ней гин­ду­ку­шской ре­ли­гии, по­том­ки древ­них ари­ев. Там, в Ну­ри­ста­не, Ва­ви­лов обна­ру­жил «ори­ги­наль­ную» смо­ро­ди­ну и бар­ба­рис, по­ка­зал, что имен­но здесь впер­вые на­ча­ли выра­щи­вать гре­цкий орех. Для Ва­ви­ло­ва ста­ло зна­чи­мым то, что со­бран­ные ре­зуль­та­ты под­твер­ди­ли пред­по­ло­же­ние о на­хо­жде­нии в Аф­га­ни­ста­не цен­тров прои­схо­жде­ния и ра­зно­обра­зия ва­жней­ших сель­ско­хо­зяй­ствен­ных куль­тур. При­чём, зная эти цен­тры, Ни­ко­лай Ва­ви­лов мог ре­шить одну из глав­ней­ших про­блем би­о­ло­гии – про­бле­му обра­зо­ва­ния ви­дов.

По­сле Аф­га­ни­ста­на Ва­ви­лов, спу­стя ли­шь год, отпра­вил­ся в стра­ны Сре­ди­зем­но­мо­рья, чуть по­зже, пре­о­до­лев мно­же­ство пре­пят­ствий, по­бывал в Абис­си­нии и Эри­трее. По­зднее, в на­ча­ле 1930-х го­дов, в сво­ей тре­тьей по­е­зд­ке, по­се­тил Но­вый Свет. Ва­ви­ло­ву уда­лось за пол­го­да по­бывать в 17 стра­нах Се­вер­ной, Цен­траль­ной и Южной Аме­ри­ки. К огром­но­му со­жа­ле­нию, по­сле аре­ста Ни­ко­лая Ва­ви­ло­ва боль­шая часть пу­те­вых днев­ни­ков, пи­сем, отчётов об этом пу­те­ше­ствии бес­сле­дно исче­зла в ар­хи­вах НКВД. Со­хра­не­но, прав­да, глав­ное: се­мен­ные сбо­ры в кла­до­вых ВИРА.

По­сле аре­ста Ни­ко­лая Ва­ви­ло­ва боль­шая часть его пу­те­вых днев­ни­ков, пи­сем и отчётов бес­сле­дно исче­зла в ар­хи­вах НКВД. Или не бес­сле­дно?

«всё у вас? вы сво­бо­дны!»

Жизнь Ни­ко­лая Ива­но­ви­ча Ва­ви­ло­ва обор­ва­лась тра­ги­че­ски. По со­вер­шен­но на­ду­ман­но­му обви­не­нию он был аре­сто­ван и по­сле же­сто­ких до­про­сов, изби­е­ний и изде­ва­тельств, при­го­во­рён в ию­ле 1941 го­да к высшей ме­ре на­ка­за­ния. Че­рез год пер­во­на­чаль­ный при­го­вор был за­ме­нён на 20-ле­тний срок за­клю­че­ния, но 26 ян­ва­ря 1943 го­да Ни­ко­лай Ва­ви­лов умер в са­ра­тов­ской тю­рем­ной боль­ни­це.

Сов­ме­щать опи­са­ние, пусть и очень фра­гмен­тар­ное, выда­ю­щи­хся до­сти­же­ний ге­ни­аль­но­го учёно­го и го­не­ний, ко­то­рые обру­ши­лись на не­го са­мо­го и его уче­ни­ков на­чи­ная с 1930-х го­дов и до­сти­гли апо­гея пе­ред са­мой вой­ной, вряд ли про­ду­ктив­но, тем бо­лее в рам­ках одной ста­тьи. Одна­ко стоит отме­тить глав­ные при­чи­ны, ко­то­рые при­ве­ли не толь­ко к аре­сту и ги­бе­ли Ни­ко­лая Ива­но­ви­ча, но из-за ко­то­рых сле­до­ва­те­ли, вед­шие де­ло ака­де­ми­ка Ва­ви­ло­ва (он был из­бран в Ака­де­мию в 1929 го­ду), так усерд­ство­ва­ли, фаль­си­фи­ци­ро­ва­ли ма­те­ри­а­лы след­ствия, пыта­лись сде­лать из Ва­ви­ло­ва чуть ли не ру­ко­во­ди­те­ля ни­ко­гда не су­ще­ство­вав­шей «контр­ре­во­лю­ци­он­ной Тру­до­вой кре­стьян­ской пар­тии».

Во-пер­вых, тут огром­на роль ма­ло­гра­мо­тно­го агро­но­ма Тро­фи­ма Лысен­ко. Сто­яв­ший на по­зи­ци­ях ла­мар­ки­зма, отри­цав­ших как дар­ви­низм, так и открытия ге­не­ти­ков кон­ца XIX – на­ча­ла ХХ ве­ка, Лысен­ко стал лю­бим­цем во­ждя. Эта лю­бо­вь ба­зи­ро­ва­лась на со­о­твет­ствии ан­ти­на­учных по су­ти взгля­дов Лысен­ко в би­о­ло­гии и пред­став­ле­ний Ста­ли­на об об­ще­стве и за­ко­нах его ра­зви­тия. Ге­не­ти­ка, «про­да­жная дев­ка им­пе­ри­а­ли­зма», отри­ца­ла то, во что исто­во ве­рил, вслед за фран­цуз­ским би­о­ло­гом XVIII ве­ка Жа­ном Ба­ти­стом Ла­мар­ком, Лысен­ко. То есть то, что основ­ной дви­жу­щей си­лой эво­лю­ции (изме­не­ния ви­дов) яв­ля­е­тся вну­трен­не при­су­щее ор­га­ни­змам стрем­ле­ние к со­вер­шен­ство­ва­нию. Кро­ме то­го, ла­мар­кизм при­да­вал боль­шое зна­че­ние вли­я­нию «упра­жне­ния» и «не­у­пра­жне­ния» ор­га­нов на их эво­лю­ци­он­ные су­дьбы, по­сколь­ку в рам­ках ла­мар­ки­зма пред­по­ла­га­лось, что по­след­ствия упра­жне­ния или не­у­пра­жне­ния мо­гут пе­ре­да­ва­ться по на­след­ству. Ста­лин же и его со­ра­тни­ки ви­де­ли, пусть да­же ни­ко­гда и не слышав о са­мом Ла­мар­ке, в по­до­бной те­о­рии оправ­да­ние уси­лий по со­з­да­нию но­во­го, ком­му­ни­сти­че­ско­го об­ще­ства. Об­ще­ства, в ко­то­ром жить по­зво­ле­но толь­ко тем, кто пра­виль­но выпол­ня­ет пред­пи­сан­ные пар­ти­ей «упра­жне­ния» и, та­ким обра­зом, го­ди­тся на роль «вин­ти­ка».

Ни­ко­лай Ва­ви­лов, как и мно­гие дру­гие, на эту роль не под­хо­дил. Он был че­стен, бе­ском­про­мис­сен, не мог под­страи­ва­ться под тре­бо­ва­ния вла­сти, тем бо­лее ко­гда они шли в ра­зрез с дан­ными на­у­ки. Ви­ди­мо, этим он вызвал у Ста­ли­на исклю­чи­тель­ную ли­чную не­при­язнь. По­ка­за­тель­но то, как про­шла их по­сле­дняя встре­ча: Ста­лин не пре­дло­жил Ва­ви­ло­ву сесть, за­ста­вил его до­ло­жить о ра­бо­те ВИРА стоя, сам про­ха­жи­вал­ся, по­ку­ри­вая труб­ку и не­до­воль­но по­ка­шли­вая. Ко­гда Ва­ви­лов за­мол­чал, Ста­лин выбил пе­пел из труб­ки и ска­зал: «Всё у вас? Вы сво­бо­дны!» И во вре­мя эк­спе­ди­ции по при­со­е­ди­нён­ным к СССР в 1939 го­ду за­па­дным обла­стям Бе­ло­рус­сии и Украи­ны 6 ав­гу­ста 1940 го­да Ни­ко­лай Ива­но­вич Ва­ви­лов, бу­ду­чи уже дав­но не­вые­здным, был аре­сто­ван в го­ро­де Чер­нов­цы.

бло­ка­дная кол­ле­кция

Нет ни­ка­ко­го пре­у­ве­ли­че­ния в том, что­бы на­звать жизнь и на­учную де­я­тель­ность Ни­ко­лая Ива­но­ви­ча Ва­ви­ло­ва по­дви­гом. Ва­ви­лов пре­сле­до­вал одну-един­ствен­ную цель – исполь­зуя ме­то­ды сов­ре­мен­ной ему на­у­ки, обе­спе­чить пи­щей лю­дей, уми­ра­ю­щих от го­ло­да в ра­зных ре­ги­о­нах ми­ра, а та­кже так улу­чшить сель­ское хо­зяй­ство сво­ей стра­ны, что­бы по­днять про­до­воль­ствен­ные стан­дар­ты. Толь­ко на осно­ве ли­чно со­бран- ных Ва­ви­ло­вым се­мен­ных ма­те­ри­а­лов выве­де­но бо­лее ста ра­йо­ни­ро­ван­ных сор­тов, про­шед­ших го­су­дар­ствен­ные испыта­ния и ре­ко­мен­до­ван­ных для по­се­вов. Ни один се­ле­кци­о­нер, в ка­ком бы угол­ке на­шей стра­ны он ни ра­бо­тал, не об­хо­дил­ся и не об­хо­ди­тся без На­ци­о­наль­ной се­мен­ной кол­ле­кции ВИРА. А что оста­лось от за­ви­стли­во­го псев­до­у­чёно­го Лысен­ко? Глу­пей­шая идея яро­ви­за­ции зер­но­вых, про­ва­лив­ша­я­ся за­тея с по­сад­кой кар­то­фе­ля вер­ху­шка­ми клу­бней да так на­зыва­е­мая ве­тви­стая пше­ни­ца, на са­мом де­ле не да­вав­шая ни­ка­кой при­бав­ки к уро­жаю, но по­зво­лив­шая Лысен­ко укре­пить свой ав­то­ри­тет в гла­зах Ста­ли­на.

Ни Ни­ко­лай Ва­ви­лов, ни его по­сле­до­ва­те­ли не за­ни­ма­лись по­до­бными фаль­си­фи­ка­ци­я­ми. Его уче­ни­ки в пер­вую бло­ка­дную зи­му, ко­гда Ва­ви­лов уже боль­ше го­да на­хо­дил­ся в тю­рьме, дей­стви­тель­но со­вер­ши­ли по­двиг: они со­хра­ни­ли его кол­ле­кцию. Са­ми те­ряя со­зна­ние от го­ло­да, удер­жа­лись от то­го, что­бы исполь­зо­вать хра­нив­ши­е­ся в зда­нии ВИРА на Иса­а­ки­ев­ской пло­ща­ди тон­ны зер­на и кар­то­фе­ля, а по­том выве­зли, ка­ждый по­нем­но­гу, бо­лее 3 тыс. образ­цов по про­ло­жен­ной че­рез Ла­дож­ское озе­ро «До­ро­ге жи­зни».

На зда­нии Ин­сти­ту­та ра­сте­ни­е­вод­ства есть па­мя­тная до­ска с над­пи­сью «Учёным Ин­сти­ту­та, ге­рои­че­ски со­хра­нив­шим ми­ро­вую кол­ле­кцию се­мян в го­ды бло­ка­ды Ле­нин­гра­да».

ни­ко­лай ва­ви­лов

ва­ви­лов – ди­ре­ктор ин­сти­ту­та ге­не­ти­ки ан ссср, 1933

ме­мо­ри­аль­ная до­ска ака­де­ми­ку ва­ви­ло­ву на зда­нии все­со­ю­зно­го ин­сти­ту­та ра­сте­ни­е­вод­ства в санкт-пе­тер­бур­ге

Newspapers in Ukrainian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.