Услу­ги лор­да Ро­тшиль­да

Слу­жба вне­шней ра­звед­ки: «Мы не ком­мен­ти­ру­ем слу­хи та­ко­го ро­да. Мы пре­до­став­ля­ем ма­те­ри­а­лы толь­ко по ра­скрытым аген­там»

Sovershenno sekretno Spetsvyipusk (Ukraine) - - Кембриджская Пятерка -

Са­мый изве­стный из «кем­бри­дж­ской пя­тер­ки» со­вет­ских аген­тов в Ве­ли­ко­бри­та­нии — Ким Фил­би, чуть было не став­ший на­чаль­ни­ком ан­глий­ской ра­звед­ки, – му­же­ствен­ный че­ло­век, ба­лан­си­ро­вав­ший на ле­звии но­жа по­чти де­сять лет по­сле до­про­сов и обви­не­ния в шпи­о­на­же, и толь­ко в 1963 го­ду бе­жав­ший в СССР из-за пре­да­тель­ства ушед­ше­го на За­пад че­ки­ста. Фил­би обви­ня­ли в том, что он пре­ду­пре­дил об опа­сно­сти своих дру­зей и то­же аген­тов со­вет­ской ра­звед­ки ми­дов­ца и со­тру­дни­ка Си­крет ин­тел­ли­дженс сер­вис Гая Бер­жес­са и ше­фа аме­ри­кан­ско­го от­де­ла До­наль­да Ма­кли­на, бе­жав­ших в СССР в 1951-м. Оба были в ду­ше ко­мин­тер­нов­ца­ми, оба сна­бжа­ли со­вет­скую ра­звед­ку цен­ными ма­те­ри­а­ла­ми, ри­ско­ва­ли жи­знью и были сов­сем не по­хо­жи на хре­сто­ма­тий­ные обра­зы со­вет­ских ра­звед­чи­ков.

Кра­са­вец Ма­клин, ана­ли­тик и уче­ный, был очень за­стен­чив, одна­ко, ко­гда выпи­вал, прев­ра­щал­ся в буй­но­го. Че­го стоит ин­ци­дент в Каи­ре, ко­гда Ма­клин хва­стал­ся на бан­ке­те у кол­ле­ги-ди­пло­ма­та, что он ра­бо­та­ет на со­вет­скую ра­звед­ку. При­сут­ство­вав­шие ре­ши­ли, что он до­пил­ся до ру­чки, а на са­мом де­ле это был нерв­ный срыв, усу­гу­блен­ный спир­тным. Скром­ный до­ктор на­ук Ма­клин, тру­див­ший­ся в Мо­скве в Ин­сти­ту­те ми­ро­вой эко­но­ми­ки и ме­жду­на­ро­дных отно­ше­ний под чу­жой фа­ми­ли­ей, ав­тор ста­тей и книг, уже сов­сем дру­гой че­ло­век, не при­няв­ший со­вет­ский со­ци­а­лизм и кри­ти­че­ски на­стро­ен­ный в отно­ше­нии КГБ, так и унес в мо­ги­лу все свои сом­не­ния и му­че­ния, прах по­ве­лел пе­ре­вез­ти в Ан­глию — это о чем-то го­во­рит.

Гай Бер­джесс ра­бо­тал и в МИД, и в ра­звед­ке, оба­я­тель­ней­ший че­ло­век, бле­стя­щий ум, ве­ли­ко­ле­пные свя­зи в ан­глий­ском исте­бли­шмен­те, ду­ша об­ще­ства, пья­ни­ца и мот, к то­му же еще и го­мо­се­ксу­а­лист, че­го не скрывал. По­сле по­бе­га в Мо­скву Бер­джесс не смог най­ти се­бя, спил­ся, ди­ко ску­чал по Ан­глии, встре­чал­ся с при­е­зжав­ши­ми ан­гли­ча­на­ми, при­во­дя в ужас КГБ, жа­ждал вер­ну­ться в Ан­глию. Умер в пя­тьде­сят три го­да со­вер­шен­но боль­ным че­ло­ве­ком.

Мо­жно, ко­не­чно, хан­же­ски по­хи­хи­ки­вать по по­во­ду мо­раль­ных ка­честв этих лю­дей и да­же утвер­ждать, как мно­гие ан­гли­ча­не, что имен­но эти по­ро­ки и под­тол­кну­ли их к по­мо­щи ком­му­ни­стам, но ни­ку­да не уй­ти от то­го, что ве­ли они се­бя ге­рои­че­ски и не на сло­вах, а на де­ле бо­ро­лись с фа­ши­змом и свя­то ве­ри­ли в ком­му­ни­сти­че­ское бу­ду­щее. До по­ры до вре­ме­ни. По­том на­сту­пи­ло же­сто­кое про­зре­ние.

Че­твер­тым был опытней­ший кон­тр­ра­звед­чик, а по­сле вой­ны хра­ни­тель ко­ро­лев­ских кар­тин в Бу­кин­гем­ском, Вин­дзор­ском и дру­гих двор­цах, ка­ва­лер мно­гих ор­де­нов, ко­ро­лев­ский со­ве­тник, искус­ство­вед с ме­жду­на­ро­дной ре­пу­та­ци­ей, тон­кий эстет про­фес­сор Эн­то­ни Блант. Блан­та пре­дал один из за­вер­бо­ван­ных им аме­ри­кан­цев, и в 1964 го­ду он выну­жден был при­зна­ться спец­слу­жбам в сво­ей ра­бо­те на со­вет­скую ра­звед­ку, одна­ко ан­гли­ча­не ре­ши­ли не выно­сить сор из избы, и так он спо­кой­но су­ще­ство­вал до 1979 го­да, ко­гда прои­зо­шла уте­чка ин­фор­ма­ции в прес­су. Его ли­ши­ли пэр­ско­го ти­ту­ла, по­че­тной сте­пе­ни до­кто­ра на­ук, от не­го отвер­ну­лись все пре­жние дру­зья. В 1983 го­ду Блант скон­чал­ся.

Кто же был пя­тым? Этот во­прос бе­спо­коит Ан­глию до сих пор. Одни счи­та­ют, что это был Джон Кэрн­кросс, за­вер­бо­ван­ный Блан­том еще в сту­ден­че­ские го­ды в кем­бри­дж­ской аль­ма ма­тер и ра­бо­тав­ший по­пе­ре­мен­но в Фо­рин Оф­фи­се, ка­зна­чей­стве, ли­чной кан­це­ля­рии пре­мьер-ми­ни­стра, ра­звед­ке, ши­фро­валь­ной слу­жбе. Во­змо­жно­сти для шпи­о­на­жа вои­сти­ну бе­с­пре­дель­ные. Вско­ре по­сле про­ва­ла Ма­кли­на и Бер­джес­са он пор­вал с со­вет­ской ра­звед­кой, то­же по­ка­ял­ся и был про­щен, как Блант. Его имя дол­го тре­па­ла ан­глий­ская прес­са, одна­ко су­де­бный иск за­ве­ден не был. Но он ли «пя­тый»?

Умер Пи­тер Райт, по­мо­щник на­чаль­ни­ка ан­глий­ской кон­тр­ра­звед­ки, на­пи­сав­ший за­пре­щен­ные в Ан­глии ме­му­а­ры и выну­жден­ный по­се­ли­ться в Ав­стра­лии. В кни­ге он утвер­ждал и до­ка­зывал, что «пя­тым» был на­чаль­ник ан­глий­ской кон­тр­ра­звед­ки Ро­джер Хол­лис — ан­глий­ское пра­ви­тель­ство рез­ко опро­вер­гло его ин­си­ну­а­ций и осу­ди­ло от­став­но­го кон­тр­ра­звед­чи­ка. Райт за­о­дно и обви­нил в шпи­о­на­же на СССР и быв­ше­го лей­бо­рист­ско­го пре­мье­ра Га­роль­да Виль­со­на.

И вот но­вый «пя­тый»: На­та­ни­эль Майер Ви­ктор Ро­тшильд, по-про­сто­му Ви­ктор Ро­тшильд, умер­ший в 1990 го­ду в по­чтен­ном во­сьми­де­ся­ти­ле­тнем во­зра­сте, изве­стный в Ан­глии, как лорд Ро­тшильд, гла­ва той са­мой бан­ков­ской ди­на­стии, ко­то­рая во­шла в исто­рию не толь­ко свои­ми фи­нан­со­выми успе­ха­ми и ме­це­нат­ством, но и кру­пными за­йма­ми на вой­ну про­тив На­по­ле­о­на и фи­наль­ным ра­згро­мом под Ва­тер­лоо, и по­ку­пкой Су­эцко­го ка­на­ла для пра­ви­тель­ства Бен­джа­ми­на Ди­зра­эли.

Ого, ка­кая пти­ца! И не столь­ко вол­ну­ет ан­гли­чан сам факт шпи­о­на­жа «де­тей трид­ца­тых го­дов», сколь­ко при­на­дле­жность всех их к пра­вя­щей эли­те, к слив­кам ан­глий­ско­го об­ще­ства. Ну че­го же не­до­ста­ва­ло, в отли­чие, ска­жем, от не­со­сто­яв­ше­го­ся ксен­дза Дзер­жин­ско­го или сына са­по­жни­ка Джу­га­шви­ли? У всех были ве­ли­ко­ле­пное прои­схо­жде­ние, бле­стя­щее обра­зо­ва­ние в лу­чших за­крытых шко­лах, а по­том в Кем­бри­дже, де­нег ку­ры не кле­ва­ли, у всех по­тря­са­ю­щие ка­рье­ры, успех в об­ще­стве, ну что еще на­до? По­шли на по­пра­ние ан­глий­ских за­ко­нов, свя­за­ли свою су­дьбу с ра­звед­кой кро­ва­во­го Ста­ли­на, ста­ли «кро­та­ми», по­дрыва­ю­щи­ми осно­вы то­го са­мо­го исте­бли­шмен­та, ко­то­рый их выпе­сто­вал!

Кем­бри­дж­ский уни­вер­си­тет, ку­да в 1930 го­ду по­сту­пил двад­ца­ти­ле­тний Ви­ктор Ро­тшильд, сла­вил­ся не толь­ко свои­ми на­учными ка­дра­ми, но и по­ра­зи­тель­ным сво­бо­до­мысли­ем. Осо­бен­ной по­пу­ляр­но­стью там поль­зо­ва­лись ком­му­ни­сти­че­ские идеи, став­шие осо­бен­но при­тя­га­тель­ными для Ви­кто­ра, ко­гда к вла­сти в Гер­ма­нии при­шел Ги­тлер. Ро­тшильд тай­но всту­пил в ком­му­ни­сти­че­скую пар­тию.

В Кем­бри­дже он близ­ко по­зна­ко­мил­ся с Блан­том, Фил­би, Бер­джес­сом, та­кже с Пе­тром Ка­пи­цей, ра­бо­тав­шим в ла­бо­ра­то­рии у Ре­зер­фор­да. Ну­жно ска­зать, что Ви­ктор то­гда не имел ни­ка­ко­го же­ла­ния не­по­сред­ствен­но за­ни­ма­ться бан­ков­ским де­лом, от отца он уна­сле­до­вал 2,5 мил­ли­о­на фун­тов стер­лин­гов, ко­то­рые вло­жил в де­ло, а сам ре­шил по­свя­тить се­бя на­учной де­я­тель­но­сти.

В ав­гу­сте 1934 го­да он по­лу­чил один би­лет на кон­церт. Че­рез па­ру дней при­была не­боль­шая за­пи­ска от Фил­би: «До­ро­гой Ви­ктор, не при­хо­ди­ло ли те­бе не­дав­но при­гла­ше­ние?» Ро­тшиль­ду ста­ло ясно, что с ним кто-то хо­чет встре­ти­ться, при­чем с по­да­чи Фил­би. За не­сколь­ко се­кунд до на­ча­ла кон­цер­та ме­сто ря­дом с ним за­нял высо­кий го­лу­бо­гла­зый че­ло­век. Во вре­мя ан­тра­кта они ра­зго­во­ри­лись о му­зыке, не­зна­ко­мец пред­ста­вил­ся как От­то, на са­мом де­ле это был Те­о­дор Мал­ли, венгр по на­ци­о­наль­но­сти, ка­дро­вый со­тру­дник ино­стран­но­го от­де­ла ОГПУ, один из лу­чших вер­бов­щи­ков со­вет­ской ра­звед­ки, впо­след­ствии рас­стре­лян­ный в го­ды ра­згу­ла ежов­щи­ны.

Мал­ли прои­звел на Ро­тшиль­да бла­го­при­я­тное впе­ча­тле­ние, они про­дол­жи­ли зна­ком­ство, вско­ре Ви­ктор был прив­ле­чен к со­тру­дни­че­ству, в осно­ве ко­то­ро­го ле­жа­ли бо­рьба с фа­ши­змом и по­мо­щь СССР — един­ствен­ной стра­не, спосо­бной ра­згро­мить Ги­тле­ра. Мал­ли по­ре­ко­мен­до­вал Ро­тшиль­ду пор­вать все кон­та­кты с ком­му­ни­сти­че­ской пар­ти­ей и не афи­ши­ро­вать свои взгля­ды. В 1937 го­ду Ви­ктор за­нял ме­сто сво­е­го умер­ше­го дя­ди в па­ла­те лор­дов и стал та­ким обра­зом лор­дом Ро­тшиль­дом. Круг его на­учных ин­те­ре­сов был ве­сьма ши­рок, он счи­тал­ся одним из са­мых обра­зо­ван­ных уче­ных в Ан­глии, до­ско­наль­но знал про­бле­мы би­о­ло­гии и ядер­ной фи­зи­ки.

Ра­бо­та в па­ла­те лор­дов и дру­жба с Уин­сто­ном Чер­чил­лем да­ва­ли ему пре­кра­сную во­змо­жность за­ни­ма­ться по­ли­ти­че­ской ра­звед­кой. Ро­тшильд был те­сно свя­зан с си­о­нист­ским дви­же­ни­ем и да­вал день­ги на спа­се­ние бе­жен­цев-ев­ре­ев. Он не­ко­то­рое вре­мя ра­бо­тал в се­кре­тней­шей ла­бо­ра­то­рии в Пор­тон-да­унс, где ра­зра­ба­тыва­лось хи­ми­че­ское и би­о­ло­ги­че­ское ору­жие; с на­ча­лом Вто­рой ми­ро­вой вой­ны по­сту­пил на ра­бо­ту в ан­глий­скую кон­тр­ра­звед­ку в от­дел ком­мер­че­ско­го шпи­о­на­жа, а в 1940 го­ду во­згла­вил от­дел по бо­рьбе с са­бо­та­жем. По ро­ду ра­бо­ты он имел по­сто­ян­ные кон­та­кты в Фо­рин Оф­фи­се, ан­глий­ской ра­звед­ке, ши­фро­валь­ных слу­жбах.

Ро­тшильд стал эк­спер­том но­мер один по не­ме­цким взрыв­ным устрой­ствам, ко­то­рые фа­ши­сты очень лов­ко ка­му­фли­ро­ва­ли, не раз он ри­ско­вал жи­знью при их обе­зв­ре­жи­ва­нии. И сно­ва бли­зость к сэру Уин­сто­ну: он отве­чал за про­вер­ку пи­щи, ко­то­рую по­да­ва­ли пре­мьер-ми­ни­стру, по­сколь­ку по­сту­па­ла ин­фор­ма­ция, что нем­цы по­пыта­ю­тся его отра­вить. По сво­е­му по­ло­же­нию он уже к 1943 го­ду имел до­ступ ко всем на­учно­те­хни­че­ским се­кре­там в Ве­ли­ко­бри­та­нии.

Про­фес­сор Оли­фант, ра­бо­тав­ший в Бир­мин­гем­ском уни­вер­си­те­те над ма­гне­тро­ном, не­об­хо­ди­мым для ра­да­ра, утвер­жда­ет, что в 1942 го­ду Ро­тшильд при­был в ла­бо­ра­то­рию с ин­спе­кци­он­ной по­е­зд­кой и про­сто по­ло­жил се­бе в кар­ман ма­гне­трон ди­а­ме­тром в три дю­йма (Оли­фант в это вре­мя на не­сколь­ко ми­нут выхо­дил из ком­на­ты) и увез из Бир­мин­ге­ма. Вер­нул он его че­рез день спе­ци­аль­ным ку­рье­ром с пи­сьмом: «До­ро­гой Оли­фант, во­змо­жно, вам сле­ду­ет уси­лить ме­ры без­о­па­сно­сти. По­лу­чил удо­воль­ствие от на­шей встре­чи. Искрен­не ваш, Ро­тшильд». Во вре­мя ин­спе­кци­он­ной по­е­зд­ки в ла­бо­ра­то­рию лон­дон­ско­го Им­пер­ско­го кол­ле­джа он до­был пол­ную ин­фор­ма­цию о ме­то­дах по­лу­че­ния плу­то­ния. Ан­глий­ские ис­сле­до­ва­те­ли утвер­жда­ют, что всю ин­фор­ма­цию в Мо­скву Ро­тшильд «гнал» че­рез сво­е­го дру­га Блан­та.

Еще одну ва­жную акцию при­пи­сыва­ют Ро­тшиль­ду. В Лон­до­не во вре­мя вой­ны на­хо­дил­ся пре­мьер-ми­нистр поль­ско­го пра­ви­тель­ства в из­гна­нии ге­не­рал Си­кор­ский, ко­то­рый рез­ко вы­сту­пил про­тив Ста­ли­на в свя­зи с ха­тын­ски­ми со­быти­я­ми. Вско­ре Си­кор­ский по­гиб в ави­а­ка­та­стро­фе. Со­з­дан­ную спе­ци­аль­ную ко­мис­сию во­згла­вил Ро­тшильд. Рас­сле­до­ва­ние было спу­ще­но на тор­мо­зах, и об­ще­ствен­ность так и не до­жда­лась до­кла­да. Сде­лал ли он это по за­да­нию Ста­ли­на? Во­прос, до сих пор не да­ю­щий по­коя ан­гли­ча­нам.

По­сле осво­бо­жде­ния в ав­гу­сте 1944 го­да Па­ри­жа Ро­тшильд ра­сквар­ти­ро­вал ан­ти­са­бо­та­жное по­дра­зде­ле­ние в соб­ствен­ном осо­бня­ке, но вско­ре пе­ре­вел его в дру­гое ме­сто, опа­са­ясь во­змо­жных ра­зру­ше­ний во вре­мя ра­бо­ты со взрыв­ча­ткой.

Вре­ме­на­ми в осо­бня­ке оста­нав­ли­ва­лись Блант, Бер­джесс и Фил­би, и это ли­шний раз до­ка­зыва­ет, что эти лю­ди мень­ше все­го счи­та­ли се­бя аген­та­ми, свя­зан­ными кон­спи­ра­ци­ей, а были со­ра­тни­ка­ми по бо­рьбе с фа­ши­змом и де­ла­ли став­ку на Со­вет­ский Со­юз как глав­ную си­лу в бо­рьбе с Ги­тле­ром.

В Па­ри­же Ро­тшиль­ду по­ру­чи­ли до­пра­ши­вать ва­жных не­ме­цких плен­ных, вклю­чая От­то Скор­це­ни, ше­фа отря­да ком­ман­дос, ко­то­ро­му уда­лось вывез­ти из Ита­лии Мус­со­ли­ни. По­сле вой­ны, по­лу­чив не­сколь­ко на­град от ан­гли­чан и аме­ри­кан­цев, Ро­тшильд уво­лил­ся из кон­тр­ра­звед­ки и вно­вь впло­тную за­нял­ся на­учными изыска­ни­я­ми в Кем­бри­дже, стал ди­ре­кто­ром бри­тан­ской ави­а­ком­па­нии ВОАС и еще не­сколь­ких ком­па­ний, про­дол­жал ра­бо­ту в па­ла­те лор­дов. Он исполь­зо­вал свое по­ли­ти­че­ское вли­я­ние, тай­ные свя­зи с си­о­ни­ста­ми (офи­ци­аль­но он их де­я­тель­ность не под­дер­жи­вал) для со­з­да­ния го­су­дар­ства Израиль. В то вре­мя как ан­глий­ский Фо­рин Офис на­стро­ен был про­а­раб­ски и со­про­тив­лял­ся прои­зраиль­ско­му лоб­би в США и пла­нам Ста­ли­на, ко­то­рый в то вре­мя скло­нял­ся к со­з­да­нию Израи­ля.

По­сле бег­ства в СССР в 1951 го­ду Ма­кли­на и Бер­джес­са Ро­тшильд стал по­сте­пен­но отхо­дить от свя­зи с со­вет­ской ра­звед­кой, опа­са­ясь ра­зо­бла­че­ний. Его те­сная связь с Бер­джес­сом и Блан­том была хо­ро­шо изве­стна, не раз на не­го на­ме­ка­ли жур­на­ли­сты в пои­сках «пя­то­го», одна­ко он угро­жал су­дом всем, кто без ве­ских осно­ва­ний бу­дет спе­ку­ли­ро­вать на этой те­ме. Впро­чем, в суд он ни ра­зу не по­дал, хо­тя по­во­ды для это­го были.

В исте­бли­шмен­те лорд Ро­тшильд про­дол­жал поль­зо­ва­ться до­ве­ри­ем. Он был сна­ча­ла кон­суль­тан­том, а по­том чле­ном прав­ле­ния не­фтя­ной мо­но­по­лии «Шелл» и ди­ре­кто­ром до­чер­ней «Шелл ке­ми­калс».

В 1970 го­ду лорд Ро­тшильд при­нял не­о­жи­дан­ное при­гла­ше­ние пре­мьер­ми­ни­стра но­во­го кон­се­рва­тив­но­го пра­ви­тель­ства Эдвар­да Хи­та за­нять пост ди­ре­кто­ра «мо­зго­во­го тре­ста» при цен­траль­ном офи­се кон­се­рва­тив­ной пар­тии, что вызва­ло отри­ца­тель­ную ре­а­кцию его дру­зей­со­ци­а­ли­стов. В за­да­чи «мо­зго­во­го тре­ста» вхо­ди­ли стра­те­ги­че­ский пе­ре­смотр и ра­ци­о­на­ли­за­ция всей бри­тан­ской по­ли­ти­ки, в том чи­сле и де­я­тель­но­сти спец­служб.

В 1975 го­ду, по­сле при­хо­да к вла­сти лей­бо­ри­стов, Ро­тшильд по­ки­нул свой пост и сме­нил умер­ше­го род­ствен­ни­ка на по­сту ди­ре­ктор бан­ка «Ро­тшильд». Но вско­ре лей­бо­ри­сты пре­дло­жи­ли ему во­згла­вить го­су­дар­ствен­ную ко­мис­сию по азар­тным играм (в Ан­глии эта сфе­ра стро­го кон­тро­ли­ру­е­тся).

Ан­глий­ские ис­сле­до­ва­те­ли счи­та­ют, что по­сле бег­ства Ма­кли­на, Бер­джес­са, Фил­би, а осо­бен­но ра­зо­бла­че­ния Блан­та все уси­лия Ро­тшиль­да были на­прав­ле­ны на то, что­бы «отмыться» от сво­е­го про­шло­го и пре­до­тв­ра­тить вся­кие по­пытки пред­ста­вить его со­вет­ским шпи­о­ном.

Он был че­ло­ве­ком не­за­уря­дно­го ума и му­же­ства, бо­гат­ство да­ва­ло ему во­змо­жность кол­ле­кци­о­ни­ро­вать ста­рин­ные ру­ко­пи­си и кар­ти­ны, он на­пи­сал кни­гу об удо­бре­нии по­чвы, со­ста­вил по­дро­бную се­мей­ную хро­ни­ку, на­пи­сал мо­но­гра­фию, где клас­си­фи­ци­ро­вал все ви­ды ныне жи­ву­щих жи­во­тных, и да­же эс­се «Ра­змышле­ния ме­тлы». По­чти до во­сьми­де­ся­ти лет этот че­ло­век яв­лял­ся одной из клю­че­вых фи­гур бри­тан­ско­го исте­бли­шмен­та...

Одна­ко был ли он дей­стви­тель­но со­вет­ским шпи­о­ном и «пя­тым»?

«Что вы мо­же­те ска­зать о ра­бо­те Ро­тшиль­да на КГБ?» — за­даю я во­прос ру­ко­во­ди­те­лю цен­тра об­ще­ствен­ных свя­зей СВР Юрию Ко­ба­ла­дзе.

«Ду­ма­е­тся, по сте­пе­ни гла­сно­сти на­ша ра­звед­ка за­ни­ма­ет пер­вое ме­сто в ми­ре, одна­ко мы не ком­мен­ти­ру­ем слу­хи та­ко­го ро­да, по­сто­ян­но цир­ку­ли­ру­ю­щие за ру­бе­жом. Мы пре­до­став­ля­ем ма­те­ри­а­лы толь­ко по ра­скрытым аген­там, есте­ствен­но, в опре­де­лен­ных рам­ках. Кста­ти, это­го не де­ла­ет ни одна за­па­дная спец­слу­жба».

Я при­сталь­но смо­трю в го­лу­бые гла­за го­спо­ди­на Ко­ба­ла­дзе.

В них — ле­дя­ная пу­сто­та.

Па­ра­до­ксаль­но, но чем даль­ше и стре­ми­тель­нее ото­дви­га­ем­ся мы от бур­ных трид­ца­тых го­дов, тем го­ря­чее ин­те­рес к ста­рой до­брой Ан­глии к то­гда­шним де­я­ни­ям со­вет­ской ра­звед­ки, осо­бен­но к «кем­бри­дж­ской пя­тер­ке». «Пя­тер­ка» ли? Или боль­ше?

Бир­мин­гем­ский уни­вер­си­тет

Пор­трет на­та­ни­эля майе­ра ви­кто­ра ро­тшиль­да с ху­ла­ху­пом ра­бо­ты джо­зе­фа коп­пея, 1914 год

ро­до­вой дом ро­тшиль­дов на ев­рей­ской ули­це во Фран­кфур­те, гер­ма­ния

Newspapers in Ukrainian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.